М.В. Ломоносов и его вклад в естествознание. В.А. Перцов. Одиночество гения (о Ломоносове). Юрий Ключников. Добровольное пожертвование. Знамя Мира – красный крест Культуры. М.П. Куцарова. Звездное небо Михайлы Ломоносова. К 300- летию со дня рождения. Разрушение музея Рериха: игра по-крупному. Елена Кузнецова. Добровольное пожертвование. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Отвергнутый Вестник. Л.В. Шапошникова.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Тень Розенкрейцера (1922–1923). Наталья Ковалева


 

Н.К. Рерих. Звезда утра. 1932

Н.К. Рерих. Звезда утра. 1932

 

 

Часть пятая. Америка – Европа

 

Черная ложа в действии

 

Сторонники Черной ложи пытались воздействовать на Рерихов со всех сторон. Помимо пособников сил зла, находящихся в непосредственной близости от Рерихов, на них пытались влиять члены различных сект черной магии, никогда не встречавшиеся с Рерихами в жизни, на физическом плане. В своем дневнике Елена Рерих записала одно из своих вещих сновидений, а также свой вопрос Учителю в связи с ним:

 

"Что означ(ает) мой сон: 7 женщин в синих покрывалах стояли полукругом; телодвижениями, казалось, делали заклятия – я стояла перед ними и недоумевала, что они хотят, причем сознавала, что они обращаются через меня к тому, что за мною. Обернувшись, увидела за собою навес и под ним большой древний скульптурн[ый] образ. Страха не испытывала" [1]. Мастер М. ответил: "Щиту моему посылали проклятия. Случай не новый, но вои не пугаются. Явление против Нас" [2]. Эта попытка оказания негативного астрального воздействия была далеко не единственной. Позже Учитель сообщил:

"Трое существ хотят приблизиться. Чур чистый стоит на страже. Смотри на видения смело. Ничто злое не подойдет. Показал фигуру среди ритуала, явленного наяву. Там есть секта, направленная против Нас. Так же, как женщины под покрывалом. Наблюдай движения ритуала, научишься узнавать врагов, это полезно оккультному ученику" [3].

 

Явление магических воздействий целесообразно рассмотреть подробнее. Мало кто в современном мире верит в реальность воздействия черной магии, большинство людей считают это пережитком, суеверием. Тем не менее никто не сомневается в реальности такого явления как гипнотическое внушение. В действительности же основа многих методов магического воздействия на человека аналогична обычному внушению, с той лишь разницей, что это воздействие производится дистанционно, а не при непосредственном контакте, как это происходит в случаях гипнотического внушения. Н.К. Рерих, наблюдавший жизнь стран Востока во многих ее подробностях, писал о природе подобных психических воздействий в книге "Алтай – Гималаи": ""А как же с чудесами в Индии?" – спросят приятели Запада. Скажем, "чудес" не видели, но всякие проявления психической энергии встречали. Коли говорить о проявлениях "высшей, чудесной" силы – тогда вообще не стоит говорить. Но если осознать материально достигаемое развитие психофизической энергии, тогда Индия дает и сейчас самые замечательные проявления. Знаменитый "злой смертный глаз" Востока существует, и люди покорно умирают в назначенный срок, если не сумеют противопоставить свою еще более тренированную волю. Передача волевого приказа на расстоянии – существует. Внушение в любой форме – существует, и в очень сложных сочетаниях. Часть явлений производится сознательно, а значительная часть бессознательно, в силу природной способности и благоприятных атмосферических условий. И то, что для цивилизованного европейца необычайно, то самое для культурного индуса, или, вернее, азиата, будет самым материально обыденным. <…>

 

Во времена инквизиции за инвольтацию [4] с терафимом сжигали, но в Индии и сейчас практикуется этот способ воздействия напряжения воли. Еще в Америке рассказывали о ксендзах, применяющих это воздействие. И сейчас на Малабарских холмах могут прийти темные люди и за неисполненное желание будут стремиться прикоснуться к вам, сказав: "Господин будет болен", или: "Проживешь только десять дней". Если организм в этот момент утомлен или воля слаба, то приказ исполняется. И вылечить можно тогда только контрвнушением. Но часто обратное воздействие менее сильно [или не применяется вовремя].

 

Передаваемые случаи "смертного глаза" составляют замечательное и совсем не изучаемое задание для психиатров и криминалистов. Лицо, получившее волевой удар, в назначенные сроки начинает терять жизненную энергию и теряет самозащиту, и наконец аппарат останавливается. Врачи, не применив вовремя внушение, теряются в средствах и начинают еще более отравлять парализованную нервную систему. Злостное малокровие, поражение сердца, или селезенки, или желчного пузыря, нервные спазмы и удушья часто являются официальным следствием волевого приказа. Трудно установить, как происходит качество поражения органов; вернее представить, что наиболее слабый орган скорее реагирует на поражение нервов. В малой и грубой степени то же явление знакомо в шаманизме, но степени воли и применения ее совершенно несравнимы. Справедливо указывается, что такое волевое убийство или повреждение гораздо опаснее механического. И где искать границы этих воздействий? На Востоке можно иногда услышать многозначительную фразу: "Он не будет жить". Значит, почуяна искра волевого удара" [5].

 

В основе магического воздействия лежит сила мысли и воли – иными словами, психической энергии – специально обученных и натренированных для этих целей людей, магов и колдунов. Учителя Востока не только признавали реальное существование магии, но и предупреждали читателей своих книг об опасности подобного явления и о пространственном вреде черной магии:

 

"Вы не будете изумляться Моему подтверждению, что черная магия необычайно развивается. Конечно, это одно из оружий противников Света. Они собирают сознательных и бессознательных сотрудников. Заклинания, гримуары [6] и все накопления темных применяются широко. Кроме темных центров, ранее вам указанных, возникают многие малые круги, часто основанные на самых примитивных ритуалах, но общий вред велик. Конечно, белая магия обладает сильнейшими факторами, но поверх всех формул стоит энергия сердца. Все формулы и заклинания предполагают механические приготовления, оставаясь в пределах низших учений. Но теперь, когда силы тьмы так ополчились, им противопоставляются силы сердца. Можно заметить, как постепенно ритуалы белой магии сводились к высшим понятиям огня и сердца. Темные не располагают этими твердынями. Лишь чистое сердце может действовать. Лишь связь с Иерархией Света может порождать негасимые огни. Так противопоставление сердца всем темным силам будет знаком победы. Подтверждаю мощь сердца, и вы на себе знаете, как близко и сильно это оружие Света. <…>" [7].

 

И еще: "Напрасно думают, что черная магия особенно развита сейчас в Тибете. Конечно, она там очень усилилась, но это является лишь частью общемирового ее развития. Невозможно себе представить, насколько развивается черная паутина. Невозможно вообразить все разнообразие участников ее. Нельзя открыть все неожиданные сочетания, которые поддерживают друг друга. Можно ли примириться, что и явление глав государств, и прелаты, и масоны, и повстанцы, и судьи, и преступники, и врачи, и больные, и здоровые работают на том же черном поле? Трудность распознания их также в том, что нельзя указать какую-то цельную организацию, но все построено на отдельных личностях, вкрапленных в самые различные дела" [8].

 

Рерихам на их сложном пути предстояло еще не раз встретиться с сильными и коварными сторонниками Черной ложи, вплоть до самого иерофанта сил зла. Но их бесстрашие и мужество, выработанные в течение многих жизней, проведенных в служении силам Света, и непобедимый Луч Учителя М., летящий им на помощь в любые уголки земного шара, помогали им выходить победителями из самых опасных столкновений.

 

"Война в доме"


Все три года пребывания Рерихов в Америке были отмечены большими трудностями. Препятствия громоздились перед каждым их новым шагом; тревог, волнений и жизненных испытаний за это время было не счесть. Но, пожалуй, самым сложным периодом их жизни в США стала вторая половина 1922-го и первая половина 1923 года. Это время стало кульминацией противостояния сил зла той широкой просветительской работе, которую вели в Америке Рерихи. Конечно, эти сложности возникли не случайно, они были вызваны целенаправленным воздействием антиэволюционных сил на центр светлого строительства, заложенный художником и его семьей в Америке. Учитель особо предупреждал Рерихов об усилении противодействия сил зла их работе. Это извечное противостояние вступало в новую, еще более интенсивную стадию, на которой им не только приходилось внимательно отслеживать и стараться опережать замыслы посланников зла, но и по мере сил и возможностей оберегать от их влияния своих молодых сотрудников – членов внутреннего круга учеников.

 

Нападения на Рерихов и школу начались уже в конце 1921 года и в дальнейшем усиливались с каждым месяцем. Конечно, Мастер М. помогал своим сотрудникам отражать нападения на астральном плане. Как сообщал Он во время бесед: "Вокруг вас вихрь сражений, очищаю атмосферу электричеством, можете жить" [9].

 

В октябре Мастер М. передавал:

"Родная Моя сестра, снова спешу указать на опасную работу врага. Скажу сейчас – каждую минуту можно ожидать нападения. Примеры – Мы посылаем человека помочь вам, но враг пытается внушить ему несоответственные мысли. Мы посылаем вам новые возможности, но враг пытается их в пути уничтожить. Мы посылаем друзей, но за ними тянутся умиленные улыбки друзей его. Мы посылаем вам мысли созидания, он пересыпает их перцем ненависти, ревности и насмешки. Потому круг данный берегите помыслами лучшими" [10].

 

Учитель не случайно предупреждал Рерихов, а через них – и всех их сотрудников, об особой активности врага. Главным методом борьбы с влиянием противника было своевременное знание о его поползновениях и в связи с этим особая осторожность.

 

Как сказал Махатма Елене Ивановне: "Надо предупредить Грант об источнике ее огорчений. Но пусть только скажет: знаю тебя, сеятеля шатания мысли. И когда вы его знаете, его очарование не вредит" [11].

 

 

Так, в августе младший сын Рерихов, Святослав, подружился с компанией молодых людей из русских семей, переехавших в Америку. Юношу тянуло к своим соотечественникам, и в этом не было ничего удивительного. Но его русские знакомые оказались в духовно-нравственном отношении совсем не такими, какими их воспринимал 18-летний Святослав. Это были непорядочные, пошлые, двуличные люди, умело надевшие на себя личины хороших друзей. В обычной жизни они, конечно, не могли причинить ни Святославу, ни его родителям особого вреда. Но Рерихи, как сотрудники Белого Братства, тем и отличались от обычных людей, что их жизнь и работа осуществлялись не только на плане внешних событий, но и на внутреннем, духовном плане, законы которого резко отличаются от обычной жизни. Один из законов духовного плана состоит в том, что аура любого человека – где бы он ни находился – служит проводником, передатчиком тех энергий и астральных влияний, которым подвержен этот человек. Этим законом умело воспользовался иерофант зла, преследовавший Рерихов и ставивший себе цель уничтожить результаты их просветительской деятельности в Америке. Среди приятных на вид русских юношей, с которыми общался Святослав, оказались люди, подверженные одержанию и имеющие темные ауры. Эти ауры послужили для иерофанта зла отличным каналом воздействия на все окружающее, а поскольку русские знакомые Святослава нередко приходили к нему в гости, Конрад получил возможность воздействовать на ауру всего дома Рерихов. Учитель не раз предупреждал Рерихов о том, что новые знакомые Святослава распространяют вокруг себя тьму и служат каналом, через который в дом Рерихов проникают разрушительные энергии врага. Учитель передавал: "Считаю, надо Урусвати умудрить Люмоу. <…> Мысли Черного не могут быть прекрасными. Видите, как под видом дружбы проникают темные. <…> Битва велика, закройте вход предателям"[12]. Конечно, Николай Константинович и Елена Ивановна передали младшему сыну предупреждения Учителя насчет его новых "друзей". Но юноша не понял размер опасности, создаваемой присутствием в доме Рерихов темных личностей, которых он воспринимал, со свойственной его возрасту наивностью, совсем иначе. С другой стороны, и Николай Константинович, и Елена Ивановна были исключительно чуткими и тактичными родителями, они никогда не давили на своих сыновей, никогда не посягали на самостоятельность их решений и выбора во многих жизненных ситуациях. Конечно, Рерихи находили возможность направлять юношей и по возможности корректировать их решения в сложных жизненных обстоятельствах, но при этом они никогда не прибегали к помощи грубого давления на них. Родительский авторитаризм был совершенно чужд Рерихам. И в случае с новыми знакомыми Святослава, предупредив сына о негативном воздействии, распространяемом этими людьми, они не стали настаивать на чем-либо, запрещать ему приглашать приятелей в дом, предпочитая, чтобы Святослав убедился в правоте Учителя на собственном жизненном опыте. Такая возможность представилась довольно скоро. 23 декабря Святослав разорвал свои отношения с Дукельским из-за какой-то его грязной выходки. Теперь уже и самому юноше стала ясна истинная моральная природа его "друга".

 

Однако до разрыва Святослава с Дукельским и прочими мнимыми друзьями присутствие в доме посланцев Конрада давалось старшим Рерихам нелегко. Несколько лет спустя, когда старшие Рерихи были уже в Индии, Учитель М., передавая Елене Ивановне учение Агни-Йоги, во всех подробностях осветил в нем вопрос о качествах человеческой ауры, ее взаимосвязях с астральными сущностями и, соответственно, о влиянии аурических излучений на все окружающее. В частности, о способности ауры любого человека служить проводником влияний астральных сущностей – как светлых, так и темных – Учитель говорил: "…Астральные гости <…> толпятся в середине жизни. Конечно, им не всегда легко проникнуть к разным людям. Тогда наши земные гости служат проводниками. Различные слои трудно сообщаются, но аура, оставленная пришедшими или слугами, составляет мост для невидимых гостей.Достоинство их очень различное, от касания мотылька до пасти тигра. Потому практичнее допускать менее людей в спальню и рабочую комнату, если ваша собственная аура уже достаточно стойкая" [13].

 

Поскольку "земные гости" юного Святослава оказались посланцами сил зла (во что он сначала никак не мог поверить), их ауры, соответственно, представляли собой мост для проникновения в дом Рерихов астральных сил зла.

 

Однажды ночью во время сна Елена Ивановна почувствовала прямое столкновение с энергиями врага на внутреннем, духовном плане. З. Фосдик позднее с ее слов записала увиденное ею той ночью. Это был как бы сон во сне – сложное состояние сознания, свидетельствующее о его проявлении в разных слоях Тонкого мира. Вначале Елене Ивановне приснилось, что ее будит Николай Константинович и говорит: "Вставай, он уже здесь". Не сразу поняв, о ком идет речь, она как бы проснулась во сне (в действительности она спала в тот момент) и пошла посмотреть, что происходит в доме. Вдруг она ясно почувствовала присутствие врага в гостиной, а затем увидела его голову в черной бархатной шапке. Он пристально посмотрел на нее, и, как писала З. Фосдик, "… она почувствовала, как ее тело боится, но дух спокоен, как бы два человека в одном" [14].

 

В своем дневнике Елена Ивановна записала: "<…> В ночь с 3 на 4 ноября – видение Розенкрейцера, сопровождавшееся страшным телесным испугом, при совершенно спокойном сознании: "Он уже внутри дома"" [Дн. 3.11.22] . Махатма М. сообщал: "Конечно, у вас война в доме. Но Мы обращаем нападение к пользе. Внутренняя борьба очистит Люмоу. Отметьте подосланных: Данилов, Муромцев, Саминский, Бурлюк, Дерюжинский, Авинов. Новые послы будут стучаться, но внимательно осмотрите глаза [15]" [16].

 

Впоследствии к новым знакомым Святослава примкнул еще один молодой человек – некто Дукельский. Самое негативное влияние исходило именно от него, т. к. это был настоящий посланец иерофанта зла, кармически связанный с ним в прошлых воплощениях.

Учитель передавал Рерихам во время сеанса общения: "Узнал Д[укельский], бывало лучше, когда служил Кон[раду]. Оберегу дом от него. Любовь чувствует явление опасности. Надо слушать очень Учителя. Новый натиск готов" [17].

 

Воздействие посланников тьмы негативно отразилось и на ауре самого Святослава, и на всей обстановке дома Рерихов. З. Фосдик записывала в своем дневнике: "Е.И. себя плохо чувствует. Ночью два дня тому назад ей было нехорошо – тошнота, удушье, а потом она видела следующее: как всегда, вначале заветный венец из Рук Мастера, потом она видела только Его Глаза, но в тумане, а затем поплыли грязновато-красные и серые неприятные облака перед ней и все закрыли. <…> Конечно, это было от врага, который проник в их дом и посланцы которого: Дукельский, Данилов, Радьяр <…> все время сидят в их доме. <…> Е.И. прямо больна от их присутствия, до того на нее действует их аура. Но это все наш общий враг на нас действует. Позавчера Е.И., подойдя к окну в спальне, чтоб закрыть его, чуть не выпала из окна, а это на седьмом этаже, и счастье, что внизу на полу у нее стоит маленький чемоданчик с книгами Мастера, за который она зацепилась и который ее спас. Конечно, это тоже было подстроено врагом, ибо каждый день она закрывает это окно, и оно чуть [при]открыто, а тут оказалось открытым доверху, не ею , и, не зная этого, она с размаху нагнулась и была задержана чемоданчиком" [18].

 

Энергетическое воздействие противника чувствовали на себе не только Елена Ивановна и Николай Константинович. Однажды в доме Рерихов, во время сеанса общения с Учителем, на котором присутствовали участники внутреннего круга сотрудников, Морису Лихтману, мужу Зинаиды Григорьевны, даже стало плохо чуть ли не до обморока. Он вынужден был выйти из-за стола и сесть чуть поодаль от всех остальных. В это время, как вспоминала Зинаида Григорьевна, Учитель велел прекратить общение. В комнате Святослава в это время находились Дукельский, Данилов и другие "посланцы". Как отметила Е.И. Рерих в дневнике, Морис Моисеевич "ощущал сильную тяжесть в груди и спине, будто две противоположные силы давили его до обморочного состояния. Н.К. Рерих ощущал давление на плечи, остальным было не по себе, чувствовалась напряженность атмосферы" [19].

 

Ночью после этого сеанса астральную атаку темных сил испытала на себе и сама Зинаида Григорьевна. Они пришли домой от Рерихов примерно к часу ночи и когда легли спать, у нее было интуитивное ощущение, что мужу грозит какая-то опасность и ей надо его охранить. Практически сразу же после возникновения этого чувства она ощутила напор какой-то силы, которая выразилась в ужасных вибрациях в центре солнечного сплетения. "Зная, что это враждебная сила, я не испугалась, но поняла, что мое спасение – это призыв Мастера, и я начала беспрерывно повторять Его Имя – Мастер М., – записывала Зинаида в своем дневнике. – На время все прекратилось. Потом <…> повторилось в том же порядке – напор злой силы, вибрации у меня в центре солнечного сплетения, и я опять начала призывать Имя М. И с этим Именем проснулась. Проснувшись, я подумала, что и мне не удалось избегнуть атаки. Но я себя почувствовала очень больной: страшно ломила и болела грудь, недостаток дыхания и тупая боль в центре солнечного сплетения" [20].

 

Во время той встречи, как уточняет Зинаида Григорьевна в своем дневнике, все члены круга предприняли прямое мысленное обращение к врагу – очевидно, с целью заставить его прекратить свое воздействие.

 

Под маской единомышленников

 

Конечно, враг пытался воздействовать на Рерихов не только с помощью темных личностей, подосланных в их дом под видом друзей младшего сына. Вскоре в Нью-Йорке появились эмиссары Конрада и посерьезнее лицемерных и пошлых людей, втершихся в доверие к Святославу. Предупреждая своих сотрудников о новых опасностях, Учитель сказал, что враг будет силен лишь до февраля, пока астрологическая ситуация, то есть положение светил, благоприятствует его воздействию.

 

В разгар натиска темных сил Мастер М. сообщал: "Прочтите и сосчитайте, сколько раз даже Христос удалялся в пустыню. Даже Его дух нуждался в пране. Значит, как бережливо вам надо быть в зараженном городе. Сейчас атмосфера NY (Нью-Йорка) наиболее зараженная. Ибо сюда перенесли темные центр. Он думает победить, но конец за Нами. Нос его проникает дела. Но блюду – Наши дела не разрушатся. Следите – явления каждого дня полны глубокого значения" [21].

 

Рерихи очень четко ощутили этот перенос центра активности темных сил в Нью-Йорк. Он выразился не только на астральном, тонкоматериальном плане (именно это и имел в виду Учитель, говоря о "зараженной атмосфере Нью-Йорка"), но и в прибытии туда земных пособников Конрада, выдававших себя – как всегда! – за духовных деятелей. Интересно, что в одной из книг Агни-Йоги Учитель коснулся вопроса существования на земном плане центров сил зла, маскирующихся под духовных деятелей:

 

"Урусвати помнит, в каком приветливом блеске может показаться иерофант зла. Также можно помнить, что темные сущности постоянно пытаются дотронуться до посылаемых Нами Лучей, подобно перехватыванию телеграфических сообщений. Так, можно назвать много попыток тьмы. <…> Мы уже называли ряд местностей, где собираются темные. Не будем снова перечислять их, ибо это мало кому поможет. Если назовем Балтимор или Нью-Йорк, то это будет не полным адресом. Даже название улицы или описание дома не поможет искать темное гнездо. Можно догадываться, что даже дом собраний имеет весьма обиходный вид. Не изображения Сатаны, но предметы церковные будут изобиловать. Только познающий сердцем почует, где лукавые сущности. Не забудем их изворотливость и ярость, ибо многие лучшие деятели уступят им в свойстве ярости. Так, темные переносят боль и порывают жизнь, лишь бы участвовать в разложении.

 

Много сил Наших полагается на противодействие уловкам темных. У Нас почитают особой победой, когда иерофант зла должен отступить" [22].В разгар "войны в доме", когда посланцы Конрада были еще вхожи в дом Рерихов под видом друзей Святослава, Махатма М. предупредил о появлении нового противника: "Существо новое является на вашем горизонте, очень нехорошее. Надо ожидать нападения" [Дн.,8.11.22].

 

Вскоре в очередном видении Елена Ивановна увидела это "нехорошее существо" с детальными подробностями – так, как спустя немного времени она увидит его в реальной жизни. В ночь с 13-го на 14-е она увидела мужскую фигуру, сидящую с правой стороны. Вместо обычного строгого европейского костюма мужчина был одет в желтую рубашку с отчетливо выделяющимися перламутровыми пуговицами. Его голова как бы уходила в туман, видна была лишь черная борода.

 

В видении присутствовал странный символ, значение которого в тот момент было Елене Ивановне непонятно: с правой стороны груди мужчины на рубашке выделялось темное пятно, окруженное светящимся голубоватым ободком. В середину этого пятна была вонзена стрела.

 

Вскоре после этого видения, 18 ноября, Рерихи пошли на лекцию индийского теософа Вадьи (Wadia), бывшего сподвижника Анни Безант, ученицы и преемницы Е.П. Блаватской на посту руководителя Теософского общества. Лекция называлась "Учителя и их Послания". К своему немалому удивлению, в образе Вадьи Елена Ивановна узнала показанную ей в видении мужскую фигуру в желтой рубашке. Во время выступления Вадья сидел в кресле с правой стороны эстрады. Он был одет в желтоватый костюм, на его рубашке четко выделялись перламутровые пуговицы. Его черная борода резко выделялась на светлой одежде, волосы же сливались с синим фоном драпировки, висевшей за эстрадой. Часть лекции британского теософа была заимствована из лекции Н.К. Рериха "Радость искусству" [23].

 

В дневнике З. Фосдик довольно подробно рассказывается о том, что на самом деле представлял собой Вадья и с какими силами он был связан. "Вадья, [как] известно, отделился от миссис Безант после двенадцатилетней деятельности с ней вместе и в результате открыл здесь The United Lodge of Theosophists [Объединенная ложа теософов]. Его поддерживают богатые дамы, и он, видимо, сильный человек" [24].

 

Зинаида Григорьевна писала, что лекция Вадьи произвела благоприятное впечатление на Елену Ивановну, хотя сначала, как только она увидела его на сцене и узнала в нем фигуру из своего видения, она испытала к нему непонятное для нее самой чувство сильной неприязни. Это чувство следует отметить особо – конечно, оно возникло благодаря проявлению чувствознания, духовной интуиции, которой обладала Елена Ивановна. Причина появления подобных, казалось бы необъяснимых, чувств объясняется в текстах Агни-Йоги: "Так, нужно обращать внимание на самое первое впечатление от людей, когда сердце может подать свой знак" [25]. Сердце подало свой знак Елене Ивановне потому, что мгновенно узнало в лекторе давнего врага из прошлых воплощений. Правда, под конец, когда Вадья закончил лекцию, чувство неприязни у Елены Ивановны исчезло и даже сменилось благоволением, т. к. лекция ей понравилась. Интересно, что в течение всей своей лекции Вадья упорно смотрел на Рерихов и как бы именно к ним обращался.

 

После лекции теософ предложил публике задать вопросы. Первым вопросом, последовавшим из зала, было: "Что такое розенкрейцер?" При этом слове у Елены Ивановны возникло чувство опасности – воспоминание об иерофанте зла, появившемся в ее прошлой жизни в облике розенкрейцера, невольно всплыло в ее сознании.

 

На следующий день после этой лекции Учитель предупредил их: "Урусвати, считай явления Розенкрейцера опасными. Зови Меня, Я советую семь раз вечером. <…> Сейчас оборона, и Я должен довести вас до корабля" [26]. До этого Он также предлагал Рерихам мысленно повторять Его имя как защитную мантру 7 раз по утрам: "Читайте утром умственно Мое имя как щит для дня. 7 раз" [27].

 

Семикратное воззвание к Учителю по вечерам, рекомендованное Им Елене Рерих, было одним из известных в Тибете приемов защиты: звуковое воздействие имени Мастера Мории было сопоставимо с воздействием мантры, создающей в астральном пространстве мощные позитивные вибрации, рассеивающие темные энергии.

 

О древних методах астральной защиты с помощью звуковых воздействий в дневнике Рерихов сказано:

"С древних времен в час смятения предлагалось твердить краткое воззвание и ударами повторений отражать волну воздействий. Затем это средство превратилось в бессмысленное повторение религиозных слов, тем не менее принцип остается. Но иногда наш дух требует каких-то повторений или перечислений.

 

В лучшие времена жречества были избраны слова Адонай, Истар, Аллилуйя и Оум. Также употреблялось повторение алфавита или цифр. Конечно, практически сила не в самих словах, но в создании волн. Дело в том, что иногда по призыву духа можно создать полезную волну. Но привычки подобны омертвению, и даже сильное средство перестает действовать. Иногда во время вихрей можно создать свою обезвреженную волну. Когда ядовитое дыхание готово коснуться, лучше сильно выдыхать. Также можно волей создавать как бы вуаль защищающий. Во время таинства жрицы окутывались невидимым вуалем настолько, что переставали слышать и видеть, как бы перерубая нить существования, – своего рода очищение, когда атмосфера бывала полна смятения.

 

Напоминаю о мистерии волны защиты, ибо она получила начало в Азии…" [28].

Ранее Учитель также советовал Елене Ивановне другой эффективный прием защиты от зла – концентрацию на Его образе перед сном: "Можно Моей родной обратиться ко Мне. Урусвати, Мой портрет смотри перед сном" [29].

 

Во сне тонкое тело, выделяющееся из физического, оказывается особо незащищенным, уязвимым для вражеских атак, поэтому Мастер порекомендовал Елене Ивановне фиксировать в сознании Его образ, чтобы тем самым упрочить энергетическую связь с Ним во время сна, – так Ему легче было охранять Свою сотрудницу от нападений иерофанта зла и его приспешников.

 

Позднее в письмах сотрудникам Елена Ивановна делилась своим опытом по защите от атак со стороны астральных сил зла:

"<…> Не нужно забывать, что мы живем в исключительное время, никогда еще вражда и ярость темных сил не была так сильна, и потому можно ожидать самых неожиданных и ярых нападений.

 

Мне очень знакомы и обычны видения многих жителей Тонкого Мира разных степеней, также и видения черных осколков разрывающихся снарядов и битв сил света с темными сущностями. Я научилась принимать это совершенно спокойно, хотя иногда потрясение атмосферы, захватывающее некоторую периферию вокруг меня, передается отраженным сотрясением моему организму. Удары, наносимые вражеским нападением, конечно, отражаются защитною сетью *, и я лишь чувствую рефлекс таких ударов на самом слабом месте своего организма. Но все эти "страхования", как их называли православные подвижники, неизбежны на известных ступенях духовного продвижения, им повергались все вставшие на путь самоусовершенствования.

 

При сердечном обращении к Вел[икому] Вл[адыке] такие нападения обычно немедленно рассеиваются, не оставляя никаких последствий. Потому отнеситесь как можно спокойнее к таким посещениям. Следите лишь за тем, чтобы не появлялись мысли, не отвечающие духу Учения. Особенно страшны всякие сомнения и сожаления о вступлении на путь служения. Черные подстрекатели, которые всегда кишат вокруг, только и ждут такого ослабления защитной сети, чтобы получить ближайший доступ и завладеть нашим мышлением. Не забывайте предупредить друзей о такой опасности. Конечно, во время особых космических периодов и токов, способствующих яркому проявлению низших слоев Тонкого Мира, хорошо ставить перед сном у кровати сосуд с горячей водой с несколькими каплями эвкалиптовой эссенции или масла. Тонкие жители особенно чувствительны к ароматам" [30].

 

Предупреждая Рерихов о необходимости осторожности в отношении посланцев Конрада, Учитель открыл им прошлое воплощение Вадьи и черные дела, совершенные им тогда: "Чую, щит вас охраняет, но берегитесь посланцев". На вопрос Елены Ивановны "Кто посланцы?" Учитель напомнил ей о видении мужской фигуры в рубашке с перламутровыми пуговицами и сказал, что Икрам-Незу (прошлое воплощение Вадьи) не забыл явления в Египте, в храме жрицы Нефрит. Жрицей Нефрит была Елена Ивановна в одном из прошлых воплощений. В той жизни Вадья был священным советником фараона, но служил силам зла, а не добра. Опасаясь ясновидения жрицы Нефрит, с помощью которого она могла разоблачить его истинные замыслы, он отравил ее.

 

Это краткое послание Учителя объяснило странное чувство острой неприязни, которую – казалось бы, без всякого повода – Елена Ивановна испытала к Вадье, увидев его в первый раз на лекции. Как выяснилось, это чувство было совсем не беспричинным, и оно не обмануло ее. Бесстрашная по натуре, Елена Ивановна тем не менее сказала, что ей хотелось бы ознакомиться с лекциями Вадьи. Однако Учитель вновь предупредил: "Но опасайся" [31].

 

Коварство Конрада вновь проявилось во всей своей силе: его главные посланники появились в Нью-Йорке в образе сторонников Махатм, увлеченных идеями теософии. Конечно, узнав об этом, Елена Ивановна спросила Учителя, каким образом Вадья мог так долго находиться при Безант, считаясь теософом. Учитель ответил, что враг завладел им недавно [19].

 

Под выражением "завладел" Мастер, скорее всего, имел в виду состояние одержания, при котором силы зла присваивают себе контроль над волей и сознанием человека, подавляя его собственную волю, – и их жертва становится чем-то вроде зомби, слепо выполняющего команды черного мага – хозяина.

 

Не случайно в самом первом видении Елена Рерих увидела Вадью с темным пятном на груди, в которое была вонзена стрела. Не было ли это символом одержимости Вадьи темной силой, как бы символически поразившей его стрелой? Как говорится в учении Живой Этики, негативные свойства характера любого человека представляют собой скопления отрицательной энергии в его ауре. На астральном плане такие скопления отражаются как темные пятна на ауре. Эти пятна, видимые силам зла, являются удобными мишенями для их воздействия на человека – носителя такой ауры. Возможно, темное пятно на одежде Вадьи символизировало изъян духа, приведший его к порабощению силами зла; тот же смысл имел и символ стрелы, вонзенной в темное пятно.

 

Рерихи поняли, что должны избегать любых контактов с Вадьей и его сторонниками. Вадья между тем очень быстро проявил активность, предприняв попытку заманить Рерихов в свои сети через посредничество знакомого им индийского композитора, вхожего в Школу искусств. Как писала З. Фосдик, к ним в школу как-то зашел индус-композитор Нудияр, ранее предлагавший прочитать там лекцию. Он увидел в школе Н.К. Рериха и сказал, что ему нужно с ним поговорить. Во время беседы Нудияр сказал Николаю Константиновичу, что Вадья был очень рад видеть его на своей лекции и что у Рерихов и у него общие идеи. Как передавал Вадья, он и его сторонники ушли из теософской ложи, потому что там больше не придерживаются мыслей Блаватской, и желали бы объединиться с Рерихами и их школой и работать вместе. Предупрежденные Учителем, Рерихи хорошо понимали, что` стоит за этими сладкими предложениями "работать вместе". Как отмечала З. Фосдик, "теперь Вадья и его клика следят за Н.К. и за нашей Школой" [33].

 

Вадья не удовлетворился обычными предложениями о сотрудничестве – он явно пустил в ход свои оккультные способности. Его облик какое-то время неотступно стоял перед внутренним взором Е.И. Рерих, и это видение производило на нее крайне неприятное впечатление [34].

Помимо использования своих земных эмиссаров, Конрад действовал и по каналам астрального плана, вплоть до астральных нападений на Рерихов и их сотрудников.

В этот период, под яростным натиском врага, духовные способности Елены Ивановны были как бы приглушены, они не могли проявляться в полную силу.

 

"Почему мое ясновидение ослабло?" – спросила она Учителя во время беседы. "Он застилает", – ответил Мастер. На вопрос Елены Ивановны "Моя ли карма его привлекает?" Учитель ответил: "Он – общее зло" [35]. Учитель, говоря о будущей поездке Рерихов в Индию, подчеркивал при этом уникальность ее духовно-психических способностей, но в то же время Он дал ей понять, что из-за натиска иерофанта зла Рерихи не смогут осуществлять эффективную работу на духовном плане, а лучшие духовные возможности Елены Ивановны не смогут проявиться в атмосфере Нью-Йорка:

"Инструмент превосходен [36] , но дай переменить атмосферу – тебе здесь трудно. Пойми, сам Иерофант [зла] старается приблизиться. Но на Моей почве он безвреден. Сколько тканей он порвал, сосчитать невозможно. Всем вредит. В апреле сложное время. Но конец за Нами. Он дорожит тобою, и теперь вся сила перенесена в Америку. Он знает ценность духа" [37].

 

Невидимый фронт

 

Как и предсказывал Махатма М., Конрад перешел в активное наступление, пользуясь тем, что астрологическая ситуация способствовала его разрушительной деятельности. Видя его замыслы в Тонком мире, Учитель всегда предупреждал Рерихов о готовящихся новых нападениях Конрада и своевременно отражал направленные на них удары. Благодаря Его предупреждениям и помощи – в том числе и проявленной на Тонком плане – Рерихи справлялись со всеми кознями противника, которые сыпались буквально со всех сторон, на всех направлениях их деятельности. Однако полностью нивелировать все последствия нападений врага Учитель не мог, и положение Рерихов в тот период было сравнимо с положением настоящих воинов на поле битвы с необычайно хитрым, коварным и жестоким противником. Характерной чертой этого противостояния было то, что атаки Конрада следовали не только на физическом плане, то есть в виде конкретных событий, но и на астральном уровне, в форме самых настоящих энергетических атак. Последнее, конечно, было явлением, совершенно неведомым большинству людей.

 

Благодаря дневникам семьи Рерих и записям Зинаиды Фосдик мы знаем, что представляла собой эта невидимая война.

 

"Вечером у нас было собрание в Школе <…>. Придя в Школу, Е.И. рассказала, что ей снилось ночью, будто она с Хоршем находилась в какой-то комнате и на него был направлен сильный луч розовато-фиолетового света, но до того сильный, что она, боясь за его здоровье, прикрыла его своим телом, и тогда от силы луча, направленного на нее, она проснулась и открытыми глазами продолжала видеть этот свет, причем он был ей неприятен и у нее было сердцебиение. Е.И. рассказала Хоршу, [но] он ночью ничего не чувствовал. Но, когда Енточка писала [автоматически], было дано по-французски, что свет на Хорша был направлен рукою врага и что Урусвати его отразила" [38].

 

25 ноября, предупреждая Рерихов о новом вражеском натиске, Учитель отметил, что "<…> опасность велика". Верившая в защиту Учителя Елена Ивановна сказала, что под щитом М.М. нет опасности. Учитель ответил: "Да, но ощущение плотности касается духа" [39].

 

Как бы в подтверждение слов Учителя 30 ноября последовало новое нападение Конрада с астрального плана. Прямо днем с Еленой Ивановной произошло паранормальное явление весьма неприятного свойства: враг буквально дематериализовал медальон с портретом Махатмы М., который она носила на груди. Как сказано в дневнике Рерихов, "замок и цепочка не были [ни] открыты, ни оборваны, тем не менее портрет был снят" [40]. Как писала З. Фосдик, Махатма М. потом пояснил, что это было сделано Конрадом.

Вечером того же дня Елена Ивановна очень плохо себя чувствовала, ее мучила головная боль.

 

Новый месяц, декабрь, начался трудно – воздействие врага вошло в полную силу. Учитель подбадривал своих сотрудников, но в то же время и предупреждал их об опасностях, создаваемых открытым противостоянием с иерофантом зла: "Еще два месяца, и его сила начнет слабеть. Вспышки будут, но за Нами победа. Тебя жалел и помогал, но ему улыбался. Его затея была велика, но конец за Нами. <…> Сказать до конца его силы нельзя. Помни степень Иерофанта. Поверь в размер битвы. Тиски велики" [41].

 

Эта битва на невидимом, духовном фронте сопровождалась плохим самочувствием и у Рерихов, и у их сотрудников. Зинаида Григорьевна отмечала: "Также два дня подряд Е.И. себя чувствует очень плохо и страдает головной болью, причем у меня то же самое, то есть сильная головная боль. Кроме того, три дня тому назад целый день я чувствовала ужасное беспокойство и вообще лихорадочное состояние. Все это объясняется объединенным сознанием, ибо и у Рерихов то же самое. Е.И. на днях в разговоре с Н.К. выразила желание уехать на неделю куда-то, и у меня пару дней была мысль о том, как бы хорошо было уехать теперь хотя бы на пару дней" [42]. На одном из сеансов общения Учитель передавал Зинаиде, Морису и Енте Лихтман: "<…> Задерживаю письма, отвожу людей, лишь бы он не торжествовал. Им тенета расставлены про каждого" [43].

 

16 декабря Учитель М. на общем сеансе дал Рерихам и их сотрудникам новый знак-эмблему, который, как Он пояснил, надо было отлить в форме печати на серебряных кольцах, чтобы потом раздавать эти кольца всем сотрудникам Учителя в разных странах. Эмблема была нарисована Н.К. Рерихом под лучом Учителя (Рерихи в то время еще по-прежнему называли это "автоматическим рисунком"). Как писала З. Фосдик, это был "…удивительно красивый рисунок и полный значения, ибо нам Велено сделать из него кольца для нас всех, восьми человек, и заказать сто семнадцать оттисков на пергаменте с этим знаком и раздать его указанным людям, причем эти бумаги Велено хранить Поруме. Этот знак для того, чтобы узнавать по нему и ответному знаку других членов в других выбранных М. странах" [44].

 

По словам Зинаиды Григорьевны, передача знака-эмблемы сопровождалась необычными явлениями во время сеанса общения: "После того как все писали, мы сидели в темноте и стол очень быстро кружился. Когда нам было Велено перестать, мы зажгли свет и увидели очень замечательное явление: стол, за которым мы сидели, стоял наполовину на ковре, и он не зацеплялся, когда с такой быстротой кружился, а шел плавно. Когда же мы пробовали его сами крутить, стол [упирался] ине мог ни за чтокружиться, ибо ковер все время мешал" [45].

 

Рисунок знака-печати, данного Учителем М. через Н.К. Рериха

Рисунок знака-печати, данного Учителем М. через Н.К. Рериха

 

Николай Константинович записал послание Учителя:
"Дан рисунок печати-знака.
Говорю не на год и не на два, но на весь срок.
Когда найдете молодое,
Когда найдете доверия достойное,
Когда найдете лишенное предательства сердце
И принесете его Мне на служение, дайте ему знак этот.
По этому знаку найдут сердца друг друга.
И поверят.
Во всех Моих избранных странах.
Храните.
И Устав соблюдите.
Мой Устав" [46].
На сеансе, состоявшемся на следующий день, 17 декабря, эта тема была продолжена. Учитель сообщил насчет данного Им накануне знака: "Поручаю вам Мой Знак.
По нему соберу Моих людей.
Сделайте отпечатки и будете посылать указанным".

 

Далее назывались имена знакомых Рерихам людей, которым надлежало послать знаки, отпечатанные по данному Учителем рисунку. Учитель сообщал: "Поруме поручаю хранить отпечатки и давать с вашего указания.

Кольца – только кругу. Закажите в Париже. Теперь изготовьте клише и отпечатайте числом – 117" [47].

 

По сделанному клише знак-печать был отпечатан в указанном количестве – 117 копий – на шелковой ткани лилового цвета (по указу Учителя) уже в Париже, после отъезда Рерихов из Америки, и эти изображения были разосланы всем, кого упомянул Учитель в том сообщении.

 

В декабре 1922 года Франсис Грант на одном из сеансов общения с Учителем записала по-английски послание, расшифровывающее значение символа, данного Н. Рериху для создания знака-печати. Учитель М. сообщал: "Запомните значение драгоценной печати. Сферы Вечной жизни и Вечной эволюции – дающий мудрость змей жизни, наполненная новым вином чаша. Это печать грядущей Победы. Это печать грядущего Господа Мессии. Она будет начертана на щите и на знамени.

 

Ее смысл должен навеки отпечататься в самой глубине сердца. По ней все узнают знак Моих воинов. По ней вы узнаете вестника Мории. Это будет паролем. Знайте, те, кто покажет этот знак, – Мои вестники. Поскольку близится год славы, найдутся многие, которые принесут воинам известия о готовности. Вы узнаете их по паролю знака.

 

Благословляю вас, тех, что станут свидетелями исполнения плана Создателя. Благословляю вас, тех, что увидят вестников Утра. Благословляю вас, тех, что помогут изнуренному человечеству на пути к свету. Благословляю вас. Вперед же, в вашей битве за истину" [48].

 

Между тем битва за истину продолжалась, противник не оставлял преследований. Он постоянно менял тактику своих нападений. Так, 24 января он предпринял еще одну астральную атаку на Елену Ивановну. Как писала З.Г. Фосдик, Елена Ивановна легла спать и во сне почувствовала неестественное давление, как если бы на нее кто-то наваливался. Она проснулась, но все продолжала чувствовать эту странную тяжесть, не понимая причину происходящего. В это время Н.К. Рерих сказал ей, что он уже давно не спит, так как у него был приступ удушья. Но после этого он увидел над кроватью Елены Ивановны лилово-серебряный Луч, который долго стоял над ней.

 

На другой день Учитель М. передал, что враг напал на Елену Ивановну и М. его рассеял своим Лучом; также и "Фуяма бодрствовал", будучи готовым отразить нападение на нее. "Мой луч растворил его и Фуяма бодрствовал" [49] – было записано в дневнике Рерихов относительно этого происшествия.

 

Тем не менее, как отмечала Зинаида Григорьевна, несмотря на своевременную защиту, Елена Ивановна очень плохо себя чувствовала после этого нападения [50].

 

Интересно, что перед той самой ночью, когда все это произошло, Елена Ивановна получила опосредованное предупреждение от Учителя, но не поняла его смысл. Как писала Зинаида Григорьевна, "Е.И. говорит, что каждый вечер, перед тем как ложится спать, она долго смотрит на портрет М. и потом всегда раскрывает какую-нибудь книгу и всегда находит ответ на свой вопрос или ценное указание. В этот вечер она раскрыла "Изречения Рамакришны" и была очень огорчена, ибо прочла следующее: один ученик Мастера получил громадные знания и начал пользоваться ими для своих дурных целей – являлся к своим друзьям в астральном теле и даже начал посещать таким способом одну даму. Е.И. не поняла, почему именно ей было указано это место, но, конечно, после разъяснения М. ей стало ясно, что Он ее предупредил о нападении на нее врага в астральном теле" [51] . "…мы пили чай, и Е.И. рассказала, как она огорчена, что со времени [натиска] врага, когда она видит Руки М. в венце, окружающем ее, после моментально появляется красновато-лиловый свет, и на днях даже в нем появилась фигура врага, который на нее бросал сильные лучи. Позавчера ночью она проснулась от очень жгучей боли в колене, как будто там была рана, и полтора часа у нее была сильная боль, хотя на колене ничего не было. Потом она поняла, что сражалась в битве и враг ранил ее астральное тело. Это было подтверждено М." [52].

 

Елена Ивановна не раз говорила своей ученице, что луч Конрада был лилово-красного или фиолетово-розоватого цвета. Луч Учителя М. был, как правило, лиловым с серебром или чисто лиловым, но, конечно, этот лиловый цвет был совсем другого оттенка, чем цвет луча Конрада.

Глава 26. Битвы с кармой

30 декабря на сеансе общения Учитель сказал Рерихам: "Встречайте и побеждайте год – 1923-й". В этом кратком напутствии прозвучал намек-предупреждение относительно того, что трудные времена еще не прошли. В самом деле, хотя "война в доме" у Рерихов закончилась, силы тьмы не оставили своих попыток досаждать им где только можно. Новый год начался для них тревожно. Атаки врага не прекращались ни на духовном, ни на внешнем, событийном плане. Непрекращающиеся трудности в работе Рерихов объяснялись тем, что помимо проблем, связанных с финансированием школы, в Америке у них оказалось много завистников и недоброжелателей – и среди русских, осевших в США, и среди американцев. Некоторые американские художники боялись влияния русского искусства в США, видя в Рерихе опасного конкурента, тем более что гений русского живописца был очевиден. То же относилось и к некоторым владельцам частных образовательных учреждений США, видевшим в основанной Рерихами Школе искусств помеху их собственному бизнесу. В дневнике З. Фосдик записано много эпизодов, связанных как с мелкими, так и с серьезными попытками навредить культурным учреждениям, основанным в США Рерихами. Конечно, эти интриги закручивались не без влияния главного и к тому же тайного врага Рерихов – Конрада. Большинство выпадов против Рерихов и их культурных организаций вдохновлялось именно скрытыми воздействиями иерофанта тьмы.

 

Как уже говорилось, столь бурная активность противника объяснялась неблагоприятным астрологическим положением, способствующим проявлению всех разрушительных и дисгармоничных сил в природе и в социуме.

 

На сеансе общения 3 января Мастер М. сообщал: "Ручаться за январь нельзя, но приложите всю находчивость. Считаю, явления русских предателей опасны, ибо открываются двери. <…> Я шлю Свой луч, но враг пытается погубить посев. Очень трудно удержать натиск. Щит полон стрел. <…> Враг пользуется светилами" [53].

 

Нелегкий выбор

 

Первая половина 1923 года стала особо сложным временем для старшего сына Рерихов, Юрия. Судьба поставила его перед трудным выбором, от которого зависела вся его последующая жизнь.

 

В это время Юрий учился в Сорбонне сразу на нескольких отделениях, изучая одновременно восточные языки, военное дело, юриспруденцию и экономику. Как уже говорилось, учеба давалась необыкновенно талантливому юноше удивительно легко, и, несмотря на большую занятость, он еще находил время для общения с членами французской секции Теософского общества, среди которых были русские эмигранты, в том числе и знакомые Рерихам по Лондону. В частности, молодой человек часто бывал в доме Ирмы Владимировны Манциарли, с которой семья Рерихов познакомилась во время пребывания в Лондоне в 1920–1921 годах. Выйдя замуж за иностранца, Ирма Владимировна покинула Санкт-Петербург; впоследствии семья Манциарли обосновалась в Париже. Ирма Владимировна была активной участницей теософского движения: она сотрудничала непосредственно с Анни Безант, часто навещала Адьяр, где находилась штаб-квартира теософского движения, и вообще была известной личностью в теософских кругах. Младшая дочь Ирмы Владимировны, Марсель, которую в семье называли Марой, обладала талантом композитора; несмотря на свой молодой возраст, она сочиняла музыку, которая исполнялась в престижных концертных залах Парижа.

 

Члены семьи Манциарли, как практически и вся интеллигенция в ту эпоху, интересовались спиритическими опытами. Живя в Париже, Юрий самостоятельно продолжал сеансы общения с Учителем; в них принимал участие его давний друг Георгий Шклявер, с которым он, после Лондона, вновь увиделся в Париже. Вскоре к сеансам Юрия присоединилась Марсель Манциарли, и, конечно, девушку удивила глубина и прозорливость советов, получаемых старшим сыном Рерихов во время этих сеансов. В этом не было ничего удивительного, учитывая, что сеансы, проводимые Юрием Рерихом, на самом деле не имели никакого отношения к спиритизму: с Юрием общались не какие-то духи, а сам Учитель М., используя для этого лишь внешние приемы передачи информации, принятые в спиритизме. Юрий и Марсель подружились, стали встречаться чаще. Юрию тогда был 21 год, Марсель была на 6 лет старше его. Несмотря на разницу в возрасте, их дружба незаметно переросла в более сильное и глубокое чувство, хотя, скорее всего, это не было настоящей любовью, подобной той, которая связала судьбы Елены и Николая Рерихов. В этот момент в личные отношения молодых людей вмешалась воля матери Марсель. Ирма Владимировна решила, что Юрий непременно должен жениться на ее дочери, невзирая на то, что девушка была старше Юрия, что в те годы было весьма нетипичным обстоятельством для брака. Под давлением мадам Манциарли Юрий уже был готов жениться на Марсель и написал об этом родителям. Желание И.В. Манциарли ввести дочь в семью Рерихов было настолько сильным, что она дала в теософский журнал "Herald of the Star" объявление о помолвке [54] Юрия Рериха со своей дочерью еще до получения от родителей жениха одобрения этого брака. В марте Николай Константинович рассказал Зинаиде Григорьевне Лихтман, что получил письмо от Юрия, в котором он просил родителей не огорчаться, если в мартовском номере "Herald of the Star" они прочтут сообщение о его помолвке с Марсель. Также он просил родителей ничего не говорить Кришнамурти об этом, если они встретят его. "Конечно, мать этой девушки все время старается его окружить стеною от его же родителей" [55], – писала Зинаида в своем дневнике. Было очевидно, что вступление молодого человека в брак стало бы неодолимым препятствием для выполнения первоначальных планов Учителя, связанных с духовным ученичеством Юрия и с его участием в Центрально-Азиатской экспедиции. Несмотря на молодой возраст, старшему сыну Рерихов была суждена очень важная роль в экспедиции. Уже в 21 год он был полиглотом, знатоком самых сложных восточных языков, и на него была возложена роль главного переводчика в экспедиции. Молодой человек говорил на языках всех стран, через которые пролегал маршрут будущей экспедиции Рерихов. Тибетские наречия, индийские языки, иранский, монгольский, китайский, японский и другие языки народов Востока – всеми ими Юрий владел уже тогда. В зрелые годы филолог-ориенталист Юрий Николаевич Рерих знал уже более 30 самых сложных языков мира, среди которых были как живые, так и мертвые языки.

 

Более того – во время экспедиции именно на Юрия Николаевича Рериха была возложена военная охрана ее участников. Юрий Николаевич формировал охранные отряды каравана экспедиции, нанимая на службу местных жителей тех стран, в которых находились Рерихи, и обучая их. В Париже Юрий Николаевич закончил военное отделение университета в Сорбонне и получил специальность офицера, военачальника.

 

Его участие в экспедиции было жизненно необходимым. Но если бы он вступил в брак с Марсель Манциарли в 1923 году, он не смог бы стать участником беспримерного по своей сложности и опасности путешествия Рерихов – подвергать молодую жену тем трудностям и испытаниям, которые выпали на долю членов экспедиции, было просто немыслимо.

 

Эта сложная ситуация отозвалась болью в сердце Елены Ивановны. Никогда не жаловавшаяся Учителю на трудности ее собственной судьбы, она тем не менее сказала Ему о том, насколько печалит ее ситуация, возникшая в жизни ее старшего сына. Всей душой любя сына, она, конечно, желала видеть его счастливым, как и всякая мать. Но с другой стороны, она знала, что первое увлечение ее сына не было настоящей любовью и кармически сужденной встречей, предопределенной Свыше, подобно встрече ее самой с Николаем Рерихом. Об этом свидетельствовала и разница в возрасте между Юрием и Марсель – девушка была на 6 лет старше его, и доверенное Юрию поручение Учителя, которое он не смог бы выполнить, если бы создал свою семью – по крайней мере, в то время.

 

Кроме того, было совершенно очевидно, что идея этого брака исходила не столько от самого Юрия, сколько от Ирмы Владимировны Манциарли. По словам З. Фосдик, об этом же писал в письме к старшим Рерихам и близкий друг Юрия Георгий Шклявер, бывший невольным свидетелем происходящих в его жизни событий [56].

Учитель же прямо указал Елене Ивановне на то, что Юрий согласился на брак с Марсель в основном под давлением ее матери: "…Впотьмах сына держат. Должен свет опять увидеть" [57].

 

В этой ситуации, как и во всех жизненных проблемах, Елена Ивановна доверилась совету Учителя, понимая, что Ему ведома судьба любого человека на много лет вперед и Он учитывает такие обстоятельства, которых не могли предвидеть ни сам юноша, ни его родители. Учитель передал старшим Рерихам, что не советует Юрию вступать в этот брак, подчеркивая, что он помешает выполнению духовной миссии, взятой им на себя. Получив это указание, Елена Ивановна написала сыну письмо, пояснив в нем последствия тех или иных решений, которые ему предстояло принять в связи с возникшей в его жизни ситуацией. Как и всегда, Елена Ивановна и Николай Константинович не стали давить на сына, требуя от него какого-либо конкретного выбора, – они все предоставили его собственному решению. Юрий Рерих, как и его родители, стремился стать сотрудником духовных Учителей и принял важное поручение, доверенное ему Учителем. От выполнения этого поручения теперь зависело очень многое в его жизни, как и в жизни всей семьи Рерихов. Но главным принципом жизни сотрудников Белого Братства всегда было жертвование личными интересами во имя высших целей. Высшая цель была утверждена для Юрия его Учителем, но ее достижение потребовало от молодого человека принесения в жертву личного счастья. Перед старшим сыном Рерихов, быть может, первый раз в жизни, встала сложная дилемма: принять сложное, но почетное поручение Учителя, избравшего его для высокой миссии, или пойти по обычному пути, по которому идет большинство молодых людей, создавая семьи. Надо отдать должное Юрию: несмотря на молодой возраст, он выбрал трудный путь служения Учителям. Эта жертва открыла ему путь к великому Знанию – не только научному, но и духовному, которое на Востоке передается лишь единицам избранных.

 

Много лет спустя Илзе Рудзите, дочь председателя Рижского Рериховского общества Рихарда Рудзитиса, вспоминая о его беседах с Ю.Н. Рерихом в Москве, писала, что на вопрос ее отца о том, был ли он женат, Юрий Николаевич ответил, что он не создал свою семью, понимая, что не должен подвергать ее всем опасностям долгих путешествий.

 

В январе 1923 года Ирма Владимировна с дочерью приезжали в Нью-Йорк для разговора с Рерихами – видимо, с целью более детального выяснения обстоятельств относительно первоначальных планов Юрия жениться на Марсель. Правда, в дневнике Рерихов о встречах с Ирмой и Марсель Манциарли говорится очень кратко. Елена Ивановна просто отметила: "Приезд мисс Манциарли" [58]. Елена Ивановна встречалась и с самой девушкой, с пониманием принявшей неодобрение этого брака родителями Юрия, и с ее матерью, Ирмой Владимировной. Чувствовалось, что матери девушки нелегко было примириться с тем, что Учитель не одобряет этот брак. Как писала З. Фосдик, "Е.И. рассказала, что у них уже два раза была мадам Манциарли, впечатление произвела неважное. <…> Одно примирило Е.И. с ней – ее преданность Учителю и подчинение Его воле" [59].

 

По всей видимости, окончательное решение вопроса было отложено и Рерихами, и Манциарли до приезда Рерихов в Париж, который состоялся в мае этого же года. Вскоре после приезда в Париж Рерихи вместе с Юрием отправились в другие страны Европы по указанию Учителя. Марсель в своих письмах еще долго писала Юрию о любви к нему.

 

Между тем в дальнейшем этот факт из жизни Ю.Н. Рериха был использован врагами Рерихов – предавшими их Хоршами и Э. Лихтман – в их многочисленных инсинуациях, преследующих цель опорочить семью Рерихов. В ходе судебного процесса, связанного с незаконным захватом Хоршами музея Н.К. Рериха, предатели использовали все, что только можно, чтобы доказать, что Рерихи были плохими людьми. И хотя личная жизнь Ю.Н. Рериха не имела никакого отношения к делу о захвате музея, Хорш вытащил на свет божий историю 12-летней (если не больше) давности, пытаясь на ее основе доказать, что Рерихи, дескать, были деспотичными людьми, которые даже своему сыну запретили вступать в брак с девушкой, которую он любил. Кто-то из друзей Рерихов, возмущенный этим фактом, написал об этом Елене Ивановне, на что она ответила в своем письме: "…Вы знаете, что я не писала Юрию против его брака с упомянутой девушкой <…> мы отложили всякие объяснения до нашего личного с ним свидания, которое должно было состояться в ближайшие месяцы. Вы знаете, что Юрий был рад узнать, что мы не толкаем его на этот брак. Также и девушка, будучи весьма культурной и талантливой особой, выказала себя с самой прекрасной стороны и разумно приняла мои доводы против брака, где жениху едва исполнился 21 год, а невесте было уже 27. О всем этом я могла писать Вам из Парижа, но не самому Юрию. Тут какое-то недоразумение, а может быть, и подлог. Не могу понять, с какой целью притянули они [60] этот эпизод? Зачем понадобилось порочить достойную девушку? Если мать выказала себя легкомысленной и увлеклась мыслью выдать дочь за Юрия, то зачем же бросать тень на девушку? Можно еще раз до глубины души протестовать против таких хамских выходок" [61].

 

Чудеса среди проблем (Сеансы членов круга)

 

Как бы желая поддержать сотрудников Рерихов в этот непростой для всех период, Учитель материализовал для двух из них памятные предметы, игравшие роль талисманов или даже терафимов – предметов с наслоенной на них психической энергией.

 

Мать Зинаиды Лихтман, Софья Михайловна Шафран, также жившая в Нью-Йорке, получила путем материализации две русских монеты-терафима. Присылка этих монет сопровождалась необычным сном, в котором ей явилась ее умершая родственница – вероятно, племянница. Это событие Зинаида Григорьевна описала в своем дневнике: "Случилось сегодня большое чудо. Мама пришла сегодня утром к нам и рассказывает следующее. Ей снился сон. К ней пришла Матти в белом чудном платье, перехваченном поясом, на котором висел кошелек. Она была поразительно красива. Пришла и говорит маме: "Привет, тетя Софи!" Мама ей говорит: "Матти, дорогая, ты выглядишь, как ангел". Матти ей отвечает с улыбкой: "Я и есть теперь ангел. Я принесла тебе подарок".

 

И она нагнулась к своему кошельку на поясе и вынула оттуда пару мелких монеток. Мама спрашивает: "Матти, ты даешь мне деньги?" А та ей отвечает: "Совсем немного, но они принесут тебе счастье". И ушла. Мама проснулась с очень хорошим чувством, тем более что она вспомнила: именно сегодня ровно пять лет со дня смерти Матти. Она оделась и взяла ключи, чтобы закрыть свою квартиру и пойти к нам. Закрывая дверь на ключ, она случайно выронила его на пол. Мама нагнулась, чтобы поднять его, и видит две русские монетки, одна – медный грош, полкопейки, а вторая – серебряная монета в пять копеек. Она сразу поняла, что это посланное ей чудо, и у нее вся кровь от волнения бросилась в голову. Мама подняла эти монеты и побежала к нам, чтобы сообщить про чудо" [62].

 

Когда Софья Михайловна рассказала дочери и ее мужу о необычной находке, Морис неожиданно попросил у тещи грош – видимо, ему очень захотелось иметь монетку-талисман у себя. Зинаида Григорьевна сделала мужу замечание, отметив, что эти монеты очень дороги ее матери и ему не следовало бы просить у нее одну из них. Но Софья Михайловна с радостью отдала зятю материализованную монету, сказав, что семья дочери и она сама – одно целое.

 

Вскоре после этого Морис неожиданно понял, почему ему так хотелось иметь этот грош. Оказывается, 8 лет тому назад его мать написала ему письмо, в котором предсказала, что "скоро Илья Пророк пошлет ему один грош" . И буквально за три недели до того, как Софья Михайловна нашла монеты, она прислала ему письмо, в котором вновь повторилось то же предсказание. Именно поэтому, увидев найденный его тещей грош, Морис так захотел иметь эту монетку и попросил ее у Софьи Михайловны.

Еще один памятный предмет-талисман был материализован Учителем для жены Луиса Хорша Нетти, или, как ее звал Учитель, Порумы, прямо во время сеанса общения, состоявшегося вечером 6 января. Это была старинная тибетская бусина, которая, сделав несколько оборотов на столе, вкатилась в ладонь Елены Ивановны.

 

Вот как описывала это событие З. Фосдик: "Мы поняли, что это относится [к тому], когда ей иметь ребенка. Потом было Cказано: "Мой дар". И мы, сидя в темноте, вдруг услышали, как на столе что-то начало звенеть и кататься, не падая на пол. Е.И. при этом громко заявила, что к ее рукам прикатилась бусина, которую она вначале оттолкнула, а потом она прикатилась второй раз, и она ее задержала в руке. Потом зажгли свет и увидали, что это старинная бусина, как будто индейская, дар-талисман М. Поруме, которая должна ее носить через год, а пока бережно хранить. Можно легко себе представить, как мы были поражены этим чудом, совершившимся на наших глазах. Бусина <…> вдруг очутилась на столе, не упав, ибо мы не слыхали звука падения, а только как она катилась по столу, и при этом он страшно быстро кружился, а она не падала на пол. Это первая материализация, которую я когда-либо видела" [63].

 

Учитель передал: "Пусть Порума носит через год". Это послание и присылка бусины были пояснены на следующий день, 7 января: "Куда Порума торопится? Может носить Мой дар через год. Надо сохранить ауру дольше. Теперь ваша аура действует. В случае болезни лишь надеть. Хранить в коробке из слоновой кости. Порума может щит Мой положить в коробку на лиловом шелку" [64].

 

Здоровье Порумы было ослаблено от рождения, и Учитель послал ей терафим – предмет с наслоенным на него запасом психической энергии, чтобы поддерживать сотрудницу Рерихов во время недомоганий. Позднее в книге "Алтай – Гималаи" Н.К. Рерих напишет о чудесных талисманах Индии и Тибета: "Всё знают. Обо всем слышали. Обо всем могут толковать и припоминать в сумерках: нам-иг (небесные письма) – письма и священные книги, упадающие с неба; кольца, меняющие цвет серебра или бирюзы в знак предостережения или предвещания; зи – камень-буса, посылаемый с неба поддержать здоровье" [65] . Вот этот камень-бусину и получила Порума от Учителя.

 

Музей имени Н.К. Рериха в Нью-Йорке


Между тем Мастер-институт Объединенных искусств неуклонно развивался, увеличивалось количество учеников и штат преподавателей. Становилось очевидно, что прежнего помещения для нее не хватает, нужно было новое, отдельное здание. Встал вопрос о приобретении здания для школы. Еще в сентябре, по приезде Рерихов с Монхигана в Нью-Йорк, Махатма М. указывал начать весной поиски нового подходящего помещения. В новом здании должна была располагаться и "Корона Мунди", решение о создании которой было принято в июле.

 

В эти же трудные, тревожные дни, наполненные постоянными проблемами и кознями врага, Махатма М. решает создать в Нью-Йорке постоянный музей Рериха – в пику всем нападениям темных сил. Этот музей учреждался при новой организации, создаваемой Рерихами, – "Корона Мунди". В дневнике Рерихов появляется запись слов Учителя: "Срок 21 – явилась идея постоянного музея. Послал Нью-Йорку музей Рериха" [66].

Зинаида Григорьевна отмечала: "Замечательно, что накануне, в воскресенье, Рерихи, Хорши и Нуця осматривали картины Н.К. для отправки в Бостон и Е.И. заметила, как было бы дивно иметь музей при "Корона Мунди" и сохранить почти [все] картины Н.К. там. И на другой день М. дал это" [67].

 

Елене Ивановне Учитель сообщал: "Урусвати, спокойно готовь ладью, работы так много. Первое – книга. Второе – музей. Третье – школа и детские классы. Четвертое – образование наследников. Работы больше, чем вместить" [68].

И, как символ будущего пути духовного восхождения, как светлый идеал Братства, в очередном видении перед Еленой Ивановной предстал сияющий Образ. Она записала в своем дневнике: "Видела Лик с длинными светло-русыми волосами и очень большими, но узкими синими глазами. Небольшая бородка. Лик был окружен лиловым сиянием" [69].

Как узнала она впоследствии, это был образ Христа. "Чудесный Лик снова увидишь" [70], – обещал ей Мастер.

Махатма сообщил Рерихам, что покупка нового здания для школы может быть осуществлена на деньги Луиса Хорша: "Можете принять деньги от Хорша, ибо через вас сохранен в Моем попечении. Можете принять деньги Хорша, ибо дам ему талисман. Можете принять деньги Хорша, ибо дам ему сокровища" [71].

 

Слова о том, что Хорш "сохранен в попечении Учителя", имели под собой веские основания: буквально несколькими днями раньше Мастеру пришлось предпринять усилия, чтобы вытащить Хорша из западни, в которую он попал отчасти по своей неосмотрительности, а отчасти из-за действий своего компаньона, тайно от Хорша и всей его конторы занимающегося спекуляциями ради получения быстрой прибыли. В условиях непрекращающихся атак со стороны противника, выискивающего любой повод, чтобы навредить им, любые неправомерные действия, предпринимаемые сотрудниками Хорша, могли стоить ему и репутации, и успехов в бизнесе. Зинаида Лихтман-Фосдик писала, что однажды в конце января, придя в школу, Николай Константинович передал всем сотрудникам предупреждение Мастера быть всем очень осторожными, особенно Хоршу. "…Хоршу покрыться Щитом", – было сказано Учителем. Буквально в тот же день Хорш рассказал, что "…его компаньон, несмотря на запрещение со стороны Хорша каких-либо спекуляций, все же тайно от него и всей конторы спекулировал и даже совершил что-то нечестное по отношению к делу" [72].

 

Очевидно, это могло привести к крупным осложнениям, и только своевременная помощь Учителя помогла избежать крупных неприятностей, связанных с действиями этого человека. Зинаида Григорьевна отмечала в своем дневнике: "Поразительно, что Хоршу давно уже было Сказано, чтобы он прекратил спекуляции, ибо сила зла велика и М. Сам укажет путь. Вчера же вечером Е.И. со мной говорила по телефону и передала, что М. сказал, чтобы Хорш удалил своего компаньона, ибо он указан как негодный для дела. Также было сказано, что М. почти вытащил Хорша из западни" [73].

 

В те же дни Хорш действительно разошелся со своим компаньоном. Как сообщил впоследствии Мастер, это спасло его от разорения.

В начале февраля Елена Ивановна с Нетти Хорш вплотную занялись поиском нового здания для школы. Конечно, эти поиски, как и любое другое важное начинание Рерихов, осуществлялись при поддержке Учителя. Именно Он, пользуясь находящимися в Его ведении информационными каналами Тонкого мира, проанализировал все возможные варианты и выбрал наилучший из них, а затем указал своим сотрудникам, где следует искать выбранный им вариант.

 

"Порума может начать дом искать. Ей распределение дано. Покажет Урусвати свои мысли. Дан дом – найдите его. Рука Моя приложила печать. Полагаю на находчивость. Поразмысли о широком месте" [74], – сообщал Учитель.

Позднее в дневнике Зинаиды Лихтман-Фосдик было отмечено, что Л. Хоршем был куплен дом на 103-й улице, указанный Махатмой М., следовательно, Учитель сообщил Елене Ивановне точное местонахождение выбранного Им здания.

 

На следующий день, 3 февраля, во время коллективного сеанса общения Учителем были даны через Н.К. Рериха новые знаки-эмблемы музея Рериха. Оставалось лишь приобрести указанное Мастером М. здание. Но здесь сотрудников Махатмы остановила трагедия, случившаяся в семье Хоршей.

 

"Пустой гороскоп"

 

Февраль принес Луису и Нетти Хорш большое горе, что, конечно, отразилось на всех сотрудниках круга, включая их учителей, Рерихов. В самом начале месяца маленькая дочь Хоршей, Джин, заболела тяжелой формой вирусной инфекции.

На вопрос Рерихов: "Что с дев[очкой] Хорша?" Учитель ответил: "Новая форма гриппа" [75].

 

Вероятно, Елена Ивановна предчувствовала грозящее несчастье, а может быть, просто была предупреждена о нем Учителем и ясновидящей – мадам Дьюби, составлявшей гороскопы Рерихов и их сотрудников. Во время беседы с посетившей ее Зинаидой Лихтман Елена Ивановна рассказала ей, что "…когда исследовали гороскоп девочки Хоршей, мадам Дьюби сказала, что у нее пустой гороскоп, то есть, видимо, недолгая и незначительная жизнь. Первые семь лет очень трудные, последующие семь лет не легче первых и вряд ли протянет до остальных семи лет. Замечательно, что Е.И. чувствует это по отношению к этому ребенку – ее непроявление себя в жизни" [76].

 

Возможно, подобная ситуация, отраженная в гороскопе девочки, была связана с семейной кармой, носительницей которой была ее мать. В силу семейной кармы у Нетти Хорш были довольно серьезные проблемы со здоровьем, передавшиеся и ее детям. В свое время Учитель сообщил Рерихам: "Улучшится Порума. Дом рука темная держала. Карма по матери, мать пострадала от отца. Дух хороший, но тело получило ущерб" [77]. События с болезнью Джин нарастали подобно снежному кому: через два дня состояние девочки резко ухудшилось. Как писала Зинаида Григорьевна, "мы все провели очень тревожный день: Джин опасно больна, ей была сделана операция и вставлена в горло трубка для облегчения дыхания. Н.К., который уехал позавчера в Бостон, был вызван телеграммой для того, чтобы получить с Е.И. указание от М. Он и сам там настолько беспокоился, что взял заранее билет и решил уехать до получения телеграммы отсюда. У нас был сеанс, и было сказано направить нам все мысли на выздоровление ребенка" [78]. Учитель видел сложность ситуации и ее кармическую обусловленность, но тем не менее предпринял все возможное, чтобы спасти жизнь ребенка или хотя бы – как Он сообщал Елене Ивановне – "отсрочить указ Светил": "Враг радуется, когда раздирается Моя ткань. Всё настолько опасно, только полное устремление устоит. Считаю, направьте все силы отсрочить Указ Светил. Мысли лишь о ней… и тверди: выживет. <…> Иду даже против Светил. Знаете судьбу девочки <…>" [79].

Это же указание – сосредоточиться на ребенке и мысленно говорить себе: "Выживет!" – как бы цементируя пространство мыслеформой, программирующей события в нужном ключе, Учитель передал и всем членам внутреннего круга.

 

Его упоминание о Светилах, конечно, относилось к гороскопу ребенка. Как позднее напишет в своих записях ученик Рерихов Борис Абрамов, "звездная карта рождения указывает, в основном, на эти взаимоотношения и определяет слабые места. Тело человека есть поле встречи и взаимодействия звездных лучей и лучей светил, и сроки обуславливаются тем или иным их сочетанием на данный момент. Смерть человека или опасный для него момент запечатлен в звездах, а также и любые события планетного порядка. История Земли, история человека, история каждой человеческой жизни запечатлена на небе и определяется звездами" [80].

 

Оказывать противодействие карме и неблагоприятному астрологическому сочетанию мог только Великий Учитель, никому иному было не под силу пытаться решить подобную задачу. Но и от Великого Учителя эта борьба потребовала огромной траты энергии. Несмотря на общую сложность обстановки того периода и непрекращающиеся атаки противника по всем направлениям, Мастер М. вступил в эту битву с кармой, стремясь дать ребенку шанс на выживание.

 

Учитель М. не раз спасал от смерти во время тяжелейших болезней Е.П. Блаватскую и других Своих учеников, целительские способности Великих Учителей были уникальны, и их сотрудники знали это. Однако дочь Хоршей была жертвой не только собственной, но и семейной кармы; девочка от рождения имела очень слабый, нежизнеспособный организм. Шансы спасти Джин были ничтожны… И все же, несмотря на все эти обстоятельства, Учитель пришел на помощь и призвал к тому же своих сотрудников. "Рука Моя ведет библейскую битву, – передавал Он участникам внутреннего круга во время общения. – Если отвращу все Светила, будет небывалая победа. Устремите всё напряжение, в битве каждый удар ценен. Почти всю силу направляю – щит полон ударов. Поруме Мое Благословение. Обратим на них энергию" [81].

 

"Сосредоточьтесь на больной. Луч света еще есть – молитесь. <…> Иду к ней" [82], – передавал Он ученикам.

Но судьба распорядилась по-иному…

 

12 февраля был день рождения Е.И. Рерих, но, конечно,   ни о каком празднике Рерихи и не думали, все их мысли были направлены на ребенка Хоршей. Уже в тот день Елена Ивановна знала то, чего не знал еще никто из сотрудников, – битва Учителя с кармой девочки дошла до той стадии, когда естественных средств сохранить ее жизнь уже не осталось. Как писала З. Фосдик, "хотя у Джин падает температура, Е.И. предчувствует неблагополучный результат. Мастер сказал утром, что "сохранит Шораку в новом теле для Порумы". Но это можно понять, что дух Шораки воплотится в следующего ребенка Порумы" [83].

 

Даже мощное воздействие Мастера М. не могло компенсировать негативных кармических факторов, точно определенных мадам Дьюби в гороскопе Джин. Оставалось только одно – совершить чудо, пойдя против природных законов. Но Мастер видел, что физические данные девочки таковы, что если даже он воскресит ее сейчас, она все равно не проживет долго. Поэтому Он избрал другой путь помощи Хоршам.

Джин умерла на следующий день, 13 февраля. В день ее смерти Мастер М. передал: "Учитель понимает ограничение тела. <…> Мала победа, если жива будет. Пружина жизни не отвечает духу. Хотел надолго близко привязать Шораку. <…> Поруме скажи: делаю лучше" [84].

 

Несколькими днями позже, возвращаясь к теме смерти девочки, Мастер М. сказал: "Преступное чудо дать жизнь негодному телу" [85].

 

В тот день члены внутреннего круга встретились у Рерихов на сеансе общения, и Учитель велел им остаться у них дома до 11 вечера. Зинаида Григорьевна писала: "Все сидели у Рерихов в 8 часов, велено было сидеть до 11-ти часов вечера. Во время сеанса несколько раз звонил телефон от Хорша. Первый раз он звонил перед тем как девочке должны были вынимать трубку из горла. Второй раз сказать, что трубку вынули, но Джин задыхается и хотят вставить опять. А последний раз, что Джин умерла. Е.И. и Н.К. немедленно поехали к Хоршам. Мы остались их ждать у них дома. В 11 часов они приехали обратно" [86].

 

И на следующий день Рерихи не оставили Хоршей одних – Елена Ивановна долго беседовала с ними и смогла зажечь в них мужество – вместе с надеждой на то, что дочь вернется к ним опять в новом воплощении. Учитель решил особым образом соединить сознание девочки с сознанием Порумы, чтобы душа Джин вновь воплотилась в своем новом теле у тех же родителей. В задачи Учителя входило также дать Джин в новом воплощении более жизнеспособное астральное тело, от которого во многом зависело состояние здоровья ее нового физического организма. Сотрудница Белого Братства Сестра Ориола помогала Учителю в этом процессе – она работала над астральным телом девочки в Тонком мире, укрепляя его.

 

На сеансе общения 14 февраля Мастер передал: "<…> Сохраню Шораку в колыбели сто дней. После покоя в сапфирах Докиуда * * Сестра Ориола охранит чашу новую, Поруме назначенную. Порума поистине достойна Моего Знака! И Шораки покой пусть укрепляет улыбка веры, но не соль слез. Тело будет сложено прочно, и дух во снах вспомнит урок Сестры Ориолы.

Ночь, осиянная светилами планет Девы, Юпитера и Водолея, свети Нашему Решению! Потому надо наследнице Наших дел соткать одежду [87] прочную. И бабушка Урусвати должна гордиться внучкою. Поручаю Моей Урусвати зажечь звезду Порумы и Логвана. Он облечен Краем Моей одежды, и Мое доверие не напрасно. Чудо редкого единения свершилось.<…>" [88].

 

Под "чудом редкого единения", скорее всего, понималась произведенная Учителем гармонизация сознаний Порумы и ее дочери, которая должна была вскоре вновь родиться у нее. Учитель даже Сам выбрал для нее имя: "Имя Шораки сохраните оккультно. В жизни дам другое – Ориола" [89].

Позднее во время сеанса общения Он передавал членам круга: "Можно явить Поруме – Шорака спокойна. Наполняется хыр-озоном – субстанция, явленная Нами для восстановления тела астрального, – можно назвать электричеством" [90].

В мае Учитель передал Поруме: "Не должна печаловаться смертью дочери, зная возвращение и близость духа" [91].

В действительности, однако, судьба Ориолы оказалась непростой, что объяснялось сложностью борьбы с семейной кармой, даже при поддержке Великого Учителя

 

Примечания:

 

* Заградительная сеть – защитная силовая линия, окружающая человеческую ауру (биополе) и защищающая ее от неблагоприятных внешних воздействий.

** Докиуд – высшие сферы Тонкого мира, где пребывают подвижники Белого Братства и их ученики в перерывах между воплощениями.

 

1. Дневник, 19.05.22.
2. Там же.
3. Дневник, 26.05.22.
4. Инвольтация – "вызывание", магические действия с целью повлиять на человека определенным образом. – Прим. авт.
5. Рерих Н.К. Алтай – Гималаи. М., 2010. С. 36–37.
6. Книги по магии. – Прим. авт.
7. Сердце, 556 // Агни-Йога с комментариями: В 2 т. М.: Эксмо, 2012. Т. 1.
8. Мир Огненный. Часть 1, 74 // Агни-Йога с комментариями: В 2 т. М.: Эксмо, 2012. Т. 2.
9. Дневник, 13.03.22.
10. Дневник, 01.10.22.
11. Там же.
12. Дневник, 01.09.22.
13. Дневник, 22.04.25.
14. Фосдик З.Г., 07.11.22.
15. Дневник, 03.11.22.
16. Признаки одержания отражаются прежде всего в глазах, о чем говорится в учении Агни-Йоги. – Прим. авт.
17. Дневник, 18.12.22.
18. Фосдик З.Г., 08.12.22.
19. Дневник, 18.12.22.
20. Фосдик З.Г., 18.12.22.
21. Дневник, 24.11.22.
22. Братство. Часть 2, 137 // Агни-Йога с комментариями: В 2 т. М.: Эксмо, 2012. Т. 2.
23. Дневник, 18.11.22.
24. Фосдик З.Г., 21.12.22.
25. Сердце, 303
26. Дневник, 19.11.22.
27. Дневник, 19.02.22.
28. Дневник, 11.09.24.
29. Дневник, 11.12.22.
30. Рерих Е.И. Из письма от 03.02.39.
31. Дневник, 20.11.22.
32. Дневник, 24.11.22.
33. Фосдик З.Г., 21.12.22.
34. Там же.
35. Дневник, 21.11.22.
36. Слова Учителя "инструмент превосходен" наверняка относились к психической организации организма Е.И. Рерих – Учитель давно уже подготавливал ее к выполнению сложнейшей духовной работы (сюда входили и способность общаться с Учителями путем яснослышания, и многие другие явления, ставшие элементами пройденного ею Огненного Опыта). – Прим. авт.
37. Дневник, 29.11.22.
38. Фосдик З.Г., 30.09.22.
39. Дневник, 25.11.22.
40. Дневник, 30.11.22.
41. Дневник, 01.12.22.
42. Фосдик З.Г., 01.12.22.
43. Дневник, 14.12.22.
44. Фосдик З.Г., 16.12.22.
45. Фосдик З.Г., 16.12.22.
46. Дневник, 16.12.22.
47. Дневник, 17.12.22.
48. Дневник, б/д, декабрь 1922.
49. Дневник, 24.01.23.
50. Фосдик З.Г., 26.01.23.
51. Фосдик З.Г., 26.01.23.
52. Фосдик З.Г., 28.12.22.
53. Дневник, 03.01.23.
54. В те годы было принято сообщать в журналах и газетах о помолвках и свадьбах в аристократических семьях. – Прим. авт.
55. Дневник, 20.03.23.
56. Фосдик З.Г., 20.01.23.
57. Дневник, 06.01.23.
58. Дневник, 24.01.23.
59. Фосдик З.Г., 26.01.23.
60. Речь идет о предавших Рерихов бывших сотрудниках – Э. Лихтман и чете Хорш, использовавших во время судебного процесса подложные документы и письма, якобы написанные самими Рерихами. – Прим. ред.
61. Рерих Е.И. Из письма от 02.04.38.
62. Фосдик З.Г., 31.12.22.
63. Фосдик З.Г., 06.01.23.
64. Дневник, 07.01.23.
65. Рерих Н.К. Алтай – Гималаи. С. 74.
66. Дневник, 21.01.23.
67. Фосдик З.Г., 22.01.23.
68. Дневник, 23.01.23.
69. Дневник, 23.01.23.
70. Там же.
71. Дневник, 30.01.23.
72. Дневник, 26.01.23.
73. Дневник, 26.01.23.
74. Дневник, 02.02.23.
75. Дневник, 05.02.23.
76. Фосдик З.Г., 06.02.23.
77. Дневник, 10.07.23.
78. Фосдик З.Г., 07.02.23.
79. Дневник, 07.02.23.
80. Записи Б. Абрамова // Грани Агни-Йоги, 1956.
81.Дневник, 09.02.23.
82. Дневник, 11.02.23.
83. Дневник, 12.02.23.
84. Дневник, 13.02.23.
85. Дневник, 25.02.23.
86. Фосдик З.Г., 13.02.23.
87. Под одеждой подразумевалось физическое тело – одеяние души. – Прим. авт.
88. Дневник, 14.02.23.
89. Дневник, 17.02.23.
90. Дневник, 24.02.23.
91. Дневник, 02.05.23.

 

Публикуется по Ковалева Н.Е. Елена Рерих. Путь к Посвящению.—М.: ЭКСМО. 2013. Гл. 25,26.

 

19.09.2015 10:06АВТОР: Наталья Ковалева | ПРОСМОТРОВ: 1634


ИСТОЧНИК: Елена Рерих. Путь к Посвящению.—М.: ЭКСМО. 2013. Гл. 25,26.



КОММЕНТАРИИ (1)
  • Виктор Любаков30-01-2017 18:27:01

    Очень интересно.
    Но ведь это взято из дневников не подлежащих публикации до особого разрешения?
    Мы забежали вперед?

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Елена Ивановна Рерих. Биография. Статьи. Книги. »