III Всероссийский фестиваль «Архитектурное наследие 2020» в Санкт-Петербурге. Конференция «Философия космической реальности и новое научное мышление. К 100-летию создания Живой Этики». Регистрация. Помощь Международному Центру Рерихов можно оказать переводом средств на наши счета. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Следы на снегу. Шестой рассказ про Марту Амвросиевну. Надежда Калиниченко


 

Первый снег всегда вдохновлял Марту Амвросиевну на длительную прогулку. Любила она пройтись по хрусткому снежку, вдыхая ещё мимолётную зимнюю свежесть и радуясь белизне покрова, скрывающего неприглядную осеннюю слякоть. В это время нет ещё отчаянных морозов, и даже снег на ощупь кажется чуть тёплым, а вроде бы и зима наступила – не самое любимое время года, но уж гораздо лучшее, чем жаркое лето.

 

Прогуливалась Марта Амвросиевна сегодня, как обычно, не торопливым, можно сказать, ленивым шагом. По-воробьиному отрывисто и часто поворачивая голову то вправо, то влево, она разглядывала людей, идущих ей навстречу, и тех, кто обгонял её, подставляя для созерцания сгорбленные спины. Но нет, созерцать Марте Амвросиевне сегодня не хотелось совсем! А хотелось ей лишь дышать глубоко и идти так долго, чтобы её собственные следы, тонким контуром прорисованные на снежном белоснежном листе, скрылись за горизонтом…

 

Не смотря на медленность шага, Марта Амвросиевна постепенно догоняла высокого, острого в коленках и локтях, старика, передвигавшегося, как и она, с помощью деревянной трости. Затёртая до блеска дублёнка и мятые, с выпирающими коленями, шерстяные брюки не скрывали его цапельную худобу и неуклюжесть, скорее подчёркивали их, болтаясь на теле, словно были с чужого, более масштабного плеча. Из-под шапки, на которой жалкие клочки кроличьего меха казались инородными предметами, торчали длинные сальные волосы седого цвета. Неряшливого старика сторонились все прохожие: приближаясь к нему, они инстинктивно делали шаг в сторону и торопливо уходили вперёд.

 

Внезапно старик остановился и замер, вытянувшись всем телом, а затем, словно кто в поддых его ударил, согнулся пополам и рухнул на землю. Ноги в заскорузлых ботинках судорожно дёрнулись, прежде чем застыть в неловком положении, пустая матерчатая сумка, зажатая красными, холодными пальцами, взлетела и плавно опустилась, прикрыв прореху на штанине. Женщина в длинном пальто, которая в это время оказалась рядом, пронзительно вскрикнула и засеменила прочь, старательно пряча в объёмный шарф презрительное выражение лица. Следом широким шагом прошествовал крепкий парень, хмыкнувший: «Во, нажрался дед…».

 

Марта Амвросиевна охнула и схватилась за сердце – оно испуганно застучало. Ноги вдруг ослабли, в коленках появилась противная дрожь. Беспомощно озираясь, Марта Амвросиевна пыталась поймать взгляды прохожих, она протягивала руку в сторону бездвижно лежащего на холодной земле старика и шептала, заикаясь, задыхаясь: «Че…человеку пплохо…ппомогите же…».

 

Прохожие, значит – идущие мимо. Никто не остановился, не склонился над упавшим. Никто не стал судорожно набирать 03. Почему?!

 

Марта Амвросиевна вдруг почувствовала прилив сил. Далеко выбрасывая трость, она решительно зашагала к старику. Это были самые трудные десять шагов в её жизни, потому что она торопилась, почти бежала, потому что боялась опоздать. Добежав, Марта Амвросиевна склонилась над лежащим. Хриплое, прерывистое дыхание морозным облачком вылетало из его посиневших губ, слёзы отчаянья, словно по жёлобу, катящиеся по морщинам, уже растопили снег под щекой. А пальцы правой руки судорожно скребли потрескавшуюся от старости кожу дублёнки с той стороны, где сердце.

 

Дёргая ремешок ридикюля, Марта Амвросиевна мелко-мелко закивала головой, завыла тоооненько, еле слышно, и упала на колени рядом со стариком. Дрожащие пальцы привычно нащупали в сумочке флакончик с нитроглицерином, выдернули пробку. Маленькая таблеточка сначала выкатилась на её ладонь, а потом оказалась во рту старика. Несколько томительных минут Марта Амвросиевна с надеждой вглядывалась в его бледное лицо, а когда дышать ему стало легче, она достала ещё одну таблетку. Для себя.

 

После сильных потрясений внутри всегда становится так пусто, словно душу вынули и унесли, не сказав, когда принесут обратно. Её, конечно, вернут, заштопают, подлатают, где надо, и вернут. Только до этого несколько дней приходится жить без души. А это так невероятно трудно…

 

0.55 - 2.41

19.12.2013 18:54АВТОР: Надежда Калиниченко | ПРОСМОТРОВ: 1207




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Надежда Калиниченко »