«Величайший победитель в битве...» П.Ф. Беликов о Ю.Н. Рерихе. Жизнь Ю.Н. Рериха - путь труда на общее благо. Илзе Рудзите. 6.05.2019г. Выставка Международного Центра Рерихов «Мир через Культуру» в Венском отделении ООН. 5 мая 2019 года в Библиотеке им. Л. Н. Толстого (г.Санкт-Петербург) состоялось открытие выставки фотодокументов «Махатма Ганди — Великая Душа Индии». «Битва есть наше назначение». Татьяна Бойкова. 27 апреля 2019 года в имении Рерихов в Наггаре (Индия) открылся индо-российский фестиваль культуры. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Развенчивание мифов о Рерихе. Кеннет Арчер


Публикуемая статья принадлежит Кеннету Арчеру, известному художнику, историку театрального искусства. На сайте «Адамант» уже приводился материал в связи с юбилеем постановки «Весна Священная», восстановленного им и его женой. Данная статья была написана автором в 1983 с той целью, чтобы представить в истинном свете личность Н.К.Рериха для художников и искусствоведов западного мира. Со времени написания актуальность статьи только возросла и на западе, и в России. Наряду с большим количеством статей, часто некорректных, о Рерихе и его творчестве, пишутся большие тома, представляющие личность художника в ложном свете. Так в 2011 году известным издательством Германии Osburg Verlag была опубликована книга(560страниц) «Искусство, Власть и Оккультизм», в которой Рерих представлен в абсолютно искажённом виде. В августе 2013 года в журнале движения «Суть времени» были приведены 2 главы вождя этого движения С. Кургиняна, идеи которого, к слову сказать, поддерживают и некоторые последователи Агни Йоги. Ненависть Кургиняна, этого российского говоруна, к великому человеку и его деятельности превзошла все клеветнические инсинуации западных авторов. В статье К. Арчера приводятся обширные исследования, проведённые им для того, чтобы очистить имя Рериха, и они заслуживают уважения и внимания.

Галина Ермолина

 

Кеннет Арчер прикрепляет головной убор русской балерине Александре Йосифиди, исполнившей роль Избранницы в воссозданном Ходсон/Арчер варианте балета 1913 года Большое скопление мифов, как туман, окутало имя Рериха в кругах западных историков искусства. И перед тем, как значимость его имени может быть переоценена, следует попытаться рассеять этот туман для того, чтобы можно было увидеть его деятельность в более правдивом свете. Мифов множество, и их можно разделить на две категории: первая категория мифов была создана поклонниками Рериха, восхваляющих его с чрезмерным энтузиазмом, а другая была создана силами клеветников, которые по разным причинам старались умалить значимость Рериха. Поклонники Рериха, для которых его художественное искусство часто так же привлекательно, как и его философия, отзывались о нём только в превосходной степени. Они представляли Рериха как самого замечательного русского художника и как одного из ведущих художников всех времён, чьи работы бессмертны, а сам художник не принадлежит ни к одной из школ, и его искусство в своём развитии было свободным от влияния современников. В свою очередь, клеветники представляли Рериха художником с весьма сомнительными моральными качествами, эгоистичным человеком, занимающимся финансовыми манипуляциями и шарлатанством. Возникает вопрос: кто же способствовал отчуждению от заинтересованности и понимания Рериха искусствоведами - друзья или враги?

Хвалебный критицизм

Возьмём для примера стиль изложения в прозе американского архитектора и писателя Клода Брэгдона, почитателя работ Рериха в двадцатые и тридцатые годы. Похоже, что именно этот стиль привёл к скептическому отношению со стороны последующих поколений читателей, которые должны были бы заинтересоваться картинами Рериха. В своём вступлении к книге Рериха Брэгдон писал: « В истории изобразительных искусств время от времени появлялись особенные личности, чьи произведения обладали уникальным, выдающимся и по настоящему мистическим качеством, отличающим этих людей от современников. Это качество делало невозможным причислить таких людей к какой-либо известной категории или школе, потому что они похожи только на самих себя и друг на друга, как некий орден, существующий вне пространства и времени. Такими людьми были Леонардо, Рембрандт, Дюрер, Блейк…, ибо в их творчестве проявляются вспышки той неземной и сверхъестественной красоты, которая является знаком причастности к мифически-мистическому братству. В своей жизни, характере и искусстве Рерих проявляет себя как член этого братства».(1)

 

В Советском Союзе, где картины Рериха ценятся выше, чем где-либо, куратор отдела современного искусства Государственного Русского Музея в Ленинграде не разделяет затруднения Брэгдона в отношении определения Рериха к конкретной категории. Она не ставит Рериха в один и тот же ряд значимости.(2) Она относит Рериха к группе русских художников, интересовавшихся созданием исторических картин и театральных постановок в начале нового века. Такое определение родилось на основании единственной картины Рериха «Заморские гости», выставленной недавно в Государственном Русском Музее. Картина была написана на историческую тему в 1901 году. В то время, как была выставлена всего лишь одна картина Рериха, и почти четыреста его картин оставались в запасниках Музея, работы многих его русских современников были представлены гораздо шире: например, одиннадцать картин Ильи Репина, по восемь картин Валентина Серова и Михаила Врубеля.

 

Американский критик Барнет Конлан, ещё один писатель двадцатых-тридцатых годов, большой поклонник Рериха и его художественных произведений был знающим человеком, способным увидеть место Рериха в сравнении с другими художниками. Несмотря на это, кажется, что апокалиптический стиль языка Конлана неизбежно ведёт к скептической реакции критически настроенного читателя. Вот в какой манере он писал в своей монографии о Рерихе:

« И теперь, когда Колесо Времени несёт нас снова к другому концу и новому началу, великий художник Николай Рерих издаёт ноту рассвета и решительно прокладывает путь навстречу возрождению Духа. Если Фидий был создателем божественной формы, а Джотто-художником Души, то можно сказать, что Рерих открыл дух Космоса. По этой причине он является главным интерпретатором нашей эпохи, а его искусство точно отражает саму Науку, так как оно даёт то религиозное видение Жизни и Вселенной, которое, кажется, Наука и выбросила». (3)

 

Немало писателей того времени из Америки и других стран писали в такой же преувеличенной манере как Брэгдон и Конлан, формируя этим образ Рериха в виде недостижимой и удивительной личности в мире искусства. Это впечатление усилилось отъездом Рериха в 1923 году в Центральную Азию, а также тем, что в конце концов он поселился в Гималайской долине.

Риторика умаления

Нет нужды обращаться на пять десятилетий назад, чтобы найти примеры крайнего критицизма по отношению к Николаю Рериху. Русское искусство начала двадцатого века претерпевает сегодня переоценку западными искусствоведами, и есть возможность получить самые последние отклики. Возрождаются старые мифы по причине отсутствия подлинных документов. Так, например, в недавно изданной в Америке книге по русскому искусству профессор истории Роберт Уильямс увековечивает многие из старых мифов, более того, предлагает новые, когда на первой странице книги он описывает Рериха, представляя его следующим образом: «Лысый человек с заострённой бородкой и тёмными глазами…, в Америке он быстро обнаружил, что может заработать больше денег на мистицизме, чем за своё искусство. Обычно одетый в тибетское одеяние для молитв Рерих разговаривал на английском языке не очень хорошо и предпочитал, чтобы его последователи говорили в основном об его Учителе».(4)

Здесь некорректно даже описание внешности, и цвет глаз Рериха был далек от тёмного. Имея скандинавские корни, Рерих выделялся своими светло-голубыми глазами. Что касается одежды Рериха, то «он не носил тибетское одеяние для молитв, на нём часто был надет тёмный костюм».(5) В тридцатых годах, когда семья жила в Гималаях, сын Рериха Светослав, известный портретист, попросил отца позировать ему в одеяниях тибетского ламы, потому что через это одеяние он хотел показать глубокий интерес отца к буддизму. В результате получилось два портрета.(6) Возможно, Уильямс увидел репродукцию одного из этих портретов и сделал вывод, что Рерих всегда так одевался.

Что же касается его умения говорить на английском языке, то Рерих превосходно говорил и писал на нём - таково было мнение нескольких человек, у которых автор данной статьи брал интервью. В число этих людей входила Зина Фосдик, одна их членов попечительского совета Музея Рериха в Нью Йорке:

« Профессор Рерих, мадам Рерих и их два сына, Юрий и Светослав говорили на отличном английском языке, когда они приехали в Америку в 1919 году; все они были высококультурными людьми и говорили, кроме того, на французском и немецком языках наряду со своим родным, русским».(7)

По всей главе были рассыпаны описания профессора Уильямса хитрых и недостойных примеров поведения Рериха, даже в мельчайших действиях. Мои исследования на трёх континентах за последние два года, когда я проверил все доступные документы, взял интервью у нескольких людей, лично знавших Рериха, не привели к обнаружению какого-либо подтверждения того, что у Рериха был такой скверный характер. Наоборот – то, что я обнаружил, свидетельствовало о другом.

 

Риторика, используемая Уильямсом, заразительна и совершенно очевидно, что вот так и распространяются мифы. В недавно изданном каталоге выставки Джон Баулт, специалист по русскому искусству начала двадцатого века принимает тот же стиль умаления и берёт цитаты из книги Уильямса в качестве источника информации. Он утверждает:

«Хотя Рерих пользовался широким авторитетом как художник, театральный постановщик, антрополог и поэт, особенно среди современных советских историков искусства, всё же он занимает не очень привлекательное место в развитии русской культуры двадцатого века. Часто художественные достижения омрачались менее благоприятными чертами его личности-постоянным самовосхвалением, финансовыми махинациями и преувеличенным интересом к восточным религиям, который некоторые исследователи считают чем-то большим, чем шарлатанство».(8)

 

Важно развенчать это утверждение о характере Рериха, потому что оно подрывает суть его художественной искренности. Его следует опровергнуть фактами, иначе весь спектр религиозных и философских картин Рериха нужно будет рассматривать в другом свете.

Во время моих исследований, собирая материалы для данной статьи, проводя интервью с его коллегами, я не обнаружил ни одного подтверждения того, что Рерих был подвержен самовосхвалению. Во второй половине жизни он стал всемирно известным человеком благодаря своей деятельности во имя мира. Кульминацией этой деятельности стало принятие Международного Пакта Мира имени Рериха, в который вошли около сорока наций, и по сегодняшний день Пакт Рериха имеет межгосударственный статус. Будучи признанным лидером в этой работе, Рерих стал в ней главной фигурой, и если он и был на пьедестале, то поставили его туда не только коллеги и последователи, но и суть самого проекта Пакта Мира. Статус Рериха был аналогичен статусу таких людей, как Ганди, Мартин Лютер Кинг, пусть и в меньшей степени. И только в течение двух последних десятилетий стало довольно распространённым делом для художников присоединяться к общественным делам; возможно, в связи с этим деятельность Рериха во имя мира становится более для них понятной.

Доказательства самовосхваления Рериха не были обнаружены во время исследований, также ничего не было найдено для доказательства того, что Рерих «был причастен к финансовым махинациям». Установлено, что когда Рерих отправился в Азию, он передал все свои финансовые дела в Америке и руководство культурными учреждениями, организованными под его водительством в руки своего друга и коллеги Луиса Хорша, Нью-Йоркского брокера, который был попечителем в этих учреждениях. В то время, как Рерих был в Монголии, а другие попечители находились в разных странах: жена Николая Рериха, Елена Ивановна была в Индии, Фрэнсис Грант-в Южной Америке, Морис Лихтман-в Нью Мексико, Хорш на собрании в присутствии нескольких оставшихся попечителей предпринял шаги к тому, чтобы легально захватить в свою собственность Музей Рериха. Это дорогостоящее двадцати-девяти этажное здание на фешенебельной улице Риверсайд драйв являлось центром деятельности Рериха во имя мира и культуры.

 

Два параллельных события затрудняли возвращение Рериха в Америку, чтобы лично противостоять захвату Музея. Будучи внезапно отстранённым от руководства экспедицией Американского Департамента Сельского Хозяйства, которую он совершал в это время в Монголии, Николай Рерих оказался в очень затруднительном положении. В США он был привлечён к суду Департаментом Государственных сборов за неуплату налогов с доходов. Нужно заметить, что между Хоршем и Уоллесом, американским секретарём Департамента Сельского Хозяйства США были долговременные финансовые и политические связи. В обязанность Хорша входило составление декларации о доходах Рериха и ведение дел по уплате налогов в его отсутствие. Так как при рассмотрении дела отсутствовали большинство надёжных попечителей, то решающая битва была проиграна, а американское общество, получившее Музей Рериха на церемонии открытия в 1929 году, его потеряло. С целью маскировки Хорш переименовал его в Риверсайд Музей, и зданию было уготовлено стать доходным домом. Что касается до сотен картин Рериха, бывших в постоянной экспозиции, то до недавнего времени они оставались в здании, пылясь в складских помещениях.(9)

 

Деятельность Рериха во имя мира и культуры продолжалась в более усечённой форме, а люди из разных стран, поддерживающие Рериха, отзывались о захвате Хорша, как о «величайшем предательстве».(10) Неудивительно отношение ко всему этому со стороны некоторых Советских искусствоведов: «… что ещё можно было ожидать от американских капиталистов и политиков»?

Прошло десятилетие, и инцидент получил новую публичную вспышку мифотворчества с политическим подтекстом. Кто-то послал известному американскому журналисту Уэстбруку Пеглеру несколько наивных писем, в которых было написано, что, якобы, Генри Уоллес, в то время баллотировавшийся на пост президента, в 30-х годах писал Рериху письма, обращаясь к нему «дорогой Гуру». Пеглер написал серию статей, осмеивая и Рериха и Уоллеса, что привело к крушению избирательного рейтинга последнего.(11)

Мои исследования в ходе написания статьи показали, что если и были им написаны письма к Рериху, то совсем немного. (12)

 

Не указывая на критерий своей оценки, Баулт заявлял, что интерес Рериха к восточным религиям был преувеличен. Однако, свидетельства показывают, что в течение многих лет у Рериха был глубокий интерес к восточной философии и религии, а его искренность и знания пользуются большим уважением со стороны авторитетных людей в этой области. В Советском Союзе, например, выдающиеся советские востоковеды считают его учёным – востоковедом. Отдел Московского Государственного Музея Востока был создан для изучения жизни и деятельности Рериха, и при нём была открыта галерея его картин. Старший сын Николая Рериха, Юрий, также разделял глубокий интерес отца к восточным культурам и возглавлял Гималайский Исследовательский Институт, созданный отцом в 1929 году. Когда Юрий вернулся в Советский Союз в 1957 году, то был назначен главой Отделения Истории Религий и философий Индии в Институте Востоковедения Советской Академии Наук. Николай Рерих был особенно компетентен в буддистской философии. Его интерес к буддизму восходит к годам деятельности в России, когда он играл ведущую роль в сооружении буддистского храма в Санкт Петербурге перед Первой Мировой войной. В то же самое время в Санкт Петербург прибыли эмиссары из Тибета, они принесли сообщение от Далай Ламы, что Рерих был избран Президентом Сообществ Буддистов Маха Бодхи Индии и Америки. Предположим, что в 40-х годах сдержанность в описании принадлежности Рериха к восточной мысли такими журналистами как Пеглер можно понять. Однако, если принять во внимание тот факт, что после 50-х годов многие американские художники серьёзно изучали идеи и даже композиционные техники буддизма, то тон замечаний Баулта в отношении Рериха вызывает удивление. Его последнее замечание допускает возможность шарлатанства со стороны Рериха. По той причине, что многие его картины содержат религиозную иконографию или написаны на духовные темы, важно рассмотреть, был ли он искренен в своём философском подходе в работах. Одобрительное отношение к Рериху со стороны учёных и выдающихся людей мирового значения вызывает недоверие к утверждению Баулта. Максим Горький, его знаменитый современник из России, отозвался о нём, как об « одном из величайших интуитивных умов века». (13) Другим подобным примером может быть Др. С. Радхакришнан, бывший профессор философии в Оксфордском Университете, выдающийся автор книг по философии и сравнительному религоведению, ставший в конце концов президентом Индии. В предисловии к книге Рериха «Радость искусства», написанной автором в 30-х годах он сказал: « В этой маленькой книжке самыми выразительными словами профессор Николай Рерих пишет о спасительной силе красоты:…истинная красота является выражением высочайшей духовности…Я очень надеюсь, что эта мощная книга, написанная великим провидцем, будет способствовать пробуждению в нас осознания той вульгарности, которой мы страдаем и что она поможет нам избавиться от этой болезни.(14)

 

Франклин Делано Рузвельт, президент США, произнося речь во время подписания Пакта Рериха в 1935 году, заявил: «Утверждая этот Пакт для следования ему народами мира, мы стремимся к тому, чтобы один из принципов, жизненно важных для сохранения современной цивилизации, был бы принят к всеобщему исполнению. Этот договор обладает духовной значимостью намного более глубокой, чем текст самого инструмента исполнения».(15)

Мать Рузвельта, а также его жена Элеонора очень сильно интересовались деятельностью Рериха во имя мира и культуры, и они посещали мероприятия в Музее Рериха в Нью Йорке в начале 30-х годов. В 1947 году, в год смерти Рериха Джавахарлал Неру, Премьер Министр Индии, в течение многих лет бывший другом Рериха, отзывался с похвалой об его духовном вкладе и о характере:

« Когда я думаю о Николае Рерихе, я удивляюсь масштабу и разнообразию его деятельности и созидательной гениальности. Великий художник, великий учёный и писатель, археолог и исследователь он коснулся и осветил так много аспектов человеческого устремления».(16)

 

Дочь Неру, Индира Ганди, также была другом Рериха и его семьи. Следующий отрывок взят из её послания по случаю столетнего юбилея Рериха в 1974 году, когда она была Премьер Министром Индии:

« Для моего отца и меня было большой честью то, что мы знали Рериха. Он-один из тех людей, которые были способны производить такое сильное впечатление. Он являл собой симбиоз крупного учёного и древнего риши…»

Празднование столетнего юбилея предоставляет нам возможность оказать дань уважения этому великому художнику и философу, сделавшему Индию своим домом. (17)

И Индия, и Советский Союз издали специальные марки по случаю юбилея.

Рерих также был другом другой выдающейся семьи Индии- семьи Тагоров. Со времени их первой встречи в Лондоне в 1920 году и на протяжении всей жизни Рерих поддерживал переписку с доктором Рабиндранатом Тагором, призёром Нобелевской премии, поэтом и философом. Отношение Тагора к Рериху отражается в следующем отрывке из его писем:

« Я буду рад, если вы приедете и проведёте несколько дней со мной в моём ашраме. Дух интернационализма, которым пропитано это место, а также его образовательная суть, я уверен, вас сильно заинтересует… Ваша жизнь посвящена цели, и я надеюсь, что вы ещё долго проживёте, чтобы продолжать служение культуре и человечеству».(18)

Примерно через три десятилетия брат Тагора, Абаниндранат в предисловии к книге Рериха « Красивый Союз» написал:

« В мире искусства Николаю Рериху принадлежит особое место. Его перо также вырезало свою собственную нишу в мире букв. Его кисть обладает ещё большей выразительностью, но перо имеет свою чётко выраженную функцию; и в руках Николая Рериха оно имеет долговременное влияние, одновременно вдохновляющее и поучительное».(19)

 

Другой выдающийся индиец, сэр Джагадис Бозе, учёный, получивший Нобелевскую премию, был хорошо знаком с Рерихом и стал почётным советником в Гималайском Институте, созданном Рерихом. Альберт Эйнштейн, ставший также почётным советником Института, выразил своё мнение о картинах в письме такими словами:

« Я так сильно восхищён этими произведениями, что без преувеличения могу сказать, что никогда прежде пейзажи не производили на меня такого огромного впечатления».(20)

Цена успеха в Петербурге

Нет сомнения в том, что Рерих был человеком, вызывавшем и чрезмерные восхваления и обвинения. Переплетение восхищения и подозрений, панегирики и враждебные комментарии сопровождали его не только в Америке в 20-е и 30-е годы, но также и во время его предыдущей профессиональной деятельности в Петербурге, а позднее и в Индии. В начале века, в Санкт Петербурге его успех вызывал профессиональную зависть.(21) В то время, когда было трудно для других художников зарабатывать на жизнь, Рерих возглавлял успешное ателье с ассистентами, в какой-то мере наподобие ателье Рубенса и художников эпохи Ренессанса. Одновременно с этим он являлся оплачиваемым директором большой Школы Поощрения Искусств. Его писательские труды печатались, кроме того, он выполнял декорации для театра. Способности и энергия Рериха заслужили доверие влиятельных людей. Импресарио Сергей Дягилев хотел, чтобы картины Рериха показывались на его выставках и приглашал Рериха для художественного оформления Русских Балетов. Ему оказывала помощь княгиня Тенишева, богатая покровительница искусства, и он стал председателем общества «Мир Искусства», занимающегося выставками. Царь посылал своих детей в школу Рериха и хотел, чтобы Рерих стал камергером его двора. После революции большевики надеялись, что либо он, либо Бенуа станет Министром Изобразительных Искусств.(22)

 

Возмущённые успехом Рериха, его коллеги в своих статьях давали унизительные комментарии о нём, и эти комментарии продолжают оказывать своё влияние и сегодня. Не удивительно, что такие сотрудники, как художник и дизайнер Александр Бенуа и другие сотрудники из кругов Мира Искусства и Русских Балетов писали иногда враждебно критически:

« Рерих был по природе своей аутсайдером для них и во многом представлял противоположный полюс художественного и философского мышления. И хотя он посещал гимназию Доктора Мая, ту же школу, что и Бенуа, он был на четыре года младше и не состоял членом культурного общества Бенуа в школе - Невских Пиквикиантов, из которого впоследствии был сформирован Мир Искусства, уникальный художественный журнал. У Рериха и Бенуа были противоположные взгляды на русское искусство-Рериха интересовался ранней историей страны, и он был защитником Славянского возрождения, в то время, как Бенуа интересовался восемнадцатым веком и восхищался французским куртуазным искусством в России. Круг Мира Искусства оформился в 1898 году и начал издавать журнал; продолжая свою деятельность, стал обществом, занимающимся организацией выставок. Когда Рерих был назначен его председателем в 1910 году, это назначение стало непопулярным среди других членов, но оно было условием княгини Тенишевой, взявшей на себя финансовое обеспечение. В ранние годы своей деятельности Рерих общался с писателем и критиком Владимиром Стасовым, под чьим руководством он работал в Обществе Поощрения Искусств, а Стасов был противником Мира Искусства. Рерих принадлежал к одному интеллектуальному кругу людей-более литературному и философскому, куда входили писатель символист Александр Блок, а также Леонид Андреев.(23) И, конечно же, он интересовался буддизмом и другими восточными философиями, а эти интересы не разделяли Бенуа и его друзья. Более того, стиль личной жизни Рериха был сконцентрирован вокруг жены и детей, что отличалось от жизни Дягилева и многих членов его окружения, не скрывавших свою приверженность к гомосексуализму. Следует рассматривать неблагоприятные комментарии в адрес Рериха в книгах, относящихся к Петербургскому периоду в контексте этих противоречий между ними, и нужно при этом учитывать то, что писали его современники, такие как Сергей Эрнст и Андреев, с кем у Рериха было много общего.(24)

 

Другой важный фактор для процесса развенчивания мифов является то, что Рерих стал очень непопулярен среди других русских эмигрантов позднее, когда он вернулся в Москву в 1926 году.

Центрально-Азиатская экспедиция находилась в середине пути, и было необходимо получить разрешение для прохождения конкретных территорий России. В результате Рерих стал мишенью нападок со стороны некоторых писателей-эмигрантов.(25)

Создание мифов вокруг «Весны Священной»

Создаётся впечатление, что некоторые писатели, интересующиеся сотрудничеством Рериха с Дягилевым, запутались в деталях последующей карьеры Рериха после того, как он покинул Россию, и их некомпетентные писания внесли свой вклад в общую картину неправильной подачи фактов. Ричард Бакл, например, писал в своих воспоминаниях, что Рерих отправился в Азию, чтобы вести жизнь отшельника в Гималаях.(26) А на самом деле вместе с женой и двумя сыновьями он жил в большом английского стиля поместье, где располагался фруктовый сад, научный исследовательский институт, и где стоял отдельный дом для гостей. Общее число людей, работающих в поместье, включая институт, насчитывало около пятидесяти человек. Поэтому, вряд ли можно сказать, что Рерих жил, как Диоген.

 

Даже Игорь Стравинский, композитор Русских Балетов, с которым вместе с Вацлавом Нижинским они работали над «Весной Священной» в 1913 году, кажется, потерял из виду последующую деятельность Рериха. В письме в прессу он довольно язвительно отозвался о нём, как о художественном руководителе балета. Стравинский написал, что Рерих приехал в Париж на премьеру «Весны Священной», но на него там мало обращали внимания, а потом он исчез, не попрощавшись, наверное, назад в Россию. Больше я никогда его не видел. (27)

В автобиографии Стравинский пишет уже в более мягком тоне о Рерихе, но всё же даёт неправильную трактовку в отношении происхождения « Весны Священной», описывая начало их сотрудничества:

« Однажды, когда в Петербурге я дописывал последние листы одной из моих работ, совершенно неожиданно у меня возникло быстротечное видение, а в то время мой ум был занят совершенно другими вещами. В своём воображении я увидел торжественный языческий ритуал: старейшины сидели в круге и наблюдали за молодой девушкой, исполнявшей танец, закончившейся смертью. Они принесли её в жертву, чтобы умилостивить бога весны. Это и стало темой « Весны Священной». Должен признаться, что видение произвело на меня глубокое впечатление, и я тотчас же описал его своему другу Николаю Рериху, художнику, специализирующемуся на теме язычества. Он с энтузиазмом отнёсся к моему вдохновенному рассказу и стал сотрудничать со мной в создании балета. В Париже я рассказал о балете Дягилеву, и тот сразу же увлёкся этой идеей. (28)

Сын Рериха, Светослав даёт другое мнение о происхождении «Весны Священной». Отвечая недавно на моё письмо, он написал:

« Существует некоторое недоразумение по поводу авторства «Весны Священной». На самом деле либретто было написано моим отцом. Стравинский обратился с просьбой к моему отцу написать сюжеты для того, чтобы по ним он мог сочинить музыку для балета. Отец предложил ему две темы, одной из которых была тема « Весны Священной», а другой - «Игра в шахматы». После обсуждения была выбрана первая, и этот выбор был близок славянским и археологическим изысканиям моего отца. Позднее Стравинский пытался присвоить себе авторство темы, заявляя, что у него был подобный сон. Об этом есть примечание к главе, посвящённой балету «Весна Священная» из его, всё ещё неопубликованной биографии «Моя жизнь». Я видел несколько публикаций того времени, когда балет ставился в России, и там было ясно заявлено об авторстве моего отца, написавшего либретто балета.(29)

Вдобавок к мифам о Рерихе Стравинский писал, что в Париже во время премьеры «Весны Священной» Рерих выглядел так, как будто он был мистиком, или шпионом».(30) Несомненно, это утверждение основывалось на том, как Рерих был одет - на нём был оперный плащ, который по заявлению его секретаря Владимира Шибаева, позднее он иногда носил прохладным утром в Гималаях.(31)

Подозрения британского раджы

Восторги и подозрения продолжали окружать Рериха в последующие двадцать пять лет в Индии. О восхищении Рерихом со стороны выдающихся индийских интеллектуалов уже упоминалось в этой статье. Подозрения со стороны британских официальных лиц, хотя и были с их точки зрения обоснованными, почти погубили американскую Центрально- Азиатскую экспедицию. Это была первая экспедиция, прошедшая из Советской Сибири через монгольскую пустыню Гоби и Тибетские Гималаи в британскую Индию, и она возглавлялась русским. Безусловно, экспедиция вызвала подозрения у британцев. Они попросили тибетские власти не разрешать экспедиции проходить через Тибет. Ужасающие последствия этого отражаются в телеграмме, в конце концов посланной Рерихом в Музей Нью Йорка:

« Несмотря на тибетские паспорта, экспедиция была задержана тибетскими властями 6 октября в двух днях пути от Нагчу. С нечеловеческой жестокостью экспедиция была блокирована в течение пяти месяцев на высоте 15 000 метров в летних палатках при сильнейшем холоде ниже 40 градусов.(32)

 

Пять человек и сорок животных каравана должны были умереть прежде, чем тибетские власти (не британские) наконец смягчились и позволили экспедиции следовать дальше. Весной 1928 года в конце экспедиции Рерих записал в своём дневнике: « Оставшаяся часть пути до Гангтока была лёгкой. Гостеприимный дом британского подданного полковника Бейли приветствует нас».(33) В то время Рерих не мог знать горькую иронию ситуации, что фактически именно полковник Бейли обратился с просьбой к тибетцам не пропускать дальше экспедицию Рериха. Вероломный Альбион!

Подозрение и восхищение продолжалось, когда Рерих поселился в Нагаре в долине Кулу, штат Пенджаб. Местное население относилось к нему с уважением, его называли Махариши(великая душа) и Гурудев (духовный учитель).(34)Неоднократно приходили ламы, спускаясь с гор, чтобы поработать с Рерихом и его сыном Юрием в их кабинете Гималайской медицины и культуры.(35)Настороженные в отношении внешнего влияния в своей колонии британские власти и английские колонисты продолжали относиться к Рерихам с подозрением. Хилари Дональд, дочь английского подданного, проживающего там, даёт следующее описание того времени:

« Зная очень мало о выдающейся карьере художника-писателя-археолога-гуру, мы посетили Наггар в сентябре 1931 года, имея инструкции из Симлы попытаться составить мнение о том, был ли профессор Рерих шпионом. Я предполагаю, что поездки по Центральной Азии поставили его под подозрение, что он играл определённый раунд в Великой Игре. Это подозрение усугублялось его посещением Москвы во время экспедиции в 20-х годах. Во всяком случае, у меня не было ни малейшего представления, как следует проводить тест на шпионаж, а когда мы вошли в зал, я просто была поглощена восхитительной беседой об Индийской философии, в которой Рерих разбирался очень глубоко».(36)

 

Владимир Шибаев, секретарь Рериха представляет другой забавный слух того времени: « Какое-то время британцы, проживающие в долине, думали, что царь жив и проживает у Рерихов. Дело в том, что сын Рериха, Юрий каждый день совершал конные прогулки, он хорошо держался на коне, был широкоплеч и носил золотистую бородку. Юрий был поразительно похож на царя Николая, и мне кажется, что где-то в прошлом их семьи были связаны. Если бы царь был жив, то конечно, он должен был быть намного старше, но иногда легенда сильнее логики».(37)

 

В книге о своей жизни в Кулу Пенелопа Четвуд, дочь британского главнокомандующего в Индии упоминает подозрительное окружение Рериха во время возглавляемой им американской правительственной ботанической экспедиции в Монголии в 1934-1935 годах: «…русские считали, что Рерих был секретным агентом, шпионя в пользу японцев, японцы думали, что он шпионит для русских, а китайцы подозревали, что он работает на американцев».(38)

Ни мистик, ни теософ

Ещё одно неправильное представление касается сути философии Рериха и её связи с картинами. Рериха описывали, как мистического и теософского художника. Исследования для данной статьи показали, что подобные суждения неточны. Сам Рерих не любил и не использовал термин « мистический», а ярлык «теософский» предполагает, что человек был активистом, либо приверженцем конкретной организации или направления мысли, что не соответствует истине в отношении Рериха. Вот какие комментарии дала Фрэнсис Грант, бывшая исполнительным директором Рериховского Мастер-Института Объединённых Искусств в Нью Йорке:

« Профессор Рерих не был религиозным мистиком, и он никогда не заявлял о себе, как о мистике. Он даже не любил это слово… Рерих говорил, что оно слишком тяжеловесное и имеет некий намёк на туман, и что он его не использует».(39)

Далее Ф.Грант уточняет отношение Рериха к теософии: « …профессор Рерих глубоко интересовался разнообразными мировыми культурами, включая все разновидности философий… Ни профессор Рерих, ни мадам Рерих никогда не были теософами. Мадам Рерих была выдающимся учёным…., она перевела «Тайную Доктрину» Блаватской на русский язык. Я думаю, что у Рерихов было ощущение, что мадам Блаватская была человеком огромной достоверности… Я знаю, что Рерихи не были активными членами Теософского Общества, хотя возможно, что они и платили членские взносы, я не знаю об этом.(40)

Секретарь Рериха, Владимир Шибаев, тоже сделал подобные заявления: « Профессор Рерих подарил свою картину « Вестник» Теософскому Обществу в Адьяре (Индия), посвящённую Блаватской. Рерихи оплачивали членство в Теософском Обществе в Нью-Йорке, но не пользовались правом посещения.(41)

Несомненно, Рерих был хорошо знаком с работами Блаватской и относился к ним с уважением, но связь с теософией была не так обширна по сравнению с его гораздо большим интересом к богатству философской и религиозной мысли, которые он изучал глубоко. Валентина Князева, куратор отдела живописи 20 века в Государственном Русском Музее Ленинграда, упомянула, что в начале века в Санкт- Петербурге Рериха очень сильно интересовали учения Рамакришны и Вивекананды.(42) Светослав Рерих говорил, что в то же время его отец изучал традиции свободных каменщиков. (43) Связь Рериха с буддизмом уже описывалась в данной статье. Кроме того, он занимался изучением большого количества литературы об индуизме - Веды, Веданта, Махабхарата, Пураны; философии Конфуция и Лао-Цзы. В равной степени Рерих был хорошо знаком с Русской Православной верой, а также с различными традициями запада. Следует взять во внимание его знание философских трудов жены Елены -тринадцать томов Агни Йоги, нового учения в традициях йоги. Считалось, что это учение в смысле преемственности следует за Раджа Йогой, йогой ума. Предыдущими йогами были: Хатха, Лайа, Бхакти, Карма и Джнана Йоги.(44)

Несомненно, картины Рериха имеют особенную притягательность для теософов, но исследования показали, что ту же притягательность они имеют и для людей других, в какой-то мере похожих, групп: последователей антропософии, учеников Рудольфа Штайнера(45); Розенкрейцеров, учеников традиции розенкрейцеров-христиан(46); Школы Арканов(48), восточных писателей, таких, как Шри Ауробиндо и.т.д. (48) Более того, некоторые другие группы, занимающиеся изучением религий и философии, также нашли искусство и идеи Рериха интересными.

Некоторые искусствоведы считают, что Рерих использовал свои последующие работы, начиная с 1923 года в качестве « носителей для теософских воззрений».(49) Исследования в этом направлении показали, что есть три причины для неправильного толкования фактов. Первая причина была уже рассмотрена выше: импульс для написания картин, их сюжеты и образы берут своё начало в гораздо более широкой области мысли, чем могут предоставить теософские труды. Вторая причина касается следующего: хотя Рериха можно считать художником-вестником, так как, несомненно, в его работах имеется этическое и духовное содержание, - эта весть(посыл) является неотъемлемой частью его творчества. Это не нечто, привнесённое и добавленное извне, как добавочный ингредиент в рецепте. Это содержание проявляется спонтанно в его литературных работах, в мирных и культурных инициативах, в его картинах. Третья причина касается художественного творчества: нельзя сказать, что философское содержание картин Рериха появилось внезапно где-то в 20х годах, в то время, когда наряду с другими течениями мысли он столкнулся с американской теософией. Возможно, тематика картин берёт своё начало в художественных образах раннего периода его творчества, когда он черпал их из византийской и западной художественных систем, знакомых глазам западных критиков. После 1923 года фокус работ художника сосредоточился на темах Востока, незнакомых критикам. Таким образом, так как искусствоведы не обладали специальными знаниями по восточной философии, то они считали, что художественные работы Рериха более позднего периода полностью основывались на теософии, судя по тому, как они выглядели. Но, если картины Рериха и сравнивают с картинами признанных теософских или антропософских художников, таких, как сам Штайнер, - по сути в них нет схожести. Несомненно, значимость Рериха была умалена тем, что его ошибочно причислили к числу теософских художников, а творческая деятельность стала частично ассоциироваться со всеми превратностями и изменчивостью истории начала теософского движения.

Рерих-художник символист

Может возникнуть вопрос: если Рериха не следует считать мистическим или теософским художником, тогда, кем же его считать? В некоторых работах явно прослеживается его принадлежность к числу традиционных религиозных художников Европы.. В них есть духовность, относящаяся к периоду итальянских примитивистов, а, например, такие художники, как Джотто и Фра Анжелико были в числе его любимых. (50) Но факт причастности Рериха к числу религиозных художников применим лишь к одной разновидности его творчества, в то время как в равной степени его можно назвать художником исторических, экспедиционных сюжетов, а также и театральным. Нужно найти такое определение его принадлежности, которое могло бы вместить основные, если не все, разновидности его художественных жанров. Одной из главных гипотез данной статьи является предположение, что Рериха можно отнести к числу художников-символистов европейской традиции-международной школы, включающей в себя таких художников, как Пьер Пуви де Шаванн во Франции, Эдвард Бёрн-Джонс в Англии, Арнольд Бёклин в Швейцарии и Германии, Михаил Врубель в России и Фердинанд Ходлер в Швейцарии. Возможно, это неизбежно, что Рерих с его философской и поэтической натурой тяготеет к школе художников символистов, которые обращают общепринятое отношение художника к предмету своего интереса. Обычно художники начинают с реального мира, а затем преобразовывают его согласно своим художественным ощущениям. Символисты, однако, берут свои собственные ощущения и идеи в качестве изначальной основы произведения, а затем выражают их в виде картины, стихотворения или другого произведения искусства. Густав Хан, поэт- символист выразил это следующим образом в 1886 году:

« Важнейшей целью художника является преобразовать субъективное в объективное (экстериоризация идеи) вместо того, чтобы превратить объективную идею в субъективную (в случае, когда суть человека видна в его темпераменте)».(51)

 

Приняв во внимание так сильно развитый субъективный характер личности Рериха, его причастие к символистам вызывало бы меньшее неприятие. Даже в ранний период своего творчества, когда он писал исторические полотна, архитектурные эскизы или театральные декорации, они были наполнены субъективным содержанием. Многие критики писали о таинственном, даже неземном ощущении от его работ, что является сутью произведений художников-символистов. Например, Леонид Андреев признавал субъективное влияние его произведений и описывал их этос (характер) просто как «Мир Рериха». (52)

К числу основных гипотез данной статьи можно причислить то, что Рерих имел дело с вопросами, относящимися к духовной стороне искусства, как это делали художники абстракционисты такие как Василий Кандинский, Казимир Малевич и Пит Мондриан. Как и у них, его целью было привести зрителя к другому уровню сознания.

Эксперименты Рериха с субъективным использованием цвета в более поздних пейзажах Гималайских гор, которые были прекраснейшими произведениями искусства по мнению его сына Светослава, воспринимаются некоторыми бывшими коллегами кульминацией его попыток в этом направлении.(53) Разные критики чувствовали космическое присутствие в картинах Рериха и высказывали мнение, что цель его картин и статей состояла в отражении принадлежности человека к космосу. Он часто изображал маленькую одинокую фигуру человека среди обширного пейзажа, и это являлось средством достижения цели, когда картина исполняет ту же функцию, что и предмет, наводящий на размышление, созерцание. Цвет, форма и сама композиция пейзажа передают зрителю субъективную концепцию космического сознания художника. Одинокая фигура, будь то тибетский лама в медитации или христианский святой в состоянии молитвы предполагает традиционное средство достижения высокого состояния ума. Кандинский, Малевич, Мондриан используют идеи Штайнера и Блаватской в качестве основания для исследования их собственного субъективного восприятия и для того, чтобы создать новые средства для их понимания.(54)

Как уже было сказано, мотивацией Рериха стали похожие, но более обширные идеи- собственные философские исследования и те, что как-то перекликались с идеями Штайнера и Блаватской по глубине и тематике. Три художника абстракциониста пытались работать с отдельными элементами цвета, линии и формы, но Рерих не отделяет эти элементы от их естественного содержания. Вместо этого он решает показать чистые элементы такими, какими он их наблюдал в природе, особенно в потрясающих ландшафтах Гималаев. Со всей своей приверженностью к средствам воспроизведения и таинствам природы он остаётся в традиции художников символистов.

 

Переводчик статьи - Галина Ермолина

 

P.S. Примечание переводчика:

Любезно разрешая поместить статью на сайте "Адамант", Кеннет Арчер заметил, что она приведена в июльском номере 2013 года Журнала Исследований, посвящённых Рериху, на своём сайте

www.roerichbyarcher.com

 

Примечания

 

1.Клод Брагдон, «Вступление» к книге Николая Рериха «Алтай-Гималаи». Нью Йорк: Стоукс,1929. Лондон:дата не указана. Стр. 15
2.Валентина Князева, интервью автора (Русский Музей, Ленинград,СССР,1983),не опубликовано/
3.Банетт Д.Конлан, Николай Рерих: Мастер гор. Либерти, Индиана:Фламма,1938.зарегистрирован в:Фламма, 1,2,3,4,,5(1938-9); и Рерих. Рига: Музей Рериха, 1939 Стр.1
4.Роберт Уильямс. Глава 4 «Мистицизм и деньги: Николай Рерих», Русское искусство и американские деньги 1900-1940.Кэмбридж Масс. И Лондон:Гарвардский Университет.1980, стр.11-113
5.Фрэнсис Грант, интервью автора статьи (Нью Йорк, США:ноябрь-декабрь 1982), не опубликовано
6.Др. Светослав Рерих, интервью автора(Бангалор, Индия:сентябрь-октябрь, 1983)не опубликовано
7.Зина Фосдик, интервью автора(Нью Йорк, США, ноябрь 1981)не опубликовано
8.Джон Баулт. Русское оформление сцены, сценические инновации. 1900-1930 из коллекции М-ра и Миссис Никита Д. Лабанов-Ростовский и мисс Джэксон: Музей искусства Миссисипи, 1982, стр.250
9. Фрэнсис Грант, интервью
10. Зина Фосдик, интервью
11.Уэстбрук Пеглер « Как Пеглер видит это: подлинность «писем Уоллеса», -Американский журнал. Синдикат Кинг Фичерс, Инк. 15 мая 1947.
12 Фрэнсис Грант, интервью
13. Зина Фосдик, интервью
14.Др.С.Радхакришнан « Предисловие» к «Радость искусства» Рериха. Общество Искусства 1930
15.Президент Рузвельт. «Две Америки объединяются в Пакте Культуры» из «Нью Йорк Таймс. 15 апреля 1929
16. Джавахарлал Неру. Выражение почтения Рериху на Мемориальной выставке, Нью Дели, декабрь1947
17.Индира Ганди. Послание из офиса Премьер Министра Индии, Нью Дели, 9 октября 1974
18.Рабирдранат Тагор. Письмо Николаю Рериху
19. Абаниндранат Тагор Предисловие к книге Рериха « Красивый Союз», Сантиникетан,15 марта 1964
20. « Современники о Рерихе» (несколько отрывков) WQ Джадж Пресс, Бангалор 1964.стр 2
21.Владимир Шибаев, интервью автора (Кардиф, Уэльс: февраль 1972),не опубликовано
22.Светослав Рерих, интервью автора
23.Нина Селиванова. « Мир Рериха». Нью Йорк: Международный Центр Искусства Корона Мунди, 1922.стр.70 и 74
24.Павел Беликов и Валентина Князева. Рерих (на русском языке).Москва: Молодая Гвардия, 1972
25.Сергей Эрнст. Н.К Рерих (на русском языке). Петроград: Община Святого Евгения,1918; Леонид Андреев « Царство Рериха».Фотокопия статьи из архива Музея Николая Рериха в Нью Йорке;Георгий Тлатоф, беседы с автором (Лондон:1972-1978),не опубликовано
26.Ричард Бакл. Вырезка из газеты( название, дата не обнаружены).Коллекция Данс, Библиотека Исполнительного Искусства, Центр Линкольна, Нью Йорк
27 Игорь Стравинский. Вырезка из газеты( название, дата не обнаружены).Коллекция Данс, Библиотека Исполнительного Искусства, Центр Линкольна, Нью Йорк
28. Игорь Стравинский. Автобиография. Нью Йорк: Симон и Шустер,1936.Нью Йорк: В.В.Нортон,1962.стр.31
29.Др.Светослав Рерих , Письмо Миллисент Ходсон,1982
30. Игорь Стравинский. Вырезка из газеты( название, дата не обнаружены).Коллекция Данс, Библиотека Исполнительного Искусства, Центр Линкольна, Нью Йорк
31.Владимир Шибаев. Интервью автора
32.Николай Рерих. Заметки издателя. Алтай-Гималаи стр.8
33. Николай Рерих. Алтай-Гималаи стр.382
34.Зина Фосдик. Николай Рерих. Краткая биография. Нью Йорк: Музей Николая Рериха,9 октября 1964,стр 13
35.Владимир Шибаев. Интервью автора
36.Хилари Дональд. Приводится по изданию Пенелопы Четвуд. « Кулу, Конец Необитаемого Мира».Лондон:Джон Муррей,1972,стр.155
37.Владимир Шибаев, Интервью
38. Пенелопа Четвуд. « Кулу, Конец Необитаемого Мира».Лондон:Джон Муррей,1972,стр.160
39.Фрэнсис Грант. Интервью автора
40. Фрэнсис Грант. Интервью автора
41. Владимир Шибаев, Интервью
42.Валентина Князева
43.Др.Светослав Рерих. Интервью автора 44.Общество Агни Йога, 319 W 107 улица, Нью Йорк. NY 10025, USA
45.Дом Рудольфа Штайнера, 35 Park Road, London NW1 6XT, UK
46.Товарищество Розенкрейцеров, , 2222 Mission Avenue, Oceanside, CA 92054-2399, USA
47.Люцис Пресс, офис 54, 3 Whitehall Court, London SW1A 2EF, UK
48.Ашрам Шри Ауробиндо, 3 Rangapilli Street, Pondicherry 605001, India
49.Др.Лартса Салмина Хаскель, беседы (Оксфорд Эшмолен Музей,1982
50.Др.Светослав Рерих, Интервью автора
51.Густав Хан. Символисты и декаденты(На французском языке).1902
52.Леонид Андреев. См. Примечание 24
53.Др.Светослав Рерих.Интервью
54.Петер Верго. « Вступление». Отрывок: К новому искусству. Живопись 1910-20.Лондон: Галерея Тейта, 1980

17.09.2013 09:59АВТОР: Кеннет Арчер | ПРОСМОТРОВ: 3704


ИСТОЧНИК: Перевод с англ. Галина Ермолина



КОММЕНТАРИИ (4)
  • В.Г.Кушнаренко-Суртаева18-09-2013 13:46:01

    Как и вся многотрудная жизнь Николая Константиновича Рериха, балет «Весна Священная» не стал исключением и тоже проживает многотрудную жизнь. Но низкий поклон тем энтузиастам, которые поставили балет в его первоначальном виде. Они помогают увидеть Рериха в его истинном свете не только людям Запада, но и нашим соотечественникам, которые ну никак не угомонятся в очернении великого имени.

  • Александр18-09-2013 18:04:01

    С большим интересом прочитал статью Кеннета Арчера о мифологии вокруг имени Н.К.Рериха. Узнал много нового, неожиданного. Имена достойных людей , имеющих заслуги перед обществом, как правило сопровождаются мифами и при жизни, и после ухода в мир иной. Повествование автора определяю как объективное, взвешенное, объёмное, аналитическое.Истина, как всегда "где-то посередине", не зря она называется "золотой".
    Не следует обожествлять Н.Рериха, этим делается Рериху плохая услуга. Ничто человеческое, разумеется, ему не было чуждо и какие- то недостатки натуры могли проявляться.
    Но объективности ради приходится , к нашей радости, говорить о его многочисленных достоинствах. А те, кто пытается по неразумению или злому умыслу достоинства Рериха выдать за его недостатки,вряд ли найдут понимание и одобрения среди мыслящих людей. Только сожаление и отторжение.

  • Юлия Владова18-09-2013 19:28:01

    Благодарю за публикацию!

    Сам Н. К. Рерих так писал о балете "ВЕСНА СВЯЩЕННАЯ"

    * * *
    "Стравинский ...пришёл за сюжетом для совместного создания балета, из чего выросла "Весна Священная". В 1913 году Париж надрывался в свисте, осуждая "Весну", а через несколько лет она вызывала столь же сильные восторги. (Н.К.Рерих, "Друзья", 1937 г.)

    * * *
    "Теперь так же весело вспоминать и скандал на первом представлении "Весны Священной" в Париже. Санин, весь вечер не отходивший от меня, умудрено шептал: "Нужно понять этот свист как своеобразные аплодисменты. Помяните моё слово, не пройдёт и десяти лет, как будут восторгаться всем, чему свистали". Многоопытный режиссер оказался прав". (Н.К.Рерих, "Мир искусства", 1939 г.)

    * * *
    "Конлан в своей монографии сообщает: "Говорят, что Стравинский получил идею для этого балета ("Священная Весна") во сне, виденном им в 1900 году в Петербурге. Он видел балет, величественный, как какая-то скульптура, как каменное изваяние, как необычно грандиозная фигура. Отсюда станет понятным, почему был приглашён для создания декораций к нему именно Рерих, художник неолитического воображения".

    Не знаю, когда и какие сны видел Стравинский, но на самом деле было так. В 1909 году Стравинский приехал ко мне, предлагая совместно с ним сочинить балет. Поразмыслив, я предложил ему два балета: один "Весна Священная", а другой "Шахматная игра". Либретто "Весны Священной" осталось за малыми сокращениями тем же самым, как оно появилось в 1913 году в Париже.

    … Непонятно, откуда могла появиться версия, сообщаемая Конланом*. Очевидно, он её слышал в Париже. Неизвестно, шла ли она от самого Стравинского или же в качестве кем-то сочинённой легенды. Вспоминаю этот эпизод только для того, чтобы ещё раз подчеркнуть, насколько часто факты колеблются в легендарных передачах". (Н.К.Рерих, "Зарождение легенд, 1939 г.)

    * * *
    "Эпику великих народных движений я дал в "Весне Священной", и в либретто, и в декорации. Для первой и второй картины были особые декорации, но ради удешевления оба акта ставились в первой декорации. Уж это удешевление! А вторая декорация была нужна. В ней всю сцену занимало ночное небо, на котором разметалась косматая туча в виде гигантской головы. В Монографии 1916 года она была воспроизведена в красках. Вы пишете, что Мясин исказил моё либретто в американской постановке. Мясина знаю мало. Не знаю о либретто, ибо на репетиции и на представлении я не был - спешил в Лондон. Тогда Мясин преподавал балетные танцы в нашем Институте Объединённых Искусств. Всё может быть, ведь и Стравинский теперь уверяет, что за десять лет до моей идеи "Весны Священной" видел её во сне. В экспедициях, в разъездах невозможно следить за всякими печатными изречениями. Иногда через много лет случайно доходят перлы выдумки. (Н.К.Рерих, "Встречи", 1940 г.)

    * * *
    "Главная часть письма посвящена "Весне". Конлан негодует на Нижинскую, которая в своей книге наврала. Выходит по ней, что идея "Весны" принадлежит Нижинскому. По другому письму Конлана, Стравинский во сне получил идею "Весны". Для меня и места не остаётся.

    Между тем я получал гонорар не только как декоратор, но и как либреттист. Многажды писалось о моей мысли славянского балета, и Дягилев это знал. Впрочем, он и не скрывал, как зародилась вещь. Можно только удивляться желаниям присвоить то, что заведомо принадлежит другому. В далеких Гималаях мы и не ведали бы о таких поползновениях людских, но Конлан, живя в Париже, оказался в курсе всяких выдумок и наветов. Не довольно ли о "Весне"? Особенно же теперь, когда наступает совсем иная весна". (Н.К.Рерих, 27 февраля 1941 г.).

  • Сергей Тихомиров 06-01-2019 00:50:01

    Статья хорошая, но не даёт глубины понимания Н.К.Рериха как мыслителя и подвижника Общего Блага. Чтобы ПОНЯТЬ великую роль личности Рериха в возвышении мысли человечества, надо изучить ЕГО ТРУДЫ, ВСЕ!!! самостоятельно и не делать выводов на основании даже и хороших статей, даже такие статьи НЕ ДАЮТ понимания грандиозности миссии семьи Рериха.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Недобросовестные СМИ »