«АЗ, БУКИ, ВЕДИ». Михаил Задорнов. Воспоминания о Ленине. Клара Цеткин. Добровольное пожертвование. Обращение Международного Центра Рерихов к народу России. "Сознание красоты спасет мир". (Р.Я. Рудзитис). Татьяна Бойкова. Человек XXI века. А. И. Субетто. ЗАЯВЛЕНИЕ участников Международного Рериховского движения. Екатерина II. Татьяна Бойкова. Высшее знание о центрах в помощь современной науке и индивидуальному развитию. Владимир Бендюрин. Добровольное пожертвование. Обращение Международного Центра Рерихов к народу России. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Зороастризм, прошлое и настоящее. Галина Ермолина.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Воспоминания из детства. Г.К. Беликова


 

(Таллинн – Санкт‐Петербург)

 

Как хороши, как свежи были розы
В моём саду! Как взор прельщали мой!
Как я молил весенние морозы
Не трогать их холодною рукой!

…. Казалось мне, в них расцветала радость,
Казалось мне, любовь дышала в них…

И. П. Мятлев. 1834

 

Любовь к розам у моей бабушки Галины Васильевны Беликовой кроме душевной радости носила и несколько профессиональный характер. По первому образованию она была агрономом. Розы вокруг дома в Kose‐Uuemõisa (Козе‐Ууэмыйза) находились в безукоризненном состоянии и чувствовали себя, как в Ботаническом саду. Более двадцати кустов были посажены с определённым расстоянием друг от друга, их ежедневно опрыскивали, рыхлили землю вокруг и обрывали увядшие лепестки. Общее слово «цветы» употреблять было не принято. Каждый куст называли своим именем: «Gloria Dei», «Baccara», «Super Star» и т. д. Всей этой красотой, содержащейся в идеальном порядке, мало кто из гостей любовался вдоволь. Бесконечная вереница приезжавших к Павлу Фёдоровичу Беликову быстро пробегала мимо розовых кустов, ахнув и вдохнув аромат. Другое дело – Людмила Степановна Митусова. Приезда Зюмы с радостью ждали все члены семьи. Помимо высоких бесед в кабинете Павла Фёдоровича Людмиле Степановне удавалось подарить частичку себя и времени каждому из Беликовых. Она готова была без устали гулять в парке при мызе барона Uexküll (Икскуль), охотно ходила по грибы, удивлялась улову карасей в деревенском пруду, каждый раз беспокоилась, зачем её усаживают в почётное большое кресло, где, таких, как она, могло поместиться трое. И, конечно же, любовалась розами. Обход цветущей красоты был ежедневным ритуалом. Думаю, бабушка только в Людмиле Степановне чувствовала и ей самой свойственное преклонение перед красотой. Роса на лепестках, оттенок утренней или вечерней зари, необычная форма бутона – всё замечалось и вызывало восхищение. Я ходила по пятам и пыталась разглядеть, чем же, например, эта белая роза отличается от своего утреннего состояния. Да, красивая, но, по‐моему, просто белая. Чуткая Людмила Степановна, увидев мои сомнения, совершила переворот в детском сознании. Она заговорщически сообщила, что розы живые и умеют говорить! Надо только очень‐очень близко наклониться к ним, поздороваться и сказать, какие они красивые. И волшебство случилось! Стоило нагнуться и поздороваться, как цветы молвили: «Мы розы, мы розы». Теперь я присоединялась к каждому обходу и слушала сказочное «мы розы». Правда, с отъездом Людмилы Степановны розы начинали грустить и переставали разговаривать. Тогда я не знала, что розы говорят голосом Людмилы Степановны, которая незаметно шептала мне на ушко «мы розы, мы розы». С тех пор для меня не бывает одинаковых роз и не бывает роз в вазах. Срезанные розы молчат.

 

Их лиц за шляпками я не разглядел, но они одеты были по строгим правилам
лучшего вкуса: ничего лишнего!.. Ботинки couleur puce стягивали у щиколотки её
сухощавую ножку так мило, что даже не посвящённый в таинства красоты
непременно бы ахнул, хотя от удивления. Её легкая, но благородная походка
имела в себе что‐то девственное, ускользающее от определения, но понятное
взору. Когда она прошла мимо нас, от неё повеяло тем неизъяснимым ароматом,
которым дышит иногда записка милой женщины.
М. Ю. Лермонтов. Герой нашего времени. Княжна Мэри. 1837

 

Вы сможете, проведя на ногах целый день в таком большом городе, как Питер, по возвращении домой подняться, не запыхавшись, на четвёртый этаж? А если вам 70? Вот Людмила Степановна могла легко, играючи, со словами «кто догонит?», взлететь по ступеням. При всей воспитанности она была очень озорной. Пробежаться по парапету, спрятаться в кустах, взобраться на возвышение – её лёгкость была не только удивительной, но и грациозной. Для меня, тогда юной особы, персонажи русской романтической литературы ассоциировались именно с Людмилой Степановной. Никого более подходящего на роль пушкинских и лермонтовских барышень не находилось.

 

Л. С. Митусова в гостях у Беликовых в Козе‐Ууэмыйза. Февраль 1998 Слева направо сверху вниз: В. Г. Гейман и Г. К. Беликова (двоюродные брат и сестра), Г. В. Беликова (вдова П. Ф. Беликова), Л. С. Митусова, К. П. Беликов (сын Г. В. и П. Ф. Беликовых, отец Г. К. Беликовой). Снимок В. Л. Мельникова. © СПбГМИСР

Л. С. Митусова в гостях у Беликовых в Козе‐Ууэмыйза. Февраль 1998

Слева направо сверху вниз: В. Г. Гейман и Г. К. Беликова (двоюродные брат и сестра), Г. В. Беликова (вдова П. Ф. Беликова), Л. С. Митусова, К. П. Беликов (сын Г. В. и П. Ф. Беликовых, отец Г. К. Беликовой). Снимок В. Л. Мельникова. © СПбГМИСР

 

Возраст Людмилы Степановны не смущал, так как он всегда колебался между «очаровательная княжна» и «милая княжна». Гораздо важнее была ассоциация с образом, заключавшим в себе одновременно благородство, вдохновение, ум и изящество. В полной гармонии все эти качества были только у Людмилы Степановны. Хотелось подражать именно ей, а не напыщенным взрослым дамам, апеллирующим к этикету. Вспоминается, как молодой человек подарил ей однажды прекрасную орхидею золотистого цвета. Орхидея на миг стала центром вселенной, Людмила Степановна, нараспев читая строчки Николая Гумилёва «Золотые листья опадали / В синие и сонные пруды», определила ветвь с цветами на самое видное место в подобающую тёмно‐синюю вазу и в прелестных словах выразила свою радость такому подарку. Юношу этого я встретила года через два. Первое, о чём он поведал, что теперь не может дарить банальные цветы банальным девушкам. Нет того романтизма! Рассказы Людмилы Степановны о своей семье, умение носить шляпки и перчатки, красиво ставить ножки и никогда не спотыкаться, нелюбовь к голубому и розовому ситцу (раньше эти цвета были приличны только для белья), всегда прямая спина, умеренность во всём, свежее благоухание, готовность дарить улыбку – всё это никогда не носило нравоучительного характера, это было состоянием души. Таким же состоянием, как любовь к поэзии, музыке и просто к красоте. Из «назиданий» помнится только одно: во всех проявлениях жизни видеть что‐нибудь положительное. «Сотри случайные черты – / И ты увидишь: мир прекрасен» (Александр Блок).

 

Но самое поразительное – размеры этого помещения.
Каким образом всё это может втиснуться в московскую квартиру?
Просто‐напросто никак не может.
М. А. Булгаков. Мастер и Маргарита. 1930‐е

 

Для меня булгаковское «расширение пространства при необходимости» не стало ни откровением, ни мистикой, ни фантастикой и, тем более, новостью. Я была знакома с этим явлением с детства по питерской квартире Митусовых на 4‐й Советской. Правильнее сказать, не по квартире, а по кухне. Ещё точнее, по беспредельному Круглому Столу в кухне. Стол стоял в кухне, но был вне её. Он парил над кухонным пространством и коридором, он свободно размещал вокруг себя всех тех, кто толпился в комнатах и прихожей. Дотянуться с одного края до другого было невозможно; семнадцатилетний упитанный кот Миша казался рядом с ним котёнком; огромный арбуз выглядел рисунком ягодки на скатерти; на разных сторонах стола возникали кружки‐беседы по интересу, не мешающие остальным гостям. Дирижировала Людмила Степановна. Усаживала, направляла беседу, замечала, кого надо поддержать, кого подбодрить, кому просто подлить чаю. Знакомила с квартирой и обязательно со Степаном Степановичем Митусовым, который озорно поглядывал с детского портрета. В те годы мне было весело, что это портрет не взрослого человека, а ровесника, да ещё в такой красивой соломенной шляпе. Понимание, что необычайная атмосфера этих умных, остроумных, весёлых и уютных встреч не спонтанность, а неизменное правило, пришло гораздо позже. Это я сейчас пишу «дирижировала», а тогда казалось, что всё происходит само собой. Люди собираются исключительно добрые и интересные – случайно. Никто не говорит на повышенных тонах и не перебивает собеседника – норма. Людмила Степановна и Татьяна Степановна всегда радушны, приветливы и веселы – а разве может быть иначе? И что самое удивительное, тепла, внимания, улыбок хватало всем. Вернее, каждому, индивидуально, вне зависимости от возраста и социального положения. Главное, чтобы ты проявил интерес, задал вопрос, поделился своими рассуждениями. Тогда нет сомнений, что тебя с уважением выслушают, переведут твои страхи и опасения на позитивную волну, обратят взор к прекрасному и невидимыми семенами добра и любви засеют душу, стремящуюся к свету.

Под вечер, наполнившись впечатлениями, наслушавшись разных взрослых, наевшись Бородинского хлеба (за ним по несколько раз бегали на угол в булочную, казалось, что таким вкусным может быть только каравай), хотелось бесконечно сидеть в подушечках в углу тахты или дивана, забывая, что ты не в своём доме, а в гостях у Митусовых – в микрокосмосе Круглого Стола, где границы времени и пространства исчезают, а твоё мировоззрение и сознание расширяется, ведомое рукой мудрого Дирижёра.

 

 

Международная научно‐практическая конференция «Рериховское наследие». Том X: Результаты и перспективы Международного выставочного проекта «Рериховский век». – СПб., 2013. – 456 с.: 320 ил.

24.04.2014 14:34АВТОР: Г.К. Беликова | ПРОСМОТРОВ: 1193




КОММЕНТАРИИ (1)
  • Татьяна Бойкова24-04-2014 15:24:01

    Как же замечательно написано, и как все тонко подмечено! Как знаком этот необъятный приятель – круглый стол, по велению гостеприимной хозяйки, принаряжавшийся к обеду или чаю обязательной белой скатертью.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Людмила Степановна Митусова »