Некоторые особенности современного Рериховского движения. Л.В. Шапошникова. Мы выживем только вместе. Л.В. Шапошникова. Международный конкурс социально значимых плакатов 2019/2020 годов «Люблю тебя, мой край родной!» 32-я Московская международная книжная ярмарка. Выставка фотографий Л.В.Шапошниковой «По маршруту Мастера» во Владивостоке. Вышла в свет работа Т. Книжник «Американская трагедия. Уроки, выводы, предостережения». Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



От увлеченного историка до командующего антифашистскими силами Донбасса. Ранко Гойкович


 

 

Слово о русском добровольце

 

Стрелков Игорь Иванович

Стрелков Игорь Иванович

 

 

Сербы о Стрелкове (13 июня 2014)

 

С древнейших времен в войнах были добровольцы, есть они и сейчас. Побуждения для того, чтобы добровольно участвовать в войне, бывают разными. Но позволю себе сказать, что русские добровольческие отряды в самых разнообразных войнах за последних два столетия представляют нечто особое, и в подобной степени характерное лишь для русского народа. Еще Достоевский с восторгом писал о русском народе, уважающем свою веру и нацию, и как один вставшем на помощь многострадальным православным братьям на Балканах, называя добровольцев «эмблемой России, подлинным образом всей нашей народной России». «Нации живут великим чувством и великою, всех единящею и всё освещающею мыслью — вот чем живут нации, а не одной лишь биржевой спекуляцией и заботой о цене рубля» — писал Достоевский, критикуя позицию западников о том, что России не следует вмешиваться в политику на Балканах.

 

Подобное понятие добровольцев на Западе попросту неизвестно. Многочисленные крестовые походы папистов более походили на грабительские карательные операции, чем на поведение рыцарского христианского воинства. Правда, иногда и на Западе появлялись добровольцы, отправлявшиеся на войну вдохновленными отдельными правдолюбивыми целями и идеалами, прежде всего идеологическими, наподобие добровольческих отрядов Гарибальди, но Запад после папского отпадения не знает и не понимает подвига, например, Фомы Данилова, даже под пытками не отрекшегося от Христа и Царя, и в страшных мучениях умершего, будучи убежденным, что про его подвиг люди так никогда и не узнают. Западу не понять и героя Чеченской войны, солдата Женю Родионова, повторившего в конце двадцатого века подвиг Фомы Данилова. Нынешних подконтрольных Западу «добровольцев» истинными добровольцами нельзя назвать. Чаще всего это классические наемники, звери в человеческом обличье, правильно названные «псами войны».

 

И сегодня русские добровольцы с полным правом несут это имя, именно добровольцы, не наемники. И в нацифашистском налете Запада на сербские земли в конце ХХ века (когда правящая горби-ельцынская клика разрушала даже собственную страну и предавала соотечественников, о более серьезной государственной помощи сербам не приходилось и думать) — понимание сербов как братьев всплывало в сознании многих русских того времени. Не исключая единичную возможность наличия иных мотивов, генеральную линию, вдохновившую многочисленных русских добровольцев воевать в горах Боснии и Герцеговины, все-таки представляло неравнодушие к страданиям единородных и единоверных братьев и решимость воевать против зла. И чтобы таким образом как-то искупить вину тогдашней России, по их мнению предавшей сербов... В нижеследующем тексте мы расскажем побольше об одном таком добровольце, о котором сегодня во всем правдолюбивом мире говорят с уважением.

* * *

Откровенное восстановление нацифашизма в Европе началось в конце ХХ века, сначала путем подстрекательства на восстановление государственности вернейших гитлеровских союзников на Балканах, а потом и прямого участия Запада в войне против сербского народа. Все ужасы «Правого сектора» и «Национальной гвардии Украины», свидетелями которых мы на днях становимся, все лицемерие и антирусская медийная истерика Запада, где палача провозглашают жертвой, а жертву палачом, предварительно пережил и переживает сербский народ. Сценарий — тот же, стОит фашистский «Правый сектор» и «Нацгвардию Украины» заменить «Зенгами» (хорватский Сбор народной гвардии), «Зелеными беретами» (элитное мусульманское одразделение в Боснии и Герцеговине) и «УЧК» (албанская Освободительная армия Косова), а русских заменить сербами, и в нынешней картине распада Украины мы получим картину распада Югославии в конце ХХ века. Спонсоры палачей — одни и те же, а жертвами являются сербы и русские. Похоже, одна принадлежность к данным нациям уже представляет вполне достаточную причину для того, чтобы их убивать. Итак, в конце ХХ века Запад двинулся закончить то, что не удалось Гитлеру. После нападения на Сербию следует нападение на Россию. Данное «предисловие» необходимо и из-за героя нашего рассказа, русского добровольца, в армии Республики Сербской воевавшего прежде всего против неофашистской политики Запада. С марта текущего года и с начала антифашистского народного сопротивления в Донецкой и Луганской областях, имя этого бойца становится все более известным, не только в России и на Украине, но также и во всем мире. С недавнего времени фонд стратегической культуры стал регулярно публиковать краткие «рапорты» ИГОРЯ СТРЕЛКОВА для портала «Русская весна», так что необычный жизненный путь этого русского витязя несомненно заслуживает и особый очерк одного серба.

 

Редкие люди в Сербии знают, что этот, уже легендарный командующий ополчением Славянска, в 1992-1993 гг. добровольцем воевал в армии Республики Сербской — в Русском добровольческом отряде под Вышеградом (сам Стрелков окрестил отряд «Царские волки»). Русские называли его по имени, а сербы — «царский офицер»...

 

Участники Второго Русского Добровольческого Отряда

Участники Второго Русского Добровольческого Отряда.

 

В конце своего журналистского репортажа о Русском Добровольческом Отряде, написанного им по завершении войны на территории бывшей Югославии, Игорь Стрелков написал: «Мы гордимся нашей принадлежностью ко Второму Русскому Добровольческому Отряду, внесшему небольшой, но все же реальный вклад в защиту Сербской Боснии, в сохранение традиций русско-сербского военного братства».

 

Игорь Гиркин, более известный под военным псевдонимом Стрелков, родился в 1970 г. в Москве, в традиционной военной семье. С юных лет занимался историей, закончил Московский Историко-Архивный институт, и если бы не большое предательство русской государственности в период развала СССР, быть бы Игорю сегодня, возможно, известным преподавателем истории, который своим увлеченным подходом к изучению и реконструкции исторических событий военных эпох, наверное, стал бы выдающимся преподавателем какого-нибудь ВУЗа. Ибо, по словам Михаила Поликарпова, его друга и товарища по оружию с фронта в Республике Сербской, у Игоря имелась генетическая предопределенность к военной профессии. С юности он знал, чего хочет, имел четкие убеждения, был весьма самоотверженным, но осознавал ответственность и к себе, и к другим.

 

Босния. Русские добровольцы в рейде

Босния. Русские добровольцы в рейде

 

Его военный путь впечатляет. С Приднестровья (1992), куда он уехал воевать на стороне соотечественников сразу же после получения диплома историка, через Республику Сербскую (1992-1993), вплоть до Чечни. В период с 1999 по 2005 гг. почти непрерывно служил в Чечне. Был ранен, контужен, имеет боевые награды. То ли из-за бюрократической бесчувственности отдельных начальников, то ли по Промыслу Господнему, все-равно, Стрелков покинул Чечню и удовольствовался должностью «консультанта по безопасности» в одной коммерческой фирме. Ненадолго, так как снова отправился в новую борьбу против фашизма — прямо в Славянск.

 

Игорь Стрелков занимался и литературным трудом. Наряду с детскими сказками, он писал и о своем военном прошлом в Боснии и Герцеговине и Чечне. Читая записки Игоря «Русский добровольческий отряд в Боснии в 1992-1993 гг.» мне невольно припомнился фильм великого сербского режиссера Эмира Кустурицы «Жизнь — это чудо». В этом фильме, как и в рассказе Стрелкова, наряду с истинными рыцарскими бойцами, попадаются и отвратительные лица военных спекулянтов. Возможно, именно данный опыт из Боснии, и осознание важности нравственности и дисциплины в православной армии привели к тому, что данный опытный воин и романтик в душе издал суровый приказ о наказании солдат, пойманных при воровстве.

 

По словам публициста Михаила Поликарпова «мне казалось, что этот человек вынырнул из прошлого, по морально-этическим качествам он явно не из этого века». И наконец, Стрелков как поэт. В одном из своих стихотворений, можно сказать автобиографических, Стрелков написал:

 

Пока ты молод — в путь! <...>
Будь честен, смел, не замечай
Насмешек и помех.
А будешь старшим — отвечай
Не за себя — за всех! <...>
Каков бы ни был твой удел —
Удачен или плох,
Все ж помни: меру твоих дел
Оценит только Бог!

 

Сегодня десятки тысяч русских (и не только русских) с нетерпением ждут новый рапорт Игоря Стрелкова из уже легендарного Славянска. Пожелаем же этому новому русскому православному непобедимому полководцу и впредь много военной удачи и успехов. До новой победы русских антифашистских сил!

* * *

 

Шеврон Игоря Стрелкова, который он изготовил своими руками во время первой чеченской войны и Крест за оборону Приднестровья, полученный Игорем Стрелковым в 1992 году.

Шеврон Игоря Стрелкова, который он изготовил своими руками

во время первой чеченской войны и Крест за оборону Приднестровья,

полученный Игорем Стрелковым в 1992 году.

 

Отдельные из русских героев добровольцев оставили свои кости в Республике Сербской. Русские кладбища из последней войны находятся в Сараево и Вышеграде, отдельные могилы есть и в Скелане, Подграбе, Прибое, Билече... В отличие от наемников в рядах антисербских военизированных формирований, русские добровольцы не воевали ради денег. Уже упоминаемый Михаил Поликарпов, писавший о Русском добровольческом отряде, написал, что русские добровольцы «смыли своей кровью позор России, предавшей сербов». Многие из выживших и по сей день имеют широкие связи и братское отношение к сербским братьям. Из русского добровольческого отряда, воевавшего под Вышеградом вместе с главным героем нашей истории, сейчас упомянем только Сашу Кравченко (который еще был и тяжелораненым) и его сербско-русский портал неустанно использующий любую возможность для продвижения русско-сербского братства. Пожелаем же живым русским добровольцам всяческих благ от Господа, а павшим русским героям — чтобы Господь принял их в Царствие Небесное. «Из русской крови, пролитой в Сербии, взрастет и сербская слава» — писал еще Достоевский. Это следует помнить сербским политикам-неумехам, для которых «Европейский путь — единственный путь для Сербии». Господа политики подобное могут говорить только от своего имени, ибо Европа, поддерживающая рост нацифашизма и пролитие русской крови на Украине, не является и не может являться идеалом, к которому стремится сербский народ.

20.08.2014 15:25АВТОР: Ранко Гойкович | ПРОСМОТРОВ: 1694


ИСТОЧНИК: Srpska.ru



КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Будущее России »