Концептуальный план развития Международного Мемориального Треста Рерихов в Наггаре представлен на заседании Совета Попечителей ММТР в столице штата Химачал Прадеш в Индии Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Выставка «Пакт Рериха. История и современность» в городе Назарово (Красноярский край). Открытие второй части выставки рисунков победителей международного конкурса «Мы - дети космоса» в Детской библиотеке Братьев Гримм (Москва). Интересы государства превратились в криминал. Виктор Михайлов. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. М.В. Ломоносов и его вклад в естествознание. В.А. Перцов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Труд, как осознанная необходимость


Трудитесь - и познаете свет.
Я укажу вам путь - знак Наш сердцем поймете.
Зов, Январь 14, 1921г.

 

Н.К. Рерих. И труждаемся (И мы трудимся). 1922

Н.К. Рерих. И труждаемся (И мы трудимся). 1922

 

 

Как передает корреспондент «Нового Региона», социологи Всероссийского центра изучения общественного мнения выяснили, что для населения одним из важнейших стимулов в работе является заработная плата. Две трети респондентов работают исключительно ради денег. И лишь 14% от числа опрошенных заявили, что работа им «важна и интересна сама по себе, независимо от оплаты».(1)

 

Прочитав эти строки, невольно вспомнила слова Н.К.Рериха: «Труд, великое творчество, высокое качество поднимут поникший дух  человеческий. Мыслитель сказал: «Молитвенно примем дар труда».(2)

Захотелось глубже разобраться в этой проблеме. Оказалось, что Российская энциклопедия по охране труда утверждает:

«Труд — целесообразная деятельность человека, направленная на приспособление среды обитания для удовлетворения своих потребностей; на превращение материальных и интеллектуальных ресурсов в нужный для личного или общественного потребления продукт, на производство товаров и услуг. Труд является основой жизнедеятельности и развития человека. Продукт труда может быть выражен в стоимостной, денежной форме как полученный в результате его реализации доход или заработок».(3)

Л.С.Шаховская Л. С. (4) в монографии «Мотивация труда в переходной экономике» пишет:

Для человека, как существа биосоциального, труд, безусловно, прежде всего, необходимость выживания в любые исторические эпохи. Отсюда и приоритет материального производства над всеми остальными видами человеческой деятельности на протяжении длительных тысячелетий. В этом смысле труд — это всегда (и в первую очередь) материальная потребность. Общественно полезный характер труда (даже если он осуществляется индивидом в сугубо личных целях) одновременно делает его духовной потребностью человека (даже если он этого не осознает или не желает). В самом деле, именно в процессе труда человек выражает себя среди себе подобных, а разделение труда и его кооперация вовлекают его помимо воли в процесс общественного воспроизводства.

Труд как мотив деятельности человека — это, вероятно, один из немногих мотивов (если вообще не единственный), в котором неразрывно слиты воедино материальное и духовное начала, необходимость и потребность, производственные отношения на уровне личности и общества. Труд на себя и труд наемный при определенных условиях может быть подневольным в тех случаях, когда он не свободен от внешнего принуждения обстоятельствами или кем-то (чем-то), а при других (владение собственностью) может быть свободен даже в условиях найма.

 

С другой стороны, труд как способ самовыражения в человеческом сообществе, всегда разный по количеству и качеству, всегда индивидуален по форме проявления, как неодинаков и индивидуален его субъект. Особенно четко это проявляется в конкретных формах труда, осуществляемых разными людьми. Какой бы вид конкретной деятельности мы ни взяли, результаты труда всегда индивидуальны по содержанию. Кстати, в нематериальной сфере это проявляется достаточно зримо: труд педагогов (врачей, менеджеров, переводчиков, библиотекарей, официантов, следователей и т. д.) отличается от труда других коллег своей индивидуальностью, своим «почерком». В этом проявляется духовное начало труда, что имеет свои объяснения. Во-первых, это связано с индивидуальными способностями субъекта труда и тем, насколько они совпадают с возможностями, предоставляемыми обществом для их развития. Во-вторых, с индивидуальными предпочтениями потребителей результатов труда (товаров и услуг).

Другими словами, труд как мотив деятельности, в котором соединены материальные и духовные черты, — это всегда необходимость обеспечения человеку достойного существования. Итак, труд как мотив деятельности — это необходимость. Труд как объект потребности человека — явление более глубокое, связанное с социальной сущностью человека.

Очевидно, что не всякий труд является потребностью. Выше мы уже отмечали, что наемный труд высокой квалификации, творческий по содержанию, совпадающий со способностями работника, внутренне свободен от эксплуатации и принуждения.

В то же время труд предпринимателя, будучи свободен от эксплуатации, поскольку он является собственником средств производства, может быть не свободен (и обязательно не свободен) от внешнего принуждения.

В первом случае (с наемным работником) такой внутренне свободный труд является не просто мотивом деятельности, он органично перерастает в потребность — первую жизненную потребность человека. Речь не идет о труде ради самого труда как самоцели. Труд как потребность ничего общего не имеет с «трудоголизмом». Здесь речь идет о труде как о естественном способе существования человека, о форме его самовыражения в труде и с помощью труда.Труд как потребность — не цель для человека, а интерес. Границы между рабочим и свободным временем в труде — потребности — размыты.

Во втором случае (речь идет о собственнике-предпринимателе) труд может вовсе не являться потребностью души, поскольку здесь тоже интерес, но уже другого свойства — материальный, а цель — сохранение и приумножение собственности как средства существования и экономической независимости.

Потребность в труде проявляется как отношение человека к труду и, как мы убедились ранее, не имеет значения, наемный это труд или «на себя», поскольку на той ступени развития цивилизации, когда он превращается в первую жизненную потребность, он уже не просто труд, он — деятельность — всегда творческая и всегда общественно значимая.

Только человек может находиться в состоянии трудового экстаза, и только благодаря этому он способен утвердить, еще и еще раз, и так постоянно, в самом себе постоянно опосредующуюся суть — сущность человека (смысла жизни как таковой). Исходя из этого, труд (трудовой процесс) как следствие человека и обратное есть не что иное, как осознанная необходимость, перешедшая в действие.(4)

Н.К.Рерих нередко обращался к теме труда. Так, в томе 1 «Листов дневника» помещены две замечательные статьи, посвященные этому вопросу:

 

 

ТРУД

 

 

"Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь"

Сколько раз это мудрое речение употреблялось и сколько раз оно толковалось ложно. Каждый пытался пояснять значение труда по-своему. Сапожник понимал, что труд это есть сапожное дело, кузнец в себе знал, что истинный труд заключен в кузнечном молоте. Жнец потрясал серпом как единственным орудием труда. Ученый естественно понимал, что труд в его лаборатории, а воин настаивал о труде военных познаний. Конечно, все они были правы всегда; но, судя в самости, они прежде всего хотели понять о себе, а не о другом.

Чужой труд смотрелся через уменьшительные стекла. Никто не хотел искренне понять, насколько все виды труда зависят и сотрудничают друг с другом.

Ведь это просто? Конечно, просто. Ведь это всем известно? Всем, от мала до велика, известно. Это применяется в жизни? Нет, не применяется.

Получились самовольные разделения труда на высший и низший. И никто толком не знает, где именно граница оценки труда. О качестве труда по нынешним временам часто вообще СУДЯТ очень странно. Наряду с развитием механических производств люди начали всецело полагаться на машины. Но ведь и в любой машине будет лежать в основе качество труда, в зависимости от умения применять эту машину.

Не раз говорилось о том, что даже машина иначе работает в разных руках. Больше того, достаточно известно, что одни мастера благотворны и для самой машины, другие же как бы носят в себе какое-то разрушительное начало. Люди издавна понимают значение ритма в труде. Приходилось видеть, как для общественных работ присоединялись местные оркестры для вящей успешности. Даже в далеких гималайских лесах дровосеки носят деревья под удары барабана. Всем это известно, и тем не менее сознательная согласованность труда все-таки является чем-то ненужным и неопознанным в глазах большинства.

Уже не будем говорить о том, что некоторые стороны труда, очень тяжкие, требующие большой подготовки, часто совершенно игнорируются.

Взять хотя бы труд народного учителя. Всегда он был и несправедливо мало оплаченным и всегда оставался под сомнением ото всех сторон. В то же время решительно каждому известно, что воспитание детей может быть поручаемо лишь человеку, действительно образованному, имеющему в своих предметах основательные познания и вполне обеспеченному, чтобы не рассеиваться в отыскании побочной работы. Неправда ли, все согласятся с необходимостью сказанных условий? Тем не менее и в общественных и в государственных масштабах народный учитель останется в прежнем бедственном положении. Мало того, если в казначействе не окажется наличных сумм, то, вероятно, прежде всего народный учитель, врач, ученый, будут исключены из бюджета. Уже не говорим о писателях, художниках и прочих лицах свободных профессий, которые так необходимы для народного образования и вызывают наименьшие заботы государства. Скажите, что это не так?

В основе всяких таких прискорбных и продолжающихся недоразумений все же лежит невежественное понимание о труде. Естественно, все желают, чтобы их государство преуспевало. Все довольны, когда общественные начинания кем-то похвалены. Вместе с тем обычно лишь как исключения люди понимают всю меру ценностей труда. Апостольское речение безусловно правильно. Никакие дармоеды и паразиты не имеют права на существование. Но при этом, насколько нужно воспитать народное сознание в истинном понимании, что такое труд во всеобщее благо.

Не случайно человечество знает многие поучительные житейские примеры. Великий пример сапожника Беме или мастера линз Спинозы, примеры некоторых епископов, бывших превосходными ткачами, и другие такие же поучительные житейские опыты должны бы достаточно показать оценку качества труда. Наконец, мы всегда имели пред собой потрясающий в своей убедительности пример Преподобного Сергия Радонежского, который не принимал даже куска хлеба, если не считал его заработанным.

Такие ясные зовущие примеры должны бы быть рассказаны вполне убедительно во всех школах. Тем самым внеслось бы равновесие трудовых оценок. Стерлись бы многие гордыни, но с другой стороны, и сердечно понялась бы радость о каждом прекрасно исполненном труде. Если все это так не ново, то почему же оно много где не применяется?

Почему же до сих пор министерства народного просвещения или трудовой промышленности и сельского хозяйства - иначе говоря, всего, что связано с мирным преуспеянием, находится на третьих и четвертых местах? А иногда даже вообще поглощается какими-либо другими соображениями. Ведь это так, и никто не может уверять, что сказанное есть преувеличение.

Сказанное не только не есть преувеличение, но оно недостаточно повторено. Из того, что некоторые люди вообще избегают мыслить о культурных ценностях, избегают хранить их и поставить на должное в цивилизованном государстве место, уже из этого одного видно, насколько люди мало берегут то, что лежит в основе мирного труда и творчества.

Заслуженно твердо сказал Апостол о нежелающих трудиться и тем самым не признающих значения труда. Они могут и не есть, они не нужны для жизни, они - сор и мусор. Вот как оценивается небрежение к понятию труда.

В настоящее время, во дни всяких механизаций, требуется тем большее внимательное отношение к труду, требуется справедливость к труженикам всех родов и всех областей. Люди уже догадались, что увлечение роботами не есть высшее достижение. Тем самым будет осознано и качественно творческое начало каждого труда.

Опять-таки посмотрите, как живут и трудятся истинные труженики. Каждый день в полном порядке, в полной прилежности и терпении они создают что-то и создают не для себя, но чьей-то пользы. В этой анонимности заложено так много величия! Заложено много понимания, что все это есть, в конце концов, условный иероглиф, как каждое имя, каждое понятие. Эти имена становятся вполне именами собирательными. Когда произносится "Эдисон", то уже не думается именно о Томасе Эдисоне, но как о мощном собирательном понятии изобретательности на пользу человечества. Так же точно, будет ли произнесено имя Рафаэля или Рубенса, оно уже не будет чем-то чисто личным, оно попросту будет характеристикой эпохи.

На старинных китайских изделиях имеются своего рода марки. Они тоже не имеют в себе ничего личного. Они стали тою печатью века, о которой так много говорилось.

Пусть будет печатью нашего века широкое и справедливое осознание труда. Пусть не будет забыт каждый полезный творящий работник. Пусть во всех государствах вопросы образования, просвещения, труда будут на первом месте.
4 мая 1935 г. Цаган Куре (6)

 

 

ЖЕЛАННЫЙ ТРУД

 

 

Часто обсуждается, насколько желанность труда повышает продуктивность и качественность. Все согласны на то, что это условие труда намного улучшает все следствия работы. Но бывает лишь разногласие в процентности отношения. Некоторые думают, что следствия улучшаются на двадцать и тридцать процентов, а другие допускают даже эти улучшения до семидесяти процентов.

Допускающие такой большой процент качественности и продуктивности желанного труда не ошибаются. Даже нельзя и сравнить произведение, сделанное под насилием, с тем прекрасным результатом, который достигается при сердечном вдохновении. То же самое сказывается решительно во всех деланиях.  Будет ли это творчество искусства или будет ли это так называемая рутинная каждодневность, основа желанности будет всюду светлым знаменем победы.

Нередко каждому приходилось встречаться с особым типом людей, во всем как бы играющих на понижение. Подобно биржевым спекулянтам на понижение, такие люди во всем решительно найдут и будут упорствовать на чем-то понижающем. Обычно они сами себе причиняют огромный и непоправимый вред и тем не менее все же будут решительно на все кисло улыбаться и находить лишь дефекты. Исправлять эти дефекты они не позаботятся, ибо в них самих не будет радости создания и желанность всякого труда будет им незнакома.

Также каждый встречался и с типами поденщиков, стремящихся к безответственности. И это свойство является вследствие того же отсутствия желанности труда. Говорю о труде желанном и не смешиваю его в данном случае с трудом любимым. Любить труд любимый совсем не трудно. Не в том дело. Каждому в жизни приходится встречаться со всевозможными обязательствами, в выполнении которых он должен приложить труд. Иногда этот труд будет протекать в совершенно нежданной области. Придется спешно познавать, придется проявить доброжелательную находчивость. Достигнуть этого можно, лишь если в сердце не потухла желанность труда как такового.

Помню давнишний рассказ о том, как некто начал выговаривать себе количество праздников. Собеседник пошел ему навстречу и начал предлагать еще новые и новые праздничные сроки. Наконец сам любитель праздников начал смущаться длиннотою списка и когда подсчитал, то оказалось их в году 366. Тогда весь этот вопрос упал сам собою. Праздник и должен быть. Праздник и есть в желанности труда. Если каждый труд осознается как благо для человечества, значит, он и будет тем самым желанным праздником духа.

Марафон качества, марафон устремленности, спешности, производительности - все это прекрасные марафоны. В них-то и испытуется качество духа. Конечно, в каждом существе есть зерно духа, но состояние и качество их различны. Так же точно, как нельзя оставаться недвижным в космическом движении, так же точно и состояние духа должно безостановочно изменяться. Пожелаем лишь и всем, и себе прежде всего, чтобы чаша духа не расплескалась. Чтобы тяжкие капли хаоса не испепелили ценную накопленную влагу чаши.

Вот говорят о засухах. Но где эти засухи? Разве только на земной поверхности. Говорят о пятнах на солнце. Только ли на солнце эти пятна? Запятнать все можно. Лучшим очищением этих пятен все-таки останется желанность труда. Эта желанность не выразится в физических мерах. Огненно она осветит все потемки и даст ту светлую улыбку, с которою нужно встретить грядущее.

17 Июня 1935 г. Цаган Куре (7)

 

 

А вот, что писала о труде Е.И.Рерих:

 

 

Друзья мои, трудитесь в напряжении всех сил, ибо лишь на пределе напряжений приходят новые возможности. Законы во всем одинаковы, и мы знаем, что новые энергии рождаются на пределе сильнейших напряжений. Потому повышение деятельности и обострение сил дадут вам достижение красоты (Е.И.Рерих Письма Т.1,1929г.).

Следует подчеркнуть значение действия или труда для пробуждения и развития психической энергии, ибо психическая энергия нуждается прежде всего в упражнении. Нельзя ограничивать ее случайными порывами, только постоянный, систематический или ритмический труд может настроить ток ее. Правильный обмен психической энергии основан на ритме. Подчеркните всю губительность лени, которая, останавливая в нас действие психической энергии, тем самым разрушает всю нашу эволюцию, приводя, в конечном результате, к полному разложению. Ведь теперь уже начинают замечать, что самые занятые люди наиболее долговечные при условии ритма в их труде и без чрезмерного отравления организма ядами. Следует указать, что в каждый труд должно быть внесено начало полной сознательности. Также устремление к улучшению качества каждого труда и каждого действия является лучшим методом для роста и нагнетения психической энергии. (14.05.37 Рерих Е.И. Письма. 1929-1938 т.2)

Также следует еще больше подчеркнуть значение труда, этого важнейшего краеугольного фактора нашего существования. Можно припомнить мудрое пояснение библейской легенды: «Посмотрим, как искажена легенда об уходе Адама из Рая. Бог его проклял наставлением о труде в поте лица. Странный Бог, проклинающий трудом! Разумное Существо не может угрожать трудом, который есть венец Света. Что же лежит в основе этой легенды? Когда человек, благодаря женской интуиции, пришел к одолению сил природы, тогда его напутствовал Руководитель. Главное напутствие было о значении напряженного труда. Это скорее благословение, нежели проклятие. Упоминание пота есть символ напряжения. Нелепо думать, что пот явление только физическое. При мыслительной работе исходит особая эманация, ценная для насыщения пространства. Если пот тела может удобрять землю, то пот духа восстанавливает прану, химически претворяясь в лучах солнца. Труд – венец Света. Надо, чтобы учащийся школы помнил о значении труда как фактора мироздания.  Последствием труда будет твердость сознания» (22.03.35 Рерих Е.И. Письма. 1929-1938 т.1).

Мне очень хотелось бы, чтобы Вы еще сильнее подчеркнули труд как главный фактор воспитания духа, причем указали бы, главным образом, на значение качества его. Также на совершенную необходимость умственного труда, ибо если пот физического труда питает землю, то пот умственного труда претворяется лучами солнца в прану и дает жизнь всему сущему. При осознании этого значения умственного труда, явится и должное уважение к мыслителям, ученым и прочим творцам.

Лишь умственный труд дает нам и расширение сознания и тем приобщает к дальним мирам, ко всему Космосу, и устремляет к радости беспредельного совершенствования. Именно, нужно воспитывать в себе радость беспредельному совершенствованию.

<…>Пусть дети называют себя героями и применяют к себе качества замечательных людей. Пусть дадут им книги четкого изложения, где без примирительных смазываний будет очерчен Облик труда и воли. Даже для медицинских целей этот бодрый зов жизни незаменим. (11.10.35 Рерих Е.И. Письма. 1929-1938 т.2)

….на Востоке говорят, что мы «должны сеять, не думая о результатах». Я понимаю это так – мы должны научиться исполнять нашу работу как можно лучше, из любви к самой работе, но не к результатам ее. Только тогда работа наша будет прекрасна. Ключ ко всем достижениям лежит в этой бескорыстной любви к каждой работе, к каждому труду, выполненному нами (27.01.33 Рерих Е.И. Письма. 1929-1938 т.1).

 

 

Учение Живая Этика о труде

 

 

Хозяину подобно, в постоянном действии,
Не убоимся капель труда.
Даже злое действие лучше неподвижности. (Зов, Июнь 28, 1922 г.)
Трудитесь. Путь открыт для труда.
В ваших руках величайшие возможности. (Зов, Июль 25, 1922 г.)
Только творящий труд ведет к победе.
Труд поймите широко. (Зов, Август 3, 1922 г.)
Надо счастье утверждать трудом. (Зов, Январь 7, 1923 г.)
Не песнопением, не восхищением ждите,
Но напрягите труд ваш во Имя Мое.
Не за сном, не за едою,
Но за трудом Я оправдаю Моих возлюбленных.
Утром, твердя семисловие,
Скажите, помоги нам не пройти мимо труда Твоего!
И, повторяя Имя Мое и утверждаясь в труде Моем, вы дойдете до дня Моего.
Запомните и читайте Слова Мои.
В эти тяжкие дни трудом оправдаетесь, и действием вознесетесь, и Моим Именем достигнете.
Я сказал. (Зов, Январь 20, 1923 г.)
Спросят: "Какое ваше небо?" Скажите: "Небо труда и борьбы". Из труда рождается непобедимость, из борьбы - красота. (Оз. 3-II-2)
Не может быть восхождения без труда. ( Н. 128)

Истинно, пусть будут благословенны напряжения сил и труд, которые приучают нас к высшему пониманию. Нельзя подвинуться, не приведя в движение мускулов. Нельзя возвыситься без обострения сознания. Только в труде мы познаем тот трепет, который научает нас встретить высших Руководителей.(Н. 195)

Урусвати знает, что каждое Наше указание есть открытие входа. Но нет такого указания, которое не требовало бы для выполнения труда. Много существует вымыслов о небывалых Наших великолепиях, но мало сказано о труде. Когда же сопоставим самый напряженный человеческий труд и продолжим его в беспредельность, то поймем и качество всех трудов надземных.

Нужно посоветовать человечеству утроить напряжение труда. Именно в дни Армагеддона такой совет будет самым насущным. Каждый может остаться при своем труде, но умножив его. Только такая забота о напряжении и качестве труда может до некоторой степени уравновесить смятение человечества. Кто найдет в себе силу даже среди смятения трудиться, тот уже образует вокруг себя равновесие. Особенно оно необходимо, когда целые народы впадают в безумие.

Пусть люди не надсмехаются над мирными трудами даже во время боя. Мы трудимся не для сегодня и не для Земли, но для суровой Битвы. <…>

Спросят: «Что же делать?» Скажите — трудиться как никогда. Каждый пусть сделает как лучше, если бы даже это было только самой обиходной работой.

Спросят: «Не лучше ли сосредоточиться мысленно»? — Но это прекрасное состояние может нарушиться, вследствие пространственных токов и вихрей. К тому же народ не умеет мыслить и колеблется, как тростник под вихрем. Но в такие вихри нужно крепко ухватиться за нечто прочное, таким прочным в народном сознании будет труд. Учитель должен приучить питомцев к труду и похвалить лучшее качество. К такому совершенствованию приложится и рост мысли.

Мыслитель любил указывать на женщин, несущих воду. Он говорил: «Они не знают чью жажду утолят».( Н. 438)

Огненная стихия требует нагнетения; она сверкает при напряжении, и потому труд есть огненное действо. Конечно, подвиг, как венец труда, есть самое сияющее напряжение огня. Поймем труд, во всем его значении, как умственный, так и физический. Умение уважать степень каждого труда показывает вмещение, годное для Огненного Мира.( МО.2. 418)

Лишь труд на пользу Мира даст равновесие. Труд дает и радость и понимание Беспредельности. Он же даст и познание движения миров.

Спросят — в чем лучшая пранаяма? Чем вырабатывается лучший ритм? Чем побеждается червь уныния? — Трудом. Лишь в труде образуется очарование совершенствования. В труде придет и огненное крещение. (Н. 102)

Люди часто повторяют — труд неустанный, но в духе боятся его. Нельзя указать, кто без расширения сознания может радоваться труду бесконечному. Только Наши люди поймут, как жизнь соединяется с трудом, получая из него силы преуспеяния. Можно понять, как огонь неистощим и также энергия, получаемая от труда. Исполнение Агни Йоги начинается с часа осознания труда.
<…> …лишь свободное сознание может развивать труд, как праздник духа.
<…> Также познается труд насыщения пространства. <…> Прося об Йоге Огня, люди должны понять труд, как воспламенитель.(АЙ.347)

Если сердце аккумулятор и трансмутатор энергий, то должны быть и лучшие условия возмущения и привлечения этих энергий. Самым основным условием будет труд, как мысленный, так и физический. В этом движении собираются энергии из пространства. Но нужно понять труд, как естественное наполнение жизни. Так труд всякий есть благодать, а суемудрие бездействия есть самое вредное в смысле космическом. Полюбить бесконечность труда есть уже значительное посвящение, оно готовит к победе над временем. Условие победы над временем обеспечивает ступень в Тонком Мире, где труд есть такое же непременное условие, как и в теле. Жалоба о труде может исходить от рабов тела. (С. 79)

Полюбите труд, он есть замена времени. Разве можно представить Нашу жизнь, если не осознать обиход полный гармонии? Не дни, не годы, но череда радостей труда, только это состояние восхищения дает силу прожить, не замечая времени. Но у Нас имеются и другие радости, которые могут быть доступны труженикам. Напряжение труда приближает к музыке сфер, но обычно люди не замечают зачатки ее. (Н.324)

Труд должен быть добровольным. Сотрудничество должно быть добровольным. Община должна быть добровольной. Никакое насилие не должно порабощать труд. Условие добровольного согласия должно лечь в основание преуспеяния. (Об.9)

Всякая насильственность осуждена. Насильственное рабство, насильственный брак, насильственный труд возбуждают возмущение и осуждение. (Об.219)

Нельзя заставить полюбить труд. Каждое насилие в этой области породит лишь отвращение.<…> Итак, кто боится труда, пусть забудет о Нашем существовании. (Н.66)

Труд может быть четырех родов — труд с отвращением, который ведет к разложению; труд несознательный, который не укрепляет дух; труд, преданный и любовный, который дает жатву благую и, наконец, труд, не только сознательный, но и священный под Светом Иерархии. Невежество может полагать, что непрерывное общение с Иерархией может отвлекать от устремления к самому труду, наоборот, постоянное общение с Иерархией дает высшее качество труду. Только Источник вечный углубляет значение совершенствования. Нужно установить эту пламенную меру труда. Само приближение к Миру Огненному требует познания труда земного, как ступени ближайшей. Мало кто из трудящихся может распознать свойство своего труда, но если бы труженик устремился к Иерархии, он немедленно подвинулся бы к ступени высшей. Умение поселить в сердце своем священную Иерархию есть тоже умное делание, но такое делание приходит через труд. Не тратя времени лишь для себя, можно среди труда приобщаться к Иерархии. <…> Пусть каждый ритм работы звучит именем Владыки. (МО2. 118).

Урусвати знает неутолимую жажду делания. Невозможно внушить это стремление искусственными мерами. Оно должно сложиться в глубине сознания, как следствие многих жизней. Нужно особенно беречь такие достижения. Названное делание не только полезно самому деятелю, но оно творит атмосферу, которая побуждает к здоровому труду.

В честь труда сложены величественные гимны и написаны возвышенные трактаты. Все это правильно и сделано во благо. Представьте себе труженика, пожизненно прикованного к неизменному станку. Услышать можно, как в древности гребцы приковывались на кораблях, и рабы влачили за собою цепи колеса. Теперь цепи неуместны, но зато изобретены оковы более прочные.

Иначе могут зазвучать гимны труду, напетые у одного и того же каждодневного станка. Многие из таких тружеников даже лишены продвижения. <…> Мастерство должно быть дано каждому человеку. В рукодельных творениях человек познает вечное совершенствование.

В каждом своем состоянии человек может приобщиться к какому-то ремеслу. Это мастерство сохранит человеку молодость мышления, — оно преобразит дом в очаг прекрасный. Сколько независимости создает вольное мастерство! Люди любят примеры; в разных веках можно наблюдать за развитием свободного мастерства. В нем и гимны труду споются звучнее и сколько полезных улучшений произойдет.

Мы говорили, что ритм труда есть своеобразная йога. При каждой йоге нужно устремление и восхищение. Эти цветы растут в саду мастерства. Возлюбив мастерство, человек полюбит и каждый труд, и тем ближе будет он и к Нам.
Мыслитель наставлял, что тот труд ведет к совершенствованию, который имеет в себе красоту. (Н. 500)

После подробностей обихода нужно обращаться к явлениям великого движения. <…> Уявление великого потока принесите к вашему рабочему станку и окрылите ваш труд. Как же иначе вольете совершенную технику в ваши изделия? Насыщенность трепета возможностей даст ритм работе. От каждого зерна, сознательно уявленного, подымается серебряная нить к дальним мирам. (Об.135)

Прочие области труда человеческого также не могут отрешиться от Начала Высшего. Труд земледельца не будет расширяться, если он будет рабом поденным. Каждая работа имеет творческую область. Мысль земная свяжет земными пределами, но эволюция содержит в себе и Высшее Начало

 

Пусть будут написаны книги по разным областям труда. Пусть в них сравнивается труд рабский, ограниченный, с трудом вдохновенным и беспредельным. Нужно показать во всей научности, какие возможности открываются при обновлении качества труда. (А.301)

 

Труд ненавидимый является бедствием не только для неудачного работника, но он отравляет всю окружающую атмосферу. Недовольство работника не позволяет находить радость и совершенствовать качество. Кроме того, империл, порождаемый раздражением, усугубляет мрачные мысли, умертвляя творчество. Но может возникнуть определенный вопрос — как поступить, если не каждый может найти труд соответственно призванию? Несомненно, много людей не может приложить себя, как хотело бы. Существует лекарство, чтобы возвысить такое увядание. Научные достижения показывают, что поверх каждодневности существует прекрасная область, доступная всем — познание психической энергии. Среди опытов с нею можно убедиться, что хлебопашцы часто обладают хорошим запасом энергии. Также и многие другие области труда способствуют сохранению силы. Потому среди самой различной работы можно найти мощь возвышающую. (Бр.92)

Следует сказать человеку — не обессиливай себя; недовольство, сомнение, саможаление поедают психическую энергию. Явление труда отемненного — ужасное зрелище! Можно сопоставлять следствия работы светоносной и работы отемненной, когда человек сам себя обокрал.

Считаю, что наука должна и в этом вопросе помочь. Уже существуют аппараты для измерения давления крови, также будут аппараты для сопоставления отягощенного или вдохновленного состояния организма. Можно убедиться, что человек, не поддавшийся влиянию трех указанных ехидн, работает в десять раз лучше; кроме того, он сохраняет иммунитет против всех заболеваний. (А.303)

Урусвати знает, что Мы поощряем мастерство во всех областях труда. Каждый может иметь свое искусство, каждый должен приложиться к совершенствованию. Пусть эти попытки будут не очень удачны, но они все-таки помогут найти новое сосредоточение. Мы, во время Нашего пути, постоянно проводили в жизни усовершенствование не только ремесел, но и искусства. Мы учили новым химическим сочетаниям. Мы поощряли керамическое и резчицкое искусства. Мы даже учили охранять пищевые продукты. Говорю об этом, чтобы напомнить о разнообразии подходов к эволюции. (Н.298)

Если люди не умеют различать движения вещества Бытия, то все же они отлично могут творить в пределах мастерства своего. Древние говорили — «подождем среди труда». Каждое мастерство будет лучшим закалом терпения и это вполне в силах человеческих.

Наши труды пусть будут напоминанием о действенном терпении. Терпение даст и отчетливость работы. В высоком качестве труда поймем и значение гармонии.

Мыслитель говорил: «Мне хочется, чтобы в каждом труде звучали струны пространства. Великая музыка есть действие Наших Покровительниц Муз». (Н.411)

Надо и животным работать, потому как сознательно надо применить труд человеческий! Различать труд не будем. Различие лишь по сознательности и бессмысленности. (Оз.3-VI-14)

В сознательной общине место есть для каждого труда. Может каждый выбрать труд по желанию, ибо каждый труд изощрен новыми достижениями. Нет скуки механического выполнения, ибо работник является в то же время испытателем. Он понимает значение задачи, чтобы, не нарушив общий комплекс движения, внести совершенствование работы. <…> Решительно каждый находит работу по себе и по желанию может изменять ее. Таким образом, нужно желание работы и раскрытое сознание, при котором каждый труд становится увлекательным. Ведь работа идет для будущего, и каждый несет лучший камень. (Об.202)

Каждый общий труд содержит много сторон, которые отвечают различным способностям. Разве тесно поле труда? Разве не весело чувствовать около себя истинных сотрудников? (Бр.108)

Сознание — «все могу» не есть хвастовство, но лишь осознание аппарата. Самый убогий может найти провод к Беспредельности, ибо каждый труд в качестве своем открывает затворы. (О.102)

Сколько незаметных трудов в физическом мире дает прекрасные следствия в тонком состоянии — так широко нужно оценивать труды. Часто, казалось бы, отвлеченное производство дает самые конкретные нахождения и, казалось бы, самые точные исчисления дадут лишь опыт терпения. (С.116)

Пусть несовершенство неизбежно, но, все-таки, существуют отрасли труда, воплощающие добро в полном его значении. Разве труд земледельца не добро? Разве творчество прекрасное не добро? Разве мастерство высокого качества не добро? Разве знание — не добро? Разве служение человечеству — не добро? (Бр.261)

После труда работник и добрее, и терпимее. Много усовершенствования происходит в труде. В труде эволюция! (А.323)

Мы посылаем мысль о добре, о труде, о действии. Не может быть добра без действия. Не будет добра там, где нет труда. Не будет добра, когда нет противодействия злу. (Н.57)

 

Чем же можно преградить путь зла? Только трудом на Земле. Мысль и труд, направленные ко Благу общему, будут крепким оружием против зла. Нередко начинают словесно поносить зло, но хула уже безобразна и невозможно бороться посредством безобразия. Такое оружие негодно. Труд и мысль прекрасная будут оружием победным, — таков путь Братства. (Бр.578)

Всегда путь добра не песнопение, а труд и служение. (Зов, Апрель 10, 1922 г.)

Учитель рад, когда коллективный труд возможен. Отрицание коллективного труда есть невежество. <…> Пока личность страшится собирательного труда, она еще не индивидуальна, она еще пребывает в удушении самости. Лишь истинное распознавание нерушимости свободы может дать приобщение к коллективу. Только таким истинным путем взаимоуважения придем к согласному труду, иначе говоря, придем к действенному добру. В этом добре зажигается огонь сердца, потому так радостно каждое проявление труда согласного. Такой труд уже необычайно усиливает психическую энергию. Пусть он заключается лишь в краткой совместной работе, хотя бы кратко вначале, только бы в полном согласии и в желании преуспеяния. Сначала от несогласованности явление утомления неизбежно, но затем комплекс силы коллективной удесятерит энергию. (МО1. 288)

 

Туже надо завязать пояс труда, не как несчастье, но как достижение ступени. Пахарь, полагающий силу на преображение коры земной, часто может подать руку самому Риши, благодетельствующему мыслью человечество. Правильно заметили, что каждый жнец был сеятелем и сеятель жнецом. <…>

Приучайтесь к красоте труда, к творчеству мысленному — так победим тьму. (С. 80)

Не будет противоречия между указанием о напряженном труде и мгновениями озарения. Каждый знающий мгновения озарения понимает, что они безвременны и достигаются не умствованиями, но чувством, которое расцветает при ярком достоинстве труда. Простая истина, что труд есть молитва, не всегда доступна людям, потому можно совершить доброе дело, твердя эту истину.

Учитель пусть обладает несколькими ремеслами, чтобы среди умных упражнений вдохновлять и к высшему качеству мастерства.

Мыслитель настаивал, чтобы ученики избрали какое-нибудь ремесло и умели в нем находить совершенствование. (Н.440)

Труд так же ведет к Высшему Миру, как и знание. Ведь каждый труд есть познавание. Так труд есть молитва. (А.62)

; Находятся невежды, которые полагают, что молитва вообще неуместна среди деловой жизни. Следует поставить им на вид — какое такое дело они считают несовместимым с молитвой — очевидно, дело злое и корыстное? Именно, во зле нет места молитве, но всякий добрый труд нуждается в молитве, открывающей Силы Высшие. (А.58)

Одни всецело посвящают себя молитве, другие умеют совмещать молитву с трудом. Не будем взвешивать, что ценнее, лишь бы молитва и связь с Высшим Миром существовали и преображали жизнь. Не удивитесь, если трудник принесет лучшее качество работы, совершая ее с призванием Высшей Помощи. Не удивитесь, если самая краткая молитва будет доходить лучше. (А.43)

Могут быть воздействия средних сфер, направленные, по мнению одержателей, во благо. Но особенно хороших следствий не получается. Одержатели таких невысоких степеней и вместилища, им доступные, небольшого развития — получается двоемыслие, неуравновешенность и неумение владеть собою. Много таких людей, которые зовутся слабовольными, при этом обе воли уменьшают друг друга. Лечить таких людей можно, лишь предоставляя труд по их избранию, но в большой мере. При сосредоточенности труда одержателю наскучит оставаться без выявления, ибо каждый одержатель стремится к выявлению своего Я. (МО1.283)

Также не нужно забыть, что многие преступления совершаются под влиянием одержания. Значит, таких людей нужно лечить, но не карать. Конечно, при таком лечении имеет решающее значение усиленный систематический труд. Для одержателей каждый труд ненавистен. Они пытаются погрузить в хаос, но сущность труда уже есть проявление. (Н.107)

Хочешь ли прославлять труд? — покажи свою способность к нему. Не осуждай того, кто может трудиться каждый день. Не обессиливай себя неравномерным трудом. Судорога мускулов не есть сила. Так покажи насколько труд сделался потребностью жизни. Только тогда твое славословие труда будет достойным Братства. (Бр.550)

Спрашивают — как быть с каждодневной рутиною? Очень боятся ее, считают гибелью творчества, думают об унижении достоинства. Но скажем — признайте в каждодневной работе пранаяму, возвышающую сознание. Прана нисходит из высших сфер, но каждая работа рождает энергию, которая в сущности своей подобна пространственной энергии. Так знающий существо энергий может тачать сапоги или бить ритм барабана, или собирать плоды. Во всем будет рождена высшая энергия, ибо она рождается из ритма Космоса. Только низкое сознание боится ритма труда и тем создает темницу свою. Трудно понимает человечество, что царь и сапожник вполне соизмеримы. (АЙ.645)

Также часто люди воображают себя тружениками, но при первой необходимости постоянного труда падают духом. Давно сказано — будьте одинаковы в счастье и несчастье, в удаче и в неудаче. <…> Нужно уважать тех, кто способен к постоянному труду. (А.505)

Плодотворное сотрудничество поможет восприятию постоянства труда. Не может человек делать лишь одно и то же. Но углубление качества и нахождение новых приемов будут постоянным обновлением мысли. Полюбить постоянство труда можно лишь преуспеянием качества. (А.511)

Можно наблюдать, как при дружелюбии в десять раз облегчается работа, и, казалась бы, чего проще при устремленном труде только желать добра и успеха ближнему! Явление радости является результатом труда явленного. Радость великий помощник. (МО3.424)

Майтрейя благословляет на радостный труд. Майтрейя труд посылает на землю во имя чуда. (Оз. 2-II-1)

Истинно, Мы видим огонь даже в самом маленьком работнике, если в духе его живет песнь нескончаемой радости труда. Скажем — Мы ценим каждое проявление истинного труда, ведущее к эволюции. (Б.1.35)

Можно радоваться, когда в земной жизни труд дает высшую радость. (А.154)

Кто может радоваться каждодневному труду, тот идет к Братству. (Бр.350)

Наша Община имеет один нескончаемый праздник труда, где бодрость служит вином радости. Нельзя утешаться вдохновением, можно успеть удержать сознание на степени творческого терпения и петь подобно птицам, для которых песнь есть выражение существа. Но надо изгонять пугал песни, ибо степень песни есть степень качества труда. (О.163)

Вы слышали иногда прекрасное пение — поистине, труд может сопровождаться и радостью и мыслью вдохновенною. Но ко всему должно испытывать себя. (Бр.17)

Радость есть явление силы Создателя, освещающей тьму мира, куда Устав Наш приводит через труд каждого. (Зов, Апрель 18, 1922 г.)

Явление радости в труде тоже есть явление особой формы психической энергии. Труд радостный является успешным в несколько раз. (АЙ.572).

Урусвати знает, что одна из самых светлых радостей рождается в труде. Казалось бы эта истина должна быть известна всем, но труд снова оказывается ярмом, и люди мечтают о каких-то праздниках. Но Мы должны поделиться Нашими понятиями о труде. Мы трудимся все время, среди самых утомительных условий, но и Мы имеем праздники. Они заключаются в том, когда Мы можем устремляться к высшим мирам. Кто-то назовет и эти исследования трудом. Он будет прав, ибо изыскания сфер высших требуют много энергии. Нужно сосредоточиться всеми помыслами, кроме того и аппараты не легко управляемы. Недавно Урусвати ощутила сильное потрясение, когда один рычаг сломался в руке. Такие неожиданные осложнения могут всегда происходить. Но различие велико между сломанным рычагом в рутинной работе и при касании к сложным аппаратам. Несмотря на могущие возникнуть осложнения, труд, устремленный к высшим сферам, есть праздник. Так и среди земных трудов можно находить труд праздничный.

Пусть каждый отдаст себе отчет, какой труд для него будет праздником. Пусть каждый проверит себя, на каком труде умножаются его силы. Отдых в смене труда. Да, да, да, люди еще долго не поймут, что отдых может быть в смене труда. Также будет не усвоено, что мышление есть труд. Никто не признает, что мыслитель творит нечто действительное среди мышления.

Люди не примут, что рутинный труд может сменяться явлением мышления. Кто же представит себе все воздействие мысли, которая зажигает огни пространственные и слагает здания среди Тонкого Мира? (Н.363)

Называем энергию и трудом. В постоянном сознательном устремлении энергия получает дисциплину. Сознательность труда есть основа раскрытия сознания, иначе говоря, начало действия психической энергии. Ошибочно думать, что одно напряжение уже приведет в движение энергию.

Когда говорю о сознательности труда, имею в виду озарение, которое дается при сознательном труде. (А.477)

Скажем сегодня о труде. Сознательное развитие психической энергии являет насыщенность труда. (АЙ.525)

 

Психомеханика будет верным определением приложения психической энергии. Можно заметить интересные опыты при фабричном труде. Каждый опытный работник знает, что машины требуют отдыха. Трудно ближе определить это явление, но оно значительно знакомо даже тем, кто не имеет понятия о психомеханике. Нам приходилось делать опыты на ткацких фабриках, где имеются сотни станков и до сотни довольно опытных работников. Станки просили отдыха вне разрешаемой пропорции, вне зависимости от опытности ткача. Подвергая ткачей психическому испытанию, можно было ясно видеть, что в руках, обладавших психической энергией, станки менее нуждались в отдыхе; как бы живой ток сообщался станку и удлинял его жизнеспособность. Эта живая координация между работником и станком должна быть применена в общинах труда. Можно достигать этого выгодного условия лишь при изучении психомеханики. Государственная задача вызвать к жизни наиболее производительные условия, принимая меры и направляя ученых к облегчению жизни коллектива вплоть до анонимности. (О.176)

Каждый труженик имеет право на улучшение своей области работы. Пусть это будет не только правом, но и обязанностью. Каждый труд может быть улучшаем. Такое творчество улучшения будет радостью работника. Можно представить, что государство должно ободрять и поощрять каждое улучшение производства. Всякая работа в своих приемах может быть беспредельно улучшаема. Не только великие изобретатели имеют удел обогащать человечество, но каждый участник работы своим опытом нащупывает новые возможности и приспособления. (А.510)

Нельзя назвать ни одной отрасли труда, где бы человек мог считать себя уединенным, потому кооперация делается как бы наукою жизни. <…> Каждое законодательство должно уделить большое место кооперативному началу. Пусть каждая отрасль будет защищена твердыми законами. Жизнь многообразна, и сотрудничество не может быть обусловлено одним выявлением. Тонкие энергии привходят в каждый труд и должны быть очень осторожно обережены законами. (А.423)

И войдет в чистый труд высокое качество через любимое мастерство. Утвердится во всей жизни качество прекрасное. <…>Так будем утверждать любимое мастерство, которое вознесет всю жизнь. Наука, укажи качество лучшее. Наука, привлеки сильнейшие энергии. Знание духа пусть сияет над каждым рабочим станком. (Об.10)

При разрастании областей труда качество сделалось особенно насущным. Сотрудничество разных областей потребует и одинакового высокого качества — это относится как к умственному труду, так и к физическому. В области умственного труда заметно расхождение устремлений. Мнения могут быть различны, но качество их не должно быть уродливо. (Бр.301)

Сам Великий Путник принимал человеческое достоинство и знал из Учений Индии, что никто не может поколебать дух человеческий. <…> Еще Он учил о качестве подвига: «Каждый улучшающий качество труда своего, уже совершает подвиг. Даже если он действует ради себя, он не преминет принести и другим пользу. «Труд имеет качество в себе такое, что любой получит от него пользу. Не только в земном мире радуются качеству труда, но и в Тонком Мире наблюдается особое внимание к прекрасному труду.

И еще говорил: «Вы по восходу судите обо всем дне. Вы замечаете, когда восход облачен или ясен, когда солнце красно или туманно. Также и в жизни уже с детских лет можно предвидеть развитие существа человека. Можно наблюдать как заложено в нем все, что обнаружится позднее. Кто любит с детства трудиться, тот и останется тружеником».

Природа труда или праздность заложены в прошлых жизнях. Многие пребудут в Тонком Мире и не научатся радоваться труду. Утверждаю, что качество труда складывает и дальнейшее восхождение. Ошибочно думать, что лишь цари восходят, а пахари нисходят. Качество труда может быть достигаемо в любом состоянии. Также учил Он о превосходстве знания над невежеством. Знание есть следствие великого труда. (Н.174)

Когда спросят — «как провести час трудный?» Скажите — «только в ожидании, только в устремлении к Учителю или в труде». Скажите — «истинно, во всех трех мерах». Также труд должен быть, как бы укладка всех ценностей в дальний путь. Качество труда открывает врата сердца. (С.406)

Урусвати знает значение труда. Называют труд молитвой, радостью, восхождением. Много определений существует этому напряжению психической энергии. Люди могут пользоваться естественной дисциплиной в труде. Поистине, пранаяма проявляется в ритме труда. Не может быть такого труда, который бы не подлежал совершенствованию. Усовершенствование может принадлежать любой области. И напрасно люди полагают, что многие отрасли труда устрашают своей рутиной. Опытный мастер развивает и усовершенствует каждое свое движение.

Но нужно обратить внимание на один показательный признак. Люди часто сопровождают труд песней или говором, как бы ободряя себя. Кроме таких явных проявлений существуют еще так называемые шептания. Они представляют нечто среднее между мыслью и словом. Человеку кажется, что он ничего не произносит, но у него все же складываются неразличимые, внешние шептания. Такие ритмические шептания подлежат изучению. Они не только являют природу человека, но и показывают насколько психическая энергия участвует в каждом труде.

Иногда шепот не имеет прямого отношения к самому труду. Нередко человек, точно бы рассказывает себе какие-то новые истории. Может быть, напряженная энергия пробуждает из «чаши» давние воспоминания? Такие опыты надо исследовать, ибо в них могут проявляться черты давних жизней.

Также нередко, во время труда, человек шепчет числа или алфавит, или имя, которое не знакомо ему. Каждое такое проявление имеет крупное значение и сам труд принимает облик величественный, Мы можем подтвердить это на собственном примере. Мыслитель не раз прислушивался чем люди сопровождают труд. (Н.297)

 

Народы трудовой радости вправе ожидать от Вождя справедливую оценку труда. Вождь должен оказать достойное понимание труда как основной ценности. Вождь должен распознавать явление истинной заслуги, как умственной, так творческой, так и мускульной. Радость должна быть следствием труда. <…> Невозможно лишать людей работы, но зато следует избрать для них труд, соответствующий их природе. <…> Труд есть мерило качества сознания. Труд должен вести сознание к совершенствованию, тогда труд будет знаменем Восхождения и будет нести за собою радость и здоровье. Так Вождь, прежде всего, является покровителем труда и сам умеет в труде возрадоваться. (НВ.15)

Заработок не есть корысть. Плата за труд не есть преступление. Можно видеть, что труд есть единая справедливая ценность. Так можно без потрясений и смущения все разъяснить под знаменем Просвещения и Мира. (О.271)

Гармония труда настолько нужна, что в Братстве на это обращают особое внимание. Советуем иметь несколько работ начатых, чтобы тем легче согласовать их с внутренним состоянием сознания. Лучшее качество будет достигнуто таким методом. Хуже, если человек начнет ненавидеть свою работу по причине преходящих токов.

Утверждаю, что мудрая смена занятий повысит качество труда. Братство учит заботливому отношению к труду. (Бр.591)

Конечно, вы уже запомнили, что соотношение аур к пространственному веществу дает качество следствия. Именно, не объем, но цвет дает особый подход к действию. Объем ауры даст напряжение поступку, но путь будет подсказан цветом. Так невозможно подставить в чуждую группу цветов определенный способ действия. Случайное предопределение наносит смешение лучей и парализует волю. Немощь многих работников объясняется смешением разнородных цветовых групп. Здесь очень пригодился бы простой, физический аппарат для определения основных излучений. Подумайте, какое облегчение трудящимся и какое углубление напряженности — истинная экономия! Кроме количества производительности надо представить, как соотношение цветов отнесется к самочувствию работников. Много злобы и непонимания исчезнет без угроз и запретов.

Строители жизни! не забудьте, как легко простым техническим прибором достичь удобства трудящихся. Не туманная философия, не досужие мечтания, но несколько физических приборов внесут реальную помощь. (Об.131)

Около понятия труда накопилось много наветов. Еще недавно труд презирался и считался вредным для здоровья. Какое оскорбление заключается в признании труда вредным! Не труд вреден, но невежественные условия труда. Только сознательное сотрудничество может оздоровить священный труд. Не только качество труда должно быть высоко, но должно окрепнуть обоюдное желание сделать условия работы яснопонятными. Нельзя проклинать трудом, нужно отличать лучшего работника.(Об.11)

Где же будет мысль о Бесконечности, если человек ограничивает себя земным существованием? Никто не поможет ребенку радостно посмотреть в будущее, потому и труд оказался проклятием. (А.285)

При жизни можно получить воздействие сфер. Тисками являются человеческое отношение к труду и нежелание переменить ход мысли. (Б.1.6)

Говорят, что труд может быть утомителен и даже вреден для здоровья. Так говорят ленивые и неподвижные люди. Поймите, труд, правильно распределенный, по природе своей не может утомлять. Только понять, как правильно сменить группу рабочих нервов, - и никакая усталость недоступна. Не пытайтесь найти отдых в безделье. Безделье есть лишь микроб усталости. После напряжения могут заболеть мускулы, но стоит погрузиться в безделье - и вы почувствуете всю боль. Тогда как вызвав работу противоположных центров, вы совершенно минуете рефлекс бывших напряжений. Конечно, подразумевается большая подвижность, которая развивается сознательным опытом. Когда врач предписывает разнообразное лечение, находится время и возможность выполнить. Так же можно найти разумную смену труда - это касается всех родов труда. (Об.8)

Избегайте однообразия как в месте, так и в труде. Именно однообразие соответствует величайшему заблуждению - понятию собственности. <…>

Спросите себя - легко ли вам передвигаться? Легко ли вам переменять качество труда? Если легко, то, значит, вы можете понять ценность Общего Блага.

Если каждая поездка заставляет вас писать духовное завещание и перемена труда делает вас несчастным, значит, надо принять лекарство. Следует тогда предписать самые опасные поездки и назначить смену самого разнообразного труда. Разовьется мужество и находчивость, ибо первопричина - страх.<…>
Сколько нового здоровья в разнообразии места и труда! (Оз.3-V-6)
Труд лучшее противоядие против способности к ожирению. Нужно соблюдать, хотя бы, малую гигиену сердца. Устремление к труду лучшее укрепление сердца. Не работа, но перерыв сердечного устремления действует разрушительно. (С.341)

Особенно вредно отрывать человека от привычного труда. Даже при низшем труде человек творит проявление огненной энергии. Отнимите от него труд и он неминуемо впадет в маразм, иначе говоря, утеряет огонь жизни. Нельзя насаждать понятие отставных людей. Они стареют не от старости, но от погашения Огня. Когда Огонь погашается, не нужно думать, что не произойдет вреда для окружающего. Именно, вред получается, когда пространство, занятое Огнем, вдруг становится доступно тлению. (МО1.62)

 

Труд служит лучшим очистителем от всяких мерзостей. Труд порождает мощный фактор пота, который даже выдвигался, как средство зарождения человека. Пот мало исследуется, мало сопоставляется с характером личностей. Мало наблюдается относительно разных стихий. Даже малоопытный наблюдатель заметит различие групп пота. Действительно, легко заметить, что огненная природа не способствует количеству пота, во всяком случае, выщелачивает его. Земля и вода, напротив, усиленно насыщают потом. Так можно заметить, как мудро указывали на одну из первых эволюций человека. (МО.1.290)

Часто было сказано — отдых может быть достигнут не сном, но переменой труда. Конечно, кто-то перестал спать и получил плохие следствия. Нужно предварительно научить нервные центры работать группами. Нужно расчленить центровую работу. Нужно уметь соединить самые неожиданные группы и затем быстро сменять их комбинации. (Об.167)

Главное непонимание будет в том, что труд есть отдых. Отменить придется многие развлечения. Главное, надо понять, что произведения науки, искусства есть образование, но не развлечение. Ряд развлечений должен быть уничтожен как рассадник пошлости. Также явление узкого специализма должно быть порицаемо. (Об.63)

Тяжесть работы может быть ощущена, лишь когда силы распределены неправильно. Но, когда сохранена соизмеримость указа и выполнения, тогда даже сложная работа не может быть непосильна. Самым вредным будет соображение, что все отдано и без наград. Можно нарушить самое блестящее следствие этим умалением. (АЙ.332)

Как в каждой искре разряда электричества непрестанно сверкает Беспредельность, так и совместный труд рождает внепредельные следствия. Потому не назовем труд малым и ничтожным. Каждая пространственная искра не может быть осуждаема человеком. Качество пространственности должно быть почитаемо, как нечто надземное. Так и труд есть горнило искр надземных.(Бр.548)

Не думайте, что многие понимают прекрасное созвучие труда. Также немногие понимают различие между общей работой и индивидуальной; для них это просто противоречие, между тем, это лишь эволюция. Люди не должны терять индивидуальность, но в хоре каждый голос служит общему успеху, и в таком понимании нужно вспомнить об основах Братства.(Бр.519)

Мы должны утвердить самую деятельную основу, и чувствознание укажет ритм труда. Мир несется неудержимо, и темп труда должен поспевать за скачкою в Беспредельности. Мы уже говорили о тяге кверху, но может быть и вечное падение в бездну. Только труд может дать то качество, которое будет спасательным кругом. (Н.103)

Сотрудничество должно полагаться на крепкий устав. Такое положение приучает к порядку, то есть, помогает войти в ритм. Так даже в повседневной работе выражаются великие законы Вселенной. Особенно нужно с малых лет привыкать к постоянному труду. Пусть лучшая эволюция построится на труде, как на мере ценной. (Оз.3-V-15)

Говоря о человеческом труде, следует постоянно настаивать на ритме. Труд, постоянный и ритмичный, дает лучшие следствия. Труд Братства тому служит примером. Необходим ритм, ибо он утверждает и качество труда. Любит труд познавший ритм. <…> Нужно чаще повторять о ритме труда, иначе даже даровитые работники утеряют устремление.

Производство негодных предметов есть преступление против народа. При устремлении в Беспредельность нужно думать и о качестве всего труда. Каждое Учение, прежде всего, заботится о качестве, тем самым каждый труд должен стать высоким. (Бр.300)

Полюбить труд можно, лишь познав его. Так и ритм может быть осознан, лишь, когда он впитался в природу человека. (Бр.50)

Ритм труда есть украшение мира. Труд можно считать победою над повседневностью. Каждый труженик есть благодетель человечества. Представим себе Землю без тружеников и увидим возврат к хаосу. Несломимое упорство выковывается трудом, именно ежедневный труд есть накопление сокровища. Истинный труженик любит свою работу и понимает значение напряжения.
Уже называл труд молитвой. Высшее единение и качество труда возникают от ритмичности. Лучшее качество труда растит ритм Прекрасного. Каждый труд содержит в себе понятие Прекрасного. Труд, молитва, красота — все грани величия кристалла Бытия. (А.322)

Но ритм должен выражаться во всей жизни, во всей работе, во всем творчестве. Лишь опытные работники понимают насколько производительней труд ритмический. Истинно, труженик Карма Йог без всякого насильственного напряжения знает радость ритма. Карма Йог трудится не потому что его кто-то заставляет, но он не может жить без труда. Эта Йога очень связана с ритмом. К сожалению, в обиходе не часто встречается такое сотрудничество, самоизвлекающееся и неисчерпаемое. Лишь ярко выраженный ритм сливается с такими же созвучиями во всех земных странах, получается своеобразная взаимопомощь. При незримости такая помощь будет истинной гармонией.
Кроме того, каждый труженик имеет помощь от Тонкого Мира. Люди весьма преуспеют, когда они поймут такие незримые сотрудничества. Насмешники скажут: «Неужели и плотники, и жнецы, и каменщики получают помощь из тонкого мира?» Насмешка неуместна, именно каждый желанный труд получает помощь. (Н.214)

Среди человеческих воплощений непременно найдете воплощение, посвященное ритмическому труду. Будет ли это какое-то мастерство или музыка, или пение, или работа сельская, непременно человек будет воспитываться в ритме, который наполняет всю жизнь. Узнавая некоторые воплощения, люди нередко удивляются — почему они были как бы малозначащими? Но в них вырабатывался ритм труда. Это величайшее качество должно быть приобретено с борьбою и с терпением. (Бр.49)

Хотящий повредить струнный инструмент злобно ударит по струнам, чтобы порвать их и привести в полное расстройство. Не то же ли самое происходит, когда вражеская сила вторгается, чтобы нарушить ритм труда? Только истинные труженики понимают значение ритма, они знают, как трудно достигается такой ритм. Нарушение его иногда равняется убийству или отравлению. <…> Невежды скажут, что струны легко заменяются. Но даже явные струны очень разборчиво избираются музыкантом. Много тоньше строение ритма труда. Нельзя залечить такие разрушения. Братство особенно заботливо охраняет труд в его лучшем ритме. Пусть и во всех содружествах также научатся обоюдно охранять труд, в этом будет высокая мера взаимоуважения. (Бр.518)

 

Урусвати знает, что качество действия зависит от воодушевления деятеля.<…> При каждом труде может возникать это возвышенное напряжение. Древние называли это состояние приветом божественным, только оно может сообщить каждому труду сияние совершенствования.

Могут сказать, что такое устремление к совершенствованию присуще высшему творчеству во всех областях, такое определение будет условным. Мы утверждаем, что каждый труд должен сопровождаться воодушевлением, ведущим к совершенствованию. Мастер любого ремесла знает, что даже каждодневная работа может быть направлена к постоянному совершенствованию. Побеседуйте с лучшими мастерами и они подтвердят, что качество работы может быть непрерывно повышаемо. То же скажем и Мы о Наших трудах, лишите Нас воодушевления и все ритмы труда нарушатся. Урусвати знает, как выражается такое нарушение ритма. Не требуется, чтобы вмешались какие-то темные силы, достаточно, чтобы луч собеседника оказался негармоничным, и ритм будет нарушен. (Н.461)

Много вреда происходит от малого знания и еще больше от омертвелого сознания. Каждый такой человек становится рассадником смущения и сомнения. Сам он утеривает ритм труда, являя растерянность. <…> Мало кто умеет ждать вести при полном доброжелательстве, при труде и среди трудностей — такие сотрудники уже становятся собратьями. (Бр.68)

Так же мало пригодны работающие наполовину. Они легко разочаровываются и не получают следствий. Труд должен быть построен на полной преданности. Часто не дано видеть плодов своей работы, но мы должны знать, что каждая капля труда уже есть неоспоримое приобретение. Такое знание уже даст продолжение труда и в Тонком Мире. Не все ли равно, если труд будет выполнен мысленно и запечатлевается в мыслеобразах? Только бы труд принес пользу. Не наше дело судить, где наиболее пригодится работа, она имеет свою спираль. (Бр.125)

Остерегайтесь неимеющих времени. Ложная занятость, прежде всего, указывает на неуменье пользоваться сокровищем времени и пространства. Такие люди могут исполнять лишь первичные формы работы. Невозможно их привлечь к созиданию. Мы уже говорили о лжецах сроков, крадущих чужое время, теперь скажем о мелочных лентяях и скудоумах, заграждающих путь жизни. Они заняты, как сосуд, наполненный перцем; у них всегда горечь от работы; они важны, как индюки, ибо пересчитывают количество смрада куренья, они предоставляют место работы одурманиванию. Выдуманы сотни предлогов, заполняющих щели гнилой работы. Они не найдут часа для самого неотложного. В тупости своей они готовы стать дерзкими и отринуть для них самое существенное. Они бесплодны так же, как и воры чужого времени. Следует исключать их из новых построений. Для них можно оставить переноску кирпичей.

Мы знаем много трудящихся, которые найдут час для самого важного; им не кажется, что они заняты. Нескупой на труд, щедро получит. Это качество вмещения труда необходимо для расширения сознания. Можно ли чем-либо заменить радость роста сознания? (Об.216)

Община-содружество, прежде всего, ставит условием для вступления два сознательных решения — труд без границ и принятие задач без отказа. Устранить слабоволие можно двухстепенной организацией. Как следствие труда безграничного, может быть расширение сознания. Но многие недурные люди не мечтают о следствии, запуганные непрестанным трудом и непомерными заданиями. (Об.133)

Почему Наша Община может легко избегать раздражения? Не будем переоценивать качество сознания, основанием все-таки останется насыщенность труда. В труде и в пользовании праною лежит тайна возможности совместного существования группы людей. Такое сотрудничество возможно, и Наши последователи не должны смущаться разнообразием характеров участников. Достаточное количество труда и пользование природой дадут правильное направление трудовому гнезду. (АЙ.134)

Столько говорят о сотрудничестве, но как мало его понимают! Это одно из самых искаженных понятий, ибо в общине человеческой так искажены понятия совместного труда. Жизнь в сообществе сотрудников не имеет в виду никакого навязывания, ни чувств, ни обязательств, ни принуждений, но утверждение совместной работы во имя явленного блага. Если бы община человеческая приняла закон совместного труда, как закон жизни, насколько очистилось бы человеческое сознание! Ведь ритм труда общинного может объединять разных специалистов и различных по качеству людей. Прост закон, но сколько искажений вокруг него! Явление человеческой близости духа обусловлено многими причинами, как духовными, так и кармическими, но под лучом труда община может состояться законом сотрудничества. Потому нужно воспитывать общинников трудом и утверждением, что каждый сотрудник есть часть общего, но нужно изъять неправильное мышление о личном явлении; подобное толкование поможет общине утвердиться лишь, как одно русло. Сколько печальных событий можно избежать расширением сознания и тонким пониманием, что на сердце другого нельзя посягать. Так на пути к Миру Огненному общинники должны понять, что можно продвигаться законом общего труда — другого мерила нет! <…> Именно, закон совместного труда не посягает на сердце другого. (МО.3.35)

Конечно, творчество разлито в каждом труде, но некоторые искры великого «Аума» направляют течение жизни. То явление творчества образует узлы эволюции, им закреплена пряжа Матери Мира, закреплена в труде вечного действия. (Об.224)

Работоспособность должна быть воспитана, иначе она может пробыть в дремотном состоянии. Также и работоспособность в Тонком Мире должна быть развиваема. (Бр.318)

Невозможно, чтобы школы будущего напоминали скотные дворы, где калечились недавние поколения. Изуверство и запрещение сменяются возможностями. Дайте изучение ремесел, дайте свободу выбора и требуйте качество труда. Для этого каждый учитель должен понимать значение качества. (Об.207)

При воспитании сердца, прежде всего, выдвигается понятие труда. С первых лет устанавливается труд, как единственная основа жизни, как совершенствование. При этом уничтожается представление об эгоизме труда, наоборот, присоединяется широкое понимание труда на пользу общую. Такое представление уже значительно утончает сердце, но впоследствии такое расширение понятия труда станет недостаточным, тогда в огнях сердца создается труд пространственный для будущего. Тогда никакое отрицание не препятствует росту труда. Тогда пространственный труд сознательно проникает в высшие сферы. В этом условии сознательности сердце получает прочный доспех, который даже пригодится для Огненного Мира. Будем стремиться к доспеху, всюду пригодному. (С.411)

Среди Огненных Служителей человечества следует отметить особенно тех, кто берет на себя жертвенный труд. Дух этих Служителей человечества, как огненный факел, ибо в своем потенциале этот дух заключает все свойства, которые могут вознести человечество. Лишь мощное сознание может взять на себя жертвенный труд. Каждый труд Служителя Человечества отражает качество духа. Если дух назначается, как великий Служитель Человечества, то в нем заключается весь синтез. Но как мало знают люди о тех Огненных Служителях, которые добровольно утверждаются в одиночестве, служа великой насыщающей Силой Вселенной. Сколько мощных проявлений можно отметить на каждом личном подвиге! Принявшие на себя жертвенный труд знают, как Сыны Разума являют свои труды тоже жертвенно. Каждое проявление Огненного Служителя человечества есть творчество на благо человечества. <…>На пути к Миру Огненному утвердимся в понимании жертвенного труда. (МО.3.71)

На Братство нужно смотреть, как на Учреждение, где работают не поденно, но сдельно. Нужно любить труд, чтобы предпочесть сдельную работу. Нужно познать, что задания беспредельны, и качество усовершенствования тоже бесконечно. Кто убоится, тот не может полюбить труд. (Бр.17)

Где же в земном бытии искать проблесков Братства? Можно найти признаки его среди очень простых тружеников, которые полюбили свои работы.

Труд, любовь и братство живут вместе. (Бр.504)

О Братстве тем более нужно уяснить, что уже скоро люди будут искать сотрудничества. Всякое ободрение такому сотрудничеству будет нужным. Так во всем мире будет проявляться уважение к труду. Труд будет противоядием против золота. Но много раз придется говорить о красоте труда. (Бр.315)

Любовь, подвиг, труд, творчество, эти вершины восхождения при любой перестановке сохраняют восходящее стремление. Какое множество привходящих понятий они заключают в себе! Какая же любовь без самоотвержения, подвиг без мужества, труд без терпения, творчество без самосовершенствования! (С.75)

На пути труда познается ритм и понятие энергии.
На пути, поистине, можно осознать движение и гармонию.
Среди трудов непомерных можно различать искры Вдохновения.
Трудящийся будет сотрудником. (А. Послесловие)

Спросят — «на чем же строится Твердыня Братства?» Скажите — «доктрина сердца, доктрина труда, доктрина красоты, доктрина эволюции, доктрина напряжения, доктрина наиболее жизненная!»  <…> Цель не обходится без труда, цель не обходится без приношений. <…> Искание Шамбалы так разнится в сферах духовных и неужели люди думают, что найдут Общину Шамбалы нашествием или постом? Скажем тому, кто знает путь к Нам — «иди путем труда, иди путем щита веры». (И.1)


Примечания:
1. http://www.nr2.ru/chel/96581.html
2. «Труд» Рерих Н.К. Листы дневника. М.: МЦР, 1996. Т.3. стр.303.
3. http://slovari.yandex.ru/dict/trud/article/ot3/ot3-0231.htm
4. Шаховская Лариса Семеновна в 1995 защитила докторскую диссертацию в Финансовой академии при Правительстве РФ на тему: «Мотивация труда в переходной экономике» по специальностям «Экономическая теория; Экономика труда». В 1996 г. ей было присвоено ученое звание профессора по кафедре «Мировая экономика и экономическая теория». Шаховская Л. С.  лет является членом диссертационного совета при ВолГУ, возглавляет региональный диссертационный совет по блоку экономических специальностей. Лариса Семёновна имеет почетные звания: «Почетный работник высшего профессионального образования России», «Заслуженный работник высшей школы», является действительным членом Академии гуманитарных наук России; членом-корреспондентом РАЕН; действительным членом Академии экономических наук и предпринимательской деятельности.
5. http://www.smartcat.ru/Personnel/Leasing.shtml
6. Рерих Н.К. Листы дневника. М.: МЦР, 1996. Т.1. стр.399.
7. Рерих Н.К. Листы дневника. М.: МЦР, 1996. Т.1. стр.505.

14.11.2010 15:00АВТОР: Составитель Нина Ивахненко | ПРОСМОТРОВ: 1357




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Нина Ивахненко »