Добровольное пожертвование. Обращение Международного Центра Рерихов к народу России. Размышляя о наследии, завещанном Людмилой Васильевной Шапошниковой: Замысел воплощённый и мыслеобраз будущего. О.А. Уроженко. В Таганроге прошла выставка фоторабот Л.В. Шапошниковой «По маршруту Мастера». Международная научно-общественная конференция «Мы любовью Родины богаты». Добровольное пожертвование. Обращение Международного Центра Рерихов к народу России. Проблему исторического пути буддизма в Центральной Азии обсудили на семинаре молодых ученых. Почему в усадьбе Лопухиных не будет государственного музея Рерихов. Любовь Хоменок. Точка нравственной опоры: о ситуации вокруг МЦР. Добровольное пожертвование. Обращение Международного Центра Рерихов к народу России.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Вкус барбариса -2. Возвращаясь к банкротству Мастер-Банка. Михаил Бакланов


 

 

 

Вышедшая в 2014 году статья автора «Вкус барбариса» о банкротстве Мастер-Банка не утратила своё значение до настоящего времени и дополняется новыми сведениями, почерпнутыми из журналистских расследований за прошедшее время. Работа дана в привязке к полицейской операции, проведенной сотрудниками МВД в Международном Центре Рерихов 7 марта 2017 года.   

 

   Прошедшие события с рейдерским ограблением с изъятием картин в Музее Рерихов и связанные якобы с уголовным делом Мастер-Банка, побудили меня вновь вернуться в прошлое. В 2014 году по горячим следам банкротства Банка была написана статья «Вкус барбариса» (её можно посмотреть в именном авторском разделе портала «Адамант»). Читая её сегодняшними глазами, не могу опровергнуть ни одного сказанного тогда слова. За прошедшие с ноября 2013 годы в прессе появились некоторые дополнительные подробности по скандальному банковскому делу. До сих пор идет следствие, ряд отдельных расследований доведен до суда. Что можно сейчас добавить к моим старым словам?

 

Судьба Банка, действительно, была не простой. Высоким чиновникам от власти нужен был банк, через который можно было не только прокачивать личные откаты, обналичивая свои «доходы», но и иметь каналы финансирования своих внутренних потребностей в виде различных политических внебюджетных движений. Банк негосударственного формата. Такой частный банк вскоре подвернулся. Из ряда потенциальных кандидатов предпочтение было отдано Мастер-Банку, владелец которого был связан с рерихианством и вкладывал свои деньги в меценатство и приобретение художественных картин огромной культурной и материальной ценности для Музея МЦР.  Не секрет, что многие банки в то время в погоне за прибылью и уходя от непомерных тягот налогового бремени ради выживания, использовали серые банковские операции. Формально на это все закрывали глаза – вся банковская система была с «душком». По рукам давали только некоторым особо зарвавшимся. А вот Мастер-Банку была уготовлена другая судьба. Судя по всему, однажды владельца банка Б.И. Булочника хорошо прижали «к стенке» и поставили перед выбором: «Работаешь с нами, или в лучшем случае разоряешься». Тогда на «руках» у Булочника уже был МЦР, и ему пришлось согласиться на сотрудничество. Случилось это около 2005 года. Вот тогда в Банке появился свой маленький банк с отдельной командой и своими скрытыми делами. До определенной поры в нем все шло тихо и мирно, каждый из группы занимался своим бизнесом.  Кто же эти новые лица, поимевшие прекрасную крышу под крылом Банка? Как сейчас оказывается, 

«до 2011 года их было четверо: два гражданских лица и два выходца с Лубянки и из МВД. Пятым элементом этой сложной структуры позже стал Евгений Рогачев», — ​рассказывает сотрудник Управления «Ф» ГУЭБиПК МВД».Эта группа обеспечивала оформление финансовых документов и облекала «идеи» в материальные деньги.  «Вопросами транзита и снятия денег в «Мастер-банке» ведали люди, которых называли «операторами». Координировал действия «операторов» человек по имени Алексей. В ходе прослушки телефонных переговоров была задокументирована связь этого лица с «операторами», он активно раздавал им распоряжения и контролировал их исполнение. По нашим данным, этот человек был связан с ФСБ, о чем свидетельствовали и его навыки в конспирации: он никогда не использовал один телефон и звонил из разных районов Москвы, что осложняло установление его «базовой константы» — ​то есть привязки к какому-то конкретному месту. К сожалению, установить это лицо так до сих пор не удалось — ​после скандала вокруг руководства главка мы утратили контроль над расследованием дела».

 

 Нездоровая ситуация в банке, конечно же, привлекла сразу же (еще в 2007 году) надзорные органы МВД, они собирали материал и готовы были пустить его в дело, но им вежливо дали по рукам со стороны старших товарищей из ФСБ. Однако ситуация в Банке постепенно обострялась, причем за счет внутрибанковских разборок она становилась доступной следствию из-за подкидывания информации самим менеджментом: «В банке было несколько групп влияния, некоторые из них — ​выходцы с Лубянки. Они постоянно боролись друг с другом за объемы денег, которые надо было обналичить. Чем меньше игроков, тем выше твой доход. Эти конфликты постоянно выливались в уголовные дела». Поначалу деньги попросту воровались у Банка, используя зависимость его руководства от внешнего влиятельного хозяина. Кроме того, в других структурных подразделениях Банка были свои любители легких денег и со своими командами, возможно, работающими под одним руководством на единый «общак» и получающие свои комиссионные. Впрочем, не чураясь потихоньку прирабатывать и в свой личный карман.

 

Если обратить внимание на криминальные сводки того времени, то можно обнаружить сообщения о нескольких арестах руководителей территориальных отделений и филиалов банка по обвинению в незаконной банковской деятельности: в период 2007–2011 годов в рамках трех разных уголовных дел были задержаны глава Перовского отделения «Мастер-банка» Дмитрий Андросюк и главный специалист банка Мери Теванян (по подсчетам полицейских, через пластиковые карты, выпущенные в основном на студентов и алкоголиков, незаконно обналичили через банкоматы «Мастер-Банка» как минимум 138 млн. рублей), а также произведен обыск в филиале банка в Санкт-Петербурге (там через пластиковые карты было обналичено более 500 млн. рублей). То есть задолго до отзыва лицензии «Мастер-Банк» фигурировал как минимум в трех уголовных делах, связанных с обналичкой. Понятно, что такую активность по отмывке и обналичивания денег уже было трудно скрыть и прикрывать от внимания контролирующих и следственных органов. Пора было закрывать лавочку. Такое решение начали реализовывать в пределах 2011 года.

 

Как ни странно, но уголовное дело по факту незаконной банковской деятельности сотрудниками «Мастер-Банка» было возбуждено благодаря оперативной разработке Службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ (также известной как 2-я служба), начавшей проводить комплекс оперативно-розыскных мероприятий в банке в начале 2011 года. Странность этого события можно объяснять по-разному: от действий независимых команд ФСБ, до обоюдного согласия в этой структуре о необходимости закончить теневые финансовые операции в данном месте. Скорее – последнее.  Внимание же борцов с терроризмом, по словам бывшего сотрудника банка, привлек именно новоиспеченный глава управления корпоративного бизнеса «Мастер-банка» Евгений Рогачев:

 

«Он пришел по протекции Александра Булочника и сразу получил большой объем денег для обналичивания. Разумеется, не всем это понравилось».Как и откуда эти деньги попадали ему в руки, сведений в прессе нет. Можно предположить, что включение в эту группу своего человека от руководства Банка было вынужденным решением. Стараясь залатать все увеличивающую дыру в активах Банка, они, таким образом, перераспределили поток лимитированного «узаконенного воровства» в свою пользу, возвращая обратно похищенные деньги. Потому и не всем членам этой группы такое было по нраву. И человека стали устранять как конкурента и интенсивно использовать в трениях между основными игроками теневого бизнеса.

 

Как потом оказалось, именно благодаря показаниям Рогачева ГУЭБиПК МВД, удалось проникнуть в тайны «Мастер-банка» и понять сложный механизм обналичивания денег. Финальным этапом которого служила банковская сеть банкоматов.

 

Всего за один «удачный» день, подчиненные «операторов» могли обналичивать через банкоматы Банка до 1 млрд. рублей. Использовались специальные точки обширной сети банкоматов Мастер-Банка, откуда оперативно изымались наличные деньги по сфабрикованным банковским картам.

 

Банкоматы «Мастер-банка» для обналичивания денежных средств использовали и владельцы ОАО АКБ «Золостбанк» — ​братья А. и И. Крюковы, в отношении которых уже расследовалось уголовное дело по аналогичному составу преступления (вскоре оба дела были соединены в одно производство). К концу 2013 года в соединенном уголовном деле уже фигурировали 13 человек — ​в основном это были менеджеры среднего звена «Мастер-банка» и «Золостбанка», а также мелкие коммерсанты.

 

Обвиняемые и свидетели в ходе допросов в МВД охотно раскрывали всю цепочку участников схемы, давая возможность следствию попытаться выйти на ключевую фигуру — ​координатора по имени Алексей и получить ответ на вопрос, куда же в итоге девались полученные в банкоматах деньги.

 

МВД отрапортовало руководству страны об истинных масштабах деятельности группы: «Только в период 2010–2012 годов доказанный объем списанных в банке средств в целях обналички составил около 40 млрд. рублей».

 

Из оперативных материалов ГУЭБиПК МВД следует, что полицейские рассчитывали на возбуждение уголовного дела по признакам организации и участия в преступном сообществе (ст. 210 УК РФ). Однако в феврале 2014 года (после банкротства Банка) сам главк стал объектом пристального внимания коллег из УСБ ФСБ, а весной под стражей оказались генералы МВД Денис Сугробов и Борис Колесников.

 

В конце сентября 2013 года, к Евгению Рогачеву обратился его знакомый из банковского бизнеса с предложением организовать встречу с некими людьми, способными помочь в прекращении его уголовного преследования.

 

 На этой встрече, как затем пояснит Евгений Рогачев, ему якобы предложили прекратить уголовное преследование в случае выполнения требований, которые будут озвучены неким представителем ФСБ.

 

2 октября в ресторане «Рецептор» на Большой Никитской с Рогачевым будто бы встретились начальник управления по расследованию организованной преступности СД МВД Михаил Александров и руководитель контрольно-методического управления Ряшат Акжигитов. Двое последних считались доверенными лицами тогдашнего главы СД МВД Юрия Алексеева, под чьим руководством служили еще в управлении Генпрокуратуры по надзору за исполнением закона о федеральной безопасности, курируя органы ФСБ.

 

Встреча высокопоставленных полицейских с обвиняемым по уголовному делу Рогачевым, по мнению Дениса Сугробова, не могла состояться без согласия начальника СД МВД Юрия Алексеева. Организатором же встречи, по предположениям генерала, мог выступить сотрудник администрации президента Артур Завалунов.

 

«О результатах встречи Акжигитов и Александров сообщили Артуру Завалунову, что подтверждается детализацией их телефонных соединений», — ​следует из материалов ГУЭБиПК МВД.

 

Вскоре Евгений Рогачев встретился с тем самым представителем ФСБ, который в материалах следствия именуется «уполномоченным УСБ ФСБ Евгением Владимировичем». О содержании этой встречи Евгений Рогачев моментально сообщил в ГУЭБиПК МВД. «Он был очень напуган», — ​вспоминает сотрудник ГУЭБиПК МВД.

 

Как выяснилось, «Евгений Владимирович» потребовал от Рогачева дать компрометирующие показания в отношении Дениса Сугробова. «Согласно этим показаниям, Сугробов будто бы ежемесячно получал от сотрудников «Мастер-банка» крупные денежные средства за обеспечение общего покровительства их бизнесу», — ​поясняет сотрудник ГУЭБиПК МВД. Генерал Сугробов написал докладную записку главе МВД Владимиру Колокольцеву, предупредив о готовящейся провокации. Таким образом, в финале банковской истории произошла схватка между сторонниками ФСБ и МВД, причем первые старались «утопить» следователей и прикрыть дальнейшее углубленное расследование финансовых махинаций внутри Банка.

 

Уголовное дело «Мастер-банка» было передано в суд 26 сентября 2016 года. Рогачев по-прежнему под подпиской о невыезде. Финансист не стал давать показаний на генерала МВД Д. Сугробова.

 

Чтобы эта сжатая информация уложилась в голове читателя, резюмирую сказанное выше. До определенного момента «услугами» внутреннего банка пользовались якобы представители ФСБ, МВД и гражданские лица. Каждый занимался своим бизнесом. Параллельно присосались к основному Банку, «втихушку» обналичивая его деньги. Между ними были постоянные конфликты за сферу влияния этого потока денег, поскольку он был лимитирован, чтобы не создавать явную и невосполнимую дыру в активах Банка.  МВД пыталось пресечь действия этой группировки, но натыкалось на запрет более сильной стороны - ФСБ. Не исключено, что ставленник Банка  Е. Рогачев был фигурой, задача которого заключалась в попытках  вернуть назад высасываемые из активов средства, но вскоре  он стал разменной монетой в играх силовиков. Когда ситуация с отмывкой денег подошла к критической черте, было принято решение о банкротстве Банка, как исчерпавшего свой задуманный потенциал и тут уже сама ФСБ проявила инициативу и дала шанс МВД раскрутить расследование. Но в определенных пределах, пресекая более глубокое расследование, ведущее в верхние эшелоны власти. Обреченный же Банк стали под конец откровенно обчищать, выводя с его активов все средства, в том числе организовав немудреную схему оформления безвозвратных кредитов на фиктивные лица, не стесняясь и простых уборщиц. Кто сколько мог урвать. Все здесь делалось примитивно и чисто для отвода глаз от основных организаторов и исполнителей мошенничества. Дабы свалить всю вину на высшее руководство Банка и его сотрудников. Именно поэтому был организован публичный шум через прессу для создания нужного в обществе негативного образа махинаций в Банке при его последующем банкротстве.   В последние пару лет эта схема обналички активов Банка работала по возрастающей уже на территории всего Банка и его владельцы не могли ничего поделать – Банк «заказали» и, откровенно разоряя, «сливали». Возможно, Б.И. Булочник старался как-то сохранить Банк, пытаясь восполнить вывод активов через привлечение депозитов за счет неучтенных в реестре VIP-вкладчиков (не надо было платить с таких вкладов налоги), лично привлекая отдельных состоятельных лиц, обещая высокие проценты по вкладам. Но последняя надежда при полной потере контроля над Банком не оправдалась. Банк, как и было изначально предписано, обанкротили. Главные же лица этой истории, как всегда, остались за бортом следственных событий. В уголовном деле фигурируют только конкретные исполнители мошеннических операций и как положено –  владельцы Банка, степень вины которых установит суд.

 

   Следует обратить внимание, что по данным открытых источников сам Б.И. Булочник нигде не фигурирует как организатор и исполнитель операций по обналичиванию и отмывки денег. Его имя упоминается только в связи с названием самого Банка, как человека далекого от публичных «банковских прелестей», как погруженного в философию Востока и как связанного с МЦР. Причем последнее всегда сводят к сотрудничеству Банка и МЦР, а не к сотрудничеству лично Булочника как гражданина и МЦР. Разница в этих определениях есть и она существенная. И кто-то упорно хочет привязать Центр именно к деятельности банковской структуры. Кто - не будем гадать – всё понятно!  Попытка следствия связать приобретение картин Рерихов к ворованным из Банка деньгам – это его дело. Если же установлено, что деньги на эти картины выделялись третьему лицу как посреднику в виде кредитов, который оказался не погашенным – это другой разговор. Не выплата кредитов на приобретение картин может быть связана не столько с аферой, сколько с преждевременным банкротством Банка и их просто не успели погасить. Возможно, лично сам бы Булочник рассчитывался с посредником за картины, а тот бы погашал свой кредит – тут ничего криминального в таких возможных схемах на доверии нет. Также как и нет вины МЦР, что он получил в дар картины, не зная их обременение со стороны дарителя непогашенным кредитом. Это уже личные проблемы дарителя, а Центр в этом случае выступает добросовестным приобретателем дара. А вот причем тут оказались более ранние дары, изъятые у Центра – на этот вопрос вообще нет разумного ответа. Следует еще напомнить читателю о том факте, что среди рериховцев раздаются возгласы, что Булочник содержал МЦР на банковские деньги. Обратимся к статистике 2012 года.  Чистая годовая прибыль Банка тогда составила 701 млн. рублей, часть из этих денег пошла на внутренние потребности Банка, допустим – 25 %. Оставшуюся прибыль в семье Булочников можно определить, как долю в 85% от совместного бизнеса с двумя другими учредителями частного Банка, итого получаем около 400 млн. рублей годового дохода. По документам за этот год официально Банком на благотворительность было израсходовано около 1,5 млн. рублей, причем помощь оказывалась не только МЦР, но и многим другим организациям. В этот год МЦР имел в активе своих суммарных денежных поступлений около 150 млн. рублей. Посчитаем, что из них более 100 млн. рублей – это личные вложенные в Центр деньги Булочника, или около четверти дохода его семьи, два члена которых были в рериховской тематике. Думаю, что остатка дохода меценатам на жизнь вполне хватало по их скромным запросам. Возьмем, к примеру, недавнее банкротство Внешпромбанка (ВПБ), совладельцем которого был Г. Беджамов. Финансовая «дыра» (превышение обязательств над активами) в капитале ВПБ составила около 210,1 млрд.  рублей. Десятки миллиардов рублей в ВПБ размещали «Роснефть», «Роснефтегаз», «Транснефть», Олимпийский комитет России, МИД, структуры «Газпрома», Минобороны, Православной церкви и Новороссийский морской торговый порт. Вдобавок к ним почти 30 млрд. рублей в банке хранили VIP-вкладчики. Владелец банка благополучно сбежал из страны. За кордоном у него обнаружили 3 яхты стоимостью под $100 млн., пару самолетов под такую же цену и кучу недвижимости. Это в качестве примера, кто и куда вкладывает свои деньги: в картины Рерихов и меценатство, или в личное благосостояние.

 

На сегодняшний момент Арбитражный суд Москвы отклонил заявление конкурсного управляющего Банком Агентства по страхованию вкладов (АСВ), просившего в качестве обеспечительных мер наложить арест на имущество пяти бывших контролирующих лиц Мастер-Банка на сумму более 24,6 млрд. рублей. Именно такой суммы пока недостает государству, чтобы рассчитаться с вкладчиками Банка. Пока рассмотрение претензий АСВ вторично отложено до 25 мая.  Фактически это означает, что имущество экс-руководства Банка сейчас пока не находится под угрозой изъятия для покрытия нанесенного убытка (если там есть что арестовывать!). Следовательно, и находящиеся под «следствием», приобретенные на невыплаченные банковские кредиты картины, не могут пока быть изъяты для погашения этой части долга. Как «вещдоки» следствия они могли вполне храниться в МЦР до окончания судебного решения по делу Банка. Так в принципе все и обстояло, поскольку их ранее СКР уже объявил «не выездными» и оставил под «домашним арестом» на ответственное хранение. Речь идет о личном даре Булочника в 2013 году 9 картин. Расследуемый период неустойчивого финансового состояния Банка вписывается в 2011-2013 годы, где и проводятся следственные мероприятия. Никакого отношения к более ранним благополучным годам это дело не имеет. Поэтому изъятие других даров, полученных ранее от Булочника и других дарителей, является превышением должностных полномочий следственной группы, проводившей обыски в МЦР 7 марта 2017 года, хотя формально органы имеют на это право.  Вот задача АСВ понятна – выплатить долги Банка вкладчикам. Задача СКР тоже понятна – найти воров. Только непонятно, почему органы пытаются найти их в МЦР – или так проще и не надо искать, где и у кого растворились эти обналиченные миллиарды.  И вся ситуация со «следственным экспериментом» явно похожа на заказную кампанию со стороны Минкульта с использованием аппарата МВД и направлена на стандартное незаконное изъятие картин у их владельца – МЦР.

 

Документальные события недавних дней показывают, кто реально руководил полицейской операцией в МЦР – Советник министра культуры К.Е. Рыбак - руками следователей определяя, что нужно изъять из Музея наиболее ценного, включая документы на обладание собственностью Центром. Отсутствие четких установок силовиков, - что же они хотели конкретно изъять в рамках проводимого уголовного расследования, - указывает, что это был просто вооруженный и санкционированный визит в МЦР, когда Минкульт попросил под таким прикрытием приехать в Музей своих представителей, посмотреть что там есть и забрать на правах сильного наиболее понравившиеся вещи. По уголовной классификации такие действия вообще-то носят наименование «грабеж» (Cт. 161 УК РФ).  Жаль только, что правоприменение такого понятия относится к физическим лицам, а не к органам власти.

 

Изъятые картины потом продадут; возможно, Минкульт в лице государства выкупит их в свою собственность. Потратив деньги налогоплательщиков за однажды украденные неизвестно куда и кем деньги вкладчиков и не покрыв всех убытков. «Справедливость» восторжествует на обломках общественного Музея. Замечательный образчик культуры по-минкультовски!

 

Как видим, та изначальная задумка в отношении Мастер-Банка, в части реализации рериховского «направления», теперь вполне успешно пожинает свои плоды, реализуясь через действия Минкульта и ГМВ. Однако, как тогда, так и теперь исполнение планов настолько примитивное и незатейливое, что сразу же бросается в глаза любому зрячему человеку.

 

Относительно судьбы Б.И. Булочника, то его долю вины установит следствие и суд. Пока же просто ищут крайнего на стороне, заочно арестовав его почти год назад и объявив в международный розыск. Но мало кто заинтересован в его личном появлении на процессе – может много рассказать любопытного. В свое время ему беспрепятственно позволили покинуть страну и не заинтересовались его персоной даже тогда, когда он приезжал в Москву проститься с Л.В. Шапошниковой в августе 2015 года. 

 

По материалам открытых публикаций российских СМИ.

 

Новосибирск, 12 марта 2017 года.

15.03.2017 09:14АВТОР: Михаил Бакланов | ПРОСМОТРОВ: 1242




КОММЕНТАРИИ (6)
  • Елена Солодянкина15-03-2017 13:36:01

    Волосы дыбом встают на голове от творимого в стране произвола "власть имущих".
    Сердце чует суть происходящих событий, но когда раскрывается хотя бы и не полностью цепочка мерзких и грязных "деяний" под прикрытием высших представителей силовых структур, сердце испивает чашу яда.
    И где найти силы, чтобы испить этот яд?
    Но их необходимо найти, пусть даже если волосы на голове встают дыбом.

  • Михаил Бакланов16-03-2017 05:11:01

    В начале своего комментария позвольте сделать несколько пояснений читателю в связи со специфическими особенностями данной публикации и пояснить некоторые термины, постоянно мелькающие в прессе. Есть понятие «отмывка» (легализация) незаконно полученных средств. Здесь имеются в виду многочисленные схемы и варианты получения и перераспределения части законно выделенных (тем же государством) средств на выполнение конкретных работ и услуг. Например, как вариант, за счет изначального превышения стоимости их реальной цены. Разница идет в карман участников незаконных операций и делится пропорционально доле «вклада в дело» каждого. Как правило, такие операции проводятся через банки, которые за услуги получают свой процент. В том числе за риск операции, поскольку доход от отмывки должен быть перечислен определенному адресату и прикрыт официальными банковскими документами. Здесь банку достается от 4 до 8 % от проводимой суммы, что иногда выливается в приличные деньги. Противозаконная и рискованная для обеих сторон операция. Как правило, проводится в коммерческих банках и для прикрытия таких постоянных операций необходимо иметь «крышу» со стороны контролирующих и надзорных органов. А это еще дополнительные расходы, ложащиеся на плечи банка. При организации отмывочных операций на постоянной основе становится выгодным и спокойным иметь стабильную и прочную «крышу» в контролирующих органах. Наиболее «солидный» вариант - это организованное постоянное отмывочное дело, доступное к реализации только верхним эшелонам власти, где потерь на побочные затраты посредникам можно избежать. Организуется в виде и по принципу долгоиграющей фирмы однодневки, которую можно потом прикрыть. Именно такая схема была использована в Мастер-Банке, функционировала под давлением на руководство и сама прикрывалась надежным покровительством одного из подразделений ФСБ. И никому до этого, соответственно, не было дела, пока туда не сунулись по наводке следователи из МВД. Дело было раскрыто, и Банк пустили в «расход». Вот тогда и появился второй источник доходов (изначально предусмотренный и запланированный) у этой организованной группы под термином «обналичивание». Суть этой операции сводится уже к прямому воровству активов Банка. Деньги вкладчиков этой группой по фиктивным документам и под разными предлогами просто списывались со счетов Банка, переводились на карточки, реальные деньги вывозились из Банка и загружались в отдельные банкоматы, изымались операторами и исчезали в неизвестном направлении. Именно эти, сперва небольшие, а потом массированные выемки наличности стали первопричиной нестабильности Банка. Исходные первичные операции по отмывке денег здесь ни при чем - там деньги были государственные и тихо исчезали по принадлежности, а здесь были вклады клиентов и организаций, что сразу же сказалось на стабильности Банка и возможности нормально проводить текущие расчетные банковские операции.

    VIP-клиенты. Эта категория физических лиц обеспечивает банку приток капитала в солидных размерах и на долгосрочных основах, позволяющих пустить эти финансы в заёмный выгодный оборот. Это деньги богатых людей, которые просто хранят деньги в банке, когда их девать некуда, и когда их депозиты превышают 5 млн. рублей. Этакие современные рантье. Такие клиенты банку выгодны, для их привлечения им под личную гарантию руководства выплачиваются повышенные депозитные процентные ставки в отличие от принятых в банке. Это официальные привилегированные вкладчики банка. Отношения между банком и клиентом оформляются отдельными договорными соглашениями. Отсутствие их в реестре вкладчиков – противозаконно.

    Не нужно считать, что упоминаемая негативная роль в статье структур ФСБ и МВД и сотрудника администрации президента, должна обязательно ассоциироваться и бросать в целом тень подозрения на эти формирования. Здесь фигурирует и упоминается только криминальная часть этих структур, образованная при Мастер-Банке. Практика последнего времени борьбы с коррупцией со стороны государства показывает, что «в семье не без урода». И очищение от коррумпированных элементов силовых и управленческих структур - это закономерный процесс, который ведется здоровой частью государства. Также как и нормализация процессов в Банковской сфере с помощью действий Центробанка и следственных органов. Однако никто никогда в мире не ставит вопрос о полном искоренении серой деятельности в банковской сфере. Это не возможно в среде, где всегда возникают соблазны дополнительной наживы. Считается вполне приемлемой нормой величина теневого банковского оборота на уровне 4-5% от его финансовых суммарных операций, что не наносит ощутимого ущерба государству. То есть, как в магазинах самообслуживания изначально закладывается определенная убыточность торговли на «забывчивость» покупателей. А там уж как получится, и кто попадется с поличным. Санация банковской системы, проводимая в последние годы ЦБ РФ, как раз направлена для решения проблемы в этом направлении, в том числе и на ликвидацию мелких банков, где из-за малых объемов капитала и финансовых потоков как раз и может процветать криминал.

    Со времен Мастер-Банка в банковской системе России появились другие громкие скандалы, затмившие ту финансовую историю. Сейчас прошлая кажется всего лишь милыми «цветочками». Однако нигде пока не прослеживается именно такой организованный властью отмывочный пункт финансовых потоков с последующим однозначным преднамеренным банкротством Банка через массированный вывод его активов через обналичивание и исчезновение в неизвестном направлении и последующим официальным банкротством. И с типичной попыткой все свалить на хозяев Мастер-Банка. Пожалуй, эта история так бы и осталась за гранью пристального общественного внимания как очередная банковская, если бы её не попытался раскрутить в специальном направлении Минкульт.

    Именно в попытке привязки МЦР к банковскому криминалу и изъятию под этот шум картин из Музея. Но там где выигрываешь в одном, по закону равновесия, – проигрываешь в другом.
    Продолжение следует…

  • Александр Терешкин17-03-2017 05:31:01

    Читая эти статьи чувствую как сердце обливается кровью. Как всё прогнило в этом старом мире. Как душно здесь жить. И ведь всё правда. До этого работал в коммерческих фирмах. Похожие, может быть меньшего масштаба, вещи происходят везде. Где-то крышуют откровенные бандиты, а где-то милиция. Знаю таких "Булочников" городского масштаба. Они заложники Системы, мученики.
    Как бы рериховцам открыть глаза на реальность в которой они живут и не судить, чтобы не быть судимым. Ведь сказано в книге "Зов":
    "Мой ученик обязан иметь глаз добрый.
    Надо в удвоенное стекло смотреть на все доброе и в десять раз уменьшать явления несовершенства, иначе останетесь прежними."
    Как же нам войти в Новый Мир со старыми подходами к единомышленникам? Ведь ещё 2000 лет назад, почти сразу после ухода Учителя началось деление на Церкви. И опять всё повторяется! А тьма способствует разъединению и пожинает свои плоды! Считаешь, что твой брат не прав - докажи обратное своей работой, сделай лучше! Проведи более длинную линию...
    Конечно, "не живите не доходы от денег". Печальным будет конец, а была ли другая возможность создать Музей в тех условиях? Вероятно, да. Но реально рериховцы готовы были это осуществить? Очевидно, что нет. И вот спустя четверть века Рериховское Движение окрепло, накопило опыт набив шишек. Что дальше? Куда и как пойдём? По своим норам, или вместе будет строить Новый Мир, подставляя плечо брату? Нам решать, каждому. И от этого решения зависит судьба нашей Родины. Что перевесит в итоге: самость или Родина? Не знаю... Но хочется верить в лучшее, потому и пишу эти строки! И буду твердить о единении, пока есть возможность!

  • Михаил Бакланов17-03-2017 06:38:01

    Читаю и смотрю материалы, публикуемые в прессе по событиям 7 марта. Материалы от разных сторон конфликта и по-разному написанные их авторами. Можно выделить нейтральные, просто освещающие новость, статьи защитников Центра и его оппонентов. Поскольку я стою на стороне Центра, то вынужден, прежде всего, обратить внимание на супротивные материалы. Причем не потому, что они мне лично не нравятся, а как аналитик, смотрящий на процесс эволюции подачи материалов со стороны оппонентов. На первом этапе, когда произошло событие с захватом МЦР, пресса освещала его по горячим следам, с лёту, и было много всяких неточностей в описании событий – это естественно. Только отдельные каналы телевидения, основной программной сетки вещания страны оказались вполне подготовленными к событию и изначально подавали его не в информативном ключе, а в информативно-установочном под мнение оппонентов. Далее пошли уже заранее смонтированные сюжеты под определенную позицию, очень однозначно совпадающую с позицией Минкульта. Создалось стойкое впечатление, что вся операция по Музею готовилась заранее не только физически, но и для последующего создания определенного информационного образа Центра, прикрывая тылы операции и оправдывая её. Преподнося разгром Центра как благодеяние органов по выкорчевыванию сектантского гнезда, оккультизма, и криминала, и как продолжение уголовного дела по Мастер-Банку. Когда первый шок от события прошел, и информационное поле в прессе стабилизировалось новыми потоками реальной объективной информации, интерес к происшедшему у многих СМИ сразу же угас. В этой туманной и полной хитросплетений истории мало кто хотел дальше копаться по разным причинам, не желая попасть в немилость от сильных мира сего. Остались на виду только представители тех СМИ, которых конфликт касался непосредственно как специально привлеченных к событию. Наши оппоненты продолжили начатую ранее подготовленную линию информационной атаки на общественное мнение и сосредоточили все силы уже в одном направлении: привязки Центра к Банку и его криминальной сущности. Важным фактором в этой тенденции стало промежуточное звено между организациями – владелец Банка Б. И. Булочник. Сюжет привязки имени в основе не оригинален и сработан по типовой схеме: Банк – криминал – Булочник – МЦР = уголовщина. Основная же дискуссия по этой схеме развернулась на профильном сайте Рерихкома, который имеет явный крен в сторону позиции Минкульта, но не запрещает там выступать сторонникам других точек зрения. В основной же прессе стали появляться более взвешенные материалы от каждой стороны. Причем со стороны Центра от независимых комментаторов, симпатизирующих ему, а вот со стороны оппонентов прослеживается заказной характер публикаций с однотипными, почти под копирку мнениями авторов. Так на LIFE.RU появилась, чуть ли не аналитическая статья «Булочник и Рерихи. Как банкир снабжал музей и себя картинами за счёт вкладчиков». Только по заголовку можно уверенно догадаться о её внутреннем содержании. Нет времени и места останавливаться подробно на каждом тезисе авторов, отмечу только главный. Он касается внедрения в голову читателя мысли о связи МЦР именно с Мастер-Банком за счет их контактов через меценатство Булочника. А если меценат не просто меценат, а еще и активный последователь Учения, то дела у Центра совсем «плохи»:

    «С центром Рерихов связаны несколько благотворительных организаций. В 1998 году был зарегистрирован Благотворительный фонд имени Елены Ивановны Рерих, в 2007 году — Благотворительный фонд поддержки космического мышления (БФ ПКМ), а в декабре 2012-го — Международный комитет по сохранению наследия Рерихов (МКСНР). Две из этих организаций напрямую связаны с Борисом и Надеждой Булочниками. <…> супруги Булочники были в числе учредителей фонда имени Елены Рерих, а в 2007 году Надежда Булочник вместе с президентом МЦР Людмилой Шапошниковой и другими стала учредителем Фонда поддержки космического мышления. Наконец, Борис Булочник и его жена значатся в числе совладельцев Международного комитета по сохранению наследия Рерихов (см. инфографику "Связи семьи Булочника со структурами центра Рерихов")».

    И приводится красивая цветная схема-картинка со стрелочками и именами. В целом ничего не проясняющая и банальная, но кто бы слёту разбирался в ней, так внушительно представленной в статье! Придется это сделать мне. Потому что в ней не может, как видно, разобраться не только рядовой читатель, но и ряд рериховцев-оппонентов. Вот мне до сих пор не понятно, как отдельные товарищи, находящиеся в теме Живой Этике, до сих пор не понимают людей своего круга, которые на практике живут, как и мы все, двойной жизнью: работой, где они зарабатывают себе на жизнь, и душой в свободное время, отдаваясь своему увлечению Учением. Если эти люди состоятельные, социально активные и желающие излишки своей зарплаты вкладывать в развитие своего любимого увлечения, в культуру не только личную, но и общественную - разве нам, рериховцам, трудно понять такие устремления? Оказывается, да! Меряем их по своему бытовому сознанию, забыв всё Учение. Раз банкир – значит непременно вор! Раз вор отдает свои личные деньги на культуру, значит, и культура в этом месте воровская и надо всё отобрать и всех пересадить в обязательном порядке. Еще никто ничего не доказал, что человек вор, а его свои же соратники уже заочно приговаривают и отправляют в тюрьму. А как это смотрится со стороны простым глазом – такого даже в обычной жизни не встретишь, а тут – сама «высокая» культура глаголет! Вот он входит равноправным учредителем в состав одного, другого благотворительного фонда – всё равно вор и хозяин, раз вкладывает в них не только деловую активность, но и деньги. Значит, всё купил, подмял под себя, платит им зарплату и использует по своему назначению – типичный вывод обывателя, а не рериховца. Далее в статье следует еще один оригинальный пассаж:
    «Борис Булочник и его жена значатся в числе совладельцев Международного комитета по сохранению наследия Рерихов». Конечно, авторам оказалось трудно или просто «не захотелось» посмотреть, что:

    «…учредителями Комитета выступили: Международный Центр Рерихов, Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры, а также ряд видных российских и зарубежных общественных деятелей, среди которых: А.А. Авдеев, А.П. Лосюков, Л.В. Шапошникова, А. Федотов (Болгария), М. Куцарова (Болгария), М.Т. Дутли (Швейцария), Д. Шарма (Индия), Прамила Шарма (Индия) и др.
    Президентом Комитета избран Александр Прохорович Лосюков – видный российский дипломат, Чрезвычайный и Полномочный Посол в отставке». Интересно было бы узнать, чем там владели Булочники и кто остальные «совладельцы». Но для читателя звучит понятно и солидно - «совладельцы», т.е. фактически - владельцы, да еще в международном масштабе. Вот это размах! Так создаются нужные оппонентам мифы в обществе. Ладно, спишем сюжет на безграмотность авторов-журналистов - бывает! Но те же мифы тиражируют уже наши оппоненты, которых к этому разряду ну, никак нельзя отнести. И намеренно смешивают профессиональную деятельность Булочника с его личными увлечениями как человека, стараясь внушить остальным читателям - рериховцам мысль, что раз он давал деньги на содержание Центра, значит и МЦР был его филиалом банковских операций, попросту - подельником. Выдвигая во главу угла сам искаженный юридический фактор борьбы за наследие, а не усматривая, как положено последователям Учения, нравственные истоки ситуации. А раз так и Банк попал в криминальную историю, то и МЦР и всё, что с ним связно, такие же плохие и их надо «вырезать» как заразу нашего общества. Их даже не смущает, что каждая из упомянутой здесь организации имеет свое юридическое лицо, устав и действуют друг от друга независимо и виноваты только в том, что поле их устремлений очень близко совпадает и поэтому они тесно сотрудничают. И что в Уставе МЦР есть такая типичная и простая с виду, но имеющая глубокий юридический смысл фраза (п. 1.9): «Центр не отвечает по обязательствам государства и своих членов. Государство не отвечает по обязательствам Центра. Члены Центра не отвечают по обязательствам Центра». В переводе на обычный русский это значит: Центр, где Булочник, был членом его правления, не несет обязательств по действиям Булочника где-то на стороне по его своей профессиональной принадлежности. Как я понимаю, пока еще никто официально не имеет претензий на предмет банковской совместной деятельности Мастер-Банка и МЦР, так к чему же эти постыдные и грязные намеки от оппонентов выскакиваются в их дискуссиях? Ах, картины под подозрением, которые подарены Булочником Центру; ах, и всё остальное прочее – тоже! Знаете, всё первое и второе, и прочее пока только рождается в головах и фантазиях некоторых оппонентов, но что и кто заставляет тянуть их за языки – большой вопрос. Местами он понятен без объяснений. Если уж так и таким образом хочется продвинуть свою точку зрения в споре за наследство и наследие, то тут никакой ни Живой, ни обычной этики нет и в помине. Есть такая фраза: «Война всё спишет». Не списывает война ничего, а только порождает новое и страшное. Кому как не нам это знать. Но знать и понимать, видимо, разные категории нашей рериховской жизни.
    Как-то в этих вновь вспыхнувших взаимных перепалках – кто прав и виноват - совершенно исчез из виду наш извечный русский вопрос «что делать?» и как сохранить достигнутое.
    Скажут: «Вот нашелся яростный защитник Булочника!» Отвечу – не его конкретно защищаю, а через объективное восприятие всей банковской истории - наш Центр и движение от нас некоторых самих, готовых ради сиюминутного интереса неосознанно погубить то, что не нами Создано и Дано.
    Окончание следует…

  • ЕЛЕНА17-03-2017 15:17:01

    Михаил, спасибо за содержательные пояснения
    о сущности происходящего вокруг Международного Центра Рерихов. Ваши пояснения не только укрепляют веру в Победу, но позволяют расширить сознание, что очень важно для текущего момента. Размышляя
    над слабостями человеческими, думаешь, - истинно, человек кует свою судьбу собственными руками...
    Остается только пожалеть оппонентов, взваливших на свои плечи бремя лжи! Глупые, расточая налево - направо ложь и клевету, невежды сами себе подписывают приговор...

    Постучится закон непреложный
    И забьется сердечко тревожно!
    Нету смысла его усмирять -
    Пришло время долги отдавать...
    ---------------

  • Михаил Бакланов18-03-2017 07:16:01

    Как уже упоминалось ранее, Арбитражный апелляционный суд отказал в удовлетворении заявления Агентства по страхованию вкладов (АСВ) о принятии обеспечительных мер в виде наложения ареста на имущество бывших членов органов управления Мастер-Банка в размере 24,6 млрд. рублей.
    Арбитраж посчитал, что обеспечительные меры, о необходимости применения которых заявил истец, нарушают баланс интересов участвующих в деле лиц. Кроме того, заявителем не представлены надлежащие доказательства в подтверждение своих доводов о необходимости принятия испрашиваемых обеспечительных мер. Также Агентством не представлены доказательства того, что непринятие заявленных им обеспечительных мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта, отметил суд.

    Требование о принятии обеспечительных мер было подано в рамках заявления АСВ о привлечении к субсидиарной ответственности в размере 24,6 млрд рублей бывших руководителей Банка. АСВ (конкурсный управляющий) заявило требование к экс-председателю правления Банка Борису Булочнику, а также к Александру Булочнику, Галине Нагаевой, Александру Киселеву и Владимиру Орлову. Рассмотрение заявления Агентства суд назначил на 25 мая. Фактически такое решение суда означает, что нет оснований, указывающих на то, что эти высшие руководители Мастер-Банка лично ответственны за сложившуюся ситуацию с банкротством Банка.

    А еще проще – нет никаких оснований и следственных, и судебных, - чтобы наложить арест на имущество данных лиц и тем самым в досудебном порядке ущемить их гражданские права. Понятно желание АСВ побыстрее найти источники рассчитаться с вкладчиками Банка, но для этого нужно четко знать, кто и что украл, и лишь затем проводить истребование к конкретным лицам. Пока же только в суде находится доведенное следствием до конца уголовное дело по 13 второстепенным фигурантам банковского дела, среди которых имена Булочников не фигурируют.

    Дело передано в суд в сентябре 2016 года. Остальные же направления расследования по Мастер-Банку находятся в производстве и признаков ближайшей передачи в суд пока не имеют. В переданном в суд деле фигурирует упоминаемый ранее в статье Евгений Рогачев, всей группе инкриминируется незаконная банковская деятельность. По версии следствия, указанные лица, действуя в составе организованной группы, осуществляли банковские операции без их регистрации, то есть обналичивали и инкассировали денежные средства противозаконно.

    С мая 2010 года по март 2012 года в результате осуществления указанных банковских операций соучастники через подконтрольные счета индивидуальных предпринимателей, открытые в Мастер-Банке, обналичили денежные средства на сумму более 11 миллиардов рублей. При этом члены организованной группы извлекли доход в виде комиссии на общую сумму более 24 миллионов рублей. Последняя цифра составила их личное комиссионное вознаграждение, куда и кому ушли остальные миллиарды – большой вопрос. В общей сложности в деле набралось более 170 физических лиц и 200 коммерческих организаций, на которые были оформлены подобные кредиты. Всего же, напомню читателю, из Банка было выведено около 60 млрд. рублей. Судя по всему, когда сверху была дана отмашка на банкротство и разграбление Банка, эта группа, привлеченная следствием к суду, была «местной» и стала действовать в собственных интересах в отличие от упомянутой в статье группировки властных структур.

    Не исключено, что действия подследственных происходили в «доле» и под централизованным контролем основной команды, банкротившей Банк. Так или иначе, но основной куш был выведен по самой простой схеме через прямое обналичивание активов в банкоматах. Эта основная часть выведенных из оборота денег так и повисла в воздухе в следственных мероприятиях по их поиску, поскольку просто не оставила следов в документах.
    Кто стоял за гигантской схемой обналичивания денег — до сих пор неизвестно, на скамье подсудимых окажутся только исполнители.

    Как осторожно высказывается пресса, за спиной Банка мелькает имя первого Советника президента (в ту пору Дмитрия Медведева) Владислава Суркова и прикрывало все операции Служба по экономической безопасности ФСБ. Ей противодействовало Управление собственной безопасности ФСБ, то есть между главками, демонстрировавшими ранее единодушие в деле ареста генерала Сугробова, шла постоянная борьба за контроль банковского дела. Уже после развития гласного процесса по Мастер-Банку, УСБ ФСБ одержало победу — глава СЭБ Юрий Яковлев было уволен, а на его место назначили начальника УСБ Сергея Королева.

    Судьба генерала МВД Бориса Колесникова оказалась более трагичной: после ареста, еще до мероприятий дознания, он покончил жизнь самоубийством в следственном изоляторе.
    Как считают в прессе, вряд ли ниша на рынке обнала и отмывки коррумпированных денежных потоков, которую занимал Мастер-банк, будет долго оставаться вакантной.

    События по погрому МЦР 7 марта происходили под прикрытием уголовного дела по Мастер-Банку – якобы искали картины Б.И. Булочника приобретенные им на криминальные кредитные деньги. Заодно по указаниям представителей Минкульта изъяв, в том числе, и последнее дарение Музею Булочником (от октября 2013 года) девяти полотен кисти С.Н. Рериха. Но это уже другая история и попробуем с ней разобраться в отдельной статье.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Михаил Бакланов »