Добровольное пожертвование. Знамя Мира – красный крест Культуры. М.П. Куцарова. Кража на миллиард долларов: как разворовали наследство гениального художника Рериха. Ева Меркачева. ЗАЯВЛЕНИЕ участников Международного Рериховского движения. Разрушение музея Рериха: игра по-крупному. Елена Кузнецова. Добровольное пожертвование. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Отвергнутый Вестник. Л.В. Шапошникова.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Ведущие (Е.П. Блаватская и Е.И. Рерих). Ева Райт.


Елена Петровна Блаватская путь проложила, Матерь даст апофеоз заключительный. (Грани Агни Йоги 1954 г., 169)

 

Грандиозны и ответственны задачи наступающей эпохи. Она должна объединить материальный мир с духовным, утвердить преобладание духа над интеллектом, уравновесить женское и мужское начала.

 

Женщина веками терпела унижение, но Христос «положил основание переоценке женщины» (Е.И. Рерих), и тогда же было указано, что именно она сотрет голову змия. Ныне ей доверен Меч Духа, и женщина должна вооружиться мужеством, чтобы исполнить предначертанную ей высокую миссию.

 

«Матерь Мира является символом женского начала в новых эпохах, и мужское начало добровольно отдает Сокровище мира женскому началу. Если амазонки являлись символом силы женского начала, то теперь необходимо показать духовную совершенную сторону женщины» (АЙ, Озарение, ч.2.V.2)

 

Наступающую эру правильно назвать «эрой осознания сердца», она будет отличаться большею тонкостью чувств и сознания. Именно женщине, чьи сердечные энергии тоньше мужских, «предстоит решить проблему двух миров» (АЙ, Сердце, 106), именно женщина «должна поднять мышление человечества на новую ступень» (Рерих Е.И. Письма, 4 октября 1935 г.)

 

В Эпоху Матери Мира женщина обладает огромной жизненной силой и может приблизиться к высшей точке эволюции. Вырастая сама, она поведет за собой многих. Духовная Иерархия, руководящая строительством жизни планеты, с некоторых пор стала избирать женщин – проводников своей воли на Земле. Именно женщинам была доверена сущность обновленного духовного Учения и право продемонстрировать, на какую духовную высоту может подняться человек в сотрудничестве с Иерархией в наступающую эпоху.

 

Открывательницами новых путей, Ведущими – справедливо назвать Елену Петровну Блаватскую и Елену Ивановну Рерих. В целом несхожие друг с другом, они прошли одним путем – беззаветного служения и беззаветной преданности своим Учителям и избранной задаче; они оставили богатейшее наследие, насытив околоземное пространство новыми эволюционными идеями; они проложили пути в Надземное, облегчив доступ всем жаждущим подняться на новую духовную высоту.

 

Проследим же основные вехи жизненного пути этих удивительных женщин.

1. УДИВИТЕЛЬНОЕ ДЕТСТВО

Елена Петровна Блаватская родилась в ночь на 12 августа (по старому стилю 31 июля) 1831 года в Екатеринославе (с 1926 г. Днепропетровск). Она принадлежала к одному из самых древних русских родов, в то же время в ней текла кровь французских и немецких предков. Девочка подрастала и развивалась быстро, часто поражая своих близких не только шалостями, но оригинальными выходками, несвойственными другим детям, и речами до того прямодушными, что не было возможности унять ее красноречивой откровенности. Кроме того, она была страшная фантазерка и подвержена припадкам почти сомнамбулизма: она часто вставала и ходила во сне и, не просыпаясь, с широко открытыми глазами, произносила целые речи, рассказывала сказки и пела песни... Бывали с ней в детстве и молодости и такие случаи, которые теперь все объяснили бы ясновидением; но в те бесхитростные времена они относились к сильному развитию воображения и проходили незамеченные. А когда Елена повзрослела, особое беспокойство стала вызывать ее неудобная манера говорить людям в лицо то, что она о них думает, – в приличном обществе это считается дурным тоном. И в то же время она была так добра и так смела, что готова была все отдать неимущему, все сделать для друга и на все решиться в защиту обиженного, при этом сама она никогда не помнила зла и обид. [1]

 

Для Елены «природа жила своей собственной таинственной жизнью, – передает, ссылаясь на Веру [Желиховскую – сестру Е.П.Б.], Синнетт. – Она слышала голос каждой формы, каждого тела, органического и неорганического; и уверяла, что сознание и жизнь присущи не только определенным таинственным силам, видимым и слышимым ей одной там, где другие не находили ничего, кроме пустоты, ни даже зримым, но неодушевленным предметам, таким как галька, плесень и фосфоресцирующие гнилушки». [1]

 

Необыкновенным в жизни юной Елены было и следующее свидетельство: «Судя по самым ранним ее воспоминаниям, она иногда видела около себя своего Покровителя. С самого детства этот образ господствовал в ее воображении. Он был всегда одним и тем же, его черты никогда не менялись; настало время, когда она повстречала его в облике живого человека и мгновенно узнала его, словно при нем выросла». [1]

 

12 февраля 1879 года в Петербурге в дворянской семье Шапошниковых родилась дочь, названная родителями Еленой. Богатый генетический потенциал, духовные и культурные традиции рода не могли не отметить юную Елену Шапошникову печатью одухотворенности и разнообразными творческими наклонностями. ...Как писал о ней П.Ф. Беликов, «известно, что росла она живым и любознательным ребенком». Эта любознательность, помноженная на самостоятельность и целеустремленность при овладении новыми областями знаний, позволила ей с детства читать серьезные, «взрослые» книги художественного, исторического и духовно-философского характера, свободно говорить на четырех иностранных языках, прекрасно играть на фортепиано. С малых лет ей был присущ дар распознавания людей и примирения конфликтов. Известно также (и это подтверждает С.Н. Рерих), что она от рождения была одарена многими способностями, которые нередко относят к области «сверхъестественных сил» – ясновидением и яснослышанием. Свойство ощущать тонкие токи бытия проявилось у Елены в виде обостренного восприятия мировой истории, в зрелые годы ставшего ...пророческим. Уже на склоне лет, пройдя путь тяжелейших исторических испытаний XX века, она сама признавалась, что «от раннего детства находилась под гнетом предчувствия мировой катастрофы». [2]

 

Очень рано девочка начала видеть значительные сны и даже видения. Уже шести лет девочка имела необыкновенное переживание, которое на всю жизнь запечатлелось в ее сердце, почти не теряя своей первоначальной свежести и силы чувства. Произошло это позднею весною. Родители ее переехали на дачу в Павловск, и в первое же утро девочка, встав раньше обыкновенного, побежала в парк, к небольшому пруду, где жили золотые рыбки. Утро выдалось чудесное, воздух как бы дрожал и сверкал в лучах солнца, и сама природа, казалось, облеклась в праздничное одеяние, и синева неба была особенно глубока. Девочка, стоя на пристани, всеми фибрами своего существа вбирала красоту и радость жизни. Взгляд ее остановился на распустившейся яблоне, стоявшей на противоположном берегу, и на фоне ее девочка увидела высокую мужскую фигуру в белом одеянии, и в сознании ее мгновенно встало воспоминание, что где-то далеко живет Учитель Света. Сердце девочки затрепетало, и радость ее перешла в восторг, все существо ее потянулось к этому далекому, любимому и Прекрасному Облику. [3]

2. ЗЕМНАЯ СУДЬБА

Земную жизнь Е.П. Блаватская провела в странствиях, не имея семьи. История ее весьма краткого замужества такова. Зимой 1848-49 года семнадцатилетняя девушка сообщила родным, что выходит замуж. Ее выбор ошеломлял. Тетушка Надежда описывает обстоятельства помолвки так: «Как-то раз гувернантка с вызовом заявила ей, что из-за своего характера она никогда не выйдет замуж. Чтобы уколоть побольнее, гувернантка добавила, что даже тот старик, которого она считает таким безобразным и над которым вовсю потешается, обзывая "ощипанной вороной", – и тот не захочет взять ее в жены! Этого было довольно: три дня спустя Елена сама сделала ему предложение». Вскоре, испугавшись того, что натворила, она пытается убедить родных расстроить свадьбу. Тогда Елена сама просит сорокалетнего жениха освободить ее от взятых по отношению к нему обязательств. Мольбы не помогли. В отчаянии Елена бежит из дома, но возвращается несколько дней спустя. ...Елена обвенчалась с Никифором Васильевичем Блаватским 7 июля 1849 года в селении Джелал-Оглы... В тот же день, после обеда, молодые уехали в Даричичаг, горное местопребывание всех эриванских служащих в летнее время.

 

Елена полагала, что навек расстается с любимой семьей. Она собиралась в тот же самый день бежать в Иран. Но один из курдов, в котором она надеялась обрести помощника, выдает ее мужу. После этого с Елены не спускают глаз. Неполных три месяца, которые молодожены провели под одной крышей, продолжалось противостояние двух воль. Никифор Васильевич требовал, чтобы Елена выполняла свой супружеский долг, она отказывалась.

 

Отношения с мужем продолжали ухудшаться, и в один из сентябрьских дней, ускользнув от охраны, Елена в одиночку верхом умчалась в Тифлис: в столь тревожное время это было весьма рискованное предприятие. Последовавший семейный совете решил отправить строптивую новобрачную к отцу; он должен был встретить ее в Одессе. Однако отчаянная страсть к приключениям, усиленная опасением, что отец попытается восстановить разбитые ею брачные узы, побудила ее внести в планы родственников нужную поправку. Во время пути по Грузии она ухитрилась устроить так... что она и ее сопровождавшие опоздали на пароход в Поти. Но тут же в гавани стоял на якоре небольшой английский парусник. Госпожа Блаватская поднялась на борт и за щедрое вознаграждение уговорила шкипера взять их с собой.

 

В Константинополе, куда прибыла Елена, ей посчастливилось встретиться с одной знакомой русской дамой, графиней К[иселевой], с которой она и отправилась путешествовать по Египту, Греции и странам Восточной Европы. [1]

 

 Е. П. Блаватская в молодости. Фотография известна за рубежом как   Е.И.Рерих. 1900 г.

Восемнадцати-двадцатилетнюю Елену Шапошникову отмечали безупречные манеры, деликатность, такт, сдержанность, сочетавшаяся с общительностью. Ее мечтательность и романтический настрой нисколько не мешали четкому распознаванию жизненных обстоятельств, твердости в решениях и определенности в поступках. Среди ее черт следует отметить ясный ум, хорошо развитую логику, находчивость в конфликтных ситуациях, возрастающую способность к миротворчеству, проницательность в отношении людей, умение увидеть за их светской любезностью истинные пружины поведения.

 

Духовные ориентиры Елены Ивановны уже в юности были столь высоки и серьезны, а предощущение служения иной задаче – столь явно. Она приняла серьезное жизненное решение – выйти замуж за человека высокого художественного таланта, чтобы бескорыстно служить ему и вдохновлять на великие цели. Сумев пронести сквозь сутолоку столичного света свою прекрасную мечту о совместном служении Миру с близким по духу человеком, 28 октября 1901 года в церкви Санкт-Петербургской Академии Художеств она обвенчалась с Николаем Константиновичем Рерихом.

 

В августе 1902 года в семье родился первенец, названный Юрием – будущий всемирно известный востоковед; а в октябре 1904 года – второй сын, Святослав, который пошел за отцом стезею живописи. Труд воспитания детей мать сумела превратить в увлекательный и радостный процесс созидания детского характера.

 

«Рериховский» подход к детям заключался в том, чтобы помочь каждому ребенку открыть себя, выявить у него доминирующие интересы и склонности, создать наиболее благоприятные условия для их развития. Вместо кажущихся неизбежными в этом возрасте запретов действовал принцип, основанный на переведении внимания с вредных или ненужных увлечений и объектов на полезные и необходимые. Елена Ивановна много читала детям, занималась с ними иностранными языками и музыкой, брала с собой в музеи, возила на лучшие концерты и выставки. Летом семья иногда бывала за границей, обычно в Швейцарии, где новые впечатления раздвигали детский кругозор. Рерихи широко вводили детей в мир картинных галерей и выставочных залов, как зарубежных, так и отечественных. Каждый из мальчиков рисовал, пробуя писать с натуры и копировать работы отца. Немалое место в жизни семьи занимал театр, посещать который любили и юное, и старшее поколение. Это увлечение вылилось в создание детского домашнего театра, где ставились спектакли классиков драматургии, причем костюмы и декорации создавали сами дети. [2]

3. ЗНАМЕНАТЕЛЬНАЯ ВСТРЕЧА

Еще в детстве Елена Блаватская с глубочайшим чувством рассказывала она о том, как перед ней нередко появлялся величественный образ индуса в белой чалме, который она знала так же хорошо, как и своих близких, и который неоднократно спасал ее в минуты опасности. Девочка стала считать эту астральную фигуру своим ангелом-хранителем и чувствовала, что была под его заботой и водительством. Впоследствии этот тонкий контакт-предчувствие увенчался вполне реальными встречами.

 

В 1851 году в Лондоне, когда Елена прогуливалась по улице со своим отцом, полковником Ганом, она, к своему удивлению, увидела высокого индуса среди других индийских вельмож. Она сразу же узнала в нем того, кого она видела в астральном свете. Ее первым порывом было броситься вперед, чтобы поговорить с ним, но он сделал ей знак, чтобы она не двигалась, и она осталась стоять, как завороженная, пока он проходил мимо. На следующий день она пошла в Гайд-парк, где могла побыть наедине и поразмышлять о своем необычном приключении. Подняв глаза, она увидела ту же фигуру, приближающуюся к ней, и затем Учитель сказал ей, что прибыл в Лондон вместе с индийскими князьями с важной миссией и что он хотел лично встретиться с ней, так как ему была нужна ее помощь в одном деле, которое он собирался предпринять. Затем он рассказал ей, как должно быть образовано Теософическое Общество и что он хотел, чтобы она была его основательницей. Он описал в общих чертах те трудности, которые она должна будет преодолеть, а также сказал, что она должна будет провести три года в Тибете, чтобы подготовить себя для этого важного дела. [1

 

С молодых лет Е.И. Рерих проникается идеей, что расцвет культуры немыслим без реальных, основанных на синтезе знаний, без овладения наукой духовного преображения. Постепенно вырастает внутренняя уверенность: восходящее солнце Востока – вот тот духовный свет, что может вывести народы из лабиринта истории. Восток мыслился ей прежде всего как хранитель древнейших знаний о той составляющей скрытую сущность человека «тонкой реальности», путь к познанию которой лежит через сложные системы духовной практики. [2]

 

Предчувствие встречи с миром высоких идеалов и возвышенных людей по мере погружения в мир сокровенных понятий Востока с годами росло. Однако прикосновение к священному для нее миру Учителей произошло, как это часто бывает, неожиданно.

 

«Примерно между 1907 и 1909 г. Е.И. имела Видение, потрясшее все ее существо. Вечером она осталась одна (Н.К. был на каком-то совещании) и рано легла спать. Проснулась внезапно от очень яркого света и увидела в своей спальне озаренную ярким сиянием фигуру Человека с необыкновенно красивым лицом. Все было насыщено такими сильными вибрациями, что первой мыслью Е.И. была мысль о смерти. Она подумала о маленьких детях, которые спали рядом в комнате, о том, что перед смертью не успела дать нужных распоряжений. Однако вскоре мысль о смерти отступила, заменилась необычным, ни с чем не сравнимым ощущением присутствия Высшей Силы. Так состоялось Посещение Учителем Елены Ивановны, которое, несомненно, многое для нее открыло». [24]

 

В Англии, куда Рерихи приехали в 1919 году, они поселились в Лондоне, в районе Гайд-парка. В своих дневниках З.Г. Фосдик пишет: «Затем она <Е.И.Рерих> говорила о встрече Учителей в Лондоне, когда толпа расступилась и она увидела Их и поразилась открытой улыбкой ей М.К.Х. и даже обиделась на это. Придя домой, сказала, что, по ее мнению, — это Учителя, ибо они такие необыкновенные, но над ней дома смеялись. Они были [в Лондоне] в марте, затем уезжали, в ноябре были опять и тогда (в 1920 г.) она Их видела. Они приезжали специально их видеть. Говорит, какие изумительные сеансы у них были, с манифестациями». [29]

 

С Учителем Е.И.Рерих впервые непосредственно встретилась в 1920 году в Лондоне, где проводилась выставка Николая Константиновича. Позже встречи с Учителями происходили в Нью-Йорке, Чикаго, Париже, Дарджилинге и других местах. Рерихи на протяжении всей жизни многократно общались с Учителями и ощущали Их поддержку.

4. СОПУТНИКИ

Около 17 лет Е.П. Блаватская тесно сотрудничала с Генри Олкоттом (1832–1907). Один из основателей и первый президент Теософского Общества (с 1875 по 1907 гг.), участник гражданской войны в США, полковник, юрист, журналист и писатель, он также известен как первый выдающийся человек Запада, который перешёл в буддизм. В 1874 году на одном из сеансов, которые проводились в Читтендене (штат Вермонт), он встретил Елену Петровну Блаватскую. А в ноябре 1875 года Олкотт, Блаватская и ещё несколько человек (в их числе Уильям Джадж) сформировали Теософское общество. Тогда же Блаватская начала писать свою первую книгу.

 

Олкотт был верным помощником Елены Петровны в ее неустанных трудах. Вот что он рассказывал об их совместной работе над «Разоблачённой Изидой»:

 

«Один или два месяца спустя после создания Теософского Общества мы сняли две квартиры на 34-й Вест-Стрит, 433. Она на первом этаже, я на втором. С этого момента работа над "Изидой" продолжалась без перерыва до её завершения в 1877 году. За всю её предыдущую жизнь она не выполнила и десятой доли этого литературного труда, и я никогда не встречал подобной выносливости и неутомимой работоспособности. С утра до ночи она была за своим рабочим столом, и редко кто из нас ложился спать раньше двух часов ночи. ...Я просматривал каждую страницу её рукописи по нескольку раз, и каждую страницу корректуры, записал для неё многие параграфы, часто просто передавая те идеи, которые ей не удавалось тогда сформулировать по-английски; помогал найти нужные цитаты и выполнял другую вспомогательную работу. Эта книга вобрала в себя все её достоинства и недостатки. Она создала своей книгой целую эпоху, и, созидая её, создала и меня — её ученика и помощника, — так что я смог выполнять теософскую работу в течение последующих двадцати лет...»[4]

 

Как президент Теософского Общества Олкотт положил начало возрождению буддизма на Шри Ланке; также способствовал религиозному возрождению в Индии, Японии и других странах Востока. Стимулировал рост интереса к изучению санскрита. В 1886 году Олкотт основал Адьярскую библиотеку, где впервые в истории религиозные учителя индуизма, буддизма, зороастризма и ислама собрались, чтобы благословить общее дело.

 

Макс Мюллер пишет, что Олкотт был инициатором публикации подлинных брахманских и буддийских текстов. Он попытался вдохновить и буддистов, и индуистов с уважением относиться к их древним религиям, помог им обнаружить в их священных писаниях слова о том, что «через тёмные стороны жизни их могут вести несколько лучей истины. Он показал им, что, несмотря на многие различия, их веками разделённые секты имеют много общего, что они должны отказаться от того, что не является существенным и придерживаться того, что является наиболее важным для создания истинных уз великого братства религий». «Буддийский катехизис» Олкотта выдержал 44 издания (к 1938 г.), был переведён на 20 языков и стал всемирно используемым учебником. [4].

 

Олкотт успешно практиковал месмерическое лечение. Лишь за один год (1882-83) он принял 6000 больных — калек, глухих, немых, слепых и безумных, и достиг в лечении феноменальных успехов. Основал бесплатные школы для образования париев Индии. По всей Индии он основал индусские школы, лиги мальчиков-арьев и библиотеки, а на Шри Ланке — школы для детей буддистов, субсидировал и издавал для индийских детей журнал Arya Bala Bodhini. Добился для буддистов Шри Ланки свободы от религиозных преследований и установил Весак в качестве официального праздника. Спонсировал неформальную конференцию по возможности создания женского национального общества в Индии (1891). [5]

 

В одном из писем Блаватская пишет о нем: «Он пожертвовал своей семьей, счастьем, положением в обществе, карьерой преуспевающего адвоката в Соединенных Штатах, родиной и фактически своей жизнью ради человечества, и прежде всего — ради угнетенных, преследуемых и обездоленных. Перед ним благоговеют тысячи индусов; десятки тысяч бедных детей, гонимых нуждою прямо в лапы миссионеров, полковник спас, определив их в теософские школы, где их стали бесплатно воспитывать за счет теософских лож Индии. А сам Олькотт сделался нищим». [6]

 

Махатма Кут Хуми написал о полковнике Олкотте в 1880 году: «Он — тот, кто никогда не расспрашивает, но повинуется; кто может совершать бесчисленные ошибки из-за чрезмерного усердия, но никогда не откажется их исправить, хотя бы и ценою величайшего самоуничижения; кто рассматривает жертвование удобствами и даже жизнью, как то, чем можно радостно рискнуть, когда в этом появится необходимость; кто будет есть любую пищу или даже обойдётся без неё; будет спать на любой кровати, работать в любом месте, брататься с любым отверженным, переносить по этой причине любые лишения …»[4].

 

К сожалению, Генри Олкотту не хватило мудрости быть до конца верным Е.П. Блаватской и последовательным в выполнении задания Учителей.

 

Г.С.Олькотт    Н. К. Рерих.

 

Подвиг Елены Ивановны Рерих – Матери Агни Йоги – нельзя себе представить без успешного сотрудничества всех членов семья: без огромного международного авторитета, художественного мастерства и прозорливости Николая Константиновича, без уникальной востоковедческой образованности Юрия Николаевича и, наконец, без прекрасных организаторских способностей и подвижнической работы Святослава Николаевича, с ранних лет терпеливо продвигающего идеи Культуры и духовности в Новую Страну. [2]

 

Николай Константинович Рерих родился в Петербурге в 1874 году 9 октября (27.09 по ст. ст.) в семье нотариуса Константина Федоровича Рериха и жены его Марии Васильевны. Он учился в одном из лучших учебных заведений тогдашнего Санкт-Петербурга – гимназии К.Мая. После окончания гимназии он получал образование на юридическом отделении Петербургского университета и в Императорской Академии художеств одновременно; занимался археологическими раскопками, писал первые литературные труды, создавал живописные работы. В 1897 году дипломную работу Н.К.Рериха «Гонец» приобрел для своей галереи П.М.Третьяков. Огромное влияние на нравственное и творческое развитие молодого Рериха оказал А.И. Куинджи, у которого он учился в Академии художеств.

 

Творческое наследие Н.К. Рериха, неотделимое от культурного наследия всей семьи, чрезвычайно многогранно. Каждый, кто встает на путь духовного совершенствования, будет находить в нем бесценные сокровища. Каждая из его работ, будь то картины, философские работы, культурные начинания, приоткрывает окно в удивительный мир – Державу Рериха, мир прозрений мыслителя-художника, помогающих почувствовать чарующую красоту Мироздания. В Державе Рериха находит воплощение синтез религии, искусства и науки, сплавляющий воедино духовные накопления человечества. [7]

 

Выдающиеся достижения Н.К. Рериха в области культуры признаны во всем мире. В 1935 году в Вашингтоне двадцатью одной страной Американского континента был подписан Пакт о международной охране памятников культуры во время военных действий, известный как Пакт Рериха. На его основе была принята Гаагская Конвенция 1954 года о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Вместе с Пактом Рерих предложил отличительный символ для обозначения культурных учреждений. Позднее он был назван Знаменем Мира. Это Знамя – белое полотнище с тремя красными кругами, заключенными в красную окружность, – было принято многими культурными и просветительскими учреждениями во всем мире. [7]

 

Николай Константинович Рерих был человеком на редкость целеустремленным, обладавшим чрезвычайной духовной силой, а также удивительной терпимостью к взглядам других людей. Ученичество у Великих Учителей помогло ему выработать высочайшие духовные ориентиры и стать настоящим Учителем – Гуру. Николай Константинович необычайно трепетно, с любовью и уважением относился к Елене Ивановне. Многие свои книги он опубликовал с посвящением: «Елене, жене моей, другине, спутнице, вдохновительнице». Елена Ивановна была светлым гением семьи Рерихов, подвигавшим всех ее членов на духовные и творческие свершения. Н.К. Рерих претворял в своем художественном творчестве вдохновенные идеи и образы, возникавшие у Елены Ивановны. [7]

 

Союз Николая Константиновича и Елены Ивановны и их успешное сотворчество подтвердили, насколько важен великий принцип сотрудничества женского и мужского начал. Его следует понимать не только как духовное взаимодействие с близким человеком противоположного пола, но и как взаимодействие с противоположным началом в самом себе. Иначе говоря, внутренняя гармония в браке, взаимное нравственно-психологическое влияние пробуждают в каждом из супругов самые высокие качества противоположного начала. Так, мужчина, не теряя своих лучших, природой данных качеств, впитывая в себя женские свойства, становится более тонким, сердечным, эмоциональным, а женщина, соответственно, более умной, мужественной и активной. Эту почти идеальную степень согласованности между своими родителями хорошо выразил Святослав Николаевич:

 

«Сотрудничество Николая Константиновича и Елены Ивановны было редчайшей комбинацией полнозвучного звучания на всех планах. Дополняя друг друга, они как бы сливались в богатейшей гармонии интеллектуального и духовного выражения. Вы знаете, как возрастают наши силы от некоторых контактов, как обогащается и озаряется наш духовный мир, как разрешаются, казалось бы, неразрешимые проблемы, и все приобретает совсем особое значение». [2]

5. ПУТЕШЕСТВИЯ

О Блаватской можно сказать, что она объездила весь мир, особенно это касается периода с 1848-го по 1872 год. Получится следующая картина: от 1848-го по 1851 год – путешествие по Египту, Афинам, Смирне и Малой Азии; первая неудавшаяся попытка проникнуть в Тибет; в 1851 году Блаватская едет в Англию, и там происходит ее первая встреча с Учителем, который «являлся» ей в детстве и которого она звала своим Покровителем; с 1851-го по 1853 год – путешествие по Южной Америке и переезд в Индию, вторая неудавшаяся попытка проникнуть в Тибет и возвращение через Китай и Японию в Америку; с 1853-го по 1856 год – странствования по Северной и Центральной Америке и переезд в Англию; от 1856-го по 1858 год – возвращение из Англии через Египет в Индию и третья неудавшаяся попытка проникнуть в Тибет. В декабре 1858 года Елена Петровна неожиданно появляется в России у своих родных и останавливается сперва в Одессе, а потом в Тифлисе до 1863 года. В 1864 году она проникает наконец в Тибет, откуда уезжает на короткое время (1866 год) в Италию, затем снова перебирается в Индию и, через горы Кум-лун и озеро Палти, возвращается в Тибет. В 1872 году она едет через Египет и Грецию к своим родным в Одессу, а оттуда в следующем 1873 году уезжает в Америку. [8]

 

Легко увидеть, что главной целью в этой двадцатилетней одиссее является Тибет. Что тянуло Елену Петровну в этот удаленный от центров цивилизации район земного шара?

 

Путешествие в одиночестве по Тибету и пребывание в течение семи лет в этой горной стране, очевидно, связано с оккультным ученичеством, посвящением в эзотерические тайны. Блаватская не скрывала, что ее избрали для инициации в оккультной Иерархии и своими достижениями она обязана «Гималайским учителям», у которых она обучалась.

 

Когда Е.П.Б. впервые встретила своего учителя в Лондоне в 1851 году, он сказал, что ему потребуется ее участие в работе, которую он собирается предпринять, и, чтобы подготовиться к этой работе, ей придется три года провести в Тибете. В одном из писем, отвечая на вопрос, зачем ее туда посылали, Е.П.Б. писала:

 

«Действительно, совершенно незачем ехать в Тибет или Индию, дабы обнаружить какое-то знание и силу, "что таятся в каждой человеческой душе"; но приобретение высшего знания и силы требует не только многих лет напряженнейшего изучения под руководством более высокого разума, вместе с решимостью, которую не может поколебать никакая опасность, но и стольких же лет относительного уединения, в общении лишь с учениками, преследующими ту же цель, и в таком месте, где сама природа, как и неофит, сохраняет совершенный и ненарушаемый покой, если не молчание! Где воздух, на сотни миль вокруг, не отравлен миазмами, где атмосфера и человеческий магнетизм совершенно чисты и где никогда не проливают кровь животных». Такие места... имеются в отдаленных районах Китая. [1]

 

В письме одному из своих индийских друзей некий путешественник по Китаю писал об этих местах:

 

«Это место для божественного созерцания. Тому, кто хочет сосредоточить ум, лучшего не сыскать. Здешний великий Лама, Кут Тэ Хум, – гуру всех лам... Его чела (ученики) тоже постоянно медитируют, стараясь достичь единения с Великим Божественным. Из разговоров с ними я узнал, что г-жа Блаватская посетила это место и медитировала здесь некоторое время». [1]

 

Хотя Елена Петровна еще не раз совершала переезды по всему миру, пожалуй, последним ее путешествием стоит считать поездки по Индии, которые проходили в период с 1879 по 1886 год и были запечатлены в замечательной книге «Из пещер и дебрей Индостана».

 

Из передвижений Е.И. Рерих по миру наиболее выдающимся событием является Центрально-Азиатская экспедиция, состоявшаяся с 1923 по 1928 год. Более пяти лет своей жизни Елена Ивановна провела в путешествии по величайшим горным массивам планеты. Вместе с мужем Николаем и старшим сыном Юрием Елена Рерих одолевает маршрут, который прошел через Сикким, Кашмир, Ладак, Синьцзян, Россию (Москва, Сибирь, Алтай), Монголию, Тибет. Экспедицией пройдено 35 перевалов, высотой от 14000 до 21000 футов (от 4,3 до 6,4 тыс. метров).

 

Кроме художественных задач, экспедиция должна была ознакомиться с положением памятников древностей центральной Азии, наблюдать современное состояние религии, обычаев и отметить следы великого переселения народов. Большое значение имели особая «буддийская миссия» экспедиции в Лхасу и деятельность, связанная с организацией концессий на Алтае в 1926-29 годах. [9]

 

Начало экспедиции в Индии было ознаменовано одним замечательным событием, изменившим ее предполагаемый маршрут и планы. В Дарджилинге в местном храме на окраине города состоялась ожидаемая всю предшествующую жизнь земная встреча Елены Ивановны и Николая Константиновича с самими Великими Учителями. После продолжительной (в отличие от кратковременных лондонской, нью-йоркской и чикагской) встречи в Дарджилинге Рерихи получают еще одно важное задание – передать Советскому правительству ларец со священной гималайской землей на могилу Ленина, имя которого высоко почиталось на Востоке, а также послание руководителям СССР, где Новой Стране была предложена помощь, основанная на знаниях, накапливаемых тысячелетиями. [2]

 

В пути Е.И. Рерих изучала культуру Востока, писала книги, собирала уникальные легенды и сказания, наравне с мужчинами преодолела все трудности пути. Осенью 1927 года экспедиция была задержана тибетскими властями на подступах к Лхасе и пять месяцев находилась в снежном плену высоко в горах на плато Чантанг (4–4,5 тыс. метров). Морозы достигали 60 градусов, дули ураганные ветры, в аптечке замерзал коньяк. [10]

 

Как в археологии, так и в изобразительном искусстве, в изучении философских систем Востока Елена Ивановна оказывала Николаю Константиновичу самую действенную помощь. Помимо помощи в каждодневной исследовательской работе Еленой Ивановной в пути было написано несколько книг, в том числе изданные в 1927 году в Улан-Баторе книги «Община» и «Основы буддизма», а также вышедшие в 1929 году в Париже «Криптограммы Востока». [11]

6. МЫСЛЬ ЗАПЕЧАТЛЕННАЯ

Блаватская оставила огромное литературное наследие. Незавершенное собрание ее сочинений включает в себя 14 солидных томов, изданных в США. Это религиоведческие и теософские труды, путевые очерки, фантастические повести и рассказы, публицистика, письма, переводы ранее неизвестных европейскому читателю манускриптов Востока и комментарии к ним. Но основными трудами, снискавшими Блаватской мировую славу, стали труды эзотерически-философского характера. [12]

 

Подлинным феноменом Блаватской стали эти уникальные в истории мировой науки ее фундаментальные работы по научно-философскому осмыслению и сравнительному анализу мифологических, естественно-научных и религиозно-философских систем древности в связи с оккультными теориями Востока и Запада, а также естественно-научными взглядами Европы второй половины прошлого века. Первым из этих произведений были два тома «Разоблаченной Изиды», где дан анализ европейской религиозно-эзотерической традиции, уходящей корнями в религию и мифологию Древнего Египта; взгляд на развитие современной науки и наблюдения автора за культовой практикой и приемами магии в различных частях света.

 

Основным трудом Блаватской стала двухтомная «Тайная доктрина». Это колоссальное исследование религий, мифологии, культа, древнейших философских систем, мистерий, символики, магии, оккультизма и естественнонаучных представлений древних в сопоставлении с рассмотрением достижений и гипотез европейской науки конца XIX столетия. Оно не имеет аналогов. «Тайной доктриной» Блаватская называет некую архаическую мировоззренческую доктрину человечества, являющуюся первичной по отношению ко всем последующим религиозным системам. Труд Блаватской – попытка реконструкции в пределах возможного этой фундаментальной истины, лежащей в основе религиозных, философских и научных изысканий человечества.

 

Особую часть наследия Блаватской составляют сотни статей, очерков и заметок в периодической печати России, Западной Европы, Америки и Индии. Кроме того, ее статьи регулярно публиковались в основанных ею самой журналах «The Theosophist» и «Lusifer».

 

Наименее известным сегодня остается обширнейшее эпистолярное наследие Блаватской. По имеющимся данным мемуарного характера и письмам, опубликованным в различных изданиях, можно сказать, что в своей переписке она широко касалась тех же вопросов, что и в публицистике, и в фундаментальных трудах. Кроме того, письма Блаватской являются ценнейшим источником биографических данных, а также сведений по истории становления и развития Теософского общества.

 

Последним крупным разделом литературного труда Блаватской следует считать ее работу по переводу, комментированию и публикации мифологических, философских и духовно-нравственных текстов Востока, большая часть которых ранее была абсолютно неизвестна в Европе. Это «Станцы Книги Дзиан», включенные в «Тайную доктрину», три части из так называемой «Книги Золотых Правил» («Голос Безмолвия», «Два Пути» и «Семь врат»), антология «Драгоценные камни Востока». [13]

 

  

 

Литературное наследие Елены Ивановны Рерих, большое и разнообразное по направленности, представлено, как отдельными книгами, статьями, а также письмами и дневниковыми записями. Основной ее заслугой считается передача миру Учителями человечества через ее книги учения Живой Этики.

 

14 книг философского учения Живой Этики – это синтез Науки, Искусства и Духовных Истин с истинами древнего происхождения. Живая Этика не сводима ни к науке в ее традиционной форме, ни к религии. Не следует ее рассматривать и как сборник экзотических легенд и притч или как уложение житейских предписаний и советов. Живая Этика – это, прежде всего, нравственно-духовное Учение, синтезирующее древнюю мудрость Востока с научными и философскими достижениями Запада, поэтические легенды прошлого с современными формулами точного знания, этические основы поведения со средствами углубленного самопознания... ...Живая Этика – это Учение о неиспользованных ресурсах и возможностях человека, о скрытой энергии его организма и психики, о творческих силах, живущих в глубинах сознания и души. Совокупность этих сконцентрированных в человеке и в то же время наполняющих беспредельное мироздание сил называется в книгах огненной йоги «психической энергией». Это еще и космическое Учение, в полном соответствии с традицией русского космизма, ставящее и решающее такие проблемы, как онтологические основы бытия, многомерность материи, связь человека и вселенной, целостность мироздания, бессмертие. И, наконец, Живая Этика – это эсхатологическое Учение, возвещающее о завершении данного цикла Большой Истории, грядущем наступлении Новой Эры Огня и огненной духовности, а также о кризисах сегодняшнего переходного периода и путях выхода из него. [2]

 

Помимо Живой Этики Еленой Рерих были написаны и изданы под псевдонимом несколько книг духовно-философского содержания: «Основы буддизма», «Криптограммы Востока», очерк «Преподобный Сергий Радонежский» и др.

 

Велико эпистолярное наследие Е.И. Рерих. География писем охватывала несколько континентов – Северную и Южную Америку, Западную и Восточную Европу и множество стран. Изданные неоднократно, ее письма содержат целую программу действий, где пламенные воззвания к пробуждению духа чередуются с описанием приемов и методов этой кропотливой работы. В философском плане письма выступают прежде всего как обширный комментарий к Учению. И конечно, для конкретных адресатов они были мощным средством помощи, поддержки и водительства в решении индивидуальных проблем. Под влиянием переписки ряд сотрудников написали яркие талантливые труды, посвященные различным темам Учения. [2]

 

Помимо оригинального литературного творчества Елена Ивановна проявила себя и как талантливый переводчик. С английского языка на русский ею была переведена обширная выборка из «Писем Махатм к Синнету», посвященная изложению восточных доктрин и истории основания Теософского Общества, в котором принимали участие Учителя. Выборка составила отдельную книгу под названием «Чаша Востока». Главный переводческий труд Елены Ивановны – два тома «Тайной Доктрины» Е.П.Блаватской. Целые абзацы гигантского трактата даны были Блаватской на разных, чаще всего древних языках. Чтобы справиться со сложнейшей переводческой задачей, нужно было обладать знаниями по крайней мере на уровне оригинала, а в чем-то и больше его. ...Огромный переводческий труд был блестяще завершен Еленой Ивановной за рекордно быстрые сроки – менее двух лет. [2]

7. НАПИСАНИЕ УЧЕНИЯ

О том, как создавались главные научные труды Е.П. Блаватской, вспоминали очевидцы событий – Генри Олькотт, профессор Корсон, Ф. Гартман, Хюббе-Шлайден и многие другие.

 

Еще во время работы над «Разоблаченной Изидой» Е.П. Блаватская поражала невольных свидетелей ее литературной деятельности тем, что почти не имела под рукой книг, на которые могла бы ссылаться. Между тем ее обширный философский труд отличался обилием фактов, цифр и дат, содержащихся в десятках источников по самой разной тематике. Помощь Учителей в работе Е.П. Блаватской над «Разоблаченной Изидой» выражалась и в том, что Елене Петровне были предоставлены астральные дубликаты книг, необходимых ей для создания этого фундаментального труда. [14]

 

Внучка профессора Корсона вспоминает, что ее дед не мог понять, откуда Е.П.Б. берет приводимые ею цифры и даты, пока не обнаружил вскоре, что пишет тонкая смуглая рука индуса, появлявшаяся над столом и быстро набрасывавшая необходимые ей данные. При проверке эти сведения всегда подтверждались. По поводу цитат в «Изиде» профессор замечает: «Она сама говорила мне, что записывает их по мере того, как они постепенно возникают перед ее глазами на ином уровне объективного существования, что она отчетливо видит страницу книги и нужные ей отрывки и просто переводит увиденное на английский... Те сотни книг, которые она цитировала, определенно были не из моей библиотеки, многих из них в Америке было не найти, а некоторые и в Европе чрезвычайно редки и труднодоступны. Если бы она цитировала по памяти, это было бы еще большим чудом, чем такое переписывание из эфира. Факты говорят о чуде, и объяснение их не может не озадачить ординарное сознание». Олкотт сообщает, что, работая над «Изидой» в Нью-Йорке, Блаватская пользовалась всеми доступными книгами, в том числе и из его домашней библиотеки. Что касается материалов для «Изиды», которых нельзя было найти в доступных литературных источниках, то, по словам Олкотта, она черпала их из астрального света и от Учителей – Братьев, Адептов, с помощью своих чувств души. [1]

 

Свидетельница последних лет жизни Блаватской Констанс Вахтмейстер дополняет эту удивительную картину:

 

«Другим часто повторяющимся инцидентом, привлекшим мое внимание, был еще один способ, которым Е.П.Б. получала руководство и помощь в своей работе. Часто ранним утром я видела листок бумаги с незнакомыми знаками на нем, нанесенными красными чернилами. На вопрос о значении этих таинственных записок, она ответила, что они указывали на работу, которую необходимо выполнить в течение дня. Это были примеры «осажденных» сообщений, являвшихся предметом горячих споров даже в рядах Т.О. и бесконечных невежественных насмешек за его пределами». [15]

 

Позднее Учитель Кут-Хуми в своих письмах Синнетту, участнику Теософского общества, подтвердил, что «Тайная Доктрина» создавалась Е. П. Блаватской в соавторстве с Ним и с Махатмой Морией.

 

Общение Е.И. и Н.К. Рерихов с Учителями происходило в основном на духовном плане, путем телепатического контакта. Таким же образом была осуществлена и передача Рерихам учения Живой Этики. Миссия телепатического принятия и записи учения, а затем составления из полученных текстов отдельных книг Живой Этики была возложена на Е.И. Рерих, обладавшей развитым способностям ясновидения и яснослышания, свойственным ей с детства. [16]

 

К регулярным записям своих бесед с духовными Учителями Востока Елена Ивановна приступает в 1920 году по приезде в Америку. Первая запись для книги «Зов», открывшей серию «Живая Этика», была сделана еще в Лондоне 24 марта 1920 года. Этот знаменательный в оккультном отношении день с тех пор отмечался Рерихами, а позже и их последователями, как День Учителя.

 

Первоначально эти записи преимущественно носили характер личных указаний, касавшихся самих членов семьи; в них давались советы и наставления, которые необходимо было усвоить, вступая на нелегкий путь самосовершенствования и духовного развития. Дальнейшие книги Учения Живой Этики носили уже более общий, глобальный характер, затрагивая вопросы духовной эволюции человечества в целом. Их появление имело прямое отношение к тем процессам, что происходили в науке, культуре, политической и духовной жизни XX столетия.

 

Если тексты первых двух книг из серии Агни Йоги записывал в основном Н.К. Рерих, то впоследствии миссия принятия от Учителя и записи текстов учения было возложена на Елену Ивановну. В то время как Е.П. Блаватская принимала некоторые тексты «Тайной Доктрины» от Учителей в основном благодаря ясновидению, тексты Агни Йоги передавались Елене Рерих главным образом путем яснослышания. [16] Говоря об особенностях оккультной передачи, она отмечала: «...Учение передается обычно яснослышанием, но не путем вдохновения, которое имеет в виду большинство вопрошателей. Самое сокровенное, конечно, дается на сензаре... Но вообще не могут быть ограничены способы передачи, ибо область духа беспредельна…» (из письма Е. И. Рерих от 12.07.38).

 

Некоторые аспекты духовно-телепатического общения с Учителями путем яснослышания были раскрыты в книге «Надземное»:

 

«Урусвати находится в постоянных сношениях с Нами. Не легко получать токи напряженных энергий, оставаясь в физическом теле и в земном быте. Мы считаем такое совмещение особым достижением. Нужно уметь приспособиться к особенностям тонких энергий. Во снах люди могут убеждаться, что для самых содержательных сновидений не требуется времени. Мгновенно воспринимаются самые сложные действия и усваиваются долгие беседы. Такие особенности тончайших восприятий характерны и для сношений с Нами.

 

Человек понимает сложные послания, не зная даже, на каком языке они даны. Мысль достигает соответственные центры и проявляет сущность беседы. Так сообщаются и в тонком теле. Но и к такому восприятию нужно приучиться. Нельзя это понять без расширения сознания. Многие вопросы должны быть осознаны без земных ограничений» («Надземное», 48).

8. ОККУЛЬТНЫЕ СПОСОБНОСТИ

C детства у Елены Блаватской выявились необыкновенные способности: она могла читать мысли, слышать голоса умерших и разговаривать с неживой природой. Её дар позволял различать тайные пороки всех мужчин и женщин, встречавшихся на её пути, с той же лёгкостью, с которой обычный человек видит свое отражение в зеркале... [22]

 

Известная русская теософка Е.Ф. Писарева, основываясь на эпизодах, которые относятся к жизни Елены Петровны в детстве, была убеждена в том, что «Е.П.Б. обладала ясновидением; невидимый для обыкновенных людей астральный мир был для нее открыт, и она жила наяву двойной жизнью: общей для всех физической и видимой только для нее одной! Кроме того, она должна была обладать сильно выраженными психометрическими способностями, о которых в те времена на Западе не имели никакого представления. Когда она, сидя на спине белого тюленя и поглаживая его шерсть (в зоологическом музее Е.П. Фадеевой в Саратове), рассказывала детям своей семьи о его похождениях, никто не мог подозревать, что этого ее прикосновения было достаточно, чтобы перед астральным зрением девочки развернулся целый свиток картин природы, с которыми некогда была связана жизнь этого тюленя. Все думали, что она черпает эти увлекательные рассказы из своего воображения, а в действительности перед ней раскрывались страницы из незримой летописи природы». [23]

 

О паранормальных способностях сестры Вера Желиховская писала:

 

«Часто бывало, что сестра моя что-то читала, а мы — наш отец, гувернантка и я – не желая ее тревожить, обращались ментально к невидимым силам и в тишине, держа наши мысли про себя, записывали буквы, которые выстукивались на ближайшей стене или на столе. Интересно, что такой безмолвный разговор с этой "разумной силой", которая всегда излучалась в присутствии моей сестры, был особенно интенсивным, когда она спала или была серьезно больна.

 

…Она уже давно оставила разговоры с помощью стуков (особенно когда она жила в Мингрелии) и находила более удобным отвечать словесно или письменно. Это она делала сознательно и просто, как она объясняла, наблюдая мысли людей, которые исходили из их голов лучистыми спиралями или в виде струй, принимающих определенные тона и формы.

 

Часто такие мысли и ответы на них запечатлевались в ее мозгу и формировались в слова и фразы. Насколько я понимаю, здесь происходил процесс соединения ясновидения с чтением мыслей.

 

Все это время ее оккультные способности не только не ослабевали, но с каждым годом становились все сильнее. Казалось, что она по своей воле может выполнить все, что угодно…» [23]

 

Как рассказывает один из биографов Блаватской – А.П. Синнет:

 

«...Она очаровывала и покоряла всех, кто соприкасался с Ней более или менее близко. Рядом с Ней человек переставал верить своим глазам.

 

Она окутывала разум кругом захватывающих образов, вне которого самая очевидная действительность начинала казаться нелепой и фантастичной. Она обладала сильным, нам непонятным даром ментального внушения и чувствовала себя в этой области (в которой ни на шаг не смогли продвинуться современные психологи) абсолютно легко и свободно...

 

По Её повелению вокруг начинали раздаваться звуки, возникали волшебные замки и сказочные пейзажи. Эта великая жрица мечты одной лишь силой своего всепроникающего и бездонного взгляда творила самые непостижимые чудеса: бутоны цветов раскрывались у вас на глазах и самые отдаленные предметы по одному лишь зову стремились к Её рукам...

 

Комнаты Её дома были наполнены звучанием невидимых колокольчиков, а воздух напоен благоуханием. Иногда Она сама внезапно исчезала на долгое время, и тщетным было пытаться Её разыскать. Затем появлялась вновь, а поражённые очевидцы бросались безуспешно расспрашивать её об этом поразительном исчезновении. Улыбаясь, Она спокойно отвечала, что была звана по тайному делу своим Учителем...

 

...Гномы, сильфы, ундины и саламандры всегда повиновались Ей, ведали Её письмами и хозяйничали на кухне. Не было ни одного события на свете, о котором не знала бы Е.П.Б...

 

...Хотя и невозможно понять до конца даже маленькую толику чудес, совершенных Еленой, их можно приблизительно классифицировать:

 

1. Прямые ответы, изложенные либо устно, либо в письме, на вопросы, заданные в уме, то есть «чтение мыслей»;

 

2. Произнесенные на латыни рецепты для лечения различных заболеваний, благодаря которым болезнь была действительно излечена;

 

3. Открытие некоторых никому не известных секретов, совершенное попутно, без всякой заинтересованности с её стороны;

 

4. Произвольное изменение веса людей и предметов;

 

5. Чтение книг на расстоянии;

 

6. Беседы на два голоса с невидимыми существами;

 

7. Письма, написанные неизвестными, не поддающимися расшифровке знаками, пришедшие издлека и сверхъестественным способом;

 

8. Ошеломляющие предсказания будущего...

 

Большинство произведенных Ею феноменов сама Е.П.Б. называла «обыкновенными психологическими ловушками», относясь к ним даже скорее не равнодушно, а с пренебрежением... Действительно, вместо того, чтобы придать Ей популярность, перечень поразительных явлений, совершенных основательницей Теософского Общества, только навредил делу. Из–за них не только скептики, но и многие здравомыслящие люди посчитали всё сплошным вымыслом, обвинив Е.П.Б. в шарлатанстве...». [22]

 

Елена Ивановна Рерих. Калимпонг.   Е.П. Блаватская и  Учителя Шамбалы: Кутхуми, Мория, Сен Жермен

 

Процесс раскрытия центров и утверждения высших способностей у Елены Ивановны Рерих, благодаря ее записям и свидетельствам окружающих, обрел документальное подтверждение. Частичное открытие центров, бывшее у нее с детства, получило значительный толчок к развитию после начала работы с Учителем.

 

В работе П.Ф. Беликова [24] констатируется, что «в начале служения происходит "сосредоточение земное", при котором преобладают чисто земные проблемы и тонкий мир проявляет себя феноменами, подтверждающими или опровергающими те или иные догадки. Например, Н.К. Рерих сообщает Шибаеву в письме от 7 апреля 1921 года: "Аллал Минг отрицает Ваше сведение о Конст. Конст. Верно здесь замешалась неточность передачи. Нас Они всячески предупреждают об ошибках и неточностях передачи производимых элементалами. На днях у нас был изумительный эпизод. На утро после сеанса я нашел у себя на постели разложенными все мои мелкие вещи: цепочки, брелоки, кольцо, запонки. Все вещи лежали на одинаковом расстоянии по самому краю постели".

 

Вообще, первое время происходило много всяких "феноменов", тонкие явления как бы вторгались в плотный мир, доказывая всячески свою реальность. При этом использовались различные каналы связи. ... Обилие феноменов объясняется отчасти тем, что центры у Елены Ивановны не были еще полностью раскрыты. Это ошибочное мнение, что феномены – главное достижение при раскрытии центров. Как раз наоборот. К ним прибегают и их используют Высшие Силы в силу необходимости. Естественный путь Общения значительно надежнее. Только он гарантирует передачу без искажений. Но человеку необходимо потратить годы и годы упорной работы над собой, чтобы раскрыть центры. Сказано: "Каждая оболочка есть исказитель действительности. Можно напрягать всю зоркость, чтобы достичь меньшей степени ложного представления". (А. Й, § 74). Особенно это касается астральных оболочек, которыми очень редко, но должны пользоваться и Высшие Силы, когда другие пути общения еще закрыты. Чтобы искажения, возникающие при таких передачах не попадали в книги Учения, Елена Ивановна тщательно проверяла все сообщения. Подобные проверки помогали проводить разные пути общения – ясновидение, яснослышание, письменные доказательства». [24]

 

О некоторых своих природных тонких качествах, усиленных многолетними занятиями духовной йогой сама Е.И. Рерих рассказывала следующее:

 

«Я всегда знаю, когда будут землетрясения или другие бедствия. Не только по видению насыщенной красной атмосферы и выбивающимся красным огням, но и по физическим ощущениям... Так, когда я вижу черные звездочки, они часто означают идущую неприятность и предостережение в отношении здоровья. Чем крупнее они, чем больше их, тем больше осторожности следует проявлять. Иногда можно видеть даже как бы большие, чернобархатные пятна, плавающие в пространстве. Лиловые, синие и серебристые, иногда золотистые, – всегда благие посланники или близость эманаций Учителя. Желтые предостерегают о возможной опасности, красные указывают на чрезвычайное напряжение в атмосфере, и можно ожидать землетрясений, бурь и даже восстаний.

 

Обычно, когда я о чем-нибудь думаю или принимаю решение, или читаю что-нибудь, и если нужно что-либо подтвердить, появляется сине-серебристая искра, как бы подчеркивая нужное понятие или решение. Иногда целое место как бы зачеркивается светящейся полосой, и я знаю, что место это нужно изъять. Бывает, что вся страница светится необычайно ярким серебряным светом. Да, много знаков посылается Иерархией Света в заботе об идущих по Пути Света...» [2]

 

В Учении Агни Йоги так описаны признаки различных степеней развития тонких способностей:

 

«Кольца зоркости и слуха. Первое касается лиц близких и явлений будущего. Второе ограничивается делами настоящего и близкого будущего. Третье захватывает прошлое, касающееся близких. Четвертое захватывает прошлые события. Пятое в пределах современного мира. Шестое являет будущее мировых течений. Седьмое вмещает все знаки» (Озарение,ч.2.VII.14).

 

«Теперь о кольцах восприятия. Если круги зоркости идут центробежно, то кольца восприятия – центростремительно. От символов и туманных начертаний они спирально устремляются к острому факту. Яснозов, ясновидение, яснослышание, яснопонимание, ясноподвиг, яснознание» (Озарение, ч.2.VIII.10).

 

Благодаря полному раскрытию центров, все эти способности были присущи Елене Ивановне.

 

Одним из наиболее поразительных был ее дар к предсказаниям, в особенности касающимся крупных исторических событий, он появился у Елены Ивановны еще во времена первой мировой войны, когда на основании ее снов Николаем Константиновичем была создана «пророческая» серия картин.

 

По прошествии многих лет список тонких и точных предсказаний Елены Ивановны значительно расширился. В одном из очерков Николай Константинович приоткрывает некоторые из них:

 

«...Нигде не записаны труды и познания моей Лады... Уже не говорю о философских достижениях... Нигде не сказано о даре прозрения. А все мы свидетели, как до русских потрясений были указаны грядущие события. В 1927 году в Тибете были указаны события в Испании. В 1929 году были подробно указаны бедствия великих армий под Дюнкерком. И с какими показательными подробностями прозрены события. А Финляндия, Англия, резня в Хотане, вступление русских войск в польское Полесье, прохождение войсками Ирана, не тогда знали его как Персию. Были предуказаны намерения Японии и судьбы Китая. Много чего. Люди получали предупреждения и, как обычно, не обращали на них внимания. Однако за годы прозревались события. Как всегда определились они не календарными сроками, а сопутствующими жизненными знаками». [30]

 

Другой свидетель жизненного пути Елены Ивановны, Юрий Николаевич Рерих, рассказывая о роли матери в Центрально-азиатской экспедиции, отмечает, как в трудных житейских событиях проявлялся ее дар ясновидения. «Экспедиция готовится к выходу из Ладака. Времени остается в обрез. ...На базарах объявлено о найме караванщиков, и ежедневно Рерихов стали осаждать толпы желающих. Как выбрать из них достойных? Благодаря своему чувствознанию это безошибочно делает Елена Ивановна. "Из этого сборища балтов, ладакцев, кашмирцев, аргунов и тюрок, – пишет Юрий Николаевич, – Елена Ивановна выбрала несколько человек, впоследствии оказавших нам неоценимые услуги». [25]

 

Невозможно вкратце описать все те способности, которые проявлялись у Елены Ивановны. Весь мир был открыт воздействию ее психической энергии и всюду летела помощь ее сердца.

9. ОГНЕННЫЙ ОПЫТ

В течение жизни у Е.П.Б. не раз происходила трансформация психических сил.

 

В 1863 г. в Мингрелии ее настигла загадочная болезнь. Постепенно она так исхудала, что сделалась живым скелетом. Доктора настаивали на возвращении в Тифлис. Местные жители доставили ее на лодке по реке Рион до Кутаиса, и когда ее привезли в Тифлис, жизнь в ней едва теплилась. Вера [Желиховская] пишет: «Она никогда ни с кем не говорила на эту тему [о своей болезни]. Но как только она вернулась к жизни и выздоровела, она покинула Кавказ... Хотя еще до отъезда... природа ее способностей, по всей видимости, совершенно изменилась.

 

... На протяжении пяти лет мы наблюдали за постепенной трансформацией психических сил Елены. В Пскове и Ругодеве часто случалось так, что она не могла не только контролировать, но даже прекратить их проявление. Затем стало казаться, что с каждым днем она овладевает ими все увереннее, но только после необычной и продолжительной болезни в Тифлисе она, похоже, целиком подчинила их своей воле». [1]

 

Весь второй период жизни Е.П. Блаватской был сначала подготовлением к ученичеству, а затем и самим ученичеством. Психические силы Елены Петровны достигли той ступени развития, при которой общения между Учителем и учеником, ...были постоянны и достигали такой же отчетливости, как физические... Между ними устанавливается нечто вроде беспроволочного телеграфа; лишь до её раскрытого внутреннего слуха ясно доносились внутренне произносимые слова Учителя, которые и передавались посредством соединявших их магнетических токов.

 

Уже в 1884 году проявления сил невидимых агентов… были вполне покорны Е.П. Блаватской и никогда не проявлялись без её воли и прекращались мгновенно по её желанию, она переносилась духовным взором туда, куда хотела, и видела только то, что хотела видеть.

 

Именно эти психические силы, ...вполне подчинявшиеся её воле, и служат самым неоспоримым доказательством, что психическое развитие Блаватской прошло через правильную культуру оккультной школы. Силы эти можно разделить на несколько групп:

 

а) внушение, вызывающее различные иллюзии – световые, звуковые, осязательные, вкусовые и иллюзии обоняния у того, кто подвергаются внушению;

 

б) ясновидение всех видов, чтение чужих мыслей и настроений;

 

в) общения на расстоянии с лицами, одаренными таким же или большим психическим развитием;

 

г) сильно развитое высшее ясновидение, дававшее ей возможность черпать знания недоступным для большинства способом;

 

д) запечатление объективных представлений актом воли на бумаге или ином материале;

 

е) явления, требующие знания первичных свойств природы, силы сцепления, образующей различные агломераты из атомов, и знания эфира, его состава и потенциальности.

 

Ещё одним доказательством её высокого оккультного развития служит её упорное молчание относительно всех обстоятельств этого таинственного периода её жизни. Ни один истинный чела никогда, ни при каких условиях, не говорит о своей принадлежности к школе и ни о чем, относящемся к его оккультному обучению. [17]

 

Огромное духовное напряжение Е.П. Блаватской во время работы требовало полной отдачи. Порой окружающих поражал ее «неуравновешенный ум, кажущееся несоответствие ее речей и идей, ее нервное возбуждение», вызывая «справедливые» претензии. Махатма К.Х. вынужден был приоткрыть немного полог тайны, встав на защиту ученицы.

 

«Это ее состояние тесно связано с ее оккультной тренировкой в Тибете и вызвано тем, что она одинокой послана в мир, чтобы постепенно подготавливать путь для других. Почти после столетних бесплодных поисков нашим главам пришлось использовать единственную возможность посылки европейского тела на европейскую почву, чтобы служить связующим звеном между той страной и нашей. ...Она не является исключением из [оккультного] правила, и вы видели ...человека с большим интеллектом – которому пришлось там [в месте ученичества] оставить одну из своих оболочек, и поэтому теперь его считают весьма эксцентричным. ... считать ее ответственной за ее чисто физиологическое возбуждение и дать ей видеть ваши презрительные улыбки – было положительно грешно».

 

Речь в приведенном письме идет о подлинной трансформации человеческих принципов (структур). Психофизическая трансформация, переживаемая Еленой Петровной и обусловившая странности ее натуры, уже при жизни создала другого человека, хотя внешне она и осталась Блаватской. [18]

 

Опасный и болезненный процесс трансформации личности был пройден в XX веке и Еленой Ивановной Рерих. Задача, которая стояла перед ней, имела особенное значение, она соответствовала очередным заданиям эволюции. Нужно было, живя обычной жизнью земной женщины, установить контакт с иными Мирами, стать магнитом, притягивающим на Землю необходимые для нее Высшие энергии.

 

Соединение тока ее сердца с лучом Учителя установило обмен энергий, который позволил насытить планету необходимыми для ее дальнейшей эволюции «огнями» (энергиями высшего потенциала и напряженности). Она осуществила эволюционный эксперимент и не только осмыслила каждую его деталь, но и впервые в истории человечества научно описала его. В результате ее преображенные оболочки получили способность пропускать и ассимилировать высшую, доступную живущему на земле человеку энергетику. По мере происходящих изменений, Елена Ивановна становилась источником преображающей энергии для всех, кто мог усвоить эту энергию.

 

Путь овладения огнем, или психической энергией, был связан с колоссальным напряжением всех физических и духовных сил и прохождением так называемого «огненного мученичества»; сжигания всех несовершенств неочищенной психологической природы вплоть до телесного уровня и клеточной памяти о них, что сопровождается мучительными болями. Современной науке еще предстоит разобраться в природе этих болей, которые подвижники прошлого называли «священными». Елены Ивановна писала об этом:

 

«...Много разных болей пришлось испытать в связи с раскрытием и воспалением того или иного центра, но одно из самых мучительных – это воспаление центра легких. Боль настолько сильна, что не знаешь, какое положение принять. Лежать невозможно, и малейшее движение вызывает невольный крик. ... Также болезненны центры оплечий. При этих болях можно тоже лежать лишь на спине, ибо часто оба оплечия воспламеняются одновременно (...). Сейчас мое слабое место – сердце. Оно немного пострадало при огненном опыте, особенно после прошедшего общего возгорания центров, которое случилось у меня на высотах Тибета из-за отравления организма дымом, которым наполнена была стоянка местечка Нагчу (...). Несколько дней я изредка глотала льдинки мороженого молока. Центр гортани был настолько воспален и запух, что с трудом могла проглотить слюну. Там же случилось и второе возгорание, но менее сильное (...). Да и весь 29-30 год с весны до самой зимы я спала на мешках, наполненных ледяной водою, а у кровати моей стояли лоханки, наполненные снегом, чтобы я могла охладить ноги и руки». [2]

 

Одно из главных достижений Елены Ивановны состояло в том, что ее путь к озарению был пройден ею, не выходя из жизни. Хотя ее индийский период протекал в некотором удалении от цивилизации, вся ее деятельность, вплоть до последнего мгновения, была наполнена служением человечеству. В этом соединении тонкого духовного бытия с яркой, насыщенной событиями деятельностью – отличие ее огненного опыта от многих разновидностей системы йоги прошлого, которые предполагали аскезу, изоляцию, насильственнее ограничение потребностей, короче ту или иную форму ухода от жизни, которую сегодня иногда называют снижением социальной активности.

 

В итоге полный непредсказуемых опасностей эксперимент был выдержан настолько блестяще, что позволил Великим Учителям Востока назвать Елену Ивановну «Матерью Агни Йоги», ибо она предоставила себя на испытание пространственному Огню. [2]

10. ОСНОВАНИЕ УЧРЕЖДЕНИЙ

Теософское общество или «Всемирное Братство» основано в 1875 г. в Нью-Йорке полковником Х.С. Олкоттом и Е.П. Блаватской при содействии У.К. Джаджа и некоторых других. Первоначально оно провозгласило своей целью научное исследование психических или так называемых «духовных» феноменов, после чего были объявлены три его главные задачи, а именно:

 

1. Создание ядра всеобщего братства человечества, без различия расы, вероисповедания, пола, касты или цвета кожи.

 

2. Изучение древних и современных религий, философии и наук и объяснение необходимости такого изучения.

 

3. Исследование необъясненных законов природы и психических сил, скрытых в человеке. [19]

 

Созданное Блаватской Теософское общество набрало во многих странах (в первую очередь в Англии, Франции, США, Индии) десятки тысяч сторонников. Общество проповедовало идеи всечеловеческого братства и терпимости ко всем религиям, в каждой из которых скрыта единая божественная сущность, стремление создать на этой основе универсальную религию.

 

Деятельность Теософского общества привела к повышению интереса к индуизму и буддизму, возникновению впоследствии серьёзных научных исследований и распространению буддизма в западных странах.

 

Невероятно много сил отдала Е.П. Блаватская организации теософского движения. Даже зная, к каким катастрофическим для нее последствиям приведут ее неустанные усилия по передаче оккультных положений неофитам, предвидя нападки в свой адрес, она ревностно выполняла поручение Учителей по насаждению новых эволюционно значимых знаний. Ее самоотверженность не знала границ. В одном из писем американским соратникам она признавалась: «При тех физических страданиях, которые я постоянно испытываю, мне остается одно-единственное утешение: слышать об успехе Святого Дела, которому отдано все мое здоровье и силы; и которому теперь, когда они оставляют меня, я могу принесть одну лишь только страстную свою преданность и неизменные добрые пожелания удачи и процветания. Поэтому сообщения о новых филиалах и о продуманных и тщательно разработанных планах по продвижению теософии, которые с каждой почтой поступают из Америки и свидетельствуют о происходящем росте, радуют меня так, что не передать никакими словами...».

 

Адьяр. Индия. Штаб квартира теософиоческого общества   Восстановленный корпус Иниститута Урусвати. Наши дни.

 

Имя Елены Ивановны Рерих никогда не стояло первым среди учредителей тех проектов, которые осуществляли Николай Константинович. Оставаясь не на виду, она, тем не менее, всегда поддерживала его мудрыми советами и нередко сама принимала непосредственное участие в руководстве учреждений.

 

В Америке, в Нью-Йорке, под руководством Н.К. Рериха и при непосредственном участии Е.И. Рерих небольшая группа их сподвижников развернула широкую культурно-просветительскую деятельность. Ее результаты поражают, были созданы: Музей Николая Рериха, Мастер-Институт Объединенных Искусств, Международный художественный центр «Corona Mundi». Эти учреждения стали крупными культурными центрами, влияние которых распространилось за пределы страны, став международным. Многочисленные общества, творческие клубы и образовательные учреждения, действующие во всем мире под эгидой этих организаций, объединили под всеобщим куполом Культуры не только творческих людей, но и всех тех, кто стремился к воплощению гуманистических идеалов и усовершенствованию жизни. [20]

 

Организованные при финансовой поддержке бизнесмена Л. Хорша, учреждения с 1929 года размещались в специально построенном здании — 29-этажном небоскребе The Master Building. Однако конфликт между Рерихами и Хоршем, начавшийся в 1935 году, привёл к разорению всех американских организаций Рериха и, в том числе, к закрытию первого Музея Николая Рериха.

 

Благодаря усилиям Е.И. Рерих, К. Кемпбелл-Стиббе и З.Г. Фосдик в 1949 году в Нью-Йорке был открыт другой Музей Н.К. Рериха. Он является старейшим в мире центром, представляющим живопись Рериха и распространяющим репродукции его картин и многочисленные книги о нём, о его жизни и творчестве.

 

По окончании Центрально-Азиатской экспедиции семья Рерихов обосновалась в Дарджилинге, где было принято решение об организации научно-исследовательского института. Официально он был открыт 24 июля 1928 года и назван «Гималайский институт научных исследований «Урусвати». Елена Ивановна стала одним из его президентов-основателей.

 

Этот институт был логическим продолжением Центрально-Азиатской экспедиции и представлял собой научный центр совершенно нового типа. В его работе сочетались как методы традиционные, которые использовались в древней Азии, так и те, которым еще предстояло сформироваться. Работу института отличала постоянная подвижность. Исследователи, жившие в Кулу, постоянно выезжали в экспедиции. Было много и таких ученых, которые сотрудничали с институтом, находясь в других странах. Поэтому центр был международным. В нем изучали культуру народов Азии, проводили комплексные исследования качеств человека. Вторая мировая война привела к свёртыванию деятельности «Урусвати». [7]

11. ПРЕДАТЕЛЬСТВО

Наиболее показательным в ряду попыток дискредитации Е.П. Блаватской является дело Куломбов-Ходжсона, ставшее известным благодаря расследованию д-ра Ходжсона для Общества психических исследований (ОПИ). В декабре 1885 года в Лондоне ОПИ опубликовало отчет Ходжсона, в котором говорилось, что Е.П. Блаватская «заслуживает того, чтобы навсегда войти в историю в качестве одной из самых искусных, изобретательных и интересных мошенниц». Этот «разоблачительный» вердикт более века кочевал по книгам, энциклопедиям и средствам массовой информации, придавая измышлениям видимость правды.

 

Одной из причин появления клеветы в адрес Е.П. Блаватской в ХIХ веке стал политический заказ. Д-р Ходжсон, например, был убежден, что Е.П. Блаватская занималась шпионажем в пользу русского царя, и поэтому считал, что ее нужно разоблачить любой ценой. Кому это было на руку можно понять, если проанализировать, на каком культурно-историческом фоне разворачивалось дело Куломбов-Ходжсона. [21]

 

Безусловно, Елена Петровна страдала от несправедливых обвинений в свой адрес. Негодуя, она пыталась разоблачить клеветников, но ничего не смогла сделать. Обычный в подобной ситуации психологический дискомфорт многократно усугублялся благодаря ее сверхчувствительности. Ее соратница графиня К. Вахтмейстер свидетельствовала:

 

«Е.П.Б. сказала мне однажды вечером: "Вы не можете себе представить, что значит чувствовать множество враждебных мыслей и потоков, направленных против вас; это похоже на уколы тысячи иголок, и мне приходится постоянно воздвигать защитную стену вокруг себя". Я спросила ее, знала ли она, от кого приходили эти недружелюбные мысли, и она ответила: "Да, к сожалению, знаю, и я всегда пытаюсь закрыть глаза, чтобы не видеть и не знать"; и чтобы доказать мне, что это действительно так, она рассказала мне о письмах, которые уже были написаны, цитируя отрывки из них. Через день или два мы получили их, и я смогла убедиться в правильности процитированных из них отрывков». [15]

 

В России вплоть до конца ХХ века клеветническая информация о Е.П. Блаватской присутствовала даже на страницах академических изданий. В Малом энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона (1907 г.) Е.П. Блаватской посвящена статья, в которой она названа «авантюристкой-теософкой». В «Кратком философском словаре» (1951 г.) мы читаем: «Будучи образцом воинствующего мракобесия, теософия открыто пропагандирует отказ от всех достижений культуры и возврат к колдовству, знахарству, древней и средневековой магии». В «Энциклопедическом словаре» (1953 г.) теософия трактуется как «одна из форм мракобесия реакционной буржуазии». Одной из форм «буржуазного мракобесия» считается теософия и в «Словаре русского языка» С.И.Ожегова (1964 г.). Составители «Советского энциклопедического словаря» (1988 г.) характеризуют теософию как «мистическую доктрину Е.П. Блаватской и ее последователей – эклектическое соединение мистики буддизма и др. восточных учений с элементами оккультизма и неортодоксального христианства». Отметим, что в советское время составители словарей не ставили себе задачу рассмотреть теософию как философскую систему и преследовали чисто идеологические цели. Искажение сути идей Е.П. Блаватской было обусловлено наличием единой государственной идеологии и борьбой против всех философских направлений, не соответствующих марксизму-ленинизму. [21]

 

И по сей день не прекращается поток клеветнических публикаций о Е.П. Блаватской и теософии, авторами которых являются невежественные писатели, журналисты и представители Церкви.

 

1935 – это год когда состоялся разрыв и печальное предательство со стороны четы Хоршей и Эстер Лихтман семьи Рерихов.

 

С болью в сердце Елена Ивановна узнала о предательских махинациях бывшего товарища и близкого сотрудника их семьи Луи Хорша, который вместе с женой входил в Совет директоров нью-йоркского музея Рериха. В свое время Хорш, американский бизнесмен, исключительно деловой человек, принадлежавший к иудаистскому вероисповеданию, разорвал с ним и объявил себя последователем Живой Этики. Рерихам не могла не импонировать решительность Хорша в отказе от прежних узких догм и принятии более широкого мировоззрения, и, конечно, его бескорыстная помощь во многих практических делах. В течение ряда лет он выказывал самому Рериху и Живой Этике самое восторженное отношение, вошел, как уже говорилось, в Совет директоров музея в Нью-Йорке и взял на себя ведение всех хозяйственных и финансовых дел. К сожалению, неизжитые меркантильные инстинкты бизнесмена возобладали над его непрочными духовными устремлениями. Биржевой маклер, он с профессиональной ловкостью проделал операцию по захвату чужого имущества – Музея-небоскреба Рериха с картинами Рериха и всеми ценностями, находящимися в помещении Музея.

 

Супруги решили бороться за восстановление справедливости. Дело было передано в суд. Поскольку Николай Константинович и Елена Ивановна находились вдали от Америки (что очень облегчало аферы Хорша), интересы Рерихов защищали их американские сотрудники – Френсис Грант, Зинаида Фосдик и Морис Лихтман, отрекшийся от своей родной сестры и сумевший поставить истину выше кровных предрассудков и личных чувств. Процесс получил широкую огласку. Общественность, стоящая на стороне Рерихов, выступала в печати с опровержениями клеветы, и махинаторы, запутавшиеся в своих измышлениях и припертые к стенке, были вынуждены то и дело брать свои слова обратно. ...Всем непредубежденным становилось ясно, на чьей стороне правда. Но, увы, этого нельзя было сказать о Фемиде Нового Света. В итоге было принято решение, объявившее картины и музей художника, который он собирался подарить американскому народу, собственностью «гангстера», как назвал Николай Константинович Хорша.

 

Тяжелый удар, полученный Рерихами, не сломил их мужества, не привел к перехлесту личных чувств и обид. ...Постигая на личном примере сущность неписанного закона бытия, согласно которому предательство обязательно сопровождает каждое крупное светлое начинание и даже необходимо, чтобы подчеркнуть его величие, Елена Ивановна сумела произнести хвалу своим испытаниям и врагам:

 

«Так мы испиваем чашу яда, преподнесенную руками бывших сотрудников. Но несмотря на это, бодрость и мужество живут в сердцах наших, ибо какой же подвиг без предательства... И дух наш не устрашается никакими битвами, мы даже успели полюбить их, ибо на чем ином мы можем закалить дух, испытать свои способности и приобрести великий опыт для венца завершения. Итак, скажем еще раз: благословенны препятствия, ими растем». [2]

12. ТРУДНОЕ ЗАВЕРШЕНИЕ

Сложно представить, какая сила духа требовалась Елене Петровне Блаватской в последние годы жизни, чтобы выдерживать тяготы, выпавшие на ее долю, и сохранять активность, необходимую для написания трудов и осуществлению заданий по организации Лондонского теософского общества.

 

У нее была хроническая болезнь почек, поэтому ноги сильно отекали. Кроме того, колени были поражены артритом, так что каждый шаг причинял нестерпимую боль. Кому-то может показаться странным, отчего Е.П.Б., в молодости пышущая здоровьем и объездившая весь свет, потом так много болела, а последние пять лет жизни была практически прикована к своему креслу. [1]

 

На вопрос, почему она продолжает страдать, когда в её распоряжении все средства, чтобы облегчить свои страдания, Блаватская не раз отвечала:

 

«Каждый ученик оккультизма даёт торжественное обещание никогда не употреблять полученные знания и силы для своего личного блага. Сделать это всё равно, что ступить по крутому спуску, который ведёт в пропасть... Я дала обет и никогда не нарушу его, потому что знаю его святой смысл... И гораздо легче для меня перенести всевозможные мучения, чем нарушить его. И не только телесные мучения, но и гораздо более тяжелую нравственную пытку: быть посмешищем и предметом поругания...»

 

В этих словах не было ни тени преувеличения. В неё, стоявшую всегда впереди всех в Теософском Обществе, попадали все ядовитые стрелы насмешек и клеветы как в живой щит, принимающий на себя все удары и прикрывающий собой всех слабых и споткнувшихся. Это была добровольная жертва, на незаслуженных мучениях которой строились и крепли жизнь и успех Теософского Общества. Немногие знали это...

 

...Все 17 лет, что Е.П.Б. боролась с эгоизмом, невежеством и догматизмом как в науке, так и в религии, она не переставала быть жертвой свирепых нападок и отвратительной клеветы, и не только со стороны тех, кто боялся за свои материальные блага, людей лживых и хитрых, подобных тем, о которых Библия говорит нам, что они белоснежны снаружи и гнилы внутри, но также и со стороны значительной части псевдо-деятелей официальной науки...

 

Думая о мученической судьбе Елены Петровны Блаватской, нельзя не почувствовать справедливость слов графини Вахтмайстер:

 

«Только те, кто, как я, день за днём жили с ней, кто видел её постоянные телесные страдания и нравственные муки, переносимые ею с таким мужеством и непобедимым терпением, и кто в то же время мог наблюдать за ростом и успехом Общества, возникшего единственно благодаря её великой Душе, – только они поймут, как велик наш долг перед ней и как мало осознаётся этот долг...» [22]

 

За пять лет до своего ухода Елена Петровна заболела настолько, что ее посчитали умирающей и последующее внезапное выздоровление восприняли как чудо.

 

По выздоровлении, Е.П.Б. поведала ближайшим друзьям, что к ней пришел Учитель и предложил выбор: с миром умереть сейчас, и на этом ее мученичество окончится, или жить еще несколько лет ради [написания] «Тайной Доктрины»...

 

«Что касается меня, то я твердо намерена остаться sub rosa [лат. «тайно»]. Я смогу сделать гораздо больше для нашего движения, оставаясь в тени, чем если снова буду на виду у всех. Дайте мне укрыться в глухих местах и писать, писать, писать – и учить тех, кто хочет учиться. Учитель вернул меня к жизни, так уж позвольте мне жить и умереть относительно спокойно. Очевидно, Он хочет, чтобы я по-прежнему работала для ТО, так как не разрешает заключить контракт с Катковым, по которому я писала бы только для его газеты и журнала, что давало бы мне не меньше 40 000 франков в год. Он не позволил мне подписать такой контракт в прошлом году в Париже, когда мне это предложили, не одобряет его и теперь, потому что – как Он говорит – мое время "должно быть использовано иначе"».[1]

 

И Елена Петровна отказалась от предложенного ей комфорта и свободы, сосредоточившись на задаче, поставленной Учителем: «Чтобы писать такой труд, как "Тайная доктрина", я должна направить все свои мысли в сторону этого потока. Мне уже сейчас довольно трудно, так как я стеснена больным, изношенным, старым телом, насколько же сложнее мне будет добиться всего, что я хочу, если я должна буду постоянно направлять потоки в разные направления. Во мне больше не осталось ни жизни, ни энергии. Слишком много ее было отдано, когда я производила феномены». [15]

 

Годы борьбы для Елены Петровны были победой не только потому, что ушли в мир самые лучшие ее дети – мудрые книги, но и потому, что упорный труд проявил Свет ее Духа, творя нового Адепта. [18]

 

«Душа твоя должна стать спелому плоду манго подобна: к чужим страданиям быть сладостной и нежною, как мякоть светлая и золотистая его; но твердой, как его зерно, она должна быть к собственным печалям и скорбям...» «Сострадание речет: "Возможно ли блаженство для тебя, когда все, что живет, обречено страданью? Согласен ты спасенным быть и слышать мира стон?"» Эти наставления были даны Е.П.Б. своим ученикам для усвоения и следования им, это — этические нормы, которые ее жизнь в постоянном самоотвержении ради блага других зажгла горящим огнем в сердцах тех, кто верил в нее. [15]

 

Елена Ивановна Рерих за работой.  Калимпонг   Елена Петровна Блаватская за написанием Тайной Доктрины

 

Различные энергии, которые воспринимала Елена Ивановна, постепенно «притирались» друг к другу, сливались в гармоничное целое, и возник момент, когда перед ней стал вопрос – «быть или не быть». Энергетика высшая в этом синтезе победила низшую, высокие вибрации одержали верх над низкими. Земной путь сотрудницы Космического Иерарха был завершен, она отрывалась от земли, зажженные в ней огни притягивались к огненным Высшим энергиям. И тогда Учитель обратился к ней:

 

«...Моя Урусвати, мощь будущей жизни являет планетные пространства малыми для синтеза творчества твоего. ... Так сконденсирован Синтез Чаши, что не должен быть проявлен в одной области. В твоей завершающей жизни лежит, как камень основания, подвиг Матери Мира. Ты создашь ту психожизнь в творчестве около явленных сфер. Ты должна остаться, это столетие нуждается в подвиге твоем. Никто не мог заменить тебя! – Величайшее космическое знамение!» [3]

 

«Ты должна остаться» – ...слова Учителя звучали как приказ... И она осталась. Никто не мог заменить ее на Земле, никто, кроме нее, не прошел такой длинный и трудный путь во времени и пространстве земной истории. И этот путь, длиной в тысячелетия, подготовил ее к тому самому важному, что суждено было ей свершить в XX веке. Ее раздвоенность между мирами – Огненным и земным – кончилась. Она осталась на земле, но уже не принадлежала ей. Первая ступень опыта Космических Иерархов завершилась и принесла невиданный результат – на Землю ступила Женщина нового энергетического вида, с иным телом, с огненной энергетикой, но с поврежденным сердцем, которое было необходимо все время поддерживать. Она стала Провозвестницей наступления Новой Эпохи и прихода Нового человечества, ее собственное преображение и новая энергетика способствовали переходу планеты на новый эволюционный виток. Теперь от самого человечества зависело, совершит ли оно этот переход или нет. [3]

 

Но годы давали себя знать, и временами нечеловеческая усталость овладевала ею.

 

«Мне уже 70 лет, и я прошла Огненную Йогу... Как неземно трудно принимать в физическом теле, среди обычных условий, огненные энергии. Огненная трансмутация утончила мой организм, я остро чувствую всю дисгармонию и все пространственные токи, мне трудно среди людей, и сейчас монсун и духота, с ним сопряженная, очень утомила меня. Сердце дает часто "мертвые точки", и приходится прибегать к строфанту, этому моему спасителю. Кроме того, и времени у меня мало, ибо много часов уходит на сообщения и переписывание их. Зрение мое тоже ослабло, и мне трудно писать мои записки, записанные часто бледным карандашом. Все эти записи требуют приведения в порядок, а приток новых не прекращается...». [3]

 

Она очень уставала и от сотрудничества с другими планами, или иными мирами, и от участия в Космическом творчестве. Но эволюция требовала от нее этого участия, и ощущение усталости временами сменялось чувством счастья, что она многое может и многое умеет.

 

«Но мне очень трудно сейчас, – писала она, – особенно эти дни, когда весь мой организм находится в таком напряжении из-за сотрудничества с В[еликим] Вл[адыкой] в Космическом Строительстве и Созидании. Объяснить мое внутреннее состояние и участие в таком сотрудничестве никому не могу, да и ни к чему, сочтут за сумасшедшую и осудят, что повредит книгам Учения и многому другому. Но должна сказать – мне трудно оявляться с людьми из-за полной оторванности от земного притяжения, ибо порой, как говорит Вел[икий] Вл[адыка], лишь одна десятая моего существа участвует на земном выявлении. Если скажу, что принимаю участие в битвах с лучами появившегося на горизонте Светила, крайне ядовитого и опасного для нашей Земли, ход которого необходимо отодвинуть от орбиты нашей планеты, не покажется ли это страшной самонадеянностью и просто наглостью и, прежде всего, небылицей? Вы спросите, как я знаю это? Конечно, благодаря Вел[икому] Вл[адыке] мне дают пояснения непонятных видений и разных трудных переживаний в связи с ними. ... Если довести до земного сознания Сотрудничество Космическое, то счет дней земного существования стал бы краток. Вибрации Космического Сотрудничества настолько разнятся от земных, что они не могут быть восприняты нашим физическим мозгом без его разрушения. С такими ограничениями нужно примириться». [3]

 

«Конечно, – пишет она вновь, – мое Космическое Сотрудничество страстно утомляет меня. Но радостно сознавать, что можно оказать помощь нашей Земле. Много энергии, сил уходит на сдерживание разбушевавшихся стихий и на локализацию их в стороне от местностей, наиболее охраняемых. Также ассимиляция новых Лучей и в их новой комбинации тоже не происходит легко. И слабость, и боль в моих ногах являются свидетелями таких тяжких ассимиляций. Но и это входит и в Служение, и в вооружение. Новые Лучи, ассимилированные определенными духами на Земле, дают возможность пользоваться этими Лучами и постепенно прививать их нашим землянам с большей пользой для них». [3]

 

Но земные дела не оставляли ее ни на минуту. Она беспокоится о картинах Николая Константиновича, попавших в руки предателя Хорша, торопит сотрудников в Америке с переводом и публикацией книг Живой Этики, улаживает конфликты между ними, занимается комитетами Пакта Рериха и многим другим, что окружающие бездумно перекладывали на ее плечи. Ей становится все труднее и труднее жить среди людей. Она вновь и вновь объясняет своим сотрудникам, что «никто не может заменить меня в этой работе (Космическом Сотрудничестве. – Л.Ш.) с В[еликим] Вл[адыкой], ибо для такой работы нужно пройти не только через открытие всех центров, но и через огненную трансмутацию их и всего существа и уявиться уже на разъединении своих трех тел». Ей уже 75 лет, и она знает, что ее земная жизнь становится все короче и короче. ... И вместе со всем этим в ней живет, не умирая, мысль о возвращении на Родину. ...Однако обстоятельства не благоприятствовали этому возвращению. [3]

 

Надежда увидеть Россию не покидала ее до самых последних дней: «Не может быть, чтобы я не приехала. Я должна приехать!» – повторила она уже перед своим уходом. Но это возвращение так и не состоялось. Страна отказала своей великой дочери во въезде. 5 октября 1955 года Елена Ивановна Рерих ушла из жизни.

13. НАСЛЕДИЕ

Е.П. Блаватская была выдающимся ученым, мыслителем, заложившим первые камни в здание нового мышления, разработавшим основы космогенезиса и анропогенезиса и являвшимся предшественником философии Живой Этики. В «Тайной Доктрине» Е.П. Блаватской содержатся научные предвидения, которые на протяжении всего XX века находили экспериментальное подтверждение в физике, астрономии, биологии. Неслучайно этот труд Елены Петровны стал предметом глубокого изучения физиков и представителей других наук. [26]

 

Так, во время написания «Тайной Доктрины» физики считали атом неделимым. Е.П. Блаватская смело предсказывает сложное строение атома. Уже после того, как «Тайная Доктрина» вышла из печати, А.Г. Беккерелем было открыто явление радиоактивности, Дж.Дж. Томсоном – электрон, Резерфордом – альфа- и бета-частицы. «Тайная Доктрина» была настольной книгой у А.Эйнштейна, и некоторые его научные открытия, возможно, появились именно благодаря знакомству с научными предвидениями Е.П. Блаватской. Она писала об эквивалентности энергии и массы, которую А. Эйнштейн в 1905 году доказал в своей знаменитой формуле E=mc[2], а также о броуновском движении, получившем обоснование в работе этого гениального физика в том же году. Членами Теософского общества были изобретатель Т. Эдисон, астроном К. Фламмарион, поэт У. Йейтс, философ У. Джеймс. Идеи теософии повлияли на творчество Д. Джойса, Д. Лондона, Т. Элиота, Ф. Баума, В. Кандинского, Г. Малера, Я. Сибелиуса. Книги Е.П. Блаватской оказали воздействие на формирование русской культуры и русской мысли начала ХХ века. С ее трудами были знакомы Л. Толстой, Вл.С. Соловьев, А. Белый, Вяч. Иванов, К. Бальмонт, Д. Мережковский, М. Волошин, А. Скрябин. [21]

 

Е.П. Блаватская утверждала, что «теософия предстала пред миром для того, чтобы влить в современное мышление свежую струю идей и стремлений, иными словами, чтобы подвести логическое обоснование под более возвышенную мораль, создать науку и философию, соответствующую знаниям нынешнего дня. (...) Лишь постепенное усвоение человечеством великих духовных истин способно омолодить лицо цивилизации...» [27]

 

О том, почему именно Е.П. Блаватская была избрана для высокой миссии несения Истины, призванной преобразовать мир, писала Елена Рерих:

 

«… именно Е.П. Бл[аватская] была огненной посланницей Белого Братства. Именно она была носительницей доверенного ей знания. Именно из всех теософов лишь Е. П. Бл[аватская] имела счастье получить учение непосредственно от Вел[иких] Учителей в одном из Их Ашрамов в Тибете. Именно она была великим духом, принявшим на себя тяжкое поручение дать сдвиг сознанию человечества, запутавшемуся в мертвых тенетах догм и устремлявшемуся в тупик атеизма. Именно только через Е.П. Бл[аватскую] можно было приблизиться к Б[елому] Бр[атству], ибо она была звеном в Иерархической Цепи. ... Е.П. Бл[аватская] была великой мученицей, в полном значении этого слова. Зависть, клевета и преследования невежества убили ее, и труд ее остался незаконченным. Последний, заключительный том «Тайной Доктрины» не состоялся. Так люди лишают себя самого высшего. Я преклоняюсь перед великим духом и огненным сердцем нашей соотечественницы и знаю, что в будущей России имя ее будет поставлено на должную высоту почитания. Е.П. Бл[аватская], истинно, наша национальная гордость. Великая мученица за Свет и Истину. Вечная слава ей!» (Письмо от 08.09.34).

 

Елена Ивановна Рерих вошла в историю мирового наследия как женщина-философ, писатель, переводчик и путешественница. Будучи Посланницей Учителей человечества, она несла миссию Провозвестницы Новой эпохи – эпохи Матери Мира, являясь также собирательницей шестой расы человечества. Данное через нее Учение Живой Этики – это и есть Провозвестие Владыки Майтрейи, явленное для новой расы: «У Нас есть на вашей планете доверенная, испившая чашу опыта огненного. Она послана вам как свидетельница космических явлений, как носительница Моих Поручений, как ваша пророчица будущего» (Беспредельность, ч. 1, 5).

 

Великий Учитель назвал Елену Ивановну Тарой Света и Тарой Сердца, которой предначертано открыть человечеству путь к дальним мирам. Вся жизнь ее была подвигом. Огромные силы понадобились ей для проведения огненного опыта. Она бесстрашно сражалась с врагами Света. Столь же мужественно Елена Ивановна перенесла лишения, участвуя в Центрально-азиатской экспедиции. Единение женщин, воспитание и образование, наука, культура и искусство, очищение религий – везде она сказала значимое слово и всей силой сердца и ума служила делу Великого Учителя.

 

Ее письма Учитель назвал Катехизисом Агни-Йоги. Они открывают путь ищущим душам к пониманию Учения. Сказано: Живая Этика должна войти в жизнь каждого дня. Если она не будет принята, то ряд грозных последствий может явить свою мощь: «Живая Этика заключает в себе законы для явлений Истины. Жизнь утверждается на всех высших понятиях; так творчество Живой Этики направляет мысль к созиданию сущего. Все устремления во имя Живой Этики будут направлять мысли к строительству высшему. Именно, не словами, но действиями будут слагаться ступени будущего. Каждый животворный огонь должен вызвать свои формы. Потому творчество Живой Этики может направить человечество к Свету. Мир Тонкий утверждает свое творчество, которое явлено для улучшения бытия. Как велика ответственность человечества за все порождения, которые явили такое разрушение! Каждое порождение, в свою очередь, порождает свое разрушение, и планета окружается удушающими газами. Потому так важно принять высшее назначение жизни как устремление к истинной Живой Этике. Невозможно разрядить земные и надземные сферы без этого очищения. Теперь явлено время для углубления этих великих назначений, ибо явлена битва между Светом и тьмою. Так на пути к Миру Огненному напряжем энергии во имя Живой Этики» [28].

 

Об сокровенном значении явления Матери Огненной Йоги Вел. Владыка говорит так: «Среди духов, близко стоящих к Фокусу Единого Света, Она является одной из наиболее близких. Посланница Наша и Доверенная — миссия жизни Ее была велика. Выполнена была полностью задача, поставленная перед Нею. Но далеко не все, что прошло через Ее руки, увидело свет в виде печатных изданий. Многое знала, больше, чем кто-либо из почитающих себя знающими. Редчайший приемник Огня и передатчик Учения Жизни. Открытые центры — вообще явление, редкое среди людей. Но степень открытости Ее центров, их характер и напряжение не превзойдены никем из землян. Потому, по решению Нашему, именуется Она Матерью Агни Йоги. И то, что Нами Дано и прошло через приемник Ее сознания, на многие века будет служить духовною пищей человечеству. Глубины Учения Жизни настолько велики, что исчерпать их содержание при современном сознании людей невозможно. Потребуются долгие годы роста сознания и эволюции духа, чтобы понять те Истины, которые легли в основу Учения Живой Этики. Вся жизнь Ее была самоотверженным Служением Свету. Такое Служение Мы Называем Великим. Полагают, что раскрытие сокровенных способностей человека — ясновидения, яснослышания и всех прочих ясночувств — легко, радостно и просто, но не знают того, какой труд и сверхчеловеческое напряжение были явлены Ею, а сколько битв и сколько побед было на Ее пути, не думают о том, через какие боли и страдания надо было Ей пройти, отдавая себя на испытание пространственному Огню. Огненная смерть угрожала Великой Матери на высотах. Какая сила духа потребовалась на то, чтобы выдержать все. Забывают о том, что Ей пришлось жить среди людей, и с ними общаться, и открытыми центрами воспринимать ядовитое дыхание ветхого мира. Как часто болела Она от соприкосновения даже с близкими Ей сознаниями. Испитие Чаши яда земного для духов высоких является одним из труднейших испытаний. Теплоту Ее сердца и радость, которую Она давала людям, знают хорошо те, кто их ощутил на себе. За тысячи километров, пронзая пространство, огненные токи Ее сердца касались тех, к кому были устремлены. Поистине можно сказать, что среди землян представляла Она собою явление высочайшее. И те, кто духом близко с нею соприкасался, знают, что никого среди миллионов людей им не найти, кто был бы Ей равен по степени высоты духа и раскрытию его сокровеннейших сил и способностей. Любимая Дочерь Моя запечатлела Учение Наше, данное людям на долгие, долгие годы. И только в грядущих веках поймет человечество, что являла собою Великая Матерь Агни Йоги». (Грани Агни Йоги 1970 г., 647.)

 

Поистине, только будущие поколения смогут оценить подвиг Матери Агни-Йоги, равно как и самоотверженный труд огненной посланницы Братства Е.П. Блаватской.

 

   Елена Петровна Блаватская

 

Женщины-Птицы – Мира держатели,
матери-дочери-сёстры-любимые...
Женщины-Птицы – гордость Создателя,
песни поющие

неповторимые...
 

песни – о Счастье, о Доме Отеческом, ...
о Красоте, о Свободе, о Радости,
о беспредельности Дружбы, о Вечности...
все – об ОДНОМ...,

но такие все – разные...

 

нежные, светлые, чистые, горькие,
страстные, с болью, с печалью –

все жаждою

ВЕЧНОЙ ЛЮБВИ переполнены!..

Сколько их!..

... и отзывается сердце – на каждую...

 

Слава вам, Женщины, Птицами ставшие!
ВЕРУ, НАДЕЖДУ, ЛЮБОВЬ вы поете!
Песнями вашими, Крыльями вашими
держится Мир –

в БЕСКОНЕЧНОМ ПОЛЁТЕ!

Елена Туркка

 

ИСПОЛЬЗОВАННЫЕ ИСТОЧНИКИ

 

1. Крэнстон С. Е.П. Блаватская (Жизнь и творчество основательницы современного теософского движения).
2. Ключников С.Ю. Провозвестница Эпохи Огня.
3. Рерих Е.И. У порога нового мира.
4. http://ru.wikipedia.org/wiki/%CE%EB%EA%EE%F2%F2,_%C3%E5%ED%F0%E8_%D1%F2%E8%EB#cite_note-8
5. http://www.theosophy.ru/olcott.htm
6. http://ru.teopedia.org/hpb/Олкотт_Генри_Стил
7. Фролов В.В. Николай Константинович Рерих — ученик и Учитель.
8. Первушин А.И. Оккультные войны НКВД и СС.
9. http://ru.wikipedia.org/
10. http://www.icr.su/rus/museum/layout/expedition/04.php
11. Беликов П.Ф.Личное участие членов семьи Н.К. Рериха в работе Института «Урусвати».
12. http://teros.org.ru/content/view/53/1/1/3/
13. http://ru.museum.dp.ua/article0052.html
14. Марианис А., Ковалева Н. Аватары Шамбалы.
15. Вахтмейстер К. Воспоминания о Е.П.Блаватской и «Тайной Доктрине».
16. Ковалева Н.Е. (составитель) Агни Йога с комментариями.
17. Писарева Е.Ф. Елена Петровна Блаватская. Биографический очерк.
18. Зорина Е.В. Упасика. Учителя и Елена Петровна Блаватская.
19. Блаватская Е.П. Теософский словарь.
20. http://www.icr.su/rus/family/hir/
21. Чесноков П.В., Скородумов С.В. Невежество против Е.П. Блаватской. Хроника столетней войны.
22. http://nfo.agni-age.net/lectures/lecture/2009/21.shtml
23. Сенкевич А. Н. Елена Блаватская.
24. Беликов П.Ф. Рерих (опыт духовной биографии).
25. Гиндилис Л.М. Юрий Николаевич Рерих: «По тропам Срединной Азии».
26. http://www.theosophy.nm.ru/biography/HPBdocs175yconf.htm
27. Блаватская Е.П. Напутствие бессмертным.
28. Эпоха Матери Мира (составитель Мария Скачкова).
29. Фосдик З.Г. Мои учителя. По страницам дневника. 1922-1934.
30. Рерих Н.К. Сорок лет (очерк).

16.11.2013 15:09АВТОР: Составитель Ева Райт | ПРОСМОТРОВ: 3366


ИСТОЧНИК: Новый Мир



КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Елена Ивановна Рерих. Биография. Статьи. Книги. »