«АЗ, БУКИ, ВЕДИ». Михаил Задорнов. Воспоминания о Ленине. Клара Цеткин. Добровольное пожертвование. Обращение Международного Центра Рерихов к народу России. "Сознание красоты спасет мир". (Р.Я. Рудзитис). Татьяна Бойкова. Человек XXI века. А. И. Субетто. ЗАЯВЛЕНИЕ участников Международного Рериховского движения. Екатерина II. Татьяна Бойкова. Высшее знание о центрах в помощь современной науке и индивидуальному развитию. Владимир Бендюрин. Добровольное пожертвование. Обращение Международного Центра Рерихов к народу России. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Зороастризм, прошлое и настоящее. Галина Ермолина.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



«Разоблаченная Изида» — создание эзотерической философии. Сергей Целух


История создания «Разоблаченной Изиды»

О том, как была создана «Разоблаченная Изида», имеется достаточно свидетельств: исследований, воспоминай, писем, книг и показаний самого автора. В списке использованной литературы, мы укажем самые известные. В своей статье «Мои книги», Блаватская подробно рассказала о том огромном труде, затраченном лично ей, Учителями, Олькоттом, другими лицами для создания такого грандиозного шедевра. Показания автора дополняют ее соратники, родственники и друзья. Весь этот достоверный материал дает ясное представление, с каким напряжением проходила работа над книгой, сколько было затрачено сил, нервов, времени, что бы довести «Изиду» до завершения. И когда уже было написано 870 страниц первого тома, вычитаны и исправлены все недостатки, Блаватская неожиданно спросила своего друга: согласится ли он с тем, чтобы, по указанию Учителя, они начали все сначала? «Я хорошо помню свое шоковое состояние от того, — вспоминает Олькотт, — что все эти недели тяжелого труда, психологических грез и головокружительных археологических загадок, были потрачены впустую. Но мое почтение, любовь и благодарность к этому Учителю, и всем Учителям, за предоставленное мне право участвовать в их работе, были безграничны. Я согласился, и мы опять принялись за дело». (Олькотт. Листы старого дневника).

Над книгой Блаватская работала без определенного плана. Никто толком не знал, что из этого получится, но энергии, идей, целеустремленности в Е.П. было предостаточно. Каждый параграф книги завершался полностью, независимо, когда был написан, раньше или позже. Олькотт признается, что за всю предыдущую жизнь Блаватская не выполнила и десятой доли этого литературного труда, он не видел еще подобной выносливости и неутомимой работоспособности. «С утра до ночи она была за своим рабочим столом, и редко кто из нас ложился спать раньше двух часов ночи». Олькотт просматривал каждую страницу рукописи по нескольку раз, вычитывал корректуры, составлял по параграфам, даже шлифовал те идеи, которые Блаватская не достаточно четко формулировала по-английски. Он подбирал нужные цитаты, составлял библиографию использованной литературы, выполнял другую, нужную работу. Своей книгой Блаватская творила целую эпоху, весь Х1Х век, в том числе и его, теософа Олькотта, свого ученика и помощника. Такой адский труд над «Изидой» пригодился Олькотту для дальнейшей работы в Теософском обществе, для издания разных книг.

«Я хорошо помню, — пишет в своих воспоминаниях Олькотт, — что однажды видел, и даже держал в руках астральные дубликаты книг, из которых она выписывала цитаты для своей рукописи, и которые ей пришлось «материализовать» для меня, чтобы я мог сверить корректуру, так как я отказался оставить их непроверенными. Одной из них была французская книга по физиологии и психологии, другая также французского автора по какой-то области неврологии. Первая была в двух томах, вторая в мягкой обложке». Олькотт обратился к Блаватской, что не может оставить непроверенной одну цитату, он уверен, что приведена она неправильно. Елена Петровна попросила: «Подождите минутку, я попытаюсь получить эти книги». Отрешенным взглядом она посмотрела в дальний угол комнаты, где стояла этажерка с разными антикварными вещами и глухим голосом сказала: «Там!». Затем, пришедши в себя, повторила: «Идите и посмотрите». Олькотт подошел к этажерке и увидел на ней два необходимых тома. Раньше этих книг там не было. Он сравнил текст и убедился, что был прав, подозревая ошибку в цитате. Все было выправлено и сообщено Блаватской. С ее согласия он положил оба тома на свое место. «Я вновь занялся работой и когда через некоторое время посмотрел в том направлении, то обнаружил, что книги исчезли!».

Олькотт знал, что материалы для книг Блаватская брала из Астрального Света, своего духовного сознания, от Учителей, которых называла Адептами, Мудрецами, Наставниками — Махатмами. Про них Олькотт еще ничего не знал, хотя работал над «Изидой» больше двух лет: корректировал, выправлял, проверял, составлял библиографию, и он догадывался об их существовании. Его удивило, что писалась книга разными почерками, в разных ритмах, разными стилями. Когда почерк был ее, дело продвигалось медленно, было много исправлений. Когда диктовал «кто-то невидимый», почерк был иной, без ошибок и дело шло веселей. Это была работа не одного ума, о чем свидетельствовали стили письма, мысли и богатство материала. Все было не так, как обычно пишут книги. Он хорошо помнит, что каждое изменение в рукописи происходило либо после того, как Блаватская на какой-то момент выходила из комнаты, либо когда входила в транс. Тогда ее взгляд был безжизненным, отрешенным, направленный в пространство. Он видел изменения в ее внешности, походке, голосе, манерах, настроении, даже в нраве. Из комнаты Блаватская выходила одним человеком, а возвращалась другим. Будучи убежденным эзотериком, Олькотт пришел к выводу, что Блаватская кому-то одалживала свое тело. Адепты входили в ее тело и распоряжались каждый по-своему для написания книги. Личность Блаватской была инструментом по распределению материала, контролю над формою, выразительностью, разными оттенками, что отражалась на стиле письма рукописи. Это было мистикой, чем-то невероятным, но это было правдой — все происходило на его глазах.

Блаватская не могла скрыть радости от своего труда. Она решила поделиться со своей сестрой Верой Желиховской: «Ты не можешь себе представить, в каком удивительном мире картин и видений я живу. Я пишу «Изиду», скорее не пишу, а переписываю и срисовываю, что она лично показывает мне. Иногда мне кажется, что древняя Богиня Красоты сама ведет меня через все страны и их прошлое, и я это описываю. Я сижу с открытыми глазами и, по-видимому, все вижу и слышу, что реально происходит вокруг меня, и в то же время я вижу и слышу то, что пишу. У меня перехватывает дыхание, я боюсь шевельнуться, опасаясь, что чары исчезнут. Как в волшебной панораме медленно проходят предо мной столетие за столетием, образ за образом. Я пропускаю все это через себя, соединяя эпохи и даты, и знаю наверняка, что ошибки быть не может. Нации и народы, страны и города, давно ушедшие во тьму доисторического прошлого, возникают, затем исчезают, уступая место другим, после чего мне говорят соответствующие даты». Блаватская сообщает, что все эти дивные картины, эти «головоломки», она собирает и располагает одну за другой в стройном порядке. Все происходит при содействии Гуру и Учителя, помогающих ей во всем. «Если я вдруг забуду что-то, то тут же мысленно обращаюсь к нему или кому-то другому подобному, и все, что я забыла, предстает у меня перед глазами — иногда целые таблицы с цифрами и длинные перечни событий проходят передо мной. Они помнят все. Они знают все. Без Них, где бы я могла получить знания?». (Письмо. 19.01.1895).

Работа над книгой продолжалась с сентября 1875 до лета 1877 года. Она была опубликована на английском языке, в двух томах, в Нью-Йорке, в сентябре 1877 года. Том первый назывался — «Разоблаченная Изида» Е.П. Блаватской. Ключ к тайнам древней и современной науки и теософии». Он имел подзаголовок — «Наука», в нем было 829 страниц. Второй том имел аналогичное название, а подзаголовок был — «Теософия», и страниц в нем — 827. Книги были посвящены скрытым силам природного мира и человеческого духа. В них Блаватская подвергла резкой критике примитивный материализм, позитивизм, другие западные науки Нового времени и доказала, что они устарели и не отвечают духу времени. У них поверхностное представление о человеческой жизни и феноменах природы. В этом томе, посвященном метафизике, антропологии, истории развития религиозных учений, преимущественно ортодоксального церковного христианства. Блаватская показала, как религиозные фанаты сознательно исказили Библию, Новозаветные книги и духовные истины Иисуса Христа. В «Предисловии» сказано, что ее «книги не против религии, не против Христа, но против трусливого лицемерия тех, кто мучает, сжигает на кострах, убивает во имя Всемогущего Сына Божиего уже с самого первого момента после того, как он умер на кресте за все человечество, за грешников, особенно за падших, за язычников, за падших женщин и заблудших, — и все это творится во имя Его! Где же Истина?»

«Эрудиция Блаватской — ошеломляет»

«Разоблаченная Изида» стала бестселлером в Америке, Европе и Индии, ее читали простые люди, но особенно — ученый мир. Тираж в тысячу экземпляров разошелся в течение десяти дней. Книга принесла небывалую славу Блаватской, как авторитетному специалисту в сфере тайных наук: герметической философии, магии, оккультизму, каббалистике, религиозных учений и современной науки. В умственной сфере было что-то небывалое, как взрыв атомной бомбы.

Основными идеями книги были:

• наука и религия, вечно воюющие между собой;
• духовность мироздания, сотворенного Богом и Природой;
• мудрость древних книг и учений;
• единство Востока и Запада, их знаний при решении главных проблем Бытия;
• тайные учения и их польза для общества;
• проблема сотворения мира и злых сил;
• лицемерие протестантов и католиков;
• критика Православия и любовь к Учению Иисуса Христа;

«Изида» охватывала целую эпоху, в ней заложен грандиозный исторический, философский, богословский и естественнонаучный материал. Все это подкреплялось конкретными данными, ссылками на новейшие источники, на авторитетных ученых. Книга ошеломила разнообразием тем, идей, знаниями и мудростью автора. В ней была критика материализма, богословских и естественных наук. Подробно исследовался таинственный мир природы и человека, магия и каббала, оккультизм и эзотеризм, другие тайные науки. Все было написано настолько убедительно, с привлечением последних достижений науки, что Блаватская стала мировой знаменитостью. Хвалебные отзывы на книгу не заставили себя долго ждать. Приводим некоторые из них: «Эрудиция ошеломляет. Множество ссылок и цитат из самых неизвестных и непонятных авторов на всех языках чередуются с упоминанием писателей высочайшей репутации, о которых не скажешь, что их коснулись поверхностно». — газета «Нью-Йорк Индопенден».

«Крайне читабельное и захватывающее эссе о первостепенной важности возвращения герметической философии в мир, который слепо полагает, что он ее перерос» — газета «Нью-Йорк Ворд».

«Для читателей, которые никогда не были знакомы с литературой по мистицизму и алхимии, эта книга представит материал для захватывающего изучения — источник любопытной информации» — газета «Эвениг Пост».

«Удивительная книга, как по теме, так и по подходу. Некоторые соображение может быть высказано о редкости и объемности ее содержания — ведь один комментарий составляет пятьдесят страниц, — и мы не преувеличим, если скажем, что такой комментарий фактов, раньше не предпринимался. Но книга любопытна тем, что она содержит в себе уникальный материал и без сомнения ее с радостью примут библиотеки. Она, разумеется, будет интересна всем, кто увлекается историей, теологией и тайнами древнего мира» — газета «Дейли График».

Были и другие, довольно обстоятельные отклики на книгу. Автора называли «Умной женщиной», «Замечательной женщиной», «Великим ученым», «Эрудированной», «Большой специалисткой по тайным наукам», «мистиком и оккультистом». Никто не мог поверить, что неизвестная особа, «какая там русская», теософ, способна написать такой глубоко мудрый, философско-богословский трактат. Удивлялись ее знаниям, особенно тайным знаниям. Где она их взяла? Не мистификация ли ее книги? Кто действительный автор книги? Как мог один человек в такой короткий срок обобщить колоссальнейший материал, хранящийся в разных библиотеках мира, и представить его читателям во всем величии и блеске. Такой труд называли теософским чудом, мистической сказкой, и на поверку все оказалось правдой. Родные Блаватской, получившие «Изиду», не могли поверить огромному таланту Елены: были в растерянности, неведении; долго печалились, не могли осознать такого дива. Блаватская решила развеять о себе миф и сказать миру правду. Она написала родным письмо, в котором сообщала: «Когда я писала «Изиду», то она давалась мне настолько легко, что это не было трудом, а настоящим удовольствием. Почему меня нужно хвалить за это? Когда мне говорят писать, я повинуюсь, а затем могу легко писать обо всем — о метафизике, психологии, философии древних религий, естественных науках и многом другом. Я никогда не задаюсь вопросом: «Могу я писать об этом?» или «Справлюсь ли я с этой задачей?» Я просто сажусь и пишу. Почему? Потому, что мне диктует тот, кто все знает…Мой Учитель, а иногда другие, знакомые по моим прошлым путешествиям». (Е. Блаватская. Письмо к Фадеевой).

Кто автор «Разоблаченной Изиды»?

Блаватская рассказала, что свою книгу написала вместе с Восточными Учителями (Кут Хуми и Морией). «Каждая крупица знания, изложенная в этой книге или позднейших работах, исходит из учения наших Восточных Наставником, и что многие отрывки в этих трудах были написаны под диктовку». В этом ничего удивительного она не видит. Потому что, любой здравомыслящий человек, знающий о многообразных возможностях гипнотизма, о феномене передачи мысли, легко признает, что если гипнотизируемый субъект, слышит невысказанную мысль своего гипнотизера, который таким способом передает ее, то он может эту мысль легко записать на бумагу. «Для мысли не существует пространства и расстояния; и если два человека находятся в прекрасной взаимной психо-магнетической связи, и из этих двух, один — великий адепт оккультных знаний, то передача мысли и диктовка целых страниц на расстоянии в десять тысяч миль, становится столь же легкой и понятной, как и передача двух слов в комнате». (Е. Блаватская. Мои книги). Самое удивительное в этом признании, что за все последующие годы, почти 180 лет, подобный феномен никто из мировых магов не повторил: не диктовал книги на большие расстояния, не передавал свои мысли за десять тысяч миль, не вмешивался в судьбу другого человека. Исключение составляют лишь Николай и Елена Рерихи с их книгами «Живой Этики». Однако наука подобным экспериментам не верит.

Были и другие высказывания Блаватской о своей «Изиде». Мы их приведем для того, чтобы читатель сам мог убедиться, что ее книга — коллективный труд разных авторов, заслуживающий уважения и наград. В письме к Дондукову-Корсакову она пишет: «Не стану о ней говорить, ибо не было газеты, которая не упоминала бы о ней — либо для того, чтобы разнести в пух и прах, либо для того, чтобы уподобить величайшим творениям всех философий прошлого, настоящего и грядущего. Я писала ее совсем одна — рядом не было никаких помощников, писала на английском, который тогда едва знала, однако, как и в случае с моими лекциями, оказалось, что я писала на классическом английском без единой ошибки, подкрепляя свое небрежное изложение цитатами из известных и неизвестных авторов, порою из книг, существующих в единственном экземпляре где-нибудь в ватиканской или бодлианской библиотеке, — книг, к которым у меня тогда просто не могло быть доступа, но которые со временем помогли подтвердить правильность написанного мною и отомстить клеветникам, ибо выяснилось, что я точно процитировала все до последнего слова. Эта работа была и остается сенсацией. Она переведена на несколько языков, включая сиамский и хинди, и является Библией наших теософов».

Дальше Елена Петровна говорит другое, что свою книгу писала не одна, хотя она написана ее рукой. В остальном же она отказывается от своего авторства, и до сих пор в этой книге ничего не смыслит. «Но десять тысяч экземпляров первого издания по 36 шиллингов за штуку разошлись буквально за месяц; мне же в качестве прибыли от продаж пришлось довольствоваться лишь славой, не получив ни гроша, так как, будучи убеждена, что все это — праздная болтовня, не стоящая и одного-единственного издания, я продала ее издателю, как говорится, за спасибо, тогда как он заработал на ней сто тысяч долларов, ибо за последние три года эта книга выдержала шесть изданий. Вот так-то».

А в письме Вильяму Хюббе-Шляйдену, Е.П. скажет: «Расспросите Олькотта, Джаджа и всех, кто знал меня в Америке еще до того, как я написала «Изиду». Они вам расскажут, что я тогда с трудом изъяснялась по-английски, что большинство страниц «Изиды», где есть хоть что-то, достойное прочтения, было продиктовано мне Учителем К.Х.; порою, он диктовал мне по 30-40 страниц за раз, причем без единой ошибки, о чем знают Олькотт и д-р Уайдлер; они расскажут, что писать по-английски меня учил Учитель». В «Письмах Махатм», письмо 159, Блаватская еще раз напомнит, что английскому языку научилась при написании «Изиды». Это могут подтвердить Олькотт, Джадж и профессор Уайдлер, они приходили каждую неделю, чтобы помочь в распределении глав и других работ. «Когда я закончила «Изиду» (нынешняя «Изида» — это только третья часть того, что я написала и уничтожила), — я могла писать по-английски так же, как я пишу теперь — не хуже и не лучше. Моя память и способности кажутся исчезнувшими с тех пор».

Высказывания Блаватской об «Изиде, сохранившиеся в ее письмах и письмах ее друзей, статьях и других документах, дали повод ученым утверждать, что наибольший вклад в создание «Разоблаченной Изиды» внес Махатма К.Х. Он был энциклопедистом, легко владел английским языком, имел солидное европейское образование, личную библиотеку и великолепную память. Об этом свидетельствовала переписка его с Синнетом и Хьюмом. Блаватская, в своем письме к Олькотту, от 6 января 1886 года, признавалась, что К.Х., соавтор многих ее литературных трудов. Значит, говорят ученые, «Разоблаченная Изида» — это коллективный труд нескольких авторов. А почему они отказались от соавторства — никому неизвестно. Видимо, такое решение было самих Махатм.

Недоброжелатели двинулись в поход

После выхода «Разоблаченной Изиды» нашлись и недоброжелатели, молчавшие до поры, до времени, и когда представился случай, стали кричать на весь мир — «Изида» не давала им спокойно жить. Особенно бурную деятельность развела католическая церковь. Поскольку «Изида» зацепила интересы Ватикана и его «святейшего» Ордена Иезуитов, то реакция «святош» не заставила себя долго ждать. Посыпались разные оскорбления, угрозы, причем от малого попика до кардинала. Все хотели научить Блаватскую, как ей жить, что писать простым прихожанам. Иезуиты начали ловко дирижировать прессой. Газета «Спрингфильд рипабликен» назвала работу Блаватской «большим блюдом объедков». Другая газета «Нью-Йорк сан» — «выброшенным мусором». А рецензент «Нью-Йорк трибьюн» своей беспардонностью превзошел всех: «Знания Е.П. Блаватской грубы и не переварены, ее невразумительный пересказ брахманизма и буддизма скорее основан на предположениях, чем на информированности автора».

Как не покажется странным, но следующим недовольным был соотечественник, небезызвестный Всеволод Соловьев, которого называли неудачным спиритуалистом и медиумом. Он был родным братом знаменитого русского философа Владимира Соловьева. Вс. Соловьев долго «терся» возле Блаватской, интересовался Теософским Обществом, Махатмами, оккультизмом, ясновидением и пытался разгадать тайны Елены Петровны. Е.П.Б. деликатно отодвинула его в сторону, показала на дверь и пожелала успехов на ниве познания тайных наук. Не учла лишь одного, что возмездие этого человека будет незамедлительным и жестоким. Действительно, после долгой, субъективной и несправедливой критики в печати, проводившейся завистниками, Всеволод Соловьев написал и издал книгу под названием — «Современная Жрица Изиды» В ней он посрамил Блаватскую за «клевету», «шарлатанство» и «нечистоплотность», а «Изиду» назвал — «огромным мешком, в который, без разбору и системы, свалены самые разнородные вещи». Обвинил Е.П. в плагиате, воровстве идей Элифаса Леви и поставил под сомнение существование самих Махатм, назвав их выдумкой Блаватской. Для более детального ознакомления с темой, мы отсылаем читателя к таким авторитетным источникам, как: «Письма Блаватской к Синнету»; работе Е. Писаревой — «Елена Петровна Блаватская. Биографический очерк»; книге Сильвии Крэнстон — «Е. П. Блаватская. Жизнь и творчество основательницы теософского движения»; работе И.В. Кононова — «Судьба Е.П. Блаватской». По иронии судьбы, Вс. Соловьев посвятил свою книгу «Лондонскому обществу психических исследований и всем внимательным читателям», чем поставил английскую политическую «контору» в ряд мировых фальсификаторов.

О том что это был за человек, мы узнаем из письма Елены Рерих: «Упоминаемая Вами книга Соловьева о Е. Блаватской у меня имеется. В воспоминаниях, написанных друзьями и сотрудниками Е.П. Блаватской, встречается определенная характеристика этого недостойного типа. Он очень добивался быть принятым в ученики, но Вл. М. не разрешил Е.П.Б. приближать его и даже неоднократно предупреждал ее о его скрытых свойствах. Конечно, мелкое самолюбие не могло простить Е.П. такого отказа. Его книга является лучшим свидетельством невежества и низости автора. Думаю, что начинать шевелить эту грязь сейчас не полезно и даже определенно вредно… Защита Е.П. Блаватской должна сейчас состоять в широком распространении ее трудов. Вся же грязь, которой жалкая посредственность закидывает каждого выдающегося деятеля, сама отпадает с течением времени и с наступлением срока для нового сдвига сознания… Чем больше личность, тем больше предательств и ярой клеветы вокруг нее. Именно, как говорится, клевета несется за великим человеком, как пыль за всадником». (А.И. Клизовскому, 24.02.39).

Елена Петровна долго терпела такое насилие. Клеветнические и беспардонные ярлыки ее «друга», типа «русская шпионка», «хронический мошенник», «олицетворенная ложь», «агент Папы, купленный для того, чтобы разгромить спирутализм», «воплощение сатаны» и многое другое сильно задевали мужественную женщину. Соловьев лез в ее личную и общественную жизнь, подрывал авторитет, как писательницы и ученого. Лишь после более десяти лет свирепого Соловьевского давления, его беспардонной грязи, Е.П. выпустила свою статью под названием «Мои книги», в которой рассказала правду о себе, Соловьеве, «Разоблаченной Изиде» и Махатмах. Совсем не побоялась остановиться на недостатках своей книги, даже сильно преувеличила их. Такая искренность, смелость русской женщины-теософа, высказанная в статье, заставила читателей посмотреть на автора другими глазами.

Правда, так смело сказанная людям, помогла Е.П очиститься от грязи Всеволода Соловьева и его компании; освободиться от ложных обвинений, набраться сил для нового творения — «Тайной Доктрины», которая будет издана в 1888 году в Лондоне. В статье Блаватская подвела итог своим главным трудам и поставила в известность мир, что ни один из теософов, издателей, помощников, «с первого до последнего, никогда не станет претендовать на ее фундаментальную доктрину, философские заключения и учения. Все это ее труд, ее воплощенные идеи». Хотя закончит статью дивным парадоксом: «Ничего этого я не изобретала, а только провозгласила, как была научена». (Е. Блаватская. Мои книги). Несмотря на упущения, мелкие недостатки, «Разоблаченная Изида» содержит массу новой и до настоящего времени полезной информации по тайным наукам, Каббале, Библии, другим древним источникам. Эта книга представляет огромную ценность для всех, интересующихся теософией, эзотерикой и мистикой.

Откроем, наконец, эту книгу и посмотрим, о чем в ней идет речь. Напомним, что автор посвящает свой труд Теософскому Обществу, которое было основано в Нью-Йорке в 1875 году для изучения вопросов, заключенных в книге. В «Введении» читаем: «Книга, которая теперь выносится на суд публики, является плодом довольно близкого знакомства с восточными адептами и изучения их науки. Она предлагается тем, кто готов воспринять истину, где бы он ни встретил ее, и защищать ее, даже прямо глядя в лицо общераспространенным предрассудкам. Это попытка помочь исследователям разглядеть жизненные принципы, лежащие в основе философских систем старины». Первая статья первого тома называется «Перед завесой». В ней Блаватская, в духе мистика-неоплатоника Прокла, хочет разобраться с философией Платона, и правильно ли она говорит, что в течение прошедших эпох началось истинное продвижение нравственного и интеллектуального развития нашей расы. Блаватская разбирает диалоги Платона «Федр», «Горгий», «Тэетет», «Федон», где говорится «о душе и ее освобождение от плоти, и поднятие ее в царство чистой мысли, к видению вечной истины, добра и красоты».

Душа человека, какая она?

Для Блаватской человек состоит из триады — дух или ноус, душа и тело. Это утверждали античные и восточные философы. Доктрину философов поддержал и Апостол Павел, который своими мистическими проповедями доносил ее сущность до язычников. Павел считал, что телесная субстанция, плоть и кровь, насыщена психе — душой, или астральным телом, благодаря чему в ней поддерживается жизнь. Разграничивали в человеке три сущности и буддисты. Во избежание путаницы в данном вопросе, каждой сущности было придумано конкретное название: Биос — физическая жизнь души, Тумос — натура страстей и желаний, Анимос — эфирная субстанция, которая наполняет собою всю вселенную и исходит от души мира. Вследствие своей сложной природы душа может опуститься и настолько тесно слиться с физической сущностью, что всякое моральное воздействие на нее высшей жизни прекращается. С другой стороны, она может настолько тесно соединиться с ноусом, или духом, что станет разделять ее мощь. В таком случае ее носитель, физический человек, сможет стать богом, даже во время своей земной жизни. И до тех пор, заявит Е.П., пока душа не соединится с духом, либо во время земной жизни, либо после физической смерти — индивидуальный человек не станет бессмертным как сущность. Психе, такое название души, рано или поздно распадается. Человек может обрести «весь мир», но «душу» свою потерять. Павел, проповедовавший анастасис — непрерывное существование индивидуальной духовной жизни после смерти, утверждал, что тленное облекается в нетленное.

Блаватская, рассматривая душу с точки зрения античных авторов, буддистов и христиан (апостол Павел), показывает свои глубокие знания данного вопроса. Осуждая ученых материалистов, не признающих существования души, утверждавших, что все это работа нашего мозга, Блаватская, поддерживает точку зрения древних авторов, и выдвигает собственную концепцию на бессмертие человека. Для нее, только его всемогущая воля, сплетает ему судьбу. И если человек твердо убежден, что смерть — это разрушение, то он его и получит. Опыт теософов показывает, что выбор физической жизни или смерти зависит от нашей воли. Для Е.П.Б. воля может победить смерть, Когда сильная воля сильной личности воплотится в душу человека, то человек — станет бессмертным. Это подтверждается такими личностями как Сократ, Павел, Иисус, Будда. Кришна, Аполоний Тианский и другие. Все они были адептами, философами, проводившие свою жизнь в чистоте, познании и самопожертвовании, через испытания, лишения и самодисциплину достигли божественного озарения и сверхчеловеческих способностей. Они стали вечными.

Выражение Платона, что «душа, не видевшая истины, не может воплотиться в форму человека», для Блаватской предмет для размышлений. Для нее душа все видела прежде, когда витала вместе с божеством. Она презирала те вещи, о которых сейчас говорит, что они существуют и молча взирала на то, что в действительности было. Правильно используя свой опыт, постоянно самоусовершнствуясь в мистериях, человек становится истинно совершенным — посвященным в божественную мудрость. Блаватская критикует Аристотеля за его критику Пифагора, утверждавшего, что числа и величины существуют отдельно вещей, и что все вещи являются числами. Е.П.Б. сравнивает античную философию с философией древнеиндийской о создании мира и человека, и находит в них общие корни. Рассматривает идею Спевсиппа о бессмертии души, которая не противоречит Аристотелю и Филолаю, разбирает философию Ксенофонта и Гераклита о человеческих идеях и о Боге. Хотя нужно сказать, что четкой направленности в ее мыслях нет. Есть общий разговор о философии, числах, душе, Боге, Бытии, Едином, Элементах, как о божественных силах. К книге прилагается словарь теософских терминов и их толкование, что оживляет книгу, усиливает к ней внимание.

В статье «Старые вещи с новыми именами» рассматривается древняя европейская книга по оккультизму и герметической философии. В ней узнаем, что оккультисты придерживаются мнения, что материя со временем становится все более грубой и плотной, чем была при начальном появлении человека. Дается информация о человеческом теле, которое сначала было наполовину эфирным; что перед своим падением человечество свободно сообщалось с невидимой вселенной; что с того времени материя стала грозною стеною между людьми и миром духов; что существовало много человеческих рас, которые жили и угасали, одна сменяя другую по очереди. Блаватская пытается разобраться, были ли предшествующие типы людей более совершенны, чем мы? Принадлежала ли какая-нибудь из этих рас к крылатой расе людей, упоминаемой в «Федре» Платона? Для ее решения, предлагает исследовать пещеры Франции и Перу, «а если у теософов ничего не получится, пусть поручат науке заняться этим делом». Кроме Платоновского «Федра», разбирается египетская рукопись-трактат по медицине, написанная в шестнадцатом веке до Р.Х. и хранящаясяся в Нью-Йоркской библиотеке. Трактат написан в то время, когда Моисею был 21 год. Папирус свидетельствует, что он является одной из шести книг Гермеса по медицине. О нем упоминает Климент Александрийский.

Привлекая в свидетели отца истории Геродота, Блаватская доказывает, что человечество в своем развитии доходило до высочайшего уровня цивилизации, затем опускалось до невиданного и неслыханного варварства. Используя данные Мариэт-Бея, Шлимана, Байрат Тэйлора и других, Е.П. убеждает, что человеческие цивилизации имели расцвет и падение. Это происходило не случайно, а по законам Единого творца. Если верить Е.П.Б., то человеческое познание времени находится в детском возрасте, а наш цикл начался сравнительно недавно. Зная, что «метафизические учения Платона были обоснованы на строжайших математических принципах», Е.П. допускает, что они способны объединить враждующие стороны — науку и религию. Поднимается вопрос о перевоплощении. Данная проблема была высмеяна наукой и богословием. Перевоплощение понимается, как неуничтожимость материи и бессмертие духа. Хотя не раскрывается суть данного учения. Е.П. считает, что такую возвышенную концепцию, должна принять современная наука. Вскользь затрагивается проблема вечности. Для ее разрешения, Блаватская советует обращаться не к религиозным суевериям, не к грубому материализму, а к универсальным числам Пифагора, который построил свою систему по так называемой «метрической речи» индийских Вед. Характерно, что ни одну из названных проблем Блаватская не решает. Она лишь ставит вопросы и дает рекомендации, хотя в своих пожеланиях показывает невероятные знания первоисточников, как древних авторов, так и современных. Книга «Ригведа» для Е.П кладезь древней мудрости, в которой находятся все тайны мира. Какие именно тайны — Блаватская не сообщает. В эзотерических учениях Ямвлиха, Плотина, Пифагора, в учении Ригведы она видит ключ к разгадке такой величайшей проблемы, как сотворение Вселенной. Хотя самого сотворения читатель не увидит и не узнает. Большое внимание уделяется одной из самих ранних индийских книг — «Нивиц», риши Куста. Этот древний мудрец объяснил аллегорию первых законов по сотворения мира. В основе этой книги лежит разгадка строения Космоса, нашей планеты. Опять-таки, не узнаем, как создавался космос, созвездия, планеты, какие законы и как они влияют на судьбы человечества и нашу жизнь.

Е.П. далеко шагнула в своих знаниях

В книге названо очень много известных, а еще больше неизвестных мудрецов древности, ученых ХIХ века, их книг, систем, концепций, идей и выводов. Блаватская ошеломляет читателя огромными знаниями разных наук:

• результатами их научных изысканий; пользой или вредом каждой науки;
• знанием истории развития человечества и его законов;
• знанием трудов разных мыслителей.

Делается попытка исследовать проблему гибели планет, отпочкования их от Вселенной, рождение Космоса, чередование приливов и отливов и их влияние на судьбы человечества. Большое значение уделяется великим личностям. Они подобно гигантам, возвышаются в истории человечества и наблюдают за нами. В области духовной это Будда Сидхарта и Иисус Христос, а в области физических завоеваний — Александр Македонский и Наполеон. Внедряя в практику законы реинкарнации, Е.П. называет закон повторяемости человеческих типов, существовавших десятки тысяч лет и отводит достойное место таинственным законам воссоздания, управляющими судьбами нашего мира. «Нет ни одной выдающейся личности во всех анналах как священной, так и светской истории, чьих прототипов мы не смогли бы обнаружить в полувыдуманных и в полудействительных преданиях давноисчезнувших религий и мифологий». («Разб. Изида», т. 1, с.107).

Блаватская критикует спирутализм за его «войну» с богословием и наукой. Как теософ, она выступает не столько против всего мира с его несправедливостью и плохими законами, сколько против спиритуалистов, с их нечистоплотными проповедниками, «кричащими на каждой площади, что есть личный Бог, и есть личный Дьявол». Такие посылают анафемы на голову всем, кто осмелится сказать про их ложь. Осуждает за то, что хвастливые оккультисты, и даже истинные философы не прислушиваются ни к одному спору и голосу народа. Они не верят искренности, а верят в добро и зло. Блаватская заговорила о Боге с тем, чтобы предупредить, что секты извращают сущность Бога и заводят верующих в кромешный мрак. Е.П не верит в христианского Бога, который по своей милости прощает и карает. Хотя знает, что без Бога, «Космос выглядел бы как бездушный труп» и добавляет, что в религии пусто место не бывает. Поскольку человеку было запрещено искать Бога в единственном месте, где можно было найти Его следы, то верующий сектант заполнил эту болезненную пустоту «личным» Богом. Так возникали новые секты, которые растут как грибы после дождя, причем большинство из них являются враждебными и религии, и науке, и человеку.

Итог данного трактата она видит таким:

• Физическая наука достигает своих границ в исследованиях нашей планеты.
• Догматическое богословие находится в глубоком кризисе.
• Приближаются дни, когда население нашей планеты получит доказательства, что только древние религии были в гармонии с природой, а древняя наука охватывала все, что могло быть познано.
• Тайны истории могут быть открыты, забытые книги и давно утерянные искусства могут быть возвращены, но папирусы и пергаменты неоценимого значения, могут оказаться в руках нечистоплотных людей.

Эра освобождения от иллюзий уже началась. Цикл почти завершил свой круг. Новый цикл скоро начнется, и тогда люди поймут, как погибали динозавры на земле!

Первый том «Разоблаченной Изиды» затрагивает огромное количество проблем. Назовем некоторые из них:

• это проблемы Восточной Каббалы;
• магии, как божественной науки;
• устремления человечества к бессмертию;
• медиумические феномены и их связь с преступностью;
• время, пространство и вечность; влияют ли планеты на человеческие судьбы;
• пророчества Нострадамуса;
• доказательства магической силы Пифагора;
• непознаваемое;
• реинкарнации;
• колдовство и колдуньи;
• астральная душа человека не бессмертна;
• пустыня Гоби и ее тайны;
• перевоплощение Будды и другие.

Мы видим, что Елена Петровна задалась целью исследовать видимый и невидимый мир, мир природы и мир духов, их влияние на судьбы человечества.

Второй том «Разоблаченной Изиды» более интересный. В нем на полную силу проявился талант Блаватской исследовательницы, яркого писателя и мыслителя. Мы видим ее в гневе, слышим упреки в адрес религий: православия, католицизма, протестантизма. Мы сочувствуем ее мужественной борьбе с перегибами в Церкви, христианскими предрассудками и преступлениями, магией и колдовством, с тайными обществами, разными сектами, ересями и Дьяволом, приносящим людям страдания и зло. Книга дышит мудростью и гневом, любовью к знаниям и нетерпимостью к невежеству, уважением к людям и ненавистью к их преступлениям. Такой занимательной, поучительной и мудрой книги человечество ждало давно. В предисловии Блаватская говорит: «Этот том направлен против богословского христианства, главного противника свободной мысли. Он не содержит ни одного слова против чистых учений Иисуса, но нещадно разоблачает их вырождение в пагубно вредные церковные системы, которые разрушают веру человека в свое бессмертие, в своего Бога и подрывают всякую нравственную свободу. Мы бросаем перчатку догматическим богословам, которые хотели бы поработить и историю, и науку, и в особенности — Ватикану, чьи деспотические претензии стали ненавистными большей части просвещенного христианского мира. Оставляя духовенство в стороне, никому, кроме логически мыслящих и отважных исследователей, не следовало бы заниматься книгами, подобными этой. Такие ныряльщики за истиной обладают мужеством иметь собственное мнение».

Требования Елены Петровны к своему веку чрезвычайно велики. Сможет ли она с Теософским Обществом, его редкими членами, разбросанными по дальним уголкам планеты, справиться с такой грандиозной задачей — задачей времени. Сейчас выясним причины, принудившие Блаватскую написать такую книгу и высказать в ней все, что она думает о ХIХ веке. Книга начинается с главы — «Церковь — где она?». Ядовитые стрелы Елены Петровны летят в Римско-католическую и протестантскую церковь, в Папу Римского и «Святейшую Инквизицию», уничтожившую сотни тысяч ни в чем не повинных людей. Она критикует Американскую церковь, с ее 15 различными вероисповеданиями, сотнями сект различного калибра, которые изо дня в день, за деньги верующих, забивают им головы различной ересью, противоречащей всем остальным в вопросах богословия и веры. Чтобы убедиться, что все это правда, Блаватская приводит яркий пример из практики высшего духовного правителя города Солт-Лейк, сектанта-мормона, имеющего двенадцать жен и более сотни детей и внуков, которые верят, что их проповедник общается с богами и получает от них «святые» дары. Поскольку мормоны являются политеистами и полигамистами, то их главный бог, как заверяют, живет и здравствует на планете Колоб. Сей проповедник, кроме размножения, дикости и невежества, ничему другому прихожан не учит.

Что для Блаватской вера?

Мы не противоречим Блаватской, что «каждая христианская догма ведет свое происхождение из какого-либо языческого обряда», и что каждая из них заявляет, что она «основана на божественном откровении и надежно держит ключи от врат небесных». (Разоб.Изида, т.2, с.15). Нас интересуют не Западные церкви, секты и молитвенные дома, каких не счесть, политика которых была направлена против России. Интересует отношение Е.П. к православной вере, к христианству, религии ее отцов, дедов. Как она относится к такому деликатному вопросу — христианской вере, ее святыням, Евангелиям, Библейской истории, Иисусу Христу. Важно знать позицию автора. Блаватская начинает издалека. В книге «Сверхъестественная религия» анонимного автора ей не понравилось его отношение к апостолам Петру и Павлу. Неизвестный мудрец пытается доказать, что под именем Симона Волхва, прячется апостол Павел, чьи послания были как тайно, так и открыто оклеветаны Петром. Автор их осуждает за «слаборазумную ученость». В книге сказано, что апостол Павел был смелый, откровенный, искренний и ученый. Тогда как апостол Петр, был трусливый, осторожный, неискренний и невежественный. То, что Павел был частично посвящен в теургические мистерии, свидетельствует его язык, фразеология, сама ученость, которые были своеобразными и присущими греческим философам. Даже его смелые выражения выдают в нем посвященного.

Вторым источником такого признания явилась статья А.Уайлдера «Павел и Платон». В ней говорится, что «Послания к коринфянам» изобилуют выражениями, навеянными сабазийскими и элевсинскими посвящениями. Кроме того Павловы слова: «Мудрость же мы проповедуем между совершенными», — «но мудрость не века сего и не властей века сего преходящих, но проповедуем премудрость Божию, тайную, сокровенную, которую никто из властей века сего не познал» (Коринф.1,6-8), свидетельствуют о его причастности к Мистам (посвященным). Следующим доказательством принадлежности Павла к посвященным, была его остриженная голова в Сенхрее (где был посвящен Луций, Апулей). Значит, говорит Е.П., Павел дал обет. Назары, или отдельные, как написано в иудейских Писаниях, должны были остричь свои длинные волосы, которых «бритва не должна касаться» во всякое другое время, и приносить их в жертву на алтарь посвящения. Назары представляли собой класс халдейских теургов.

Блаватская позже докажет, что Иисус принадлежал к этому классу. А пока продолжает свои поиски в данном вопросе, использует для этой цели греческие мистерии и Каббалу. Е. П. хочет раскрыть тайную причину, почему Петр, Иоанн и Иаков так ненавидели и преследовали Павла. Для нее автор «Откровения» или «Апокалипсиса», был еврейским каббалистом со всей ненавистью, унаследованной от своих предков. Его зависть, в течение земной жизни Иисуса, простиралась даже на Петра. И только после смерти Иисуса стало понятно, почему эти апостолы, стали яростно проповедовать обряд обрезания.

В глазах Петра, Павел, унизивший его, и превосходивший в греческой учености и философии, казался настоящим магом. А маг, это человек оскверненный «Гнозисом», мудростью греческих мистерий, отсюда ему название — «Симон-Волхв». В отношении Петра, Блаватская, пользуясь неизвестной рукописью, критикой Библии установила, что он не имел никакого отношения к созданию латинской церкви в Риме. Петр лишь дал церкви предлог, за который так охотно ухватился «коварный» Иреней. Предлог заключался в следующем: Петра и Кифу латинская церковь сознательно наделила такими именами. Путем вольной игры словами, легко было доказать, что это относится к Петру. Петр не мог и не имел права «выступать в качестве привратника Царства Небесного и истолкователя воли Христовой». Хотя Е.П. не отрицает его посвящение. Для нее святой апостол Павел является каббалистом, а Петр — не есть основатель Римской церкви. Блаватская скажет больше: «Петр никогда не был в Риме и не мог там принять мученическую смерть». При этом ссылается на многие работы современных авторов. Блаватская называет апостола Петра «трусливый Петр», и говорит, что он «не обладал таким характером, который позволил бы ему рискнуть поселиться близко к Нерону, который в то время «кормил диких зверей в Амфитеатре плотью и костями христиан». (т.2, с.164). Е.П. обвиняет католическую церковь в непоследовательности, избрании себе в качестве титулованного основателя того апостола, который трижды отказался от Иисуса в момент опасности. Кроме того, это был единственный апостол, за исключением Иуды, который спровоцировал Христа говорить такими словами: «Враг», «Отойти от меня, Сатана!».

Чтобы убедить читателя в правдивости своих слов, Блаватская, кроме «Сверхъестественной религии», использует другие источники — «Предание Греческой церкви», написанное Василидом, живущим во времена Траяна и Адриана. Василид был учеником апостола Матфея, учеником Глаука — ученика апостола Петра. Данное Предание подтверждает, что апостол Петр действительно трижды отрекся от своего Учителя. Иисус, проходя в это время в сопровождении стражи, повернулся и, глядя на Петра, сказал: «Истинно, говорю тебе, Петр, ты будешь отрекаться от меня во все грядущие века и не престанешь до тех пор, пока не состаришься и не протянешь свои руки, и другой подпояшет тебя и понесет тебя туда, куда ты сам не захочешь». (т. 2, с. 165). Слова «понесет тебя туда, куда ты сам не захочешь» относятся к Римской церкви и предсказывают постоянное отступничество от Христа под маской фальшивой религии. Позднее это было внесено в 21 главу «Евангелия от Иоанна», но вся глава была объявлена подделкой еще до того, как было обнаружено, что апостол Иоанн никогда такого «Евангелия» не писал. Книга «Сверхъестественная религия», для Елены Петровны явилась авторитетнейшим документом в изучении Новозаветной истории. Она «неопровержимо» доказывает поддельность четырех Евангелий, их переделку Иринеем Лионским и его сторониками.

Для объективности дела в отношении Петра, Е.П. берет в свидетели еще одну книгу — Еврейскую рукопись, под названием «Сефер Толдос Йешу». Она целиком посвящена Петру. В рукописи говорится, что Петр был один из апостольской братии, хотя и отклонился как-то от законов. И что еврейская ненависть к нему, его преследование существовали только в плодовитом воображении отцов церкви. Автор рукописи говорит о Петре с большой почтительностью и доброжелательностью, называя его «верным слугою Бога живого», который проводил жизнь в аскетизме и медитации. Жил Петр в Вавилоне, наверху одной башни, сочинял гимны и проповедовал милосердие. Петр всегда советовал христианам не досаждать евреям, терпимо к ним относится и не вступать с ними ни в какие дискуссии.

Талмуд о христианстве

Некоторые писания свидетельствуют, что, когда Петр умер, другой проповедник пошел в Рим и заявил, что Симон Петр переделал учение своего Учителя. Он выдумал горящий ад и всем угрожал им, обещал показать чудеса, но никогда их не показывал. Блаватская видит в словах неизвестного автора толику правды. Но, в тоже время, в своей книге «Тайная Доктрина», в третьем томе на стр.167 она, со ссылкой на неизвестный источник скажет, что Петр, чистой воды каббалист, а не Посвященный. Он никогда не имел никакого отношения к основанию латинской церкви. И что его предполагаемое имя, равно как и апостольство, являются игрой слов, а не истиной. Скорее он иерофант, или истолкователь мистерий. Он никогда не был в Риме и не был распят. Он дожил до глубокой старости и умер в Вавилоне.

Просматривая еврейский «Талмуд», Блаватская заметила, что Петр в нем называется назареем. Значит, он принадлежал к секте поздних назореев, был последователем Иоанна Крестителя. Секта была основана самим Иисусом. Еврейская история свидетельствует, что первыми христианскими сектами были или назареи, как Иоанн Креститель, или эбониты, среди которых было много родственников Иисуса; или ессеи — терапевты, целители, ответвлением которых были назореи. Все названные секты в дни Иринея Лионского, были каббалистическими и считались еретиками. Они верили в демонов, изгнанных посредством магических заклинаний, а свой метод часто применяли на практике. Их называли «бродячими еврейскими заклинателями» «Талмуд», чтобы не плодить путаницы, всех без разбору христиан называет назареями. Гностические секты верили в магию, оккультизм, мистику, гадание и были неплохими чародеями.

Назары или пророки, также как и назареи, были антивакхической кастой. Совместно с посвященными пророками, они придерживались духа символических религий, сопротивлялись идолопоклонникам и эзотеристам, с их обрядами и заклинаниями. Назаретская секта существовала задолго до появления Моисеевых законов, она зародилась среди людей, наиболее враждебных Израилю. А именно: среди людей Галилеи, идолопоклонников, где была построена Назара, сегодняшний Назарет. В своем поселении древние назареи проводили «Мистерии Жизни», или собрания, которые назывались «Мистерии посвященных». Блаватская так много уделяет им внимания по той простой причине, что Иоанн Креститель и все родственники Иисуса были назареями. Однако, если мы захотим узнать, как в действительности возникло христианство, как создавались христианские книги — Новый Завет, Послания, Деяния Апостолов, Апокалипсис, кто их авторы, жизнь и судьбу главных героев христианской истории, то у нас ничего не получится. Взгляд Елены Петровны уже направлен к другим темам.

Будучи в Адьяре, штабе Теософского Общества в 1881 году, она еще раз перечитала свою «Изиду» «от корки до корки». Е.П.Б. не побоялась сказать во всеуслышание, в том числе и через прессу, что «Изида» — «это худшая и наиболее неудачная в литературном смысле книга». В ней много опечаток и неверных цитат, она содержит бесконечные повторы, отступления от темы, которые раздражают читателя. В ней много противоречий и других погрешностей. Нет стройной системы, выглядит она, «как некая масса независимых параграфов, не имеющих между собой связи». Делалось это к ужасу тех, кто предупреждал, что своими заявлениями она ухудшила продажу книг. Поскольку целью автора была не личная слава, не выгода, а нечто более высокое, то Блаватская не обращала на это никакого внимания. «Этот неудачный «шедевр», — скажет она, — эта «монументальная работа», как называют книгу некоторые обозреватели, с ее ужасными превращениями одного слова в другое, полностью менявшими смысл, с ее опечатками и неверными цитатами, свыше десяти лет доставляют мне больше волнений и хлопот, нежели что-либо еще за всю мою долгую жизнь, в которой всегда было больше шипов, чем роз». (Е. Блаватская, Мои книги).

Скажем откровенно, Елена Петровна не лукавила, не кривила душой, а говорила правду. В «Разоблаченной Изиде» все эти недостатки присутствуют. Хотя читатель прекрасно знает, что «Изида» — необъятный мир знаний, как древних, так и современных, особенно по религии, философии, эзотерике. Это мир универсальных преданий человеческого рода, их толкование в духе тайных доктрин, из которых ни одно не дошло до христиан не искаженным. Блаватская сопоставила идеи, достижения, претензии современных представителей науки, религии с идеями и достижениями древних философов, учителей религий и наглядно показала, кому принадлежит первенство в открытиях и догмах. Она указала на бесчисленные ошибки современных ученых, их некомпетентность, причем подкрепила все это фактами из их собственных произведений. Блаватская заявила, что они будут продолжаться до тех пор, пока эти «притворные авторитеты Запада не пойдут к брахманам и ламаистам Востока и почтительно не попросят дать им алфавит истинной науки. Если цитаты, приведенные в «Изиде» из древних источников, отнимут у этих ученых то, что они считали своими заслуженными лаврами, то в этом виноваты будут не книги, а Истина. И никто, если он достоин звания философа, не захочет получать почести, которые по праву принадлежат другим».

Блаватская и философия Платона

Блаватская, со всей силой своих знаний, знаний мудрецов мира, адептов и Учителей Востока выводит на «чистую воду» грубый материализм, лживое богословие, их нелепые претензии на Истину в последней инстанции, и показывает различие между правдой и материализмом, божественной религией и человеческими догмами. Беспощадно разоблачает их вырождение и приспособление к вредным церковным системам, которые разрушают веру в человека, в его бессмертие, в своего Бога и подрывают всякую нравственную свободу. Данные Е.П. основаны на многолетнем изучении исторической и церковной литературы, древней магии, других тайных наук, их современной формы — спирутализма. Все это преподнесено Еленой Петровной без прикрас, убедительно и правдиво. Эти книги являются огромной ценностью для каждого из нас, в том числе и для мистиков, теософов, оккультистов, каббалистов, эзотериков и прочих, изучающих тайные науки и богословие. Давние учения показали Единство между древней, средневековой и современной мыслю, дали мощный толчок развитию таких мудрых наук, как эзотерической и герметической философии. Блаватская привлекла наше внимание к «вселенской религии мудрости, являющейся единственным ключом к Абсолютному в науке и в теологии».

Лично меня поражает в этой книге знание Е. Блаватской философии Платона, к которой я не равнодушен. Я перечитал все книги Платона, с подробными комментариями Асмуса, Лосева, Тахо-Годи, даже древних комментаторов — Прокла Диадоха, Дамаския, Фомы Аквинского и других, и должен сказать, что ее компетентность в платоновской философии не уступает названным философам: великолепная память, знание нужных текстов, цитирование их, цитирование разных книг и отрывков. Это не Е.П. Блаватская, а философская скала. Чтобы разобраться с этим вопросом, я обратился к книге М. Нэф «Личные мемуары Е.П. Блаватской», возможно она внесет ясность и скажет, кто писал статьи об эзотерической философии, философии Платона, Аристотеля, и философии мистиков в «Изиде»? Я не ошибся. В книге сказано, что, такое «диво дивное» первым заметил и написал о нем В.К. Джадж, сотрудник Блаватской по Теософскому Обществу, в Нью-Йоркской газете 26.09.1892 года. Он тоже был в недоумении, как автор «Изиды» для своих исследований не пользуется библиотекой, не имеет никаких заметок, выписок, других вспомогательных материалов, и в тоже время, показывает глубокие знания по всем наукам. И главное, все писалось на одном дыхании, как по волшебству. В тоже время, книга содержала множество ссылок на издания, хранящиеся в Британском Музее, других крупнейших библиотеках мира. Как такое могло быть? Неужели автор обладает феноменальной памятью, способной хранить в себе такую колоссальную информацию?

Джадж не совсем прояснил ситуацию, но сознался, что однажды он видел человека, помогавшего Блаватской писать «Изиду». Это был индус, к которому он испытывал глубокое уважение. Неизвестный обладал большим духовным опытом и был Учителем Учителей, Махатмой. Индус жил под видом фермера и никто в округе не знал, кто этот человек. Но он был тем, кто продиктовал Блаватской «Ответы английскому О.Т.О» по прочтении книги «Эзотерический Буддизм», где были показаны глубокие знания Буддистской и оккультной литературы. То был Махатма Мория. Ответы, надиктованные ей, она записала в доме генерал-майора Моргина в Остакамунде. Джадж откровенно сказал, что, отдельные главы книг «Разоблаченной Изиды» писали адепты М. и К.Х. Большую помощь в оформлении и редактировании книги оказывали Олькотт и издатель.

Полковник Г. Олькотт оставил нам свои воспоминания об Учителях, диктовавших Блаватской «Разоблаченную Изиду». Кроме адептов М. и К.Х., ее учителем был специалист по античной философии и хорошо знавший лично Платона. В «Листах старого дневника» Олькотт напишет: «Мы работали, сотрудничая, по крайней мере, с одним невоплощенным существом — чистой душой одного из мудрейших философов современности. Он был великим исследователем Платона, и мне говорили, что изучение смысла жизни настолько поглотило его, что он привязан к земле, то есть не смог разорвать эти узы, и сидел в астральной библиотеке, созданной им ментально, предаваясь своим философским размышлениям. Он страстно желал работать с Е.П.Б. над этой книгой и внес большой вклад в философскую ее часть. Он не материализовался и не сидел с нами, не вселялся в Е.П.Б. медиумически, а просто его голос диктовал текст, советовал ей, как использовать сноски, отвечал на мои вопросы о деталях, инструктировал меня о принципах и играл роль третьего лица в нашем литературном симпозиуме». (С.Крэнстон. Е.П.Б.Блаватская).

Олькотт также сообщил, что Е.П.Б служила ему секретарем самым настоящим образом. Он никогда, ни единым словом, не намекал им, что считает себя живым человеком. Но Олькотт хорошо знал, что этот учитель давно умер, и давно его душа покинула тело. Ученый плохо ориентировался во времени, потому в два часа ночи, после их тяжелой работы над «Изидой», вдруг спросил ее: «Вы готовы начать?». Блаватская ему тихо ответила: «Ради бога, не смейтесь даже в глубине своей души, иначе старичок обязательно услышит и обидеться». Это был мистер А. Уайлдер, великий знаток философии Платона, археолог-ориенталист, профессор. Именно он надиктовывал ей целые страницы по древней философии: греческой, древнеиндийской, буддийской, средневековой, которую знал в совершенстве, и знанием которой удивила нас Блаватская. Уайлдер и Блаватская освещали проблемы души и духа в работах Сократа, Платона и Аристотеля, раскрыли «работу» египетских «герметических братьев», троицу Каббалы, каббализм в книге Иезекииля, троичность человека в свете Павлового учения, пифагорейское учение Иисуса, каббалистику Апокалипсиса, эзотерические доктрины буддизма, пародированные в христианстве, ереси ранних христиан и тайные общества. «Изида» создала Блаватской громкое имя во всем мире, о ней писали как на Западе, так и на Востоке. Она завоевывала мир.

«Разоблаченная Изида», опубликованная год назад, — пишет в своем воспоминании Джадж, — обратила на себя внимание своим вызовом догматизму религии и современной науки и привлекла большое количество ученых в «Ламасери». Среди ее ближайших друзей — философ доктор Д.А. Вейс и профессор Александр Вильдер, княгиня Раковиц (ныне жена нью-йоркского журналиста) и графиня Пашкова входили в число ее титулованных гостей. Генерал армии Соеденненых Штатов Даблей, Джон Л.О. Шуливан, экс-министр Португалии и его жена встречались там с епископом методической церкви, католическими священниками, художниками, артистами, писателями-атеистами, журналистами, спиритуалистами, врачами, масонами и другими выдающимися людьми». Он пишет, что масоны высокого ранга часто бывали там, так как Е.П.Б. к своим разносторонним интересам прибавила знание масонства, непревзойденного многими Великими Мастерами. Она получила диплом из Англии, высланный ей Джоном Яркером, о высшем посвящении по Обряду Мемфиса. Социальная значимость таких вечеров способствовала успеху теософского движения. Оно распространилось по всему миру.

Мы считаем, что книга «Разоблаченная Изида» — шедевр теософской литературы. Она дала толчок для развития многих наук, в том числе философии, теософии и эзотеризма, теософской и эзотерической философии. В книге Блаватская показала тайные учения, как скрытую мистическую силу, направленную на познание Вселенной, Бога и Человека; что оккультизм, эзотерика, другие науки, изучающие бессознательное, закодированное в сверхглубиннах индивидуального и коллективного сознания, должны быть поставлены на служение людям. Они должны понять, что не только материалистическая диалектика, но и непознанные законы Природы должны использоваться не для угнетения человека, не для вселения в него страха и растерянности, а для возвеличивания его, раскрытия перед ним могущества разума и знаний.

Что значит «Эзотерическая философия?»

Елена Петровна во втором томе «Разоблаченной Изиды», в десяти пунктах, выразила свое отношение к эзотерической философии, которыми подтвердила, что знание их поможет глубже проникнуть в естественные законы жизни, Духа и Природы. Мы представляем их читателю в конспективном изложении:

1. «Чудес в мире нет. Все, что происходит, есть результат закона — вечного, нерушимого, всегда действующего. Кажущееся чудом, есть только действие сил, не имеющих ничего общего с теми, которые называются «хорошо известными законами природы».

2. Природа триедина: существует видимая, объективная природа; также невидимая, заключенная внутри ее, сообщающая энергию, она точная модель первой; и над этими двумя имеется дух, источник всех сил. Он один только вечный и неразрушимый. Двое первых из них есть низшие, они постоянно меняются; третий, высший, не изменяется.

3. Человек также триедин: он имеет объективное, физическое тело; оживляющее астральное тело, его душу, которая есть действительный человек; над этими двумя витает и озаряет их третий — повелитель, бессмертный дух. Когда действительному человеку удается слиться с последним, — он становится бессмертной сущностью.

4. Магия, как наука, представляет собою знание этих принципов и способа, посредством которого всезнание и всемогущество духа и его власть над силами природы, могут быть приобретены человеком, пока он все еще находится в теле. Магия, как искусство, есть применение этого знания на практике.

5. Злоупотребление сокровенным знанием есть колдовство; применение его во благо — истинная магия или Мудрость.

6. Медиумизм есть противоположность адептизма; медиум есть пассивный инструмент чужых воздействий; адепт активно управляет самим собою и всеми его нижестоящими силами.

7. Поскольку все, что когда-либо было, есть и будет, оставляет свой отпечаток на астральном свете, это скрижали невидимой вселенной, то посвященный адепт, пользуясь зрением своего духа, может узнать все, что когда-либо было, или, когда-либо будет.

8. Человеческие расы различаются по духовной одаренности так же, как по цвету кожи, росту или каким-либо иным внешним качествам. Среди некоторых народов от природы преобладает дар провидчества, среди других — медиумизма. Некоторые увлекаются колдовством и передают его тайные знания своим практическим применением, причем делается это от поколения к поколению.

9. Одной из фаз магического искусства является добровольное и сознательное выделение внутреннего человека (астральной формы) из внешнего человека (физического тела). У некоторых медиумов это выделение происходит сразу, но производится оно бессознательно и непроизвольно. В таких случаях тело более или менее каталептично; но у адепта отсутствие его астральной формы будет незаметным; у него физические чувства бодрствуют, и личность его будет казаться как бы отвлекшейся — «погруженной в размышления».

10. Краеугольным камнем Магии является практическое знание магнетизма и электричества, их качеств, соотношений и потенций. Особенно необходимо знакомство с их следствиями, как на физическом уровне, так и потустороннем. Во многих минералах существуют свойства не менее странные, чем свойства магнетизма. О них все практикующие маги, обязаны знать. Точной науке о них ничего не известно. Растения также обладают подобными свойствами. Тайны разных трав, наших сновидений и представлений о них, для европейской науки утеряны, и неизвестны ей. Европейская наука кроме опиума и гашиша ничего больше не знает. Ей неведомы психические аффекты и влияние их на человеческий организм. Для нее это доказательство временного ментального расстройства человеческого мозга. (Разоблаченная Изида, т, 2, стр. 736-739. М. 2011.)

Елена Петровна дает некоторое разъяснение слову Магия и показывает, какими возможностями пользуется Адепт. Магия, говорит она, есть духовная Мудрость. А природа — ее материальный союзник, ученик и слуга. В мире есть один, общий для всех, жизненный принцип, он насыщает все. Он управляется усовершенствованной человеческой волей. Сила Адепта такова, что он легко может стимулировать движение природных сил в растениях и животных, и доводить все это до сверхъестественной степени. Такие эксперименты не являются враждебными природе, наоборот, они лишь ускоряют процесс, чем создают условия для более интенсивной жизнедеятельности. Управляя своими чувствами, Адепт может изменять состояние физических и астральных тел других личностей, которые не являются адептами. Он легко может управлять и пользоваться по своему усмотрению духами разных стихий. Однако он не может повелевать бессмертным духом какого-либо человеческого существа, живого или мертвого потому, что все духи являются искрами Божественной Сущности. Они никаким внешним силам не подчиняются.

В отношении Эзотеризма мы должны сказать, что это философское мировоззрение субъективного познания Природы, оно доступно лишь ограниченному кругу лиц. Оно исходит из сакральных знаний язычества и культивируется во многих культурах как некое тайное знание на уровне теософии, философии древних и современных культов. Это внутренний, духовно-психологический путь познания мистических законов Вселенной. В то же время — это специфические взгляды о глубинной (неочевидной) сути эволюции Мира. По утверждению апологетов и учителей, лидеров или авторов учений, эзотерическим мировоззрением способны овладеть лишь немногие зрелые и одаренные натуры, за что их называют Посвященными, Мастерами, Учителями. Эзотеризм тесно сливается с нумерологией, астрологией и магией.

Нам лишь остается добавить, что эти положения будут более четко, яснее и шире сформулированы в ее новой книге — «Тайная Доктрина».

 

Литература
1. Е.П. Блаватская. Разоблаченная Изида. Ключ к тайнам древней и современной науки и теософии. В 2-х томах. Т. 1 – Наука. Т. 2 – Теософия. Москва, Эксмо, 2011.
2. Оккультный мир Е.П. Блаватской. Москва, Сфера 1996.
3. Письма Блаватской к Синнету. Москва, Сфера, 2002.
4. Олькотт. Г. Прикладная теософия. Москва, Сфера,2005.
5. Г.Олькотт. Листы старого дневника.
6. Вс. Соловев. Современная жрица Изиды. СПб, 1893.
7. Тайна Сфинкса. Правда о Е.П. Блаватской. Москва, Сфера, 2006.
8. Дюпрель Карл. Орлов. Философия мистики. Москва, Эксмо, 2006.
9. Михаил, Амфитеатров. История сношений человека с дьяволом. Москва, Экмо, 2007.
10. Крэнстон Сильвия. Е.П. Блаватская: Жизнь и творчество основательницы современного теософского движения. Рига-Москва, ЛИГАТМА, 1996.
11. Папюс. Практическая Магия. Москва, Эксмо, 2003. Папюс. Магия и гипноз. Москва, Эксмо, 2005.
12. Рамачарка. Религии и тайные учения Востока. Москва, Эксмо, 2007.
13. Рамачарка. За пределами жизни и смерти. Москва, Эксмо, 2007.

05.10.2013 14:24АВТОР: Сергей Целух | ПРОСМОТРОВ: 2171




КОММЕНТАРИИ (1)
  • Александр11-10-2013 16:17:01

    Великая благодарность Сергею за подробный и квалифицированный рассказ об уникальной работе Е.П.Б. "Разоблачённая Изида", которую многие читатели вряд ли прочтут "вживую". Это трудно,это сложно...А так, мы имеем хотя бы представление о чём этот потрясающий труд. Конечно, эту книгу надо бы прочитать, хотя бы отдельный "вещи", близкие тому или иному читателю и искателю трансцендентного знания. Отважимся?

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Осмысление трудов теософии. Статьи. Книги. »