Пятая конференция «Русский космизм: история и современность» в Королёве. Выполнить волю Святослава Николаевича Рериха! Заявление Международного комитета по сохранению наследия Рерихов. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Спасти карабахские памятники. Обращение к президенту России В.В. Путину. Шапошникова Л.В. Магический мост синтеза // Культура и время, 2002, № 1–2. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Использование элементов музыкотерапии на концертах для детей 2,5-7 лет. Ольга Максимова


 

 

 

«Целью обучения музыке является не только подготовка профессионалов: оно должно быть школой жизни и воспитывать душу ребенка. Музыке можно научиться тем же способом, что и родному языку».
(Сесиль Лупан. «Поверь в своё дитя»).

 

 

Известно широкое использование музыкотерапии ещё со времён древних греков. Музыкотерапию применяют в психиатрии, хирургии, травматологии, стоматологии. С помощью музыкальных занятий педагоги устанавливают контакт со сложными аутичными детьми, что становится началом ремиссии.

 

А можно ли применять какие-то элементы музыкальной терапии на детских концертах классической музыки?

 

В жизни родителя наступает момент, когда он начинает думать о музыкальном развитии ребёнка и задаёт себе вопросы: нужно ли ходить с детьми 2-7 лет на концерты классической музыки? Если ходить, то насколько они будут адаптированы для этого возраста? Что они в результате дадут малышу? А если ребёнок не совсем социально адаптирован, если он робок, зажат, пуглив, аутичен – нужно ли, полезно ли это?

 

Музыка – это та безопасная и всемогущая среда, которой подвластно затронуть ребёнка с любым уровнем интеллекта и подготовленности. Но если вхождение в мир музыки активно и связано с посещением концертов, с музицированием на инструментах, с пониманием музыки через словесный образ, то от этого, несомненно, малыш получит ещё большую пользу.

 

Уже 15 лет я веду концерты-занятия для ребятишек 2,5-7 лет «В королевстве музыкальных инструментов». Хочу рассмотреть три аспекта подобных концертов, которые, как мне кажется, существенно влияют на детей с терапевтической точки зрения.

 

1. Тембр инструмента.
2. Совместное музицирование.
3. Связь музыки и слова.

 

При этом буду опираться на свою многолетнюю практику занятий-концертов с детьми 2,5 – 7 лет и на недавно прочитанную интересную книгу Д. Алвин «Музыкальная терапия для детей с аутизмом».

 

Начну с моих наблюдений о воздействии различных инструментальных тембров на поведение детей. Тембры различных инструментов дети воспринимают совершенно по-разному, по-разному на них откликаются, изменяясь на глазах. Скрипка, а также и виолончель, словно ведут в филармонический зал с его нарядной строгостью и классической гармонией. Услышав их выразительные, певучие голоса, дети входят в классический и по-Моцартовски стройный и ясный мир гармонии, который начинает наполнять и их самих. Как правило, тембры этих инструментов дети принимают быстро и естественно благодаря их певучему, «человеческому» голосу, а также корпусу, напоминающему человеческую фигуру. Джульетта Алвин в своей книге «Музыкальная терапия для детей с аутизмом» пишет о своих занятиях с аутичным мальчиком, из всех предложенных инструментов выбравшим именно виолончель. Пытаясь играть на ней, он «проникся» к ней, затихая, слушал её. Инструмент стал для ребёнка средством самовыражения, посредником между ним и миром.

 

На мои концерты часто приходит четырёхлетний тихий красивый светловолосый мальчик. Его зовут Саша, и, по словам мамы, при рождении ему прописали аутичный спектр. Виолончель произвела на него колоссальное впечатление! Он стал почти олицетворять себя с ней. Дома сделал виолончель из бумаги и часами «играл» на ней.

 

Голос трубы и тромбона для малышей всегда неожиданные своей яркостью, иногда слишком открытым для них звуком. Первая реакция – закрыть уши, спрятаться. Дети, непривыкшие к живому исполнению музыки, пугаются. Но уже через несколько минут случается чудо: сверкающие звуки медных духовых заставляют детей забыть о возможно вялом и усталом состоянии, выпрямить спины и в таком радостном, напряжённом пружинистом волнении сидеть до последних звуков. Фанфары призывают слушать, глаза блестеть и наполняют энергией. Тембры медных духовых хороши для детишек вялых, пассивных.

 

При звучании негромкой волынки, варгана, ксилофона или саксофона с их праздничным звуком, дети оживляются, активно двигаются, могут даже пошуметь на общем эмоциональном подъёме. Тогда мне надо быть внимательной, чтобы вовремя переключить их заряд в другое, тихое русло. Такие концерты строятся на контрастных «диалогах» между инструментом и мной. Эти инструменты раскрепощают, освобождают стеснительных и робких ребятишек, зовут к движению, танцу.

 

Удивительное изменение с малышом 3 лет наблюдала я полгода на своих концертах. Когда мы познакомились, Саша, крепкий, с лукавыми глазами малыш, весь концерт просидел на руках у папы. При этом папа стоял в дверях, готовый в любой момент, при первом недовольстве ребёнка, скрыться. Но, к его удивлению, недовольства так и не наступило. Более того, мальчик, по окончанию концерта, по-прежнему молча, даже подошёл к ксилофону, взял в руки палочки и притронулся к его металлическим пластинкам. На следующем концерте Саша по-прежнему сидел у папы на руках, но уже в первом ряду! Сейчас Саша полностью перестал молчать, он почти «ведёт» все мои концерты, активно включаясь в словесную игру, которую я предлагаю моим маленьким слушателям. Более того, он начал заниматься на ксилофоне. Его любимыми инструментами стали медные духовые, ударные, саксофон, а любимым стилем – джаз.

 

А теперь – о тех тембрально идеальных для детей инструментах, которые способны переродить на глазах у потрясённых родителях самого непоседливого, гиперактивного, проблемного, шумного ребёнка. И, пожалуй, именно для таких детей они всех нужнее.

 

К ним относятся старинные инструменты - виола, арфа, блок-флейта, крумхорн, окарина. Звучание этих инструментов словно доносится из глубины веков. Этот островок тишины в современной шумной жизни настолько непривычен, что дети сразу замирают и в этом очарованном тихо состоянии сидят до конца концерта. В современном мире всё чаще встречаются понятия «арфотерапия», «флейтотерапия». И это не случайно. Звуки вышеперечисленных инструментов – одни из наиболее сильно действующих. Это связано с их особой тембральной краской, – приглушённой, матовой, вибрирующей, завораживающей, непривычной современному уху, необъяснимой, волшебной. Снова хочу обратиться к книге Д. Алвин, которая отмечает особое воздействие именно вибрации на ухо ребёнка.

 

Ещё один очень сильно действующий на маленьких слушателей музыкальный инструмент – вибрафон. Стоит раздаться звукам вибрафона, как на зал вдруг словно набрасывается чарующая тень, таинственная вуаль, волшебное покрывало СКАЗКИ.

 

Сколько раз концерт в детском саду, ещё не успев начаться, вдруг оглашался безудержным плачем одного, а потом, по цепочке, и других малышей. Ведь всё кругом так незнакомо: большой зал, посередине сцены большой инструмент на колёсиках, с длинными трубами-сосульками.

 

Но появляется артист. Мягко и властно говорит «Не плачьте!» Пять палочек в его руках бережно и осторожно касаются золотых пластинок. И слёзы ещё текут по щекам детей, а в глазах уже – удивление от начала сказочного чуда: звуки колдуют и волшебно дрожат, сплетаются и манят, неожиданно захватив всё внимание. И начинается та колдовская чудесная тишина, которую я люблю больше всего: тишина звучащая, наполненная восторгом и чистотой. Здесь главным рассказчиком становится виброфон. Ещё дрожат в зале последние звуки музыки Марчелло, которые доводит до смысловой тоники чей-то детский голос: «Как в сказке…»

 

И затем уже я начинаю вплетать сказочную нить в музыкальную оправу и радостно чувствую подготовленную звучанием инструмента тишину, напряжённую детским вниманием.

 

После концерта дети не расходятся. Сидят умиротворённые, очарованные волшебством. Ждут продолжения сказки. Так нелегко проститься с чудом! Так хочется познакомится с волшебником, уже убирающим пять палочек в чехол. И начинается «закулисье». Некоторые подходят и неумело благодарят: «Мне очень понравился концерт». Другие неожиданно раскрываются и начинают игру в знакомство: «Как Вас зовут?» Или вдруг начинают делиться секретами: « А у меня гитара дома есть»; « А мне мама туфли новые купила!»; « У меня зуб выпал. Хотите, покажу?»; «А можно на вибрафоне поиграть?» Это неожиданное раскрытие детей – лучшая награда мне за концерт.

 

Грамотное музыкальное воздействие инструментальных тембров на детей может в терапевтическом плане быть очень эффективным. Слушая голоса блок-флейты, вибрафона, арфы, виолы, ребёнок возвращается к первоистокам своей души, к чистоте, первозданности, освобождается от всего лишнего и наносного, негативного, случайного. Происходит вслушивание в себя, ощущение расслабленности, умиротворения, очищения, гармоничности, и нет уже границы между музыкой и тобой.

 

Много раз наблюдала за малышами, слушающими арфу или виолу, и каждый раз отмечала один любопытный момент. После последних звуков инструмента несколько секунд стоит чудесная звучащая тишина, как продолжение музыки, звучащей до этого…Она входит в детей и какое-то время, наполняя их, заставляет забыться, околдовывает, словно переносит их в другой мир, распуская в них чудесный цветок. И лишь спустя некоторое время, раздаются аплодисменты. Это сравнимо разве что с белой ночью в Петербурге, с её наполненностью томительной тишиной, глубиной, внутренним свечением. И вдруг – сводят мосты, и рёв машин вдруг нарушает тишину.

 

Теперь – о второй необходимой составляющей подобных музыкальных встреч. Большое влияние на перерождение малыша имеет возможность ему самому стать непосредственным участником концертного действия.

 

Как развивается детский артистизм, эмоциональность, смелость, творческий потенциал тех малышей, кто выходит на сцену, пробует музицировать и расцветает на глазах от осознания своего «я», от ощущения «я могу, у меня получается, я узнаю!».

 

Хочу здесь привести любопытную историю известного актёра Брюса Уиллиса. От рождения мальчик сильно заикался. Заикание казалось ему страшным пороком. Сверстники его дразнили. Но вот однажды Брюс захотел участвовать в школьном спектакле. Когда он вышел на сцену, случилось чудо: он перестал запинаться. Хотя, отыграв спектакль, он снова стал тем, кем был, – заикой. Волшебство сцены потрясло его. Оказавшись в центре внимания, он становился человеком без недостатков. Таким, каким чувствовал себя внутренне. С тех пор мальчик стал стремиться выходить на сцену, чтоб хоть на время  почувствовать себя как все.

 

Социально неадаптированные дети, группируясь в маленькие оркестрики и играя на шумовых инструментах, испытывают неописуемый восторг от того, что они взаимодействуют с другими детьми, что у них всё получается! Когда ребёнок увлекается на сцене, то происходят чудеса. Музыка снимает барьеры, раскрепощает, освобождает, возвращает ребёнка к самому себе, делает его естественным и независимым ни от кого, кроме самого себя. Зажатый ребёнок может расслабиться, раскрыться. Суетливый, с трудом сосредотачиваемый, – успокаивается, концентрируется, дав волю фантазии. Через пол года ребёнка не узнать. Он не только отважно сидит на всех концертах без мамы, выходит на сцену, отгадывает загадки, но и великолепно ориентируется в инструментальных тембрах, уже способен, не отвлекаясь, сидеть 35 минут и слушать музыку Чайковского, Вивальди, Моцарта, а когда нужно, и потанцевать весёлый танец маленьких утят!

 

Как развивается детский артистизм, эмоциональность, смелость, творческий потенциал тех малышей, кто выходит на сцену, пробует музицировать и расцветает на глазах от осознания своего «я», от ощущения «я могу, у меня получается, я узнаю!».

 

Вот малыш на сцене в роли гнома с колпачком на голове, а рядом – маститый артист Филармонии исполняет уже узнаваемое по прошлым концертам «В пещере горного короля». А вот юный пятилетний «принц» и кучерявая «принцесса», взявшись за руки, пытаются изобразить па старинного менуэта Боккерини под звуки огромного тромбона. А я, сидя за роялем, краем глаза оцениваю тишину в зале, – нравится!

 

Самое замечательное начинается после концерта, когда можно все инструменты потрогать, подержать, ещё раз поиграть, посмотреть, теперь уже близко, на сурдину трубы, прикоснуться к огромной волынке в шкуре козы! Восторгу нет предела. Удивлённые и радостные от неожиданно-прекрасного, чуть-чуть приоткрывшегося им, дети расходятся.

 

Снова возвращаясь к четырёхлетнему Саше, полюбившему виолончель на моих концертах, привожу здесь, как подтверждение вышесказанному, слова его мамы. К 3,5 годам Саша категорически отказывался общаться с детьми, разве что "ради мамы". У него было очень много страхов, фобий. В 3,5 года мы пришли на концерт в "Пикколо". Я посчитала, что это будет наиболее мягкий вариант социализации ребёнка. Я решила, что дети, которые приходят на подобные концерты, должны вести себя воспитанно, сдержанно и, следовательно, не будут травмировать психику моего маленького социофоба. Более того, сын сам выбрал классику из всего многообразия музыкальных жанров, его давно интересовали музыкальные инструменты.

 

Первый концерт – был для ребёнка шоком. И страшно и интересно. Он сидел, не шевелясь, боясь сделать лишнее движение, очень был напряжён. Я волновалась, думала, что всё, это наш последний концерт, сейчас он разрыдается... Я не угадала. Придя домой, он стал рассказывать мне всё про концерт, инсценировать увиденное и услышанное, и я вздохнула с облегчением, всё-таки, его зацепило в хорошем смысле слова.

 

Второй концерт – тоже большой шок и даже слёзы. Что-то сделал неправильно. Точнее, ему было очень сложно выговорить слово... (сейчас даже не могу вспомнить какое, что-то про оперу). А он ведь перфекционист, и если ошибся – трагедия. Вобщем, весь концерт сидел у меня на руках.

 

Третий концерт – как и бывает в сказке – чудо! Ребёнок совершенно по-другому себя вёл! Он отделился от меня эмоционально и намного спокойнее слушал концерт.

 

Дальше всё лучше и лучше. Всё больше и больше радости, впечатлений и, несомненно, развития. Сын стал говорить, что он любит концерты, ждёт их, просил всё-всё рассказывать снова и снова (о прошедших и грядущих концертах). Я стала замечать, что он с удовольствием выходит на сцену (а для нас это очень большой прогресс), хотя и тормозит немного. Страх постепенно проходил. Потом я даже заметила, что Саша немного расслабился. Стал что-то бормотать периодически, дёргать ногами. Конечно, любой родитель рассердился бы на своего ребёнка за такое поведение, но я, если честно, даже была немного рада, ведь это было преодоление барьера! Пускай, невоспитанно, но зато смело.

 

Теперь ребёнок к детям относится абсолютно спокойно (без особого удовольствия, но и без паники), с радостью выходит на сцену и громко отвечает на вопросы ведущей! Мой зажатый, робкий, стеснительный ребёнок стал лучшим участником! Он прекрасно разбирается во всех музыкальных инструментах, даже без повторения дома. Сам играет роль Ольги Михайловны и музыкантов, голосом воспроизводит музыку Чайковского, Сен-Санса, Боккерини... Мы очень благодарны Ольге Михайловне, музыке, чудесным музыкантам за волшебное преображение ребёнка. Ну а сейчас мы выбираем музыкальный инструмент уже для его обучения музыке».

 

Наконец, последнее, что я использую на концертах в союзе с музыкотерапией – слово, приходящее на помощь музыке. Концерт как литературно-музыкальная композиция уже не воспринимается как просто концерт. Я рассказываю, дети включаются в рассказ, подхватывают известную сказку, продолжают начатые мной фразы. Это напоминает весёлую игру в пинг-понг. У ребёнка начинается ощущение, что это он становится творцом концерта, он расслабляется, увлекаясь словом, на которую незаметно нанизывается музыка, становится главным героем всех действий! Его отношение к себе меняется, он вдруг испробовал свои неожиданные творческие способности!

 

Умелой связью музыки и слова развивается детское внимание. Ко мне на концерты приходила и продолжает приходить каждую неделю очаровательная четырёхлетняя Соня с папой, очень живая, непосредственная, всегда радостная малышка. Первые концерты она и пяти минут не могла усидеть на своём стуле, постоянно вскакивая с него, подбегая ко мне, что-то спрашивая, перебивая меня, хватая детские музыкальные инструменты, лежащие на столике, пританцовывая и щебеча. Умная и сообразительная, но гиперактивная, она мне очень мешала, и я несколько раз пыталась её объяснить, что во время концертов детям разрешаю вставать только я. Но вот третий, четвёртый концерты, и Соню уже не узнать. Она вся в процессе, вся во внимании, ловит каждое моё слово и отвечает вовремя на все вопросы. Зато, когда я приглашаю маленьких слушателей объединиться на сцене в оркестрик, она первая стрелой слетает со стула и хватает давно намеченную шумелку.

 

Вот что пишет об изменениях своих дочек 2,5 лет после посещения моих концертов одна мама (по образованию музыкант): «Мы с моими дочками стараемся приходить на концерты как можно чаще потому, что дети действительно ЖДУТ следующего концерта, это стало частью их жизни! Если ребёнок кричит "УРАА" накануне концерта – это о чём-то говорит! А ведь пришли мы совсем маленькими – 2.3 года, – и ведь вначале сидели и ковыряли застёжки на туфельках. Моих детей научили СЛУШАТЬ и СЛЫШАТЬ, научили ВЫСТУПАТЬ и даже кланяться! Даже дома дочки играют " концерт" – рассаживают игрушки, берут свои детские инструменты – играют и поют своим куклам и мишкам! Это невероятно, но некоторые произведения, услышанные на лектории, дети запоминают с одного раза и с лёгкостью потом узнают! А сколько мы узнали нового о музыкальных инструментах, сколько интересных и волшебных историй услышали!!»

 

Я счастлива, когда вижу, как малыш входит в концертный зал с улыбкой; для меня становится лучшей наградой видеть, что недавно скованный ребёнок чувствует себя уверенно, общается с другими детьми, умеет внимательно слушать, не боится громких звуков инструментов, не стесняется выйти на сцену и помузицировать. Это залог того, что он будет радостным и уверенным в жизни. Ведь музыка на моих концертах развивает не только маленький мир ребёнка, но и, развивая его, помогает входить малышу в большой мир, его окружающий.

16.11.2011 17:10АВТОР: Ольга Максимова | ПРОСМОТРОВ: 2077




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Дошкольное воспитание »