Суд прекратил дело по иску Хамовнической прокуратуры г. Москвы к Международному Центру Рерихов. Добровольное пожертвование. Наследие Киевской Руси в мозаиках Н.К. Рериха. О.А Тарасенко. Необъяснимые страшные предчувствия. Валерий Томский. Добровольное пожертвование. Идеи Живой Этики как инструменты управления стрессом. Ольга Фабричева. Отвергнутый Вестник. Л.В. Шапошникова.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



У. К. Джадж об оккультизме Е.П. Блаватской. Сергей Целух


«О Блаватской Джадж узнал случайно»

История взаимоотношений Елены Блаватской и Уильяма Джаджа – это глубокая лирическая поэма, вдохновляющая на Уильям Куал Джаджвозвышенные чувства и поступки. И в то же время – настоящая житейская драма, переданная потомкам двумя историческими личностями. Об их дружбе и взаимопонимании мы частично рассказали в других своих статьях: «Вы помните, Вы все, конечно, помните…», «Елена Блаватская и Уильям Джадж», «Меня поразили ее глаза…». Данная статья дополняет сведения об этих удивительных личностях, сумевших своими трудами, творческой деятельностью изменить духовный облик нашей планеты. Уильям Джадж – олицетворение честности, порядочности, преданности, как Елене Блаватской, соратникам – теософам, так и выбранному им пути. Он один из основателей Всемирного Теософского общества, и тот, кто по заданию Блаватской спас Великое Братство от развала. Если окунемся во внутренний мир теософского подвижника, внимательно прочитаем его статьи, книги и письма, то перед нами откроется неповторимая личность с букетом положительных качеств, как духовных, так и на физическом плане. Под стать своему Учителю, Елене Блаватской, - он большой труженик. Мы видим его чистую душу, любящее сердце, теплоту и готовность помочь другим: друзьям, соратникам, всем страждущим людям. Джадж - профессиональный юрист, талантливый писатель, проповедник, умелый организатор, человек, имя которого увековечено в истории теософского движения. Говорить и писать о нем всегда интересно.

 

О Блаватской Джадж узнал случайно, это было в 1875 году. Ему попалась в руки книга Г.С. Олькотта «Люди из другого мира», которая его заинтересовала. Джадж написал автору и попросил назвать имя авторитетного медиума, у которого можно поучиться мудрой науке – теософии. В то время в Америке проявился интерес к оккультизму. Пресса обсуждала спиритические сеансы на ферме братьев Эдди, в которых принимали участие Блаватская с Олькоттом. Полковник, не задумываясь, предложил ему в учителя Елену Петровну Блаватскую. Окрыленный надеждой, Джадж сразу же отправился на улицу Ирвинг Плэйс в Нью-Йорке, нашел дом 46, где проживала, известная в Америке оккультистка. Так, по воле судьбы, юрист Джадж встретился со своей Великой Учительницей, воителем Духа, впоследствии поставившей молодого теософа на правильный путь. Свою незабываемую встречу с Блаватской, он описал в статье «Навеки Ваша, Е.П.Б». Джадж вспоминал: «Наша первая в этой жизни встреча с Е.П.Б произошла в 1875 году в Нью-Йорке. Полковник Г.С. Олькотт позвонил мне по ее просьбе из квартиры на Ирвинг Плейс. Меня поразили ее глаза, глаза человека, которого я знал в давно прожитых жизнях. Во время первой встречи она взглянула на меня, как бы узнавая, и с тех пор этот взгляд никогда не менялся. Она увидела, что я - не праздный, философствующий субъект, на ощупь пробирающийся сквозь коридоры жизни в поисках света, затемнённого учениями и фантастическими теориями. Для нее я был тот, кто долго бродил по лабиринту жизни в поисках единомышленников, способных указать верный Путь. И, отвечая на призыв, она открыла мне свои замыслы, не вдаваясь в детали, просто рассказала о них и вернулась к тому, чем была занята. Это было так, как будто накануне вечером мы разошлись по домам, отложив на завтра задачи, требующие обоюдного участия. Мы были учителем и учеником, старшим и младшим братьями, стремящимися к одной цели. Но она обладала силой льва и знаниями мудреца. Мы стали друзьями, и с первого мгновения я почувствовал удивительное умиротворение". [1]. (Джадж и его «Путь»).

 

Сотрудничество двух великих людей никогда не прерывалось, оно было «навеки», как писала в своих письмах Елена Петровна. В их дружбе было все: и сияло солнце, и гремели бури, и частыми гостями были радости и беды. Ученик обладал большим умом, отличался прилежностью и порядочностью. А его Учитель был олицетворением своей эпохи, ее мудрости и поисков неизвестного, поэтому не удивительно, что интеллектуальные баталии между ними случались часто. Джадж, как юрист и писатель, помогал Е.П.Б. в работе над «Тайной Доктриной», составлял библиографию, исправлял ошибки и приобретал навыки в редактировании и издании книг. После отъезда Блаватской с Олькоттом в Индию в 1879 году, Е.П.Б. поручила ему занять место Генерального Секретаря Теософского общества в Нью-Йорке, с напутствием: принять все меры, чтобы общество с их отъездом не развалилось. Джадж согласился, он действительно спас Теософское общество Америки от гибели. Более того, под его чутким руководством оно росло, набирало силы, а число его членов увеличивалось.

 

Сохранились записи, как Джадж, будучи единственным членом Теософского общества, присутствующим на собрании, открывал заседания, читал главы из «Бхагавадгиты», составлял протоколы и вел всю документацию. Он открывал заседание и закрывал его, соблюдая официальную форму этикета. Его решение спасти Теософское общество, сделать его дееспособным, было непоколебимым и увенчалось успехом. За преданность, мужество и большой труд Джадж заслужил от своего Учителя звание «Воскреситель Теософии в Америке». У него был дивный девиз: «Не раздумывание, а распространение». Это нравилось всем. Джадж говорил Елене Петровне: «Теософия — это крик души и смысл моей жизни. Тот, кто поймет это, кто пойдет вместе со мной в мертвую схватку со злом, станет достойным человеком» [2]. (Там же).

 

Джадж победил зло, но не сумел победить свою смерть. Здесь он оказался бессилен.

 

В 1886 году, продолжая работать в Теософском обществе, Джадж основал журнал «Путь», который просвещал американцев в тонкостях теософии и тайных наук. «Путь» стал ведущим теософским журналом Америки и по популярности соперничал с журналом Блаватской «Теософист». Джадж, как редактор, с головой ушел в творческую работу: писал статьи, книги, в свободное время читал лекции во всех штатах Америки, вел большую переписку, за что друзья и соратники называли его «работоспособным человеком». По рекомендации Блаватской, Джадж оставил свою профессиональную деятельность, должность юриста и посвятил Теософскому обществу не только время, но и жизнь. Его девизом стали известные всем слова: «Работайте! Работайте! Работайте для теософии!». В своем труде Джадж был одержимым. Такого он требовал и от своих друзей, хотя некоторые из них его избегали, зная, разговор будет нелицеприятным.

 

Когда в теософском обществе и во всем его движение, казалось бы, все было спокойным, неожиданно грянул гром. Газета «Нью-Йорк Сан» 1 июня 1890 года опубликовала редакционную статью о теософии. Материалы для публикации предоставил бывший член Теософского Общества, профессор Эллиот Коуз. В своей статье профессор третировал теософию, называл ее ложной религией, выхвалялся, что «разоблачил ложь и мошенничество Блаватской, после того, как она несколько лет морочила ему голову». Затем, 20 июля 1890 года в воскресном приложении «Нью-Йорк Сан» на Теософское общество обрушился новый удар. На первой странице номера было напечатано интервью редакции с профессором Коузом, двинувшимся в бой против главных членов Теософского Общества. Статья Коуза, «Блаватская разоблачена», размещенная в газете, должна была посрамить великую личность Америки и всего мира, Блаватскую, как подозрительную и не чистую на руку личность. Кроме Блаватской и Олькотта, в статье упоминался и Джадж. Профессор назвал соратников Блаватской - «ее обманутыми пособниками». [3] (С. Крэнстон. Жизнь и творчество Е.П. Блаватской).

«Дело» Блаватской лопнуло как мыльный пузырь

Адвокатами Блаватской было возбуждено два дела: одно против Коуза, второе против самой газеты. Им был предъявлен иск за нанесение морального ущерба в размере 50 тыс. долларов. Второе дело, о клевете на Теософское Общество Нью-Йорка, возбудил против газеты Джадж. Его иск к газете составлял 60 тыс. долларов. Иски и мораль заставили редактора газеты «Нью-Йорк Сан» пойти на попятную, признать свою ошибку и снять обвинения против Блаватской, Теософского Общества и Джаджа. Соратникам, друзьям было больно от того, что Елена Петровна не дождалась такой победы, она скончалась 8 мая 1891 года.

 

Так, дутое дело против Блаватской, Джаджа, Олькотта и всего ТО, лопнуло, как мыльный пузырь. 26 сентября 1892 года газета «Нью-Йорк Сан» опубликовала статью Джаджа с опровержением всех выдуманных обвинений Коуза. Редактор газеты сделал к ней приписку следующего содержания: «Статья м-ра Джаджа снимает все вопросы относительно г-жи Блаватской, возникшие в связи с публикацией д-ра Коуза. Со своей стороны, мы хотим заявить, что выпады д-ра Коуза в адрес Теософского общества и лично м-ра Джаджа не подкреплены доказательствами, а посему их не следовало публиковать» [4]. (Там же).

 

В статье о Блаватской, Джадж тепло отзывается о своей Учительнице: «целью и задачей её жизни было разбить кандалы, выкованные духовенством для человеческого разума. Она хотела, чтобы все люди поняли, что должны сами нести бремя своих грехов, что никто другой не может сделать этого за них. Поэтому она принесла на Запад древние восточные учения о карме и перевоплощении» [5]. (С. Крэнстон).

 

Джадж напоминал, что «С 1875 года жизнь её состояла в одном неустанном стремлении привлечь в Теософское общество тех, кто способен бескорыстно трудиться, распространяя ту этику и философию, которые призваны осуществить идею братства человечества, доказывая подлинное единство и изначальную не обособленность каждого существа. В своих книгах она преследовала ясно сформулированную цель — дать материал для интеллектуального и научного продвижения в этом направлении. Предложенная ею теория происхождения человека, его возможностей и предназначения, основанная на древних индийских источниках, отводит нам место гораздо более значительное, чем в подходе любой западной религии или науки. Согласно этой теории, каждому даны возможности развить в себе богоподобные силы и, в конечном итоге, стать сотрудником природы...» [6]. (С. Крэнстон).

 

Джадж был верным другом и преданным учеником Блаватской. Он оставил нам свои воспоминания о ней. Главным в его жизни было то, что под руководством Е.П. он прошел курс ознакомления и освоения Восточной Мудрости, теософских и тайных наук. Его произведения, посвященные теософии, мудры, глубоки, написаны простым, ясным языком, способствующим их легкому освоению и запоминанию. Джадж основательно знал оккультизм, эзотеризм, магию и другие тайные науки, составляющие суть восточной мудрости.

У. К. Джадж вспоминает…

«В 1875-1878 годах мое близкое знакомство с Е.П.Б. позволяло мне часто беседовать с нею о том, что мы сейчас называем «магией». Эти полезные и для меня весьма увлекательные беседы происходили, как правило, поздно ночью и лишь изредка днем, хотя я старался заглядывать к ней среди бела дня всякий раз, когда мне удавалось отлучиться из моей конторы. А приходя в ее квартиру, я старался оставаться там как можно дольше, чтобы как можно больше успеть увидеть и услышать. Впоследствии, в 1884 г., я провел с нею много недель на Рю Нотр-Дам-де-Шамп в Париже, сидя подле нее изо дня в день и из вечера в вечер; а затем, в 1888-м, неоднократно беседовал с нею в Лондоне, на Холланд-Парк. Кое-что из сказанного ею я публикую далее в интересах тех, кто может извлечь для себя пользу из ее слов. Несомненно, что в нашем столетии не было практического оккультиста более великого, чем она, и с учетом этого, ее слова могут иметь определенный вес для многих наших читателей». [7]. (Джадж и его «Путь»).

 

Джадж оставил нам свои воспоминания «Об оккультизме Е.П. Блаватской» Этой теме он посвятил несколько статей. И скажем откровенно, они замечательны как по форме, так и по содержанию, поскольку в полной мере отражают Сущность великой личности и ее знаний. Мы приводим статью с небольшими сокращениями.

О дэвачане

В то время, говорит Джадж, данный термин еще не употреблялся. Разговор шел о ступенях на Пути и о возвращении на Землю. В ответ на один из его вопросов Е.П. сказала: «Да, ты уже бывал здесь раньше. Ты рождался с аналогичными мыслями и стремлениями и встречался с ними [речь идет о предполагаемом влиянии адептов] в других жизнях. Поэтому они и пришли сюда, чтобы снова тебя увидеть».[8] (Блаватскя Е.П. Астральные тела и двойники. М. Сфера.2002).

 

Джадж еще не знал терминологии Восточной Мудрости, которой в совершенстве владела Блаватская, поэтому ее выражения и формулировки некоторых важных эзотерических проблем, воспринимал как какую-то сказку. У Блаватской речь шла о девачане. Он задал ей вопрос: все ли проводят в дэвачане 1500 лет? Джадж записал ее ответ.

 

«Что ж, Джадж, тебе должно быть известно, что даже философия не указывает на всеобщую обязательность столь долгого пребывания в дэвачане. Все зависит от характера человека. Чисто материалистический мыслитель, например, выйдет из этого состояния раньше, чем добродетельный духовный философ. Не забывай также, что тем, кто трудится на благо ложи, независимо от занимаемой ими ступени, могут помочь скорее выйти из дэвачана, если они сами это позволят. И твое предположение, что ты сам вышел из дэвачана задолго до истечения 1500-летнего срока, совершенно справедливо. Я лишь повторяю то, что сказал мне Учитель. Так что выводы сделай сам». [9].(Там же).

Учителя и их послания

Джадж не успокоился. Его заинтересовали отношения Восточных Учителей, о которых так подробно говорила Блаватская, их письма, отношение их к адресатам и способ осаждения писем. Ответ Блаватской был предельно ясен: «Если ты думаешь, что Учитель всегда будет сам писать и отправлять послания, то ты ошибаешься. Да, он может это делать. Но большинство “осаждений” осуществляют чела, которых ты мог бы принять по ошибке за самих Учителей. Я вижу, что он приказывает, и те мысли и слова, которые он хотел бы использовать, и я “осаждаю” их в указанной им форме и манере. Точно так же поступает и еще пара человек». [10].(Там же).

 

Джадж хотел знать и другие тонкости осаждения. Он спросил, что при этом будет происходить с почерками?

 

Елена Петровна терпеливо объясняла Джаджу и другим слушателям: «Все, что ты пишешь сам, будет написано твоим почерком, но не в точности таким, каким ты обычно пользуешься с тех пор, как у тебя вообще выработался какой-то почерк. Ты уже знаком с настоящими почерками Учителей, собственно им присущими, и знаешь, что уже по виду и форме своей они представляются чужими, иностранными, собственно говоря, — индийскими. Вот почему они выработали особую форму почерка для посланий на английском языке, и в этой самой форме я “осаждаю” их послания, когда они мне укажут. Б. едва не поймал меня за этим занятием, и чуть было не превратил все послание в сплошную кашу, потому что напугал меня. Мне необходимо разглядеть в астральном свете факсимиле послания, и по этой астральной матрице я “осаждаю” его на бумагу.

 

Почерк получается другим, если Учитель присылает мне уже готовую бумагу с написанным на ней посланием. Вот почему я называю эти вещи “психологическими фокусами”. Поначалу мне казался необходимым какой-нибудь зримый признак объективного чуда, но даже самого поверхностного размышления достаточно, чтобы понять: это не может ничего доказать, помимо наличия оккультных способностей. Многие медиумы практиковали “осаждение” текстов еще тогда, когда о моей ничтожной персоне вовсе ничего не было слышно. Блажен тот, кто не нуждается ни в каких знамениях. Но ты-то видел подобные вещи предостаточно. Так для чего же тебе меня спрашивать? Попробуй лучше напрячь собственные мозги и интуицию. Я уже продемонстрировала тебе едва ли не полный набор чудес. А остальные пусть судят по известным им фактам и теориям, рассчитывая на собственный разум и интуицию» [11].(Там же).

«Оккультные силы могут погубить твою жизнь»

Е.П.Б. терпеливо разъясняет, почему Учителя не вмешиваются, чтобы спасти начатое ими дело, и не применяют оккультную силу. Если тебе нужен порох для того, чтобы взорвать скалу, говорит она, то с тем же успехом ты можешь поднять на воздух и дом. Согласно существующему закону, если белый маг использует оккультную силу, то такое же количество силы могут использовать и черные маги. Химики изобрели порох, и теперь люди применяют его как в благих, так и в дурных целях.

 

Если Джадж захочет быть ближе к Учителю, то тогда ему придется ощутить на себе действие окружающих его могущественных сил. И если в характере Джаджа есть какая-то слабость, то черные силы могут воспользоваться недовольством, вызванным потоком, направленным в определенную точку сил, и причинить ему зло. Блаватская рекомендует перейти границу, отделяющую нас от оккультного царства, и увидеть, как сразу же человек попадет в сферу действия неведомых и ужасных сил. И если мы не достаточно сильны, эти силы могут погубить всю нашу земную жизнь. В этом состоит большая опасность. В этом она видит основную причину, почему Учителя так редко появляются, чтобы непосредственно вмешаться в ход событий и разрешить проблему. Они, в основном, всегда действуют через посредников, которые могут находиться на различных ступенях духовной иерархии. Это называется - “двойственные силы в природе”.

«Все наказания назначает карма»

О такой азбучной истине, Блаватская не стала рассказывать. Для нее, они справедливы, они - живое воплощение закона сострадания. Человек не должен думать, что за его шибки, неудачи и прегрешения на него набросятся Учителя и станут ругать его. Смешно об этом думать, говорит Блаватская. Обо всем этом позаботится карма. Учителя следуют высшей этике. И с этой точки зрения они никого никогда не наказывают. И, сколько бы ни говорили плохих слов в их адрес, Учителя никогда не накажут человека. Подобные вопросы, для Блаватской, неуместны. Все положенные наказания назначает карма.

 

Блаватская рассказала Джаджу о невидимых существах - элементалах. Она объяснила, что того, кого Джадж и Олькотт называют*** (имя элементала – прим. Ред.), они не могут увидеть, пока она не разрешит ему. Она постарается передать ему образ Джаджа, для запоминания, как на фотоснимке. Но заставить его слушаться, Джадж не может, по той причине, что не умеет создавать направленный силовой поток. Блаватская решила прислать *** к нему, и заставить позвонить в астральный колокольчик.

 

Через несколько дней, говорит Джадж, я получил обещанный знак, когда находился на достаточно большом расстоянии от Блаватской. Маленький астральный колокольчик зазвучал в воздухе в то время, когда я беседовал с человеком, не имеющим никакого отношения к теософии. Е.П.Б. была от него на расстоянии трех миль. При следующей встрече она спросила, объявлялся ли он, и звонил ли в колокольчик, назвав при этом точную дату и время. В образе элементала, говорит Е.П., нет какой-либо конкретной формы, он скорее напоминает вращающийся воздушный вихрь. Но он вполне конкретное существо, об этом можно судить по его делам. Блаватская уточняет, что некоторые классы элементалов все же имеют определенные формы.

 

«Некоторые классы элементалов имеют определенные формы. И существующее деление на огненные, воздушные, земные и водяные элементалы вполне обоснованно, но оно не охватывает все их классы. Что бы ни творилось и не происходило вокруг нас, во всем участвуют элементалы, так как они являются неотъемлемой частью природы — такой же важной, как и нервные потоки в наших телах. Можно заметить, как они носятся повсюду во время бури. А помнишь, что ты сам рассказывал мне о леди ***, которая увидела, как они движутся и меняют форму в опере? Подобное стало возможным благодаря ее собственным способностям и характеру оперы, лежащему в ее основе лейтмотиву». (Это была опера Вагнера «Тристан и Изольда»). [12] (Джадж и его «Путь»).

Разговор о спиритизме и элементалах

Джадж передает нам свой разговор с Еленой Блаватской о спиритизме и элементалах. Его интересует, как элементалы выполняют свою работу, и нет ли в этом какого-либо мошенничества. Ответ Блаватской прост. Элементалы выполняют работу честно и жульничество, здесь не допускается. Сама Блаватская может заставить их стучать в каком угодно углу комнаты. Выбрать место Джадж может по своему усмотрению. Ему разрешено задавать любые вопросы, и ответ на них он получит стуками. Джадж спросил, сколько ему лет. Стуки ответили точно. Всего было задано пять вопросов и все ответы были верными. После этого Блаватская прекратила разговор на эту тему, считая его бессмысленным, и заявила, что все ответы на вопросы Джаджа, находятся в его голове. В этом ничего необычного не было, потому что внутренняя память Джаджа хранила самую точную информацию о них и обо всем другом. В любом случае, Блаватская могла установить, что у него в карманах, и сосчитать ключи, и подсказать точный ответ элементалам. Для Блаватской такие «чудеса» представляются «не серьезными» и «магической чепухой».

 

Джадж рассказывает об одном случае, произошедшем в 1888 г. в Лондоне. Ему срочно понадобился один документ, который представлял для него большой интерес, но вспомнил, что он остался в Америке. Джадж спустился в комнату Блаватской, где в это время находился Б. Кийтли. Не говоря ни слова, он сел напротив Е.П.Б. и про себя подумал: «Если бы она только смогла каким-то образом раздобыть для меня копию этой записки». Блаватская улыбнулась, встала и ушла в свою комнату. Но сразу же вернулась обратно и протянула ему листок бумаги перед самым носом Кийтли. К удивлению, Джадж узнал в нем копию своей записки, это было факсимиле. Когда же он спросил ее, откуда она ее взяла, то получил такой ответ: «Прочла твои мысли. Все остальное было несложно. Ты думал достаточно громко и отчетливо. К тому же эта записка действительно тебе необходима, а как ты знаешь, такие проблемы можно решать» [13]. (Джадж. Об оккультизме Блаватской. Джадж и его «Путь»).

 

Есть еще одно воспоминание. Джадж приехал в 1884 году в Париж, чтобы принять участие в работе над «Тайной Доктриной». Неожиданно с ним приключился сильнейший приступ депрессии. Блаватская объяснила это тем, что, пребывая в настоящем, он попал в поток из прошлого, в котором циркулирует несколько старых элементариев, которых она видела. Е.П. дала ему поносить в течение дня своё кольцо — ценный талисман, имеющий большую силу. На нём был изображён двойной треугольник, и написано слово «жизнь» на санскрите. Это помогло, но всё это время Джадж чувствовал, что должен что-то сделать.

 

Об оккультизме Блаватской у Джаджа есть и другая статья - «Оккультные вибрации». Джадж записал ее по памяти. Беседа эта состоялась в 1888 году, за три года до смерти Учительницы. Кратко прокомментируем ее.

Оккультные вибрации

Рассуждая о различиях между обычными людьми и адептами или просветленными учениками, Джадж установил, что в их основе, как и в основе многих других проблем, лежит частота вибраций молекул мозга, как и их созвучие с вибрациями высшего мозга. Он спросил Блаватскую, что она думает об этом.

 

Елена Петровна подтвердила, что в этом заключен источник различий, а также причина многих курьезных феноменов. Различия между людьми объясняется многообразием разного рода вибраций.

 

Прочитав статью в журнале «Path» (Путь) за апрель 1886 года о вибрациях, Джадж нашел в ней ту же самую идею. На странице 6, том I написано: «Божественный Резонанс есть только первый звук выдоха всего Аума... Он проявляется не только как сила, которая приводит в движение и оживляет частицы Вселенной, но также и в становлении и распаде человека, животного и минерального царств и солнечных систем. У арийцев его планетарным символом был Меркурий, считавшийся покровителем интеллектуальных способностей и движущей силой Вселенной» [14]. (Оккультные вибрации. В кн. Оккультизм или магия. М. Эксмо-Пресс, 2001).

 

Что бы это могло значить? - спрашивает он.

 

Ответ Е.П. прост. Меркурий всегда считался богом тайной мудрости, - говорит она. Это Гермес, а также Будха, сын Сомы. Применительно к нижестоящим уровням, она могла бы назвать «Божественный Резонанс», о котором написано в журнале «Path». Именно резонанс есть источник «вибраций» и их инициатор. Он же придает импульс каждому феномену астрального уровня.

 

Говоря о человечестве в целом, Джадж хочет знать, можно ли утверждать, что «Божественному резонансу» присуща некая единая тональность или частота вибраций, созвучная всем людям?

 

Для Блаватской, люди в целом, подобны множеству фортепьянных клавиш, каждая из которых имеет собственное звучание. Сочетание этих клавиш создает бесконечное разнообразие новых звуков и мелодий. Но подобно неживой природе, человечество обладает собственной, основной тональностью, из которой проистекают, все разнообразие звуков. Она приводит пример из «Разоблаченной Изиды» (том I, с. 20): «Вселенная есть комбинация тысяч элементов, и все же она — выражение единого духа — хаос для чувств [физических] и космос для разума» (Манаса).

 

Джадж допускает, что такое справедливо по отношению к живой природе. Но объясняет ли это различия между адептом и обычными людьми?

 

Объясняет, отвечает Блаватская. И приводит свои заключения. Суть различия, говорит она, заключается в том, что адепта можно сравнить с той самой основной тональностью, которая содержит в себе все звуки великой гармонии природы. Его мысли представляют собою синтез всех существующих звуков, тогда как обычный человек, имея в основе своей ту же самую тональность, мыслит и действует, руководствуясь лишь несколькими вариациями основного ключа. Его мозг способен воспроизвести лишь несколько аккордов великой гармонии, присущей окружающей его природе.

 

Джадж проникает в названный вопрос глубже. Он хочет знать, связано ли это каким-то образом с тем фактом, что ученик способен слышать голос своего учителя через астральные пространства, тогда как другой человек не способен ни слышать адептов, ни общаться с ними?

 

Вопрос для Блаватской совсем легкий. Она объясняет это тем, что мозг чела настроен, вследствие тренировки, в унисон с разумом Учителя. Его вибрации синхронизированы с вибрациями Адепта, тогда как обычный человек не может этого сделать. Таким образом, с точки зрения обычного человека, мозг чела выглядит аномальным, в то время как мозг этого человека абсолютно нормален и ни чем не выделяется в его повседневной жизни. Последнего можно сравнить в этом плане с дальтоником.

 

Как такое понимать?

 

То, что представляется нормальным с точки зрения физика, говорит Е.П., выглядит аномальным для оккультизма, и наоборот. А различие между обычным «дальтоником», путающим цвета, и адептом состоит в том, что первый часто принимает один цвет за другой, тогда как адепт везде и во всем различает все цвета и никогда их не путает. Настоящий адепт настолько усовершенствует свои вибрации с природой, что становится с ней тождественным. Другим это не под силу. Хороший адепт может производить звук, который изменит цвет. Именно звук порождает цвет, а не наоборот. Комбинируя звуковые вибрации определенным образом, можно создавать новые цвета.

«Не следует торопиться раскрывать все секреты»

Верно ли то, - спрашивает Джадж, - что на астральном уровне каждый звук создает какой-нибудь цвет?

 

Блаватская сообщает, что астральные цвета остаются невидимыми, поскольку они не могут восприниматься человеческим мозгом на земном уровне. Она рекомендует почитать Гальтона, описывающего свои эксперименты с восприятием цветов и звуков психиаторами и ясновидящими. Автор обнаружил, что для многих ясновидящих каждый звук сопровождается каким-либо цветом. Но когда ясновидящему дальтонику предлагали звуковые вибрации, ассоциирующиеся с красным цветом, он, будучи не в состоянии разглядеть этот цвет, как бы отсеивал часть вибраций, дабы видеть только те цвета, которые он в состоянии воспринять. Астральные ощущения дальтоника были способны распознать истинный цвет, но физическое зрение было настроено на другие вибрации, которые, будучи вибрациями внешнего уровня, заглушали все остальные, тем самым принуждая астрального человека подтверждать физическому мозгу, что он все видит правильно.

 

Во всех случаях, говорит Е.П. стимулирующий импульс направлялся от внешнего человека к внутреннему, заставляя его принимать послание и признавать его ради удобства сообщения с внешним мозгом. В некоторых случаях внутренний человек способен справляться с внешними дефектами и указывать физическому мозгу на его ошибку. «Сумасшествие нередко является следствием путаницы между разного рода вибрациями, достигающей таких масштабов, что связь между внутренним и внешним человеком нарушается, проявляясь внешне как помрачение ума. Но даже в этих прискорбных случаях внутренний человек зачастую сохраняет здравомыслие, только не может добиться, чтобы внешний человек его правильно понял. А в результате человек может и в самом деле стать душевнобольным вследствие неправильного лечения» [15]. (Там же).

 

Следует заметить, что к теме Адептов и элементалов, Блаватская обращается довольно часто. Эта волнующая тема проходит сквозь многие ее произведения. Мы приведем свидетельство еще одного ее ученика, журналиста Чарльза Джонстона, долгое время сотрудничавшего с Еленой Петровной. Он оставил нам свои записи о Блаватской и показал ее отношение к Адептам.

 

«...она рассказывала об Учителях и адептах, которых знала. Между ними она делала различия, подчеркивая, что Учителя были выше обычных адептов. Она была знакома с адептами многих рас — из Северной и Южной Индии, Тибета, Ирана, Китая, Египта; с европейцами из Греции, Венгрии, Италии, Англии; с адептами некоторых рас Южной Америки, где, как она говорила, находилась одна из лож адептов» [16]. (Джадж и его «Путь»).

 

По утверждениям Блаватской, добавляет Джонстон, именно к этой ложе и относилось предание о золотом городе Маноа, или Эльдорадо, о котором стало известно испанским конкистадорам. По словам Елены Петровны, эта раса адептов была тесно связана с древними египтянами, и ее Адепты до сих пор нерушимо хранят тайну своей Обители. Говоря о внутренней структуре и организации деятельности этой общины Адептов, Е.П. сообщила, что среди них есть особые представители лож, которые непрерывно курсируют между их разными центрами, поддерживая, таким образом, связь. Но помимо этого у Адептов есть и другие способы связи.

 

Посредством астральных форм?

 

Блаватская ответила утвердительно, хотя заметила, что есть и другие способы, еще более сложные. У них общая жизнь и сила. Восходя духовно, они поднимаются выше расовых различий к нашему общечеловеческому началу. Их цепь неразрывна. Адепты необходимы в Природе, замечает она. Они представляют собой связующее звено между людьми и Богами. «Боги» же — это души великих адептов и Учителей давно прошедших рас и веков, вплоть до порога Нирваны. И такая последовательность нерушима. Они поддерживают духовную жизнь человечества».

 

«Каким образом адепты руководят душами людей?»

 

По-разному, ответила Блаватская. Но главным образом они передают душам людей знания непосредственно на духовном плане. Это человеку трудно понять. Но существует более доступный пониманию факт: через определенные циклы времени они пытаются дать миру правильное представление относительно духовных реалий. Один из них приходит в мир, чтобы учить народы, и остается в истории как основатель новой религии. Такими Учителями были Кришна и Зороастр, а также Будда и Шанкарачарья, великий мудрец Южной Индии. Таким же был и Назареянин – Иисус Христос.

 

«Есть ли у адептов неизвестные нам свидетельства о его жизни?»

 

Должны быть, отвечала Е.П.Б., потому что они располагают самыми подробными сведениями о жизни всех Посвященных. Однажды, вместе с Учителем она побывала в огромном пещерном храме в Гималаях. Там было много статуй Адептов. Указывая на одну из них, Учитель сказал: «Это тот, кого вы зовете Иисусом. Мы считаем Его одним из величайших среди нас».

 

Беседа закончилась, но не закончилась тема оккультизма, магии, Учителей и Адептов. Она пройдет через все произведения Е.П.Б., включая главные из них - «Тайную Доктрину» и «Разоблаченную Изиду».

Что есть оккультизм, а что - магия?

Для Блаватской оккультизм - это огромная наука, включающая в себя многие другие, смежные с ней науки - эзотеризм, спиритуализм, магию и мистику. Оккультизмом Е.П. называет не просто магией, а Божественной Магией, объединяющей человеческие силы с силами природы. «Относительно легко выучить приемы заклинаний, - пишет она, - и способы использования более тонких, но все же материальных сил физической природы. Легко пробуждаются в человеке силы животной души; охотно развиваются силы, приводящие в действие его любовь, ненависть, страсть. Но это черная магия, колдовство. Это мотив, и только мотив, который превращает любое использование силы или в черную, вредоносную, или в белую, полезную магию. Невозможно использовать духовные силы, если в операторе имеется, хотя бы малейший оттенок эгоизма. Ибо, пока намерение не является полностью чистым, духовное будет трансформироваться в психическое, действовать в астральном плане, и может произвести ужасный результат. Силы животной природы одинаково могут использоваться как эгоистичным и мстительным, так и бескорыстным и всепрощающим; силы духа предоставляются лишь совершенно чистому сердцу, - и это есть БОЖЕСТВЕННАЯ МАГИЯ» [17]. (Магия и наука. В кн. Оккультизм или магия).

 

Магию, Блаватская называет большой наукой, включающей глубокое знание оккультных сил Природы и законов вселенной, без их нарушения и без насилия над Природой. Отношение к магам, оккультистам, спиритуалистам, медиумам у нее было разным. Иногда она высмеивала их и призывала своих читателей, осторожно к ним относиться. Даже запрещала слушать спиритов, потому что они приносили вред. А иногда одобряла их деятельность, и рекомендовала серьёзно учиться этой науке. В любом случае, оккультизм был близок духовной жизни Блаватской.

Спиритуализм – великая и грозная сила

В руках опытного медиума спиритуализм - великая и грозная сила, считает Блаватская. Иногда он становится бессознательным колдовством, так как медиум, будучи беспомощным орудием в руках различных духов, о которых сам ничего не знает, открывает (не сознавая того сам) дверь между двумя мирами, через которую выступают слепые силы Природы, скрывающиеся в астральном свете, а также разные духи.

 

«Я сама принадлежу к числу спиритуалистов, подразумевая под этим, по словам полковника Олькотта, твёрдую веру в бессмертие нашего духа и знание, что постоянно для нас существует возможность общения с духами умерших и близких через честных, чистых медиумов или посредством Тайной Науки. Но я не являюсь фанатиком спиритуализма, коих много во всем мире, и которые слепо принимают все, что сообщают любые "духи", ибо видела слишком много различных явлений, о которых в Америке даже не представляют. Я знаю, что Магия существует, и десять тысяч редакторов спиритуалистических газет не могут изменить мою веру в то, что я знаю. Существуют Белая и Черная Магии, и ни один человек, когда-либо путешествовавший по Востоку, и исследовавший данный вопрос, не может в этом усомниться. Моя вера тверда, поэтому я готова поддержать и защитить любого честного медиума, и даже иногда такого, что кажется нечестным, так как я слишком хорошо знаю, как эти медиумы становятся беспомощными орудиями и жертвами в руках неразвитых невидимых существ. Более того, я знаю, насколько порочны и злы элементарные сущности и насколько они могут инспирировать не только чувствительного медиума, но и любого человека. Хотя меня могут считать "безответственной" и, несмотря на вред, приносимый некоторыми медиумами, искренними спиритуалистами, их несправедливостью и односторонностью я могу быстро определить, обманывает медиум человека или нет» [18]. (Священная наука. В кн. Оккультизм и магия).

 

Магия существует, и всегда существовала, начиная с доисторических времен, пишет Е.П. Приостановленная на время теургическими обрядами и церемониями христиан Греции, но возобновившаяся в неоплатонических александрийских школах, она продолжала существовать, передавая свои законы ученикам и философам. Она прошла суровую школу Средневековья, и, несмотря на преследование Церкви, вновь обрела славу в руках таких Адептов, как Парацельс и другие. Она исчезла в Европе вместе с графом Сен-Жерменом и Калиостро, укрывшись от жестокосердного скептицизма на своем родном Востоке.

 

В Индии, по словам Блаватской, Магия никогда не исчезала, она процветает там, это ее родина. Ее практиковали и в Древнем Египте, и не только в храмах, и называли ее "Священной Наукой". Наука эта основанная на оккультных силах Природы и своими приемами помогает им преодолевать разные беды. Магия - не слепая вера, а действительная сила, способная спасти человека в трудную минуту его жизни.

 

Блаватская не готова взять на себя ответственность направлять желающих изучать тайны природы, по какой-либо конкретной книге по оккультизму. Она боится ошибиться в выборе авторов учебников и учителей. Это право каждого начинающего оккультиста. Пока люди не готовы посвятить всю свою жизнь великому знанию Оккультных Наук. Их изучение, вне всякого сомнения, сделает магию мишенью насмешек и издевательств многих невежд. Кроме того, выбор науки магии для развлечения, более чем опасен. Она рекомендует помнить поучительную историю Эдипа, чтобы не повторить ее последствия. Эдип разгадал тайну Сфинкса лишь наполовину и умертвил его. Но вторая половина тайны отомстила за смерть символического зверя. Она вынудила царя Фив предпочесть слепоту и ссылку тому, что он считал недостаточно чистым. Эдип разгадал тайну человека, но забыл главное – Бога и человеческий разум.

 

Е.П. рекомендует каждому, кто хочет следовать стопам философов-герметиков, быть готовым к трудностям. Ученик обязан оставить личную гордыню, свой эгоизм, быть готовым к постоянным битвам с друзьями и врагами, причем раз и навсегда распрощаться со своими старыми мыслями. Все религии мира, знания науки должны снова стать для него незнакомой книгой, как в дни младенчества, потому что, если он хочет чего-либо добиться, ему придется заново изучать азы на коленях Матери-Природы. Но каждая буква этой науки будет дарить ему прозрение, каждый слог и слово - неожиданное откровение.

 

Блаватская предупреждает, что против современного оккультизма поднимутся два непримиримых врага - наука и теология, эти Монтекки и Капулетти ХIХ века. Если человечество прошло век сжигания на кострах, то в полном расцвете сил остался век клеветы, ядовитой прессы и злословия, так живо выраженный бессмертным Доном Базилио. Долг каббалиста относительно науки - доказать, что с начала мира существовала лишь одна позитивная наука – Оккультизм. Он был таинственным рычагом всех интеллектуальных сил, древом познания добра и зла аллегорического рая. От этого гигантского ствола, по всем направлениям разошлись сучья, ветви и веточки. Первые сначала очень ровные, последние, искривленные, и все они принимают самые фантастические формы. В конце концов, они теряют жизненные соки, деформируются, высыхают, отваливаются от ветвей и покрывают землю вокруг дерева грудой мусора.

 

Блаватская пророчит, что оккультистам будущего придется доказать теологам, что их Боги, Элохимы Израиля, а также религиозные и философские тайны христианства - Троица и другие, - родились в Мемфисе и Фивах. И что их праматерь Ева – всего лишь одухотворенная древняя Психея. Обе они одинаково поплатились за свое любопытство: одной пришлось спуститься в Аид, другой - в Ад. Психее, чтобы принести на землю ящик Пандоры, а Еве, - чтобы найти и размозжить голову Змию, символу времени и зла. Их преступления были искуплены языческим Прометеем, через Геркулеса, и христианским Люцифером, побежденным Спасителем.

Блаватская раскрывает свою тайну

Больше того, оккультисту придется публично доказывать христианским теологам, что их Бог раньше был каббалистом, скромным представителем вражеской Силы, способной разрушить мир до основания. И что их евангельские символы происходят из одного источника. Например, их воплощенное слово Логос при рождении приветствовали три Волхва, нашедшие путь к нему по звезде. Они одарили его золотом, благовониями и миром. Все это выдержки из Каббалы, которую презирают наши современные теологи. «Здесь волхвы представляют еще одну, более таинственную "Троицу", заключающую высшие тайны Каббалы» [19]. (Там же).

 

Блаватская критикует священнослужителей, основной целью которых было сделать из Божественного Креста - виселицу для Истины и Свободы. По другому они никогда не поступали. Она называет их кликушами, способными предать Христа по первому зову сатаны. А их хваленые анафемы, никакой силой не обладают. Это мертвые жупелы и народ им не верит. Люди, в большинстве своем, стали мудрее, обмануть их не так-то просто. Вот тут-то и подстерегает их наибольшая опасность.

 

Какая опасность?- спросим мы. Блаватская раскрывает свою тайну. Она призывает нас быть нейтральными в наступившем конфликте между Истиной и Суеверием, Самонадеянностью и Оккультным Спиритуализмом, Теологией и Наукой, иначе мы попадем в ловушку. «Не нужно бояться ни игрушечных бурь, устраиваемых священниками, ни бессмысленных отрицаний ученых, - говорит она. Но, если мы собираемся стать оккультистами, какими бы мужественными ни были, мы не должны пренебрегать одним врагом - Общественным Мнением, этим невидимым, неуловимым, вездесущим, деспотическим тираном, этой тысячеголовой Гидрой, еще более опасной тем, что состоит она из одних посредственностей» [20]. (Там же).

 

К настоящим оккультистам у Елены Блаватской отношение теплое. Она призывает их быть бдительными, не поддаваться провокациям, не верить лжецам, а свои обязанности выполнять честно и профессионально. Людям нужно говорить правду, какая бы горькая она не была, вот ее кредо. Для молодых оккультистов, замечает она, большая трудность состоит в том, что они не способны сразу понять суть книг философов-герметиков. Они жили в средние века, когда свободомыслие сжигалось на кострах, поэтому язык таких книг - Эзоповский. Чтобы избежать кровожадной христианской инквизиции, Е.П. рекомендует оккультистам окутывать себя глубокой тайной. Блаватская одобряет, что современные оккультисты для защиты от фанатичных священнослужителей «изобрели новые знаки и иероглифы, обновили символический язык верховных жрецов древности, которые также пользовались им. Они создали настоящий каббалистический разговорный язык. Именно этот язык ослеплял ложных неофитов, притягивавшихся к науке из жадности, желания богатства и силы. Но этот язык, в то же время, - живой, красноречивый, ясный, он для истинного ученика и последователя Гермеса» [21]. (Бдаватская Е.П. Иная сторона жизни. М. Сфера, 2005).

 

Блаватская высмеивает редактора американской газеты, утверждавшего, что магия – не наука, а удел ведьм, разъезжающих на помеле и превращающихся в черных кошек. «Даже это, всегда называющееся не Магией, но колдовством, не покажется такой уж глупостью тому, кто твердо верит в превращение миссис Комптон в Кейти Бринкс. Законы природы неизменны. Условия, при которых медиум может под влиянием духа подвергнуться трансформации, внешне стать похожим на другого человека или существо, будут действительны всегда, когда этот дух или скорее сила захочет принять форму кошки» [22.] (Там же).

 

Настоящий каббалист, с точки зрения теософии, должен хорошо знать учения Галатинуса, дона Пико делла Мирандолы, Парацельса, Робертса. И хотя их творения не совершенны, не дают ключа к практическим оккультным тайнам, но знания их приближают к разгадке этих тайн. Блаватская подвергает сомнению знания некоторых философов, заявляющих, что знают разгадку всех оккультных секретов. Скорее это миф, чем правда, - говорит она. Сначала им необходимо знать древнееврейских авторов, таких как "Сефер Йецира", выучить наизусть великую книгу "Зогар" в оригинале, изучить "Каbblah Denudatа" из Собрания 1684 г. (Париж), заняться каббалистической пневматикой, и лишь затем бросаться с головой «в туманные воды таинственно монстра».

 

Более подробною информацию об оккультизме, магии, Каббале и других тайных науках, читатель найдет в Третьей книге «Тайной Доктрины» Блаватской, а также в других ее произведениях. Кроме того, в наше время вышли две книги Блаватской об оккультизме. Это – «Блаватская Е.П. В поисках оккультизма». М. Сфера, 1999; и «Блаватская Е.П. Оккультизм или магия». М, Эксмо-Пресс, 2001. В своей статье «Блаватская об оккультизме», Джадж затронул не все вопросы из жизни и деятельности Е. П. Блаватской, ее учения и любви к тайным наукам. Однако все они являются злободневными, важными и требуют осмысленных ответов в свете XXI века.

Оккультизма глазами У.К. Джаджа

Нам интересно знать отношение самого Джаджа к оккультизму. Как он понимает это загадочное явление и что говорит такого, чтобы читатель понял: нужен ли оккультизм нашему обществу, всем людям планеты? Приносит ли он какую-либо пользу, или облегчение? Освобождает ли от зла, или это просто филькина грамота, выкачивание денег из кошельков и карманов простого народа? А может он и приносит вред?

 

Вот, что говорит Джадж об оккультизме: «Прежде чем стать оккультистом, тебе следует полностью освободиться от предубеждений, любых земных симпатий, всякого чувства предпочтения одного перед другим. Очень легко впасть в черную магию. И потому необходимо несколько лет подготовки, чтобы избавиться от всех истоков предпочтения до того, как можно будет доверить тебе оперировать силами природы. Адепт должен полностью отделить себя от своей личности. Он должен сказать: «Я — это сила». Черный маг готов делать зло, даже не думая о том, может ли оно повредить другим. Добрый поступок, совершенный с пристрастием, может стать злом, например, вызывать враждебность у других. Совершая поступки, необходимо освободиться от всякого чувства принадлежности и стать абстрактной силой. Справедливость противоположна пристрастию. Добро и зло есть в каждой точке вселенной, и если кто-то работает, хоть с какой-то степенью пристрастия, он становится в этой степени черным магом. Оккультизм требует идеальной справедливости и абсолютного беспристрастия. Когда человек использует силы природы неразборчиво с пристрастием и без уважения к справедливости — он и есть чёрный маг. Подобно шулеру, чёрный маг действует, опираясь на определенные знания. Магия — это владение силами природы. Например, используя чёрную магию, Армия Спасения возбуждает людей, гипнотизируя и опьяняя психически. Первая операция черной магии — уметь привести человека в определенное психологическое состояние. Помочь больному человеку — это не черная магия, но никакое личное предпочтение не должно направлять ваши действия. Когда Шестая Раса приблизится к концу своего существования, дугпы (черные маги) исчезнут. Дугпа может перемениться в течение жизни за счет ужасных страданий и испытаний. На астральных и психических планах Учителя Мудрости всегда сильнее, чем дугпы, потому что добро сильнее зла. Но на нашем материальном плане зло сильнее добра, и, действуя на этом плане, Великим Учителям следует быть очень ловкими в выборе средств, что совершенно противоестественно Их натуре. Поэтому Они встречаются с большими трудностями и могут только временно облегчать последствия зла. В нехороших силах отсутствует добро, но в них нет зла, и чем выше мы поднимаемся, тем большим злом становится отсутствие добра. Только следуя абсолютно бесполому единению, можно проторить белый путь. Август 1890 г». ( Джадж и его «Путь»).

 

Кроме «Воспоминаний об оккультизме Е.П. Блаватской», у Джаджа есть еще несколько оригинальных работ, посвященных этой тайной и грозной силе. Это «Синтез оккультной науки» и отдельные статьи из книги «Океан теософии».

 

Мы остановимся на «Синтезе оккультной науки», чтобы понять, какое место занимает оккультизм в шкале духовных ценностей автора. Джадж, разбирая «синтетическую философию» Спенсера, видит в ней многие несуразности, нестыковки и нелепости. Несмотря на заявления Спенсера, что в основу своей философии он поставил метод синтеза, его синтез - это, скорее, филькина грамота. Никаким синтезом в книгах Спенсера не пахнет. Англичанин пытается объяснить философским языком «метод и модуль природы в пределах одного из ее процессов». Джадж называет его книгу не философской, даже не научной, а «чисто спекулятивной и предположительной по характеру». «Это аналогично тому, - говорит он, - как если бы физиолог занялся изучением функции дыхания человека исключительно путём исследования процесса выдоха, игнорируя то, что каждый выдох должен сопровождаться вдохом, иначе дыхание прекратится» [23].(Блаватская Е.П. В поисках оккультизм. М. Сфера, 1999)

 

Джадж находит в «заумных» книгах автора многие недостатки. Это и «пропущенные звенья», «несоединимые пропасти», «немыслимые пробелы», и не считает их «экспериментальными и аналитическими». Он называет метод Спенсера «бессистемным». Никакого синтеза в книгах Спенсера, Джадж не нашел. Фантазиям английского философа Джадж протиопоставляет оккультную науку, опирающуюся «на целостную, всё включающую философию». «Эта философия не просто синтетическая в своих методах, потому что даже самая простая, как и фантастическая гипотеза, может претендовать на это. Она сама является синтезом. Она рассматривает природу, как единое целое, поэтому её последователь может занять любую точку для наблюдения. Он может заниматься процессами отделения и разделения, вплоть до мельчайшего, ограниченного временем и пространством атома, с точки зрения всё включающей и завершённой природы. Или, начиная с внешнего проявления атома, он может тянуться вперёд и вверх до тех пор, пока атом, включённый во всеобщую гармонию творения, не превратится в неотъемлемую часть Космоса» [24]. (Там же).

 

Современный учёный, по мысли Джаджа, способен сделать это случайно или эмпирически, тогда как оккультист делает все систематически и привычно, а это значит - по-философски. Современный учёный сознаётся в незнании и гордится этим, тогда как оккультист — почтительный и передовой последователь гностицизма.

 

Современная наука считает материю — «живой» и «мёртвой», «органической» и «неорганической», а самую «жизнь» — внешним проявлением материи. «Оккультная наука считает «своим самым важным постулатом то, что в природе нет такой вещи, как неорганическая субстанция или тело. Камни, минералы, горные породы и даже химические атомы — это просто органические соединения в глубокой летаргии. Их кома заканчивается, а их инерция становится активностью» [25]. (Е.П. Блаватская, «Тайная доктрина», том I, отдел XIV, прим.295).

 

По Джаджу, оккультизм признаёт существование одной всеобщей, всё проникающей жизни. Современная наука, считает он, называет жизнь особым феноменом материи, мимолётным проявлением в результате временных условий. Для оккультистов такая посылка не верна.

 

Джадж за то, чтобы логика и аналогия научили каждого, что так называемая «неорганическая» или «мёртвая» материя постоянно становится органической и живой, тогда как материя органического плана постоянно превращается в неорганическую.

 

«В современной науке «элементы», «атомы» и «молекулы» являются частично физическими, и частично метафизическими, хотя это полностью предположительно, однако, их духовный характер упоминается редко, по простой причине, что они принимаются исключительно как феноменальные» [26]. (В поисках оккультизма).

 

Джадж не видит в современной науке никакого синтеза. Синтез, говорит он, находится у оккультистов, и они им владеют целую вечность. Оккультной философии было достаточно маленького проблеска, чтобы дать таким умам как Кеплер, Декарт, Лейбниц, Кант, Шопенгауэр и, наконец, Крукс, такие идеи, которые бросили вызов всему научному миру. В то время как эти учёные дополняли и подтверждали друг друга в каких-то деталях, отдельно или все вместе, они не открыли полного синтеза, потому что никто из них не владел им, хотя он существовал уже целую вечность.

 

Джадж предлагает вспомнить Монады Лейбница, каждая из которых — это живое зеркало Вселенной. Каждая монада отражает всякую другую. Лейбниц сравнивает свой взгляд и определение с некоторыми санскритскими сутрами, переведенными сэром Уильямом Джонсом (1746-1794) — английским филологом и исследователем древней Индии. В них сказано, что «созидательный источник Божественного Разума, … «сокрытый покровом глубокой тьмы, создал зеркала атомов мира, и бросил отражение своего собственного лика на каждый атом» [27]. («Тайная Доктрина», том I, раздел XIV).

 

Современная наука должна устыдиться, а христианский мир признать, что язычники, которых они презирают, и священные книги, которые они высмеивают и не признают, владеют таким кладезем мудрости, о котором никто и не мечтал. Джадж считает, что они получили урок, узнав, что наука ни в коей мере не возникла на Западе, и не ограничивается им. А суеверие и невежество существовало и существует не только на Востоке.

 

«Возможности целостной науки метафизики и целостной философии ещё не осознаются. Следовательно, во всём своём масштабе древняя мудрость не нашла признания в настоящее время. Мы не можем представить себе, что древние мудрецы говорили с позиции сознательного опыта, по крайней мере, двух планов выше того, который мы «воспринимаем чувствами» каждый день. Однако, это факт. Он только подтверждает предположение и расширяет поле действий современного исследователя эволюции. Так почему он должен быть шокирован и потрясён таким открытием?» [28].(Там же).

 

В пример такого открытия, Джадж приводит мистера Дж. У. Кили. Сделанное им открытие века опережало этическую культуру своего времени на целые столетия. Знание его в руках всесильных, но невежественных людей, чей этический уровень был много ниже работающих и страдающих масс, могло только содействовать анархии и увеличить угнетение. На высших планах сознания, закон прогресса является абсолютным. Для Джаджа – это аксиома. Знание и способности идут рука об руку с благодеянием человеку, всему человечеству, а не только с владельцами мудрости. Хранители высшего знания всегда являются распределителями божественности. Именно этими условиями руководствуется высшее сознание. Синтез оккультной науки, пишет Джадж, становится, таким образом, высшим синтезом способностей человека.

 

В своих рассуждениях Джадж опирается на книгу Блаватской «Тайная Доктрина» и на ее основе выводит свои предпосылки и дефиниции. Как и Е.П., он считает человека совершенным животным. Но прежде, чем человек достиг совершенства, даже на плане животных, его должен был осветить высший план. Только совершенное животное может пересечь порог следующего высшего, или человеческого плана. И, пока он совершает это, его освещает луч со сверхчеловеческого плана. «Следовательно, - пишет Джадж, - подобно тому, как свет человечества озаряет животный план, как путеводная звезда влечёт Монаду к высшему сознанию, так же и свет Божества, освещающий человеческий план, влечёт Монаду к сверхчеловеческому сознанию. Это не больше и не меньше чем философский и метафизический аспекты закона эволюции» [29]. (Там же).

 

Джадж на конкретных примерах показывает, что именно исходная Монада хранит в себе потенциальную божественность. Отсюда он делает вывод, что неправильно называть «синтетической философией» мыслительный процесс, имеющей дело только с феноменами и ограниченный материей на физическом плане. И приводит в пример два обобщения оккультной философии. Одно, наделяющее каждый атом потенциальной жизнью, и другое, считающее каждое насекомое или животное потенциально уже владеющими высшими планами, хотя они ещё спят.

 

Джадж анализирует разум человека и называет его «спящей или активной потенцией Космической способности к формированию идей», основой каждого закона, действенностью каждого принципа во Вселенной. Для него человеческая мысль — это отражение или репродукция в области человеческого сознания этих форм, законов и принципов. Следовательно, человек чувствует и понимает природу как раз настолько, насколько природа в нём развёрнута. «Таким образом, когда Монада прошла через форму животного эго, развив и развернув человеческую форму, высшая Триада принципов проснулась от векового сна и, оказавшись под тенью Манасапутры (Сын разума. – Перев.), встроила в себя его сущность и субстанцию» [30].(Там же).

 

Джадж против того, чтобы считать, что в теософии или оккультизме существуют догмы и вероучения. И потому, когда спрашивают: «Является ли теософия вероучением?», то ответ его однозначный: «Нет, это религия». «Является ли она философией в общем смысле этого слова? Нет, это философия. Является ли она наукой в современном понимании этого слова? Нет, это наука». Если согласие религии, философии и науки возможно, и если оно когда-либо достигало человеческой мысли, эта мысль давно должна была преодолеть ограничения всех вероучений и перестать быть догматической. Отсюда возникает трудность в ответах на поставленные вопросы. Взятое отдельно никакое положение не может быть рассмотрено без ограничения или искажения его смысла. Каждое положение должно рассматриваться и приниматься, как подчинённое синтетическому целому.

 

В предисловии к «Тайной Доктрине», Джадж видит короткий и сжатый очерк оккультной философии, поэтому считает его очень важным. Каждому, кто хочет знать, о чем рассказывается в двух последующих томах, он рекомендует изучить этот очерк очень даже внимательно. Без этого никакое положение, ни один из принципов человеческой жизни не может быть правильно понят. «Последующий материал книги является, по необходимости, фрагментарным, но основной синопсис предисловия охватывает всё по-философски. Тот, кто логически мыслит и следует простейшим аналогиям, никогда не собьётся с пути. Там ясно определено отношение разума к мозгу, мысли к сознанию, жизни к материи, человека к Природе и Богу, конечно, не во всех деталях, но в философском модуле, который должен быть изучен логически и применён в жизни». (В поисках оккультизма).

 

По замечанию Джаджа, оккультизму нельзя научить, это качество врожденное в человеке. Даже Блаватская своими «наглядными примерами» не смогла передать свои знания и способности ученикам. Люди или не понимали ее, или неправильно использовали, полученные знания. И хотя им часто объясняли и демонстрировали оккультные способности, большинство из них все равно не стали оккультистами.

Джадж о «Тайной Доктрине»

В своем теософском трактате, Джадж много говорит о книгах Елены Блаватской «Тайная Доктрина». Он считает их высшей философско-теософской мудростью. Они очень трудны для понимания, но в них показана вся эволюция человеческой жизни.

 

Если бы до прихода Теософского общества, было предложено начать изучение «Тайной Доктрины» с основ и реконструировать всё наше знание Природы и человека, показать единство и основу всех религий мира, избавить науку от всех её «пропущенных звеньев», сделать агностицизм гностическим, поставить науку психологии, природу и законы разума и души выше «медиумизма», то это было бы признано геркулесовой задачей и объявилось бы неисполнимым, - говорит Джадж.

 

Сейчас, когда это достигнуто и вся масса знаний представлена миру, стало странным, что люди не могут их охватить. Они жалуются на незнакомые термины и странные слова, заимствованные из Восточных языков. Однако если кто-то берётся за изучение физики, химии, музыки или медицины, то им тоже надо преодолеть большие трудности. В таком случае, разве не странно, что наука, которая включает всё это, беря на себя задачу, дать синтез всего царства Природы и жизни, должна иметь свою собственную терминологию?

 

Джадж считает, что в настоящее время есть много людей занимающихся философствованиями, но существует только одна философия, один синтез одной Вечной Природы. До появления «Тайной Доктрины» никто из ученых, за исключением Платона, не давал Западу, даже приблизительно законченной системы философии. «Труды Платона, - пишет Джадж, - старательно завуалированы символическим языком Посвящённых. «Тайная Доктрина», появившаяся два тысячелетия спустя, в век так называемой науки, направлена к научной мысли века и, следовательно, рассматривает весь предмет, в основном, с точки зрения науки. Настоящему веку не хватает философии, как веку Платона не хватало науки. Из этого следует, что одновременно с признанием в равной степени философии и науки, Блаватская представила миру мысли его времени.

 

Тайная Доктрина» признает «существование закона Циклов, управляющего интеллектуальным развитием человечества так же, как он управляет вращением солнц и миров. Поэтому она обращается к тому времени, который будет на подъёме. А поскольку аналитическая мысль набирает силу, и она — мыслеформа века, то, похоже, что большинство читателей, просмотрев широкий синтез, пропустили философию Тайной Доктрины». Своей статьей Джадж хочет привлечь внимание читателей к «Тайной Доктрине» Блаватской. Он верит, что после книг Елены Петровны, в ХХ и последующих веках произойдёт возрождение истинной философии, и книги Блаватской станут основой Новой философии.

 

«Тайная Доктрина», для Джаджа, - это источник научных фактов. Но это не самое главное её качество. По крайней мере, теософ видит, что факты эти поставлены в такое положение, что ими можно манипулировать как угодно. Он знает, что нигде больше в англоязычной литературе закону эволюции не даётся такого охвата и размаха, каким показала его Блаватская в своих книгах. Этот закон, говорит он, напоминает непрестанное и неизменное звучание глубокого моря, и видит нашу Землю во всех её изменениях «от рождения времени до звона смерти». Он сопровождает человека в его тройственной эволюции, физической, ментальной и духовной через совершенный круг безграничной жизни. Дарвинизм, считает Джадж, достиг своих пределов и отступил. Человек, определённо, эволюционирует от низших форм. Но какой человек? Физический, психический, интеллектуальный или духовный? «Тайная Доктрина указывает, где линии эволюции и инволюции встречаются, где материя и дух пожимают руки, и где восходящее животное стоит лицом к лицу с падшим богом. Потому что все природы встречаются и переплетаются в человеке.

 

Джадж призывает не судить положения Тайной Доктрины отдельно, это будет неверным. «Независимости» в них не больше, чем в личностях, составляющих Человечество. А взаимозависимость существует везде, в природе и в жизни.

Разговор о Карме

Джадж не может понять, почему Е.П.Б. и другие, известные обществу люди, придавали особое значение доктринам Кармы и Перевоплощения? Наверное, не потому, говорит он, что люди легко понимали эти доктрины, и они приносят им пользу; не только потому, что они действительно представляют солидную основу для этики или всего поведения человека. А видимо потому, что они — основной принцип высшей эволюции человека. Без кармы и перевоплощения эволюция — это только фрагмент, процесс с неизвестным началом и концом, который невозможно распознать. Он проблеск надежды на то, что эта эволюция все-таки произойдет.

 

Но в свете кармы и перевоплощения эволюция становится логикой того, что должно быть. Все звенья в цепи существования занимают свои места, а круги причин и жизни завершены. Карма, замечает Джадж, даёт вечный закон действия, а перевоплощение обеспечивает безграничное поле для её проявления. Тысячи людей, не способных воспринять полный синтез этой бесконечной эволюции, могут понять эти два принципа, применить их, как основу для поведения, и вплести их в структуру своих жизней. «Следовательно, давая, даже поверхностному мыслителю и слабому, не умеющему логически мыслить человеку, прекрасную этическую основу и безошибочный ориентир в жизни, теософия строит в направлении будущей реализации Всеобщего братства и высшей эволюции человека. Только немногие из этого поколения понимают работу, которая предпринимается или то, сколько уже сделано. Мрак этого времени в отношении истинно философской мысли нигде так не виден, как в способе, которым оппозиция ведёт войну против этих доктрин Кармы и Перевоплощения» [31]. (Блаватская Е.П. Карма судьбы. М, МЦФ, 1999).

 

За семнадцать лет существования теософского движения, Джадж так и не узнал ни из одного источника, о проведении серьёзных и логических попыток дискредитировать эти доктрины с применением философской основы. Были отрицание, насмешки и осуждение ad nauseam (до тошноты). Дискуссий по данному вопросу вообще не проводилось, потому что с самого начала эти доктрины были представлены и отстаивались с логической и бесстрастной философской позиции. Отвечать на насмешки и мелкие замечания, для Джаджа, дело неблагодарное и унизительное. Это было свидетельство того, насколько общество в этом вопросе не развито и оглуплено.

 

Джадж делает заключение, что синтез оккультизма - это философия Природы и Жизни, всё охватывающей, широкой и свободной истины, которая понимает каждый научный факт, в свете безошибочного процесса Вечной Природы.

 

Придёт время, пророчит Джадж, когда передовые мыслители оставят своё безразличие, презрение и чванство и по настоящему займутся острыми, философскими проблемами, поставленными Блаватской в ее книгах – «Тайной Доктрине», «Разоблаченной Изиде» и других. Они осознают обширность затронутых в них проблем. Но для этого необходимо другое мышление, незнакомое нынешнему времени. «Это откровение древних веков, оно неразрушимое и вечное, которое, тем не менее, может быть преданным забвению, и потеряно, но может возрождаться снова и снова, т.е. перевоплощаться, как сам человек».

 

В книге Колдуэла «Джаж и его «Путь» приводятся некоторые высказывания Джаджа о различных проблемах Бытия. Мы познакомим своих читателей с некоторыми из них.

 

«У меня есть смертельное желание — найти тех, кто признает меня без корысти и будет работать ради остальных. Я бы лишился всего ради твоей пользы и был бы рад, если бы моя смерть или гибель помогли тебе достичь просветления. Если бы я мог, я бы перевёл весь мой опыт в твой дух и подарил его тебе. Для чего? Только ради такого признания. Не в наших силах сделать больше, ты знаешь это очень хорошо. Мы воздвигаем перед глазами людей деревянный образ, и никто не возьмёт меч, чтобы разрубить его надвое и найти драгоценности внутри. Потому, мы с грустью возобновляем наши усилия». Июнь 1887 г.»).

 

«Я бы хотел, чтобы, насколько возможно, ты перестал желать духовного прогресса. Интенсивное желание знать, стать и достичь света отличается от мыслей такого рода: я не делаю успехов, я не знаю ничего. Подобные мысли направлены на достижение результата. Правильная позиция — желание БЫТЬ, потому что тогда мы знаем. Желание знать почти целиком интеллектуально, а желание БЫТЬ — это желание сердца. Например, если вы сумели увидеть своего далекого друга — это не является знанием, это факт существования в состоянии или вибрации, в которой этот друг находится в это время. Перевод этого явления в ментальную операцию или объяснение его называется знанием. Видеть элементала на астральном плане — это значит, в этот момент, быть одной из частей нашей природы в таком состоянии или положении. Конечно, есть огромные области Бытия, достичь которых у нас ещё нет надежды. Но стремясь стать божественными и определив для себя, что это высшее состояние — наша самая большая надежда, мы можем научиться быть окончательно и всецело тем планом, с которым мы лицом к лицу сейчас». Январь 1888 г.».

 

«Непреложен закон, устанавливающий, что тот, кто получил духовную помощь, неважно как бы мала она ни была, не должен с готовностью умереть до тех пор, пока не передаст то, что получил, по крайней мере, ещё одному человеку. Этот же закон гласит, что передать это не значит просто сказать словами, но терпеливо ждать, чтобы этот другой понял всё до конца. Однажды повернув свой разум к свету Истинного Солнца, ты бросаешься в этот поток священной энергии, который стремится к этому Солнцу и от него. И никогда больше ты не сможешь повернуть обратно свою жизнь, а потому, живи так, чтобы хорошо выполнять свои обязанности». Январь 1888. [32]. («Путь». Ноябрь, 1891 г. Февраль, Март, Май, 1892 г. М. Сфера, 2007).

Современники о Джадже

Для установления объективного портрета Джаджа, мы решили познакомить своих читателей с некоторыми высказываниями его друзей, знавший теософа не понаслышке. Их показания как нельзя лучше дополнят наш рассказ об этой интереснейшей личности.

 

Джером А. Андерсон. «Я познакомился с ним в 1888 году. Он был единственным человеком в моей жизни, с которым я чувствовал себя всегда и во всём в полной безопасности. …Он обладал способностью наблюдать и синтезировать обстоятельства, людей и события. Я относил это к тому, что люди, иногда, называют оккультным знанием. Он был оккультистом. Благодаря способности самоконтроля, он мог остановить бурное блуждание ума и, поддерживаемый стремлением к идеалу, став внутренне спокойным, и увидеть любую ситуацию беспристрастно. Надо ли удивляться его ясновидению! В теософских делах его душу и ум освещал и оживлял глубокий интерес. Возникал ли какой-то вопрос или проблема, он всегда рассматривал их, в первую очередь, в свете своего идеала, духовной общности Всех и Истинной Сущности. Он утверждал, что с этой философией знакомит нас книга из книг, «Бхагавадгита». Он привык говорить, что «Гиты» и «Тайной Доктрины» для него было вполне достаточно, чтобы попытаться понять и следовать в этой жизни. … Некоторые называли его «Раджа». Однажды, после долгого периода тревог, волнуясь и беспокоясь о своих делах, сам не сумев прийти к определённому выводу, я написал ему и спросил, какой урок мне надо извлечь. Он ответил так: «Этот урок не отличается от других уроков жизни. Это карма, которая кажется больше, потому что касается наших обстоятельств. На самом деле она не больше, чем маленькие кармы других людей. Спокойствие и безразличие к результатам — это самый лучший урок, который можно извлечь. Хорошо, если всё закончится хорошо. Если бы ты был спокоен и не терял равновесия, было бы лучше, потому что ты не создал бы новую карму тем, что был привязан чувствами к происходящему. Кроме того, спокойствие, больше всего другого, сохраняет здоровье во всех делах и даёт уму свободу для правильных действий».

 

Элиот Б. Педж. «В декабре 1894 года Джадж сказал мне, что, согласно карме, его тело должно прекратить своё существование в следующем году и для того, чтобы преодолеть этот период, необходимы экстраординарные средства. В это время он ожидал, что сможет успешно с этим справиться и использовать это тело ещё много лет. Но он не учел, ни атак извне, ни внутреннего напряжения, вызываемого баталиями вокруг него. Всего этого, вместе с наследственностью тела, оказалось слишком много даже для его воли и сил. За два месяца до смерти он знал, что умрёт, но даже при этом ему было трудно справиться со своей неукротимой волей. Ещё два ужасных месяца он тащил свое бедное, подверженное мучительной боли тело в последнем, сверхъестественном усилии не покидать друзей. А когда он решил уйти, то те, кто любил его больше всех, хотели этого сильнее, чем другие. Я благодарен Богам за данную мне привилегию знать его, и благословение называть его моим другом».

 

Джулия У.Л. Китли. «О том, что он был «оккультистом высокого уровня» многие знали по собственному опыту, но никто не понимал глубину его способностей и знания. Многое из того, что сейчас скрыто, проявится в будущем и покажет истинный размах его жизни-работы. Мы знаем, что для нас эта жизнь-работа была неоценимым благом и через нас это благо должны получить другие. Великие Учителя, Е.П.Б. и У.К.Д. указали нам, как надо действовать, и мы снова обратимся к лозунгу, который получили от него, когда не стало Е.П.Б.: «Работать, наблюдать и ждать». Нам не придётся ждать долго.

 

Если говорить о мистере Джадже таком, каким любой из нас знал его, обыкновенном человеке, то он был застенчивым, непритязательным, скромным, сильным, терпеливым, мягким и смелым. Его блестящие организаторские способности можно сравнить только с теми, которыми обладала Е.П.Б, и он пользовался ими только для одной цели: облегчить путь тем, кто следует дорогой знаний. Он был добрым и терпеливым, что не часто сочетается с огромной силой. Замечательный организаторский талант сочетался в нём с умением распознать истинные намерения и мысли других. Он видел предателей среди окружавших его людей, мог читать в сердцах тех, кто хотел ранить его, и, тем не менее, во всех своих отношениях с ними, облегчая им путь, всегда оставался добрым. А когда его друзья обвиняли того, кто ранил его больше всех других, он говорил только одно: «Неважно, что делают другие. Никого не выбрасывайте из своего сердца. Делайте своё дело, и работа даст плоды в будущем. Ошибки других, исходящие от невежества, обратятся в ничто. Придёт время, когда мы все обретём силу, когда те, кто временно покинули нас, придут обратно. И мы, как сильные братья, будем ждать их с распростёртыми руками, поможем им найти путь и исправить ошибки, сделанные ими по незнанию» [33]. (Джадж и его «Путь»).

 

Подводя итоги сказанному, нужно подчеркнуть, что У. К. Джадж был для Блаватской незаменимым другом и сотрудником. Во всех ответственных моментах судьбы Теософского общества, Джадж неизменно поддерживал свою Учительницу и принимал все меры, чтобы выправить положение. Его трезвый диалектический ум, талант руководителя большого масштаба, способствовали тому, что Елена Блаватская могла спокойно издавать свои произведения и быть уверенной, что ТО сохранит и преумножит свою деятельность. Джадж был неповторимой личностью, как в жизни, так и теософском движении.

 

Литература

 

1. Колдуэл Д. Джадж и его «Путь». М. Сфера, 2007.
2. Там же.
3. Крэнстон С. Жизненный путь Е.П. Блаватской. Рига, Амрита, 1999.
4. О Блаватской. Там же.
5. О Блаватской. Там же.
6. О Блаватской. Там же.
7. Колдуэл Д. Джадж и его «Путь». М, Сфера, 2007.
8. Джадж У.К. Беседы Е.П. Блаватской об оккультизме. //В кн. Джадж У.К.
9. Джадж У.К. Беседы Блаватской об оккультизме. //В кн. Астральные тела и двойники. М. Сфера, 2002.
10. Беседы об оккультизме. Там же.
11. Беседы об оккультизме. Там же.
12. Беседы об оккультизме. Там же.
13. Джадж. Об оккультизме Блаватской. //В кн. Джадж и его «Путь».М, Сфера, 2007.
14. Блаватская Е.П. Оккультизм и магия. М, Эксо-Пресс, 2006.
15. Там же.
16. Колдуэл Д. Джадж и его «Путь». М, Сфера, 2007.
17. Магия и наука. //В кн. Блаватская Е.П. Оккультизм и магия. М, Эксмо-Пресс, 2006.
18. Священная наука. //В кн. Оккультизм и магия. М. Эксмо-Пресс, 2006.
19. Священная наука. Там же.
20. Священная наука. Там же.
21. Блаватская Е.П. Иная сторона жизни. М, Сфера, 2005.
22. Там же.
23. Блаватская Е.П. В поисках оккультизма. М, Сфера. 1999.
24. Там же.
25. Блаватская Е.П. Тайная Доктрина, т. 1, отд. ХIV. М. Эксмо, 2010.
26. Блаватская Е.П. В поисках оккультизма. М, Сфера, 1996.
27. Блаватская Е.П. Тайная Доктрина. Т.1. отд. ХIV. М, Эксмо, 2010.
28. Тайная Доктрина. Т. 1.Там же.
29. Тайная Доктрина. Т. 1.Там же.
30. Тайная Доктрина. Т.1, Там же..
31. Блаватская Е.П. Карма судьбы. М, МЦФ, 1995.
32. Колдуэл Д. Джадж и его «Путь». М, Сфера, 2007.
33. Джадж У. К. и его «Путь». Там же.

10.04.2014 13:41АВТОР: Сергей Целух под ред. Н.В. Ивахненко | ПРОСМОТРОВ: 1491




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Ученики и последователи Е.П. Блаватской »