«АЗ, БУКИ, ВЕДИ». Михаил Задорнов. Воспоминания о Ленине. Клара Цеткин. Добровольное пожертвование. Обращение Международного Центра Рерихов к народу России. "Сознание красоты спасет мир". (Р.Я. Рудзитис). Татьяна Бойкова. Человек XXI века. А. И. Субетто. ЗАЯВЛЕНИЕ участников Международного Рериховского движения. Екатерина II. Татьяна Бойкова. Высшее знание о центрах в помощь современной науке и индивидуальному развитию. Владимир Бендюрин. Добровольное пожертвование. Обращение Международного Центра Рерихов к народу России. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Зороастризм, прошлое и настоящее. Галина Ермолина.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама


Здесь можно: http://kaliningrad.allrad.ru/ купить диски литые в Калининграде.

Живое наследие. К.Н. Яцковская


16 августа 2002 г. исполнилось 100 лет со дня рождения Юрия Николаевича Рериха, подлинного энциклопедиста, которым гордится Запад и Восток, мыслителя, учёного, отдавшего свою жизнь науке, замечательного человека. Из отведённых судьбой неполных 58 лет жизни Ю.Н. Рерих провёл на родине первые четырнадцать и последние три года. Но всегда мыслями и душой он был с Россией. Где бы ни был Ю.Н. Рерих, он не оставлял без внимания востоковедческие исследования на родине, постоянно интересовался трудами русских учёных, при всех трудностях добывал русскую литературу, книги, журналы, был в курсе достижений и открытий советской востоковедческой науки. Монголовед, тибетолог, индолог, санскритолог - Ю.Н. Рерих блестяще сочетал в своих трудах знания по истории, филологии и философии Востока, был достойным продолжателем традиций своей семьи.

Ю.Н. Рерих, старший сын знаменитого академика живописи, археолога, историка Николая Константиновича Рериха и его жены, близкого друга и помощницы Елены Ивановны Рерих, родился в 1902 г. недалеко от села Окуловка Новгородской губернии, где Н.К. Рерих вёл археологические раскопки. Семья Рерихов объединяла удивительно красивых и гармоничных людей. Род Рерихов был отмечен храбрыми воинами и государственными деятелями. Отец Н.К. Рериха был известным юристом и владел большой нотариальной конторой в Санкт-Петербурге. Материнский род тоже был славен предками. Елена Ивановна приходилась двоюродной правнучкой герою войны 1812г. фельдмаршалу М.И. Голенищеву-Кутузову, а композитору М.П. Мусоргскому - двоюродной племянницей. Её отец был крупным архитектором. Е.И. Рерих получила блестящее образование. Владела многими иностранными языками. Прекрасно играла на фортепиано. Её привлекала восточная философия, о чём свидетельствуют переведённые и написанные ею книги. Некоторые из них она издавала анонимно. Так, в Монголии была напечатана её книга «Основы буддизма». Буддийские мотивы не были чужды и Николаю Константиновичу. Он участвовал в строительстве Буддийского храма в Петербурге, который был торжественно освящён в 1913г. (Н.К.Рерих входил в состав комитета во главе с профессором В.В. Радловым, осуществлявшим наблюдение за строительством. Среди его членов были известные востоковеды - профессор В.Л. Котвич, академик С.Ф. Ольденбург, приват-доцент А.Д. Руднев, профессор Ф.И. Щербатской, а также Хамбо-лама Агван Доржиев и др.).

Влечение к Востоку объединяло семью Рерихов не случайно. Ещё глава семьи, Николай Константинович Рерих, заслушивался в доме своего отца рассказами известного монголоведа XIX в. К.Ф. Голстунского, воспоминаниями профессора А.М. Позднеева о годах, проведённых в Монголии. Интерес к Азии подкрепляли и уроки географии в гимназии. Их вёл директор К.И. Май, который живописно представлял ученикам разные страны и великих путешественников. Наверное, это сыграло свою роль в том, что и сына Рисунок Ю.Н.РерихаЮрия Николай Константинович отдал учиться в гимназию К.И. Мая. Родители были внимательны к увлечениям сыновей. И Юрий, и младший Святослав рано начали рисовать. В детстве старшему сыну даже пророчили будущее художника. Он действительно хорошо рисовал. Но профессиональным художником стал младший. Атмосфера в доме, которую создавали своим постоянным трудом родители, не позволяла жить иначе, нежели повседневно заниматься, прислушиваться к себе, к своим интересам и увлечениям. В своей целеустремлённости старший сын не уступал отцу. Отца и сына связывали не только семейные узы. Они были единомышленниками. Когда юный Юрий захотел заняться монгольским языком, его стремление было одобрено, и в качестве учителя был приглашён монголист А.Д. Руднев, прекрасно знавший язык, музыку, словесность монголов, в ту пору - приват-доцент Санкт-Петербургского университета. В гимназические годы Юрий Рерих постигал основы египтологии под руководством известного востоковеда Б.А. Тураева. Добрую память об учителях Юрий Николаевич сохранил на всю жизнь. (В письмах из Индии он справлялся о судьбе А.Д. Руднева, не зная, что его учитель, живший в то время в Финляндии, оставшись без своей библиотеки, без книг и материалов по Монголии, посвятил себя занятиям музыкой и был профессором консерватории). В Париже Ю.Н. Рерих опубликовал статью о Б.А. Тураеве как о великом востоковеде (1923).

В 1916г. семья Рерихов из-за хронической болезни Н.К. Рериха покинула Петербург и уехала жить в Карелию, оставшись после Октябрьской революции в Финляндии, получившей в 1918г. независимость. В 1919г. Рерихи переехали в Лондон. Там Юрий Рерих поступает в Школу восточных языков, где изучает персидский и санскрит. После окончания второго курса он вместе с родителями переезжает в США, становится студентом Гарвардского университета и посещает занятия на отделении индийской филологии. В Рисунок Ю.Н.Рериха. В замке. 1917-1919.1922 г., получив степень бакалавра по индийской филологии, Юрий Рерих возвращается в Европу и ещё год учится во Франции на среднеазиатском и монголо-тибетском отделениях Школы восточных языков при Сорбонне. Он знает, что его ждёт активная и длительная работа в задуманной отцом экспедиции в Индию и Центральную Азию, и потому дополнительно посещает занятия на военном и юридическо-экономическом отделениях. В 1923 г. Ю.Н. Рерих был удостоен учёной степени магистра индийской словесности. Вскоре Ю.Н. Рерих воссоединяется со всей семьёй, прибывшей во Францию, чтобы начать путешествие в Азию. В ноябре Рерихи уже были в Индии. В декабре они приехали в Дарджилинг и впервые оказались у подножья Гималаев. Отсюда начался путь большой экспедиции вглубь Азии. В княжестве Сикким в Восточных Гималаях, где сохранились памятники древней буддийской культуры, Юрий Рерих изучает тибетскую иконографию. Плоды этих научных занятий были обобщены в труде «Тибетская живопись» («Tibetan Paintings»), опубликованном в 1925 г. в Париже. Следует заметить, что в начале 1920-х годов, во Франции, Ю.Н. Рерих издал свои первые востоковедческие труды. Среди них - программная статья «Расцвет ориентализма» [1]. В ней на основании фундаментального знания трудов по истории и культуре стран Востока Ю.Н. Рерих прогнозирует будущие направления в развитии востоковедческой науки: создание обобщающих работ по истории Азии в древности, средние века и новое время, изучение психологии древних народов, цивилизации кочевников. «Новый этап в ориентализме, - пишет Ю.Н. Рерих, - это всеобщий синтез, который, отвечая требованиям современной науки, отразил бы историческое развитие стран Востока в совокупности. Многоцветная вереница народов развернулась бы перед нашим взором: одна за другой последовали бы в ней все те нации, которые ещё вчера жили только памятью о своём великом прошлом» [2]. Культурные отношения между греками и Востоком в древности - проблема, обозначенная в вышеназванной статье - стали предметом специального исследования Ю.Н. Рериха в статье «Эллинистические влияния в искусстве Востока» [3], напечатанной отдельно через два года.

Несколько лет (1925-1928) длилась экспедиция в Центральную Азию во главе с Н.К. Рерихом. День за днём, год за годом маршрут и деятельность экспедиции, трудности и успехи, находки и открытия - всё заносилось в тетради дневников, которые вёл Юрий Николаевич. Ю.Н. Рерих, обратившийся к изучению древней культуры Тибета, разделял взгляды отца на важность установления истинной картины древней культуры с помощью многообразных материалов - археологических находок, летописей, фольклора, памятников прикладного искусства, архитектуры. Как востоковед он применяет свои знания в экспедициях и вместе с отцом ведёт поиск скрытых временем сокровищ истории и фольклора в землях Центральной Азии. Их совместная деятельность принесла бесценные плоды. Маршрут экспедиции остался запечатленным на сотнях живописных картин Н.К. Рериха. Научный материал, собранный Ю.Н. Рерихом, изучение разных диалектов тибетского языка, наблюдения за исполнением всевозможных древних обычаев, театральных действ, лингвистические сборы в Монголии легли в основу будущих трудов. Ю.Н. Рерих.

Первое обобщение результатов экспедиции, которая «дважды обошла вокруг земель, составляющих сердце Азии», было сделано Ю.Н. Рерихом в 1929 г. в лекции «Экспедиция академика Рериха в Центральную Азию». Она начиналась следующими словами: «Со времени великих завоеваний Александра Македонского в IV в. до н. э. огромный Азиатский континент привлекает внимание цивилизованного мира. Великое прошлое азиатских культур, величие природы Азии и могучее влияние, оказанное ею на древний средиземноморский мир и средневековую Европу, оправдывает тот огромный интерес, какой вызывают азиатские исследования в последние десятилетия» [4]. В лекции сформулированы цели и задачи, стоявшие перед экспедицией. Главной целью было создание уникальной живописной панорамы земель и народов Срединной Азии. Следующая задача состояла в изучении возможностей новых археологических изысканий. Наконец, третьей, на наш взгляд, главной для Ю.Н. Рериха задачей «являлось изучение языков и диалектов Центральной Азии и собирание большой коллекции предметов, иллюстрирующих духовную культуру этих районов. Центральная Азия была колыбелью и местом встречи многих азиатских цивилизаций, и в труднодоступных горных долинах до наших дней сохранились многие бесценные лингвистические и этнографические материалы, которые могут послужить реконструкции прошлого Азии» [5]. Сказанное выше не было простой декларацией намерений. Центрально-азиатской экспедиции Ю.Н. Рерих посвятил обширную монографию «Trails to Inmost Asia» («По тропам Срединной Азии») [6].

Экспедиции Рерихов удалось проникнуть в труднодоступные районы, совершенно неизвестные мировой науке, и, не в последнюю очередь, благодаря эрудиции Юрия Николаевича, его знаниям языков и обычаев местных народов, осуществить то, что не удавалось ни одному путешественнику до них. Ю.Н. Рериху довелось ещё несколько раз побывать с исследовательскими целями в Сиккиме, Ладаке, Тибете, в Западном и Северном Китае, в Монголии. Он встречался с разными людьми, беседовал с ними на их языке. К какому бы вероисповеданию, к какому социальному слою они ни принадлежали, между ними и Юрием Николаевичем неизменно возникало взаимопонимание. Его высокую человечность чувствовал каждый, кто общался с ним, будь то представитель Востока или Запада. Труды Ю.Н. Рериха, в основу которых легли собранные во время экспедиции полевые материалы, подтверждают прозорливость, глубокие знания учёного, неизбывную ценность его наблюдений и исследований. В связи с этим достаточно назвать лишь несколько его крупных лингвистических работ: «Лахульский диалект тибетского языка» («The Tibetan Dialect of Lahul»), «Учебник разговорного тибетского языка (Центральный диалект)» («Textbook of Colloquial Tibetan (Dialect of Central Tibet)»), «Наречие Амдо» («Le Parler de l'Amdo»). Монография об амдоском наречии вышла в 1958 г. на французском языке в Риме. С «Основными проблемами тибетского языкознания», изложенными по-русски, Ю.Н. Рерих познакомил учёных в своей публикации на страницах журнала «Советское востоковедение» (1958. № 4) и в уже посмертно вышедшей монографии «Тибетский язык» (1961).

В равной степени прекрасно владея монгольским и тибетским языками, Ю.Н. Рерих плодотворно занимался проблемой разнообразных связей между этими языками. Его интересовали тибетские заимствования в монгольском языке, которые он связывал с приходом буддизма в Монголию. На большом числе примеров он демонстрировал фонетическое приспособление тибетских слов к монгольскому произношению. Он выявил и характер монгольских заимствований в тибетском языке, в свою очередь, отражавших фонетический строй монгольского языка той эпохи, когда монголы распространяли свою власть на Тибет. На Первом Международном конгрессе монголоведов-филологов в 1959г. в Улан-Баторе Ю.Н.Рерих выступил с докладом «Монгольские заимствования в тибетском языке». Изучая тибетские источники, Юрий Николаевич обнаружил новые данные о трудах тибетского учёного Чойджи-Одзера (XIII в.), о происхождении монгольского алфавита.

Ю.Н. Рерих опубликовал множество статей, написанных на основе собранного им этнографического материала. Одна из них - «Обряд разбивания камня» («The Ceremony of breaking the stone») [7] - насыщена сопровождающими действо оригинальными тибетскими текстами с параллельным переводом на английский, а также собственными фотографиями сцен, участников и исполнителей церемонии. Ю.Н. Рериху принадлежит статья «Les troupes alanes a I'epoque mongole» («Аланские дружины в Монгольскую эпоху»), сразу замеченная в Осетии, на родине аланов [8]. Статьи этнографического характера продолжали выходить в научных изданиях СССР и после кончины автора. Это - «Тангутский титул Джа Гамбу Кереитского» (Краткие сообщения Института народов Азии. 1961. № 4), «Кочевые племена Тибета» (Страны и народы Востока. Вып. П. 1961), «Упоминание о Бунчуке в "Ригведе"» (Древний мир. 1962), «Память о тохарах в Тибете» (Краткие сообщения Института народов Азии. 1965. № 65).

Институт УрусватиВ июле 1928 г., по окончании экспедиции, в Индии, в Северном Пенджабе Рерихами - отцом, матерью и старшим сыном - был основан Гималайский исследовательский институт «Урусвати», работа которого определялась как «новый тип научного исследования, основанного на археологическом поиске и погружении в естественные науки» [9]. Во главе его стал Ю.Н. Рерих. Сначала институт работал в Дарджилинге, а в декабре переместился в Наггар в долину Кулу и учредил свой печатный орган - «Journal of Urusvati Himalayan Research Institute». На протяжении двух десятилетий существования института Ю.Н. Рерих активно и плодотворно работал в нём, постоянно выступая с лекциями, публикуя статьи, обзоры, монографии.

Важное направление научной деятельности Юрия Николаевича было связано с проблемой поиска доказательств существования единой великой кочевой цивилизации в Центральной Азии. Ю.Н. Рерих неустанно собирал свидетельства этого. В статье, названной «Культурное единство Азии», он писал о культурных связях, «объединивших когда-то Азию вдоль караванных путей Центральной Азии и разорванных к X в. н. э., после того как обе части Туркестана обратили взоры в сторону святых мест ислама». Там же Ю.Н. Рерих указал на другую линию культурных связей, которая «пролегла через негостеприимное Тибетское нагорье до Монголии и Бурятии в Сибири и начала действовать довольно поздно, примерно в VII-VIII вв., но действовала она дольше, до ХУШ-Х1Х вв.» [10].

В контексте развития культурных связей этих стран Ю.Н. Рерих приводил краткие сведения о приходе в Монголию буддизма. «Монголы давно познакомились с буддизмом через уйгуров и китайцев, - писал Ю.Н. Рерих. - Во время правления великих ханов Мункэ (1251-1259) и Хубилая (1260-1294), проявлявших замечательную религиозную терпимость, буддизм в его тибетской форме упрочил свои позиции в Монгольской империи. С XVI столетия в результате неоднократных поездок Третьего Далай-ламы Тибета Соднам Гьяцо в ставку правителя монголов-тумэтов Алтан-Хана (1532-1585) последний был обращён в буддизм. Князь халха-монголов Абатай-хан, гостивший у тумэтов во время визита Далай-ламы, стал ревностным буддистом и по возвращении в Северную Монголию в 1586г. построил первый буддийский монастырь в Халхе - Эрдэни-Дзу, расположенный на месте древнего Каракорума, столицы Монгольской империи. После признания монгольскими князьями в 1691 г. власти маньчжурской династии буддизм, теперь союзный маньчжурскому трону и получивший могущественную поддержку маньчжурских императоров, стал быстро распространяться по просторам монгольских степей. В XVIII в. тибетские и монгольские проповедники начали проникать в прилегающие районы Южной Сибири в среду бурят - монгольских племён Забайкалья...» [11].

В своих исследованиях Ю.Н. Рерих поддерживал идею взаимопроникновения, взаимовлияния культур, которые в современном мире кажутся разобщёнными из-за своей географической отдалённости. Учёный, чья эрудиция с детских лет питалась в семье особым отношением к культуре и её беспредельным возможностям, а затем приумножилась самостоятельными повседневными штудиями, обладал достаточным объёмом знаний, чтобы авторитетно подтверждать процессы проникновения культуры с Запада на Восток и обратно.

Ю.Н.Рерих у входа в институт Урусвати. 1930-е годы.Образование, полученное в западных высших учебных заведениях, не удалило Ю.Н. Рериха от российской исторической и востоковедческой науки. Прекрасный образец соединения собственных открытий с достижениями мировой науки являет работа «Звериный стиль у кочевников Северного Тибета» [12]. Ю.Н. Рерихом были учтены новые находки, публикации археологов, работы историков, вплоть до экспедиционных отчётов. В этой связи примечательна та часть исследования, где Юрий Николаевич ссылается на статью доктора исторических наук Г.И. Боровки, хранителя Эрмитажа, одного из учеников и последователей крупнейшего исследователя скифской культуры М.И. Ростовцева. (В этой работе Ю.Н. Рерих учитывает и труды М.И. Ростовцева). Г.И. Боровка участвовал в раскопках, которые в горах Ноин-Ула (Северная Монголия) велись под руководством С.А. Кондратьева и ознаменовались сенсационными находками, свидетельствовавшими об их принадлежности к скифо-сибирской культуре. Анализируя предметы быта и вооружения у тибетских кочевников, Ю.Н. Рерих сравнивает фигуру лебедя, изображённого на посеребрённом железном пенале из Дерге, с фигурой длинношеей птицы (лебедь?) с расправленными крыльями, обнаруженной на фрагменте вышивки, которая найдена в горах Ноин-Ула. При этом Ю.Н. Рерих ссылается на таблицы, опубликованные Академией наук СССР [13].

В другом случае, исследуя образец тибетского звериного стиля - железную посеребрённую рельефную пластину с изображением льва из коллекции Святослава Рериха, он сопоставлял её с рельефной металлической пластиной, изображающей быка - одним из предметов, также найденных в курганах Ноин-Ула. «При сравнении этих пластин, - писал Ю.Н. Рерих, - очевидно большое сходство композиций. На обеих пластинах главной фигурой является животное, стоящее левым боком к зрителю и с повернутой к нему головой. Трудно сказать, изображён ли на пластине як. Я склонен думать, что это зубр. Исполнение шкуры животного в обоих случаях аналогично. На обеих пластинах есть фон в виде двух стилизованных деревьев... Представляется, что обе пластины передают "звериный" мотив, распространённый в искусстве кочевников Внутренней Азии, но пластина со львом изготовлена в южной части этой провинции с её художественными традициями, а пластина с зубром - на её северной окраине» [14]. Ю.Н. Рерих не случайно с большим вниманием отнёсся к археологическим находкам экспедиции П.К. Козлова. Он разделял мнение учёных о том, что эти памятники древности, найденные в могильниках около горы Ноин-Ула, имели громадное значение. Они впервые пролили свет на те культурно-исторические условия, в которых жила Центральная Азия около 2000 лет тому назад. Ю.Н. Рерих писал о культуре кочевников, провидчески предсказывая новую отрасль исторической науки - кочевниковедение, которому «надлежит в будущем восстановить картину кочевого мира, этого звена между культурами Древнего Китая, Индии и бассейна Средиземного моря»[15].

Отечественных востоковедов поражает то, что Ю.Н. Рерих, несмотря на оторванность от России, был хорошо знаком с работами советских индологов. Его статья «Индология в России» (1945) «не утратила своего значения в наши дни, - пишет индолог и тибетолог М.И. Воробьёва-Десятовская, - и воспринимается как одна из страниц российской индологии, написанная со знанием дела и уважением» . Юрий Николаевич, вернувшись на родину, как бы в продолжение предыдущей работы, составляет библиографию трудов по советской индологии с 1918 по 1958 г. и считает своим долгом ознакомить с нею научную общественность Индии [17].

Остаётся редким по своему научному значению труд Ю.Н. Рериха «The Epic of King Kesar of Ling» («Сказание о царе Кэсаре Лингском»), изданный в 1942 г. Впервые на русском языке (в сокращённом варианте) он был опубликован в 1995 г. в переводе В.С. Дылыковой-Парфионович на станицах журнала «Декоративное искусство» (№ 1-2), почти полностью посвящённого эпосу «Гэсэр». По огромному числу сведений о существующих версиях эпоса, по достоверному проникновению в тексты, лично записанные у сказителей, по найденным рукописям, служившим источником отдельных устных сказаний, по их аналитической интерпретации эта работа Ю.Н. Рериха современными эпосоведами рассматривается как первое серьёзное исследование тибетской Гэсэриады и её связей с монгольской версией. Ныне «Сказание о царе Кэсаре Лингском» Ю.Н. Рериха стоит в одном ряду с исследованием монгольского академика Ц. Дамдинсурэна, собравшего монгольские версии сказания о Гэсэре и на их основе проследившего «исторические корни Гэсэриады» [18]. Невольно соединяются вместе имена Ю.Н. Рериха и Ц. Дамдинсурэна в связи с их трудами, посвящёнными «Рамаяне». Первый написал статью «Сказание о Раме в Тибете», в заключение которой высказал предположение: «Дальнейшие поиски, вероятно, обнаружат "Сказание о Раме" и в Монгольской степи» [19]. Монография Ц. Дамдинсурэна «"Рамаяна" в Монголии» (1979) подтвердила верность этого предсказания.

Как никто другой Н.К. Рерих знал цену познаниям и трудам сына. Он мечтал о возвращении семьи на родину и о служении сына отечественной востоковедческой науке. В 1947 г. в ответном письме художнику И.Э. Грабарю, сообщавшему об уходе из жизни многих известных российских востоковедов, Николай Константинович писал: «Печальны Твои сведения о вымирании востоковедов - Юрий и все мы очень огорчились. Да ведь и живые, как Козин, Крачковский и другие уже в наших годах. Как нужен Юрий - индолог, санскритист, тибетолог и монголист, не только глубоко изучивший источники, но и владеющий языками - небывалое соединение, так нужное при возросшем значении Азии. <...> Ты пишешь, что Академия наук издаёт теперь множество трудов - радостно слышать! Долго ли под спудом будут труды Юрия - «История Средней Азии», «История Тибета», Тибетский словарь, исследования о наречиях, об искусстве, о нашей экспедиции, о зверином стиле, о Гессаре и многие сообщения, сделанные в Азиатском обществе. Чего ради весь этот ценный материал, накопленный в течение четверти века, должен лежать под спудом, а не радовать нашу Родину» [20].

Ю.Н. Рерих и Е.И. Рерих, желая выполнить волю Николая Константиновича о возвращении на родину не только семьи, но и его художественного наследия - картин и архива, надеялись быть в СССР уже в 1948 г., на следующий год после его кончины. Но осуществление этих надежд оказалось непростым делом. Родина не спешила навстречу. Ю.Н. Рерих в Индии продолжал энергично заниматься научной и преподавательской работой. Об этом красноречиво свидетельствуют недавно опубликованные его письма к Г.В. Вернадскому, известному историку России, работавшему в Америке. В июле 1948 г. из Бомбея Ю.Н. Рерих писал: «Мой перевод тибетской "Синей книги" печатается и Вам будет послан экземпляр, как только издание выйдет в свет. В дальнейшем подготавливается перевод другой тибетской хроники Tu-kwan riu-po-cho (конец XVII - начало XVIII вв.)» [21].

Своими мыслями в связи с прочтением труда Г.В. Вернадского, посвящённого монгольской эпохе, Ю.Н. Рерих делился в письме к автору в августе 1953 г.: «Рад был узнать, что и Вы не согласны с высказанным Ю.Н.Рерих. Наггар, Индия. 1931-1933 гг.покойным РеШоt мнением о происхождении имени Чингис. Конечно, прав Рашид ад-Дин, который производил это имя от монгольского cingva "крепкий, твёрдый, смелый". Слово как имя нарицательное существует у западных монголов, как правильно отметил Хара-Даван. Среди восточных монголов оно в настоящее время не употребляется, но слово cingva (ч'анга залучуд), "смелые молодцы" есть. Запрет на имя великого человека после его смерти встречается и по сей день в жёлтошапочных монастырях Тибета и Монголии. <...> Радовался, читая главу о ханах, преемниках Хубилая. До сих пор этот период трактовался как-то схематично. Не знаете ли, что сталось с д-ром Хара-Даваном? Где он? Надеюсь, скоро выйдет второй том моего Синего Дэбтэра и мне доставит большое удовольствие послать Вам экземпляр. История сакьяских и кар-мапаских иерархов и их сношения с ханским двором представит некоторый интерес. Также в 1954г. выйдет в Лондоне моя монография об Амдоском наречии с приложением текстов из сказания о Гесэре. Думаю, Вас заинтересуют некоторые особенности кочевого быта кочевников Амдо» [22].

Через месяц - новое, ответное письмо: «С интересом прочёл в Вашем письме, что собираетесь выпустить второе издание Вашего первого тома "Ancient Russia". Конечно, всегда рад быть полезным. Тем более, что кочевниковедение входит в ближайший круг моих интересов и в добавление к тому, что писал в прошлом письме об имени Чингиса, могу ещё добавить, что и среди синцзянских калмыков (торгутов) слово чанга встречается в значении смелый - чангата залу, "смелый молодец".

При сём прилагаю оттиск моей рецензии на книгу Hermanns'а "Die Amdo-pa". <...> Давно пытался выяснить судьбу А.Д.Руднева (монголиста), который проживал в Финляндии» [23].

В 1956 г. в очередном письме Г.В. Вернадскому Ю.Н.Рерих сообщал: «Закончил свою новую книгу "Хождение в Индию Чаг-ло-ца-вы" (тибетский автор начала XIII века, свидетель мусульманских набегов в Бихар). Издается Research Institute в Патне. <...> В ближайшем будущем выйдет несколько моих статей. Буду рад послать Вам оттиски, как только получу» [24].

В августе 1957 г. Ю.Н. Рерих вернулся на родину.

Прав был Н.К. Рерих. Востребованность знаний Юрия Николаевича в СССР была чрезвычайно высокой. Ю.Н. Рерих со свойственной ему энергией включился в научную жизнь Института востоковедения Академии наук СССР. Возглавив в Отделе Индии, Пакистана, Цейлона и Непала Сектор истории религии и философии Индии, Ю.Н. Рерих уделял большое внимание развитию тибетологии, изучению памятников буддийской литературы, способствовал восстановлению издания книг в серии Bibliotheca Buddhica после перерыва почти в четверть века (последний, XXX том был выпущен в 1937 г.), выступал в качестве ответственного редактора XXXI тома, в который вошёл памятник буддийской литературы «Дхаммапада» в переводе В.Н. Топорова с языка пали (1960), работал с молодыми востоковедами, проводил занятия по восточным языкам. Человек потрясающей работоспособности, Ю.Н. Рерих писал статьи о тибетско-монгольских связях [25], принимал на себя ответственное редактирование книг советских тибетологов и индологов: «Аорист в "Ригведе"» Т.Я. Елизаренковой (1960), книги Арья Шура «Гирлянда джатак или сказания о подвигах Бодхисатвы» (1960), посмертного издания «Тибетской исторической литературы» А.И. Вострикова (1962) со своим послесловием, «Очерка истории тибетского народа» (1962) В.А. Богословского, рецензировал труды зарубежных востоковедов [26], руководил работой аспирантов (в их числе был Ш. Вира, позже ставший действительным членом АН Монголии), оппонировал на защитах диссертаций. Рецензии и научные отзывы Ю.Н. Рериха были чрезвычайно лаконичны и в то же время всеобъемлющи, замечания - конкретны, подтверждены источниками, собственным анализом, снабжены важными указаниями на детали. В Ю.Н. Рерихе-оппоненте удивляло то, как можно в коротком выступлении сказать так много, так глубоко проникнуть в суть работы и по достоинству её оценить. В составе делегации советских учёных Ю.Н. Рерих принимал участие в Первом Международном конгрессе монголоведов-филологов в Улан-Баторе (1959) и тотчас делился своими впечатлениями на страницах журнала «Проблемы востоковедения» (1960. № 1).

В Москве Ю.Н. Рерих продолжил работу над привезённой рукописью Тибетско-английского словаря с санскритскими параллелями, начало которой было положено ещё в 1931 г. Словарю предшествовали пособия для чтения литературы на тибетском языке, которые Юрий Николаевич составлял ещё в 1920-е годы. Владение живым тибетским языком, огромный объём материалов, собранных в экспедициях, личное общение с высокообразованными тибетцами, великолепное знание многих языков способствовали плодотворной работе над словарём. Теперь он хотел дополнить словарь русскими эквивалентами тибетским слов, а также лексикой из новых тибетских словарей, вышедших в Пекине в 1950-е годы. Преждевременная смерть Ю.Н. Рериха прервала работу над словарём. Коллеги-тибетологи, ученики взяли на себя труд завершить её и подготовить рукопись словаря к печати. Общее редактирование вели Ю.М. Парфионович и В.С. Дылыкова. Десять лет заняло издание 11 выпусков словаря [27].

Известно, что большая часть трудов Ю.Н. Рериха посвящена его любимой области науки - тибетологии. Эта любовь, как только появилась возможность, снова привела его в Монголию. В июле 1958 г. Ю.Н. Рерих на две недели ездил в научную командировку в Монгольскую Народную Республику, где ему открыли доступ к богатейшим тибетским и монгольским фондам, сокровища которых позволяли учёному развивать далее его изыскания в области тибетско-монгольских культурных связей. Краткий отчёт Ю.Н. Рериха о поездке содержит итоги знакомства с тибетскими фондами библиотек монгольской столицы, их высокую оценку и выражение необходимости издания каталога рукописей и ксилографов фонда Государственной публичной библиотеки МНР: «Причём желательно опубликование двух каталогов - каталога произведений монгольских учёных на тибетском языке (философия и история) и общего каталога всего тибетского фонда Библиотеки. Такие издания будут иметь исключительное значение для тибетоведения и для смежных востоковедческих специальностей, индологии, китаеведения и монголоведения» [28]. Этот отчёт содержит одну деталь, характерную для Ю.Н. Рериха: по вечерам в Улан-Баторе он проводил занятия по фонетике тибетского языка с работниками тибетского отделения Монгольского государственного университета.

Тибетский язык Ю.Н. Рерих преподавал и в Институте востоковедения, вплоть до своей кончины. Уроки грамматики он вёл одновременно с чтением текстов. Занятия тибетским языком сочетались с изучением буддийской философии. Это были уроки проникновения в тексты буддийских сочинений, открытия в них незримого Будды, постижения сути его наставлений. На последних занятиях разбирался тибетский текст Главы о цветах из «Дхаммапады». «Дхаммапада» стала доступна тогда многим благодаря её изданию на русском языке. К счастью, Юрий Николаевич успел подержать в руках эту книгу.

Больше сорока лет прошло со времени кончины Ю.Н. Рериха. Смерти не удалось унести его навсегда. Все эти годы продолжается жизнь трудов Ю.Н. Рериха. Живо его научное наследие. Первым изданием работ Ю.Н. Рериха в СССР стал сборник избранных трудов, выпущенный на языке оригиналов, главным образом, на английском, с предисловием индологов Е.С. Семеки и А.М. Пятигорского, тибетолога В.А. Богословского и монголоведа Н.П. Шастиной (1967). В 1982 г. уже на русском языке вышла монография Ю.Н. Рериха об экспедиции в Центральную Азию. В 1995 г. она была переиздана в Самаре издательством «Агни». Прекрасным приложением к книге Ю.Н. Рериха об экспедиции могут служить его фотографии и рисунки, сделанные во время экспедиции. Они обнаружены в 1992 г. в Кулу вместе с рукописью дневников врача экспедиции К.Н. Рябинина, опубликованных также издательством «Агни» (1996). 1990-м годом датируется выход в свет работы «К изучению Калачакры. Паралокасиддхи». На самый конец XX века приходится появление на русском языке ещё нескольких книг Ю.Н. Рериха. В содружестве с востоковедами Санкт-Петербурга издательский дом «Агни» выпустил сборник трудов Ю.Н. Рериха «Тибет и Центральная Азия», в который вошли его лекции, статьи, переводы (1999), и монографию «Тибетская живопись» (2000). В 2001 г. Санкт-Петербургское издательство «Евразия» осуществило долгожданное русское издание труда Гой-лоцавы Шоннупэла «Синяя летопись Deb-ther sNgon-po: История буддизма в Тибете, VI-XV вв.», переведённого Ю.Н. Рерихом с тибетского языка (перевод английского издания О.В. Альбедиля и Е.Ю. Харьковой). Наконец, в 2002 г. Международный Центр Рерихов в Москве издал важные труды Ю.Н. Рериха: «История Средней Азии», «Буддизм и культурное единство Азии», «Письма Ю.Н. Рериха: 1919-1960» и «Живопись Ю.Н. Рериха».

Ю.Н. Рерих не забыт. Он живёт в своих учениках и учениках учеников. Для учёных открыт его Кабинет в Институте востоковедения в Москве, где в шкафах стоят тысячи книг его уникальной библиотеки. Ежегоконце осени в институте проходят Рериховские Чтения, на которых российские востоковеды докладывают о своих открытиях в археологии, о новом прочтении памятников на санскрите, о трудах, пополняющих наши познания о Тибете, об исследовании ещё одного буддийского текста [29]. Так было из года в год в XX веке, продолжают жить труды, идеи и имя Юрия Николаевича Рериха и в новом, XXI веке.

Примечания:1. Roerich G. L'essor de I'orientalisme // La vie dcs peuples. Paris, 1923. № 44. P. 258 - 266.
2. Рерих Ю.Н. Тибет и Центральная Азия. Статьи. Лекции. Переводы. Самара. 1999. С. 18.
3. Roerich G. Les influences helleniques dans 1'art oriental // Revue des arts asiatiques. Paris, 1925 № 1J P. 10-18.
4. Рерих Ю.Н. Тибет и Центральная Азия. Статьи. Лекции. Переводы. Самара, 1999. С. 236.
5. Там же. С. 237.
6. Roerich, George N. Trails to Inmost Asia. New Haven: Yale University Press, 1931.
7. Roerich G. The Ceremony of Breaking the Stone // Journal of Urusvati Himalayan Research Institute. /Sa 1932. Vol. II. P. 25 -51.
8. Roerich  G Les troupes alanes a I'epoque Mongole // Oss-Alanes. 1932 -1953, II Trimestre. Paris, 1953. ift-34' Рерих Ю.Н. Избранные труды. М., 1967. С. 241  246; Аланские дружины в Монгольскую
//Осетия. 1933. №4-6; 2-е изд.: Дарьял. Владикавказ, 1991. №4. С. 244 248. На рус. яз. цит. 
9   Рерих. Ю. Н. Вершина современной науки. 1933 // Тибет и Центральная Азия... С. 200.
10. Рерих Ю.Н. Тибет и Центральная Азия... С. 24.
11. Там же. С. 25.
12. Roerich George N. The Animal Style among the nomad tribes of Northern Tibet. Prague, 1930.
13. Краткие отчёты экспедиций по исследованию Северной Монголии в связи с Монголо-Тибетской экспедицией П.К. Козлова. Л., 1925.
14. Там же. С. 45-46.
15. Taw же. С. 29.
16. Воробьева-Десятовская М.И. Предисловие // Та» же. С. 1 1.
17.  Roerich G. A Bibliography of Soviet Indology 1918  1958 // Journal of Oriental Research. Madras, 1960. Vol. 27. Pt. 1-4. P. 48 73.
18. Дамдинсурэн Ц. Исторические корни «Гэсэриады». М., 1957.
19. Рерих Ю.Н. Тибет и Центральная Азия... С. 121.
20. Рерих. Н.К. Письмо Н.Э. Грабарю. 2 апреля 1 947 // Из литературного наследия. М., 1974. С. 428-429.
21. Цит. по: Величко-Мухина Е.М.. Дроздова-Черноволенко М.Ф. Воспоминания о Юрии Николаеви-
че Рерихе. М., 2002. С. 77.
22. Там же. С. 80-81.23.
23. Там же. С. 81-83.
24. Там же. С. 93.
25. Рерих Ю.Н. Монголо-тибетские отношения в XIII-XIV вв. // Филология и история монгольских народов: Памяти акад. Б.Я. Владимирцова. М., 1958. С. 333-346; Рерих Ю.Н. Монголо-тибетские отношения в XVI и начале XVII вв. // Учёные записки Института востоковедения АН СССР. М., 1959. Т. XXIV (Монгольский сборник). С. 188-199.
26. Например: Рерих Ю.Н. [Rev.:] Hoffman H. Die Religionen Tibets// Советское востоковедение ]958.№2. С. 186 187.
27. Рерих Ю.Н. Тибетско-русско-английский словарь с санскритскими параллелями. Вып. 1-11. М., 1983-1993.
28. Рерих. Ю.Н. Отчёт о поездке в Монгольскую Народную Республику // Бюллетень Общества монголоведов РАН. М., 1993. С. 90-96.
29. См. издание избранных докладов последних лет, прозвучавших на Рериховских Чтениях в ИВ Н: Петербургский Рериховский сборник. СПб., 2002. Вып. V. 320 с.

01.01.2008 03:00АВТОР: К.Н. Яцковская | ПРОСМОТРОВ: 1638


ИСТОЧНИК: Труды конференции « =Новая Россия на пути к единству человечества» - СПб Государственного университета Издательство «Ирида-прос». 2005.



КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Юрий Николаевич Рерих. Биография. Жизнь и творчество. »