III Всероссийский фестиваль «Архитектурное наследие 2020» в Санкт-Петербурге. Конференция «Философия космической реальности и новое научное мышление. К 100-летию создания Живой Этики». Регистрация. Помощь Международному Центру Рерихов можно оказать переводом средств на наши счета. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Люди-человеки… (Второй рассказ про Марту Амвросиевну).Надежда Калиниченко


(Третий рассказ про Марту Амвросиевну)

Ещё издалека Марта Амвросиевна заметила две вещи: то, что её любимую скамейку снова перекрасили (собственно, это случалось регулярно – каждой весной) и то, что ставшая теперь тёмно-зелёной, как хвоя таёжного кедра, скамейка самым наглым образом … занята! И если к первому открытию Марта Амвросиевна отнеслась очень даже положительно, то второе её откровенно возмутило. Ну, надо же такому случиться, что среди двенадцати скамеек, тянущихся по краю каменной дорожки и сейчас абсолютно свободных, эта парочка села именно на третью от входа в аллею, то есть на ту самую, которую Марта Амвросиевна давно и безапелляционно считала своей! Но, будучи достаточно упрямой, Марта Амвросиевна и не подумала присесть на другую скамью. Нет, она энергично двинулась вперёд, выбрасывая трость на расстояние двух-трёх семенящих шагов. Подходила к скамье Марта Амвросиевна с плотно сжатыми губами и независимым видом.

 

Удивительно, но парочка ничего не имела против присутствия Марты Амвросиевны. Парень лишь бросил взгляд на худощавую старушку со смешными буклями на лбу, а девушка вообще не заметила её: глаза за тёмными очками были закрыты, а музыка, что звучала из недр огромных наушников, напрочь отгораживала её от звуков внешнего мира. От такого невнимания Марта Амвросиевна почувствовала ещё большее раздражение, поэтому демонстративно села спиной к узурпаторам. Она обхватила набалдашник трости обеими руками, сложив ладони горкой, нахмурилась и задумалась.

 

Вообще-то Марта Амвросиевна вполне понимала, что сидеть на этой скамье имеют право все, у кого такое желание появится. Вот пользоваться старым креслом, обитым бардовым бархатом, которое стоит в углу её прихожей, она может разрешить или запретить. Например, Зойку из квартиры напротив Марта Амвросиевна всегда усаживает в это кресло, когда та приходит к ней попросить луковицу, а сама начинает жалобиться на нерадивую невестку (хотя зря она так, невестка у неё хорошая, до сих пор ни слова поперёк свекрови не сказала). Больше пяти минут Зойка такого гостеприимства не выдерживает: этого времени вполне хватает, чтобы самая прочная часть кресла – толстые, упругие пружины, давно прорвавшие и толстый поролон, и старинную обивку, добрались сквозь прикрывающее их тонюсенькое покрывало до объёмного Зойкиного седалища.

 

«Чего ты! Иди, иди отсюда! Слышь, эй, чего уставилась?!» - раздалось позади. Марта Амвросиевна обернулась. Девушка по-прежнему пребывала в нирване, наверное поэтому её спутник, лишённый простого человеческого общения, разговаривал с … собакой. Хотя нет, разговора у них не получилось: псина молча сидела, подрагивая хвостом, и разглядывала прогоняющего её парня.

 

Странная это была собака. Тощая, грязная, видно, что давно, скорее всего, всю жизнь, живёт на улице. И породу не угадаешь. Прямо, как в той детской песенке из Марты Амвросиевны детства: «Мой щенок похож немного на бульдога и на дога, на собаку водолаза и на всех овчарок сразу…» Забавная такая песенка была… А окрас-то, окрас вообще невиданный! То ли чёрный, то ли серый… Батюшки, да она ж седая! Марта Амвросиевна тихонечко охнула, собака обернулась. Оказалось, что глаза у бродяжки, как и у неё – карие.

 

Руки у человеков тоже тёплые, но мамин бок был теплее. Хотя мне не так уж и часто перепадало у этого бока погреться.И соскИ мне доставались уже почти пустые, а человеки, гляди-ка, в чашках молоко делают, мнооого… Может, у них мне будет лучше? …… Молоко-то, оказывается, в коробках появляется, а в чашку его потом наливают. И не человеки они, а люди. Нет, по отдельности они человеки всё-таки, а когда их много, то – люди. …… Чего кричат-то?! Найда, найда… По собачьи, что ли, говорить учатся? Так это и не собачий язык, а какой-то совсем непонятный. Да и ни к чему им по-нашему разговаривать, главное, я по-людски понимаю. …… Ой, смеху-то! Это ж они ИМЯ моё говорят! Ну, конечно, они же по-нашему не понимают, я и не могу им сказать, что мама меня Ваввой назвала. Как только я глаза открыла, мама так и сказала: «Вавва», а они – Найда… Да ладно, Найда, так Найда, раз уж им так нравится. …… Хмм, странно, чего это они суетятся, вещи выносят…Эй, стой, куда моё любимое кресло понесли?! Ничего не понимаю… …… Ну, хватит, хватит меня гладить, я же не кошка. Что? Посидеть здесь? А долго? Кто меня подберёт? Меня что, уронили, что ли? Ну, вы, люди, порой такие глупости говорите… Да поняла я, поняла – посидеть здесь. Сижу. Давайте скорее возвращайтесь. …… Не поняла, чего они так долго-то. Я есть хочу. Темно-то как… под кустиком полежу пока, здесь теплее немножко. …… Здрасьте…Людей своих жду…То есть как это – не придут? В смысле – меня бросили? Да нет…не может быть…нет, ну как это… ау… ау… ауууУУУУУ!...

 

Марта Амвросиевна сидела, прижав сплетённые пальцы к левой щеке и округлив рот – оказывается, она вот уже несколько минут созерцала бродячую собаку. Странно только, что созерцание прервалось так резко. Почему Найда отвела глаза? Не захотела рассказать о себе больше? Или сказала всё, что хотела? ТрусИт вон по дорожке прочь от скамейки. Прихрамывает, голову опустила. Ну да, она же старушка уже, седая вон совсем. В старости-то все болеют: люди, собаки…У Найды, наверное, перед снегом тоже косточки крутит и давление скачет. Ну, тут поделать ничего нельзя, так уж мы – живые существа – созданы. Да и за мучения наши Господь воздаст непременно. А вот за мучения, что другие по вине нашей претерпевают…

 

Издалека, да со спины, казалось, что у девушки просто большие уши. А парень оказался тощим и длинным. Они тоже уходили от скамейки, только в другую сторону. Ну и правильно, им с Найдой не по пути…

22.10.2013 18:53АВТОР: Надежда Калиниченко | ПРОСМОТРОВ: 1856




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Надежда Калиниченко »