Антон Надточеев. Всего лишь ширма? // Версия. Вышла в свет книга Учения Живой Этики «Община» на финском языке. СОЗЫВ II МЕЖДУНАРОДНОГО СЪЕЗДА РЕРИХОВСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ «ЕДИНЕНИЕ И СОТРУДНИЧЕСТВО РЕРИХОВСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ – ПУТЬ К СОХРАНЕНИЮ НАСЛЕДИЯ РЕРИХОВ». Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Шапошникова Л.В. Магический мост синтеза // Культура и время, 2002, № 1–2. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Врач Смирнов – йог и переводчик Махабхараты и Бхагаватгиты. Виктор Бойко


Следующей вехой в судьбах йоги в нашей стране был Борис Леонидович Борис Леонидович СмирновСмирнов. Сведений о его биографии найти практически не удалось, все известное почерпнуто из много лет выходившей в ашхабадском издательстве "Ылым" серии книг с его переводами "Махабхараты", а также из материалов, опубликованных в журналах "Наука и религия" за 1987 год, где в двух статьях была приведена информация по йоге, почерпнутая из комментариев для "Книги о Бхишме", — знаменитого цикла его переводов "Махабхараты".

Известно, что родился он в 1892 году и последний выпуск второго издания серии его переводов древнеиндийского эпоса с подробным комментарием пришелся как раз на 1972 год, дату его восьмидесятилетия. В предисловии этого выпуска сказано следующее: "Титанический труд Б. Л. Смирнова, который, казалось бы, по плечу лишь целому коллективу, был встречен с большим интересом специалистами и широким кругом читателей Советского Союза и Индии.

Особое внимание привлекли выпуск второй, содержащий признанную жемчужину философской мысли древней Индии — "Бхагавадгиту", и выпуск седьмой, в котором Б. Л. Смирнов с точки зрения современной нейровегетологии оценивает систему йогической гимнастики, вызывающую сейчас повышенный интерес. Примечательно, что этот научный подвиг совершил врач по профессии, основатель неврологии и нейрохирургии в Туркменской республике. Все эти книги он издал, будучи уже тяжело больным".

Сам Б. Л. Смирнов был врачом, универсальным хирургом, хотя больше специализировался по спинному мозгу. Вот что говорится в статье из "Науки и жизни", неполным фрагментом которой я располагаю, он начинается с разрушительного ашхабадского землетрясения 1948 года: "Вдвоем они вытащили Людмилу Эрастовну из-под обломков, привели в чувство. Борис Леонидович сказал: — Юра, беги к друзьям, собирай тех, кто жив, на площадь Карла Маркса — там организуем госпиталь. А я сейчас... И он полез куда-то под обрушившуюся крышу, за рукописью своих переводов.

В ту же ночь на центральной площади Ашхабада Смирнов и его товарищи-врачи устроили на скорую руку госпиталь. Зажгли костры, кипятили в ведрах воду, накрыли простынями обеденные столы и приступили к работе. Борис Леонидович оперировал черепные ранения. Другие ампутировали конечности. Свет факелов и костров освещал жуткую картину: сотни лежащих вповалку людей, фигуры врачей, склонившиеся над столами... Ни в какой статистике нет, сколько за эти дни и ночи было сделано Борисом Леонидовичем операций, скольких он спас от смерти! И разве один этот эпизод из жизни Смирнова — не подвиг?

Но Смирнову и этого было мало!

Один на один с Махабхаратой

К этому подвигу Смирнова следует подойти издалека. С чего началось увлечение древним индийским эпосом? Не с покупки же на толкучке словаря санскрита!

Вернемся к детству Бориса Леонидовича. Как ни трудно доставались деньги земскому врачу Л. В. Смирнову, как не экономила семья каждую копейку, а все-таки выписали из Швейцарии гувернантку. Сыновья Леонида Васильевича и Софьи Митрофановны знали французский и немецкий, в гимназии изучали древнегреческий и латынь. Борис Леонидович с детства пристрастился к языкам. Где бы он ни был, возил с собой словари. В какие бы обстоятельства не попадал, в какие бы города не забрасывала его судьба, всюду изучал местные языки.

Пока Ольвиопольский полк стоял в Польше, и офицеры пили вино или волочились за женщинами, Смирнов изучал идиш и польский. Приехав в Ашхабад, он первым делом взялся за освоение туркменского, которым овладел в совершенстве. Он знал также английский, иврит, итальянский, испанский... И, конечно, санскрит!

Смирнов был человек очень целеустремленный, он не позволял себе отклоняться от проблемы, которой занимался. Одним из его любимых присловий было такое:"Не разбрасываться! Взялся за дело — доведи до конца". Тем не менее он любил "разбрасываться", но на свой, особый лад.

Так, к примеру, Борис Леонидович был глубоким знатоком живописи. Он прекрасно знал фонды Эрмитажа и не раз выступал в роли лектора, вызывая недовольство служителей музея!...

А вот еще один интересный факт. В длинном списке научных работ Смирнова я наткнулся на неожиданную запись: "1948 год. Наблюдения над полетом метеорита Леоновка. Опублик. в Изв. Туркм. филиала АН СССР, 1948 г., № 1, с. 99".

А теперь о "Махабхарате". Мало кто представляет себе, что значит взяться за ее перевод. Написана она двустишиями — шлоками. Как подсчитали специалисты, в ней около 100 000 шлок. И хотя традиция русских переводов эпоса насчитывает около двухсот лет, полного его перевода нет до сих пор.

В 1939 году по инициативе академика А. П. Баранникова был начат академический перевод "Махабхараты", появились (с 1950 по 1967 год) три тома, еще два готовились к печати. Академик Б. Л. Смирнов перевел на русский язык примерно четвертую часть эпоса — восемь томов! (изданные в БВЛ отрывки из "Махабхараты" не дают представления о величии и грандиозности эпоса, хотя и выполнены одним из талантливейших наших переводчиков — С. Липкиным).

Но суть многолетней работы Бориса Леонидовича заключалась не только в создании подстрочника и даже не в мастерской его обработке, хотя обе эти задачи решены блестяще. Дело в другом. "Махабхарата" — текст особый. В отличие от древнегреческого эпоса он насыщен философскими отступлениями, представляющими огромную ценность для понимания мировоззрения древних индусов, древних народов вообще. В нем сконцентрированы мудрость тысячелетий, представления о Вселенной, о человеке и обществе того времени.

Чтобы подняться до уровня настоящего переводчика "Махабхараты" надо и самому стать философом, быть знатоком Платона и Аристотеля, Лао Цзы, Канта и Гегеля. Смирнову предстояло проанализировать многочисленные философские и религиозные толкования "Махабхараты", о которой существует необозримая многоязычная литература разного толка и направлений. При этом важно было не подпасть под чуждое влияние, сохранить собственное — научное! — видение эпоса и философскую его трактовку, отвечающую времени.

Б. Л. Смирнов преуспел и в этом, встав в вровень, а быть может, и выше своих предшественников. С научных позиций он прокомментировал философские основы "Махабхараты", показав полифонию великого древнеиндийского эпоса, где стихийный атеизм его создателей переплетается с религиозными мотивами. Переводы содержат толкования трудных мест, комментарии, снабжены основательными вступительными статьями, раскрывающими философские аспекты и нравственно-мировоззренческий подтекст "Махабхараты". Тома переводов имеют толковые словари, помогающие читателю разобраться в многозначной системе образов величайшего культурного памятника далекой эпохи. Читатель, познакомившись с одной из статей Б. Л. Смирнова, опубликованной впервые в 1963 году, увидит философскую позицию автора, далекую от религиозного преклонения перед йогой. Сам Борис Леонидович на склоне лет пытался освоить эту систему, однако отказался от нее, сказав, что заниматься йогой надо с детства, с молодости.

Подвигом Смирнова было и то, как он работал над переводом "Махабхараты". В 1956 году сердечная недостаточность заставила его отказаться от врачебной и преподавательской деятельности. Он ушел на пенсию, но не на покой, все свое внимание сконцентрировав на переводах.

Ходить, стоять и даже сидеть ему было тяжело. Он работал лежа, располагая материалы переводов на доске, изготовленной по его чертежам. Обязанности секретарей и добровольных помощниц исполняли Людмила Эрастовна и ее сестра Анна Эрастовна; рисунки к переводам, редактирование и вычитку корректур взял на себя Юрий (Юрий Михайлович Волобуев).

Переводы Б. Л. Смирнова вызвали интерес специалистов. "Ваша работа над "Бхагавадгитой" и великим эпосом Индии является крупнейшим вкладом в советскую индологию, и в Индии произвела должное впечатление" (Ю. Н. Рерих, заведующий отделом индологии Института востоковедения АН СССР).

"Этот гигантский труд под силу только целому институту" (Р. Я. Ульяновский, заместитель директора Института востоковедения АН СССР).

"Вы делаете благородное, трудное и крайне нужное дело... Поражаюсь, как Вы замечательно четко, верно и поэтически безукоризненно схватываете дух подлинников. Мы все преклоняемся перед Вашим мужеством, беззаветной преданностью науке и исследовательским творчеством" (Э. А. Макаев, санскритолог, профессор МГУ им. Ломоносова). Одно из теплых писем прислал выдающийся государственный деятель Индии С. Радхакришнан.

Смерть Бориса Леонидовича наступила от острой сердечной недостаточности... Хворал он недолго. Умер, словно поняв, что выполнил задуманное, и приказав себе долее не жить". Собрав за долгое время полностью все первое издание смирновских переводов "Махабхараты", я внимательно ознакомился с той их частью, которая так или иначе связана с йогой и могу с полным убеждением сказать, что работы подобного объема и качества выполненной любителем никогда не встречал. Это уникальный труд, и научно-медицинские и философские комментарии Б. Л. Смирнова относительно йоги являются необычайно ценными, не говоря уже о переводе "Бхагавадгиты".

В. В. Бродов рассказал мне, делая дарственные надписи на всех книгах серии, одна из которых, часть седьмая, оказалась с автографом самого Б. Л. Смирнова, что он был сослан в Ашхабад по политическим мотивам и до сорока лет оставался только действующим врачом Никто не знал о втором его увлечении, о том, что он самостоятельно изучил английский и санскрит, получив философское и филологическое самообразование, сам практиковал йогу, в том числе ее высшие стадии. Говорят, что он оставил уникальные дневники по медитации, но не исключено, что это легенды. Борис Леонидович Смирнов проживал по адресу: Ашхабад, переулок Жуковского, 19. После его смерти осталась вдова Людмила Эрастовна и ее сестра Анна Эрастовна Лысенко. Просьба всем, кто располагает какими-либо материалами биографии Б. Л. Смирнова связаться с автором "Хроники".

"Бхагавадгита" в переводе и с комментарием Б. Л. Смирнова первым изданием была выпущена в свет в 1956 году, "Книга о Бхишме" с материалами по санкхье и йоге — в 1963 году, тираж обеих изданий — по 1000 экземпляров. В дальнейшем серия была переиздана в семидесятых — начале восьмидесятых годов несколько большими тиражами.

04.01.2007 03:00АВТОР: Виктор Бойко | ПРОСМОТРОВ: 2261




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Люди науки »