Суд прекратил дело по иску Хамовнической прокуратуры г. Москвы к Международному Центру Рерихов. Добровольное пожертвование. Наследие Киевской Руси в мозаиках Н.К. Рериха. О.А Тарасенко. Необъяснимые страшные предчувствия. Валерий Томский. Добровольное пожертвование. Идеи Живой Этики как инструменты управления стрессом. Ольга Фабричева. Отвергнутый Вестник. Л.В. Шапошникова.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Святой Преподобный Сергий Радонежский. Татьяна Бойкова


Отче Сергие, Дивный,
с Тобою идем, с Тобою Победим!
(Е.И.Рерих,12.09.34)


Похвала наша Сергию
не ему пользу приносит,
но для нас спасением будет духовным.
Епифаний Премудрый

 

«Такие светоносные явления, как Сергий Радонежский, вызываются не итогом чего-то, а предвестием, в том числе необходимостью спасательных переходов через духовное бездорожье всех времен» [1].

Что мы неразумные дети, неразумного века, усушенные к тому же дурным образованием, знаем сегодня о Сергии Радонежском? Большинство из нас ничего не знает, кроме имени, которое и помимо церковных стен звучит как бы само собой, одним движением воздуха, и означает что-то светлозовное, терпеливо нас дожидающееся… И только немногие из нас при имени Преподобного Сергия обращаются не к памяти и не к книгам, а к душе. Он — там. Звезда Вифлеема зажгла многие звезды, и одна из них, по-русски неяркая и мягкая, привела к рождению в самый необходимый момент нашей истории первого печальника земли русской и собирателя ее единого духа» [2].

XIV век. В семье именитых бояр ростовских Кирилла и Марии родился средний сын, нареченный в святом крещении Варфоломеем. В древней Руси именам придавали большое значение, т.к. видели в них особый тайный смысл. Имя «Варфоломей» было довольно редким среди боярства того времени. Это имя носил один из двенадцати ближайших учеников Христа. Об истиной дате рождения Сергия историки спорят и по сей день, но мы будем говорить о той, которую называет нам первый жизнеописатель Преподобного Сергия, его ученик Епифаний* — 1314 год. В те времена многие города Руси страдали от поборов и разорений татарской орды. Хоть и знатные бояре были родители Сергия, а отец Варфоломея, Кирилл, был любимым боярином князей ростовских, и часто сопровождал их в путешествиях в Орду — жили они просто, скромно, были глубоко религиозны. Часто и охотно принимали странников, каждый из которых мог рассчитывать на кров, хлеб, а иногда и одежду в этом доме. Рождению Варфоломея предшествовало одно странное событие, взбудоражившее многих в то время. Незадолго до родов Мария была на службе в церкви, и вот во время литургии, в материнской утробе троекратно прокричал неродившийся еще младенец. Сколько в округе возникло вопросов и разговоров... К чему бы это все? К добру ли? к худу?

«Вот как глубоко определился дух Преподобного горним первообразом, еще в утробе материнской весь ему преданный и весь им проработанный. Этим первообразом была абсолютность Пресвятой Троицы» [3].

Кроме того, Епифаний оставил нам сведения о том, что младенец в постные дни по средам и пятницам не брал грудь материнскую, если она много ела мясной пищи. «Вероятно тонкость натуры, отмечавшая Сергия всю жизнь, сказывалась уже на самой заре ее, в тонком различении вкуса материнского молока» [4].

7-ми лет Варфоломей, вместе с братьями был отдан учиться в церковную школу, но грамота плохо ему давалась. С ним бились учителя, родители; но Варфоломей, прекрасно зная алфавит, никак не мог сложить буквы в слова. Очень огорчались родители, но еще больше огорчался сам мальчик, так как во всем остальном он был очень сметлив, сообразителен и трудолюбив.

Однажды отец послал его искать коней в поле. Во время поисков отрок вышел на поляну и увидел старца схимника, погруженного в молитву. Варфоломей приблизился и молча стал рядом в ожидание и надежде, что старец его заметит. Так и случилось. Старец спросил: «Что тебе надо, чадо, от меня?» И Варфоломей рассказал ему о своем горе и очень Нестеров М.В.  Видение отроку Варфоломею.просил старца помолиться о том, чтобы Бог помог ему одолеть грамоту. Оба встали на молитву, а когда закончили, чудный старец вынул из-за пазухи частицу просфоры, благословил и велел ее съесть, сказав: «Сие дается тебе в знамение Благодати Божьей и уразумения Светлого Писания, не скорби более чадо мое, о грамоте, ибо отныне даст тебе Господь разум в учении». Сказав так, старец хотел уйти, но благодарный мальчик умолял посетить дом его родителей. С честью странник был принят в их доме. В разговоре родители упомянули о знамениях предшествующих рождению их сына, На что старец ответил им; что сыну их надлежит сделаться обителью Святой Троицы, дабы многих привести вслед себе к уразумению Божественных Заповедей. После этих пророческих слов чудный старец удалился. Ежевечерние чтения матерью Евангелия, рассказы странников, всегда находивших теплый прием в их доме; все это ускоряло формирование духовного мира Варфоломея. Оставив сверстников с их играми и забавами, он весь ушел в этот прекрасный мир, и, по словам Епифания он соблюдал не только умеренность во всем, но даже подвергал себя всякого рода лишениям, чем причинял немалое беспокойство и огорчения своим родителям.

«Bce это слагало характер будущего Великого Подвижника. Уже к юности он ясно сознавал стремление уйти из мира, в Мир Высший, в мир общения с Силами Света. Не потому ли, что живая связь с Силами Высшими от младенчества пребывала в сердце его. Откуда знамения? Откуда дивный старец?» [5].

 

К тому времени отец его потерял почти все свое состояние, т. к. поборы Орды были уже непосильны, а после очередного страшного набега татарской рати в 1330 году, огнем и мечом истребившей почти весь Ростов, не оставалось почти ничего от былого богатства. После же присоединения земель ростовских к Московскому княжеству, воеводы великокняжеские во время своих наездов в Ростов мало отличались от татар своей алчностью. Разоренный до крайности, растерявший множество своего люда служивого, Кирилл после долгих раздумий и колебаний принимает решение переехать ближе к Московскому княжеству в Радонеж. Благо в то время владельцы этих мест, желая заселить дикий, лесистый край, давали много привилегий и послаблений новым поселянам.

Кирилл получает в Радонеже поместье, понемногу строится. Сам он уже стар и болен. Но все сыновья его: Стефан, женившийся еще в Ростове, Петр тоже с семьей  и Варфоломей - были здоровы и сильны от рождения, приучены ко всякому труду. Очень переживала и горевала Мария о своих детях, что приходится им исполнять любую работу, как простым крестьянам; и сеять, и пахать, и дом рубить и все, что было необходимым в то время.

Работая наравне с братьями, Варфоломей вел прежнюю жизнь инока в миру. И не смотря на свое стремление к отшельничеству, к суровому подвигу, он уступил просьбе родителей своих и остался “покоить их старость”. Епифаний особенно подчеркивает его отношение к родителям, указывая, что был Варфоломей сыном послушным. Скоро его родители удалились в Хотьковский монастырь, и вскоре там умерли. Теперь Варфоломей, вышедший из юношеского возраста, окрепший для суровости пустынного жития, мог осуществить свою давнишнюю мечту, свое заветное желание.

 

Оставив имущество своему брату Петру, отправился он к старшему брату Стефану, который к тому времени уже овдовел и тоже принял монашество, и убедил его вместе отправиться на “взыскание места пустынного”. Этим было положено начало нового необычного подвига. Братья выбрали высокое место в дремучем лесу (Маковец), находившееся в 30 верстах от Радонежа. Тут они поселились и поставили два сруба. Один под церковь, другой под жилье. Церковь освятили во имя Святой и Живоначальной Троицы.

Так было положено выполнение пророчества таинственного Схимника. Но Стефан недолго выдержал тяготу пустынного жития и ушел в Московский Богоявленский монастырь. Варфоломей остался один. Вначале к нему заходил старец Митрофан, который затем и постриг его в иноческий сан с именем Сергий в 1337 году, в честь мученика Сергия. Потом же начались дни, месяцы, годы полного одиночества, погружения в жуткое безмолвие. И кто может сказать про все борения его; про испытания страхом и голодом, иногда унынием и,  главным образов борьбу с невидимыми темными силами?

 

 Эта борьба отмечена во всех Учениях под разными наименованиями, и ни один из вступивших на путь духовного совершенствования не может избежать ее. Человек восходящий чувствует ее натиск гораздо глубже. Все подвижники прошли через ступени этой борьбы. Приступая к подвижничеству никто не может находиться в постоянном восхищении духа, иначе не выдержит плоть. За высокими подъемами неминуемо следует уныние, но это как бы защита и подготовка к следующему, еще большему возношению. И лишь с годами, при строжайшей дисциплине духа, вырабатывается внутреннее равновесие и устанавливается постоянная связь общения с Высшими Силами. К этой борьбе в полной мере приобщился и Сергий. Даже ему, избранному, приходилось обуздывать свою природу в борьбе с темными. А ведь известно, что тем сильнее они наступают, чем ярче горит дух подвижника. Преподобный сам рассказывал ученикам своим о бывших ему видениях.

Как стоял он однажды в “церковице” на всенощном бдении раздался треск, стена церковная расступилась и в расщелину вошел сам сатана, а с ним полчища бесовские и с угрозами стали наступать на него. Они наступали, гнали, грозили ему, но Сергий молился и продолжал начатое им бдение, повторяя: “Да воскреснет Бог и расточатся враги Его”. Бесы так же внезапно исчезли, как и появились. А в другой раз он находился в своей келье. И вот раздался сильный шум от несущихся сил бесовских, и келья его наполнилась змеями, а полчища окружили хижину и кричали: «Отыди, отыди от места сего! Что хочешь обрести здесь? Или не боишься смерти голодной?», - и грозили ему зверями дикими. Но Сергий и на этот раз оказался тверд и мужественно отражал их молитвою. Внезапно появился Свет и рассеял полчища темных. Видимо больше всего он подвергался испытанию страхами, т.к. другие искушения чужды были его духовной чистоте. Но и с этим он скоро совладал.

 

В ту пору жутких испытаний были и светлые явления. Многое уже утеряно и забыто, да и не любил Сергий рассказывать об этом, но предание об одном случае сохранилось. «Однажды хотел Преподобный прочесть о житие Богородицы, ноНестеров М.В.  Юность Преподобного Сергия. порыв ветра задул лампаду. Тогда Сергий настолько воспылал духом, что книга просияла Светом Небесным, и он мог прочесть ее без лампады». Совладал он и со страхом перед дикими зверями. У него появился лесной друг. Однажды он увидел у своего порога ослабленного от голода медведя. Пожалел его, принес краюшку хлеба, и мохнатый пришелец стал частым гостем у Преподобного, и тот делился с ним последним куском. Так закалялся дух Преподобного к предстоящему подвигу Воспитателя духа народного и Строителя Земли Русской. Судя по описанию того же Епифания, Сергий недолго оставался один. (Около двух лет).Слухи о его подвижничестве разнеслись по округе, и его стали посещать люди, прося советов в делах своих. Никого не отпускал юный подвижник без утешения, ободрения и вразумления. Наконец, пришли к нему и желающие разделить его одиночество с просьбой принять их в ученики его.

Никогда не отказывал Сергий истинно искавшим подвига, лишь предупреждал о трудностях и тяжестях его.

 

На первых порах пустынножители не руководствовались никакими уставами и правилами, и имели перед собой лишь живой пример основоположника своего. К тому времени их набралось около 12 человек, было построено 12 келий, а вокруг огорожено деревянным тыном. Сергий работал наравне со всеми “как раб купленный ”. Носил воду, пек просфоры, катал свечи, варил квас, кроил и шил одежду и т.п. После вечерних молитв, братия расходилась по кельям, в обители воцарялась тишина, нарушаемая лишь воем диких зверей.

 

Так из пустынника-созерцателя Сергий вырастал в общественного деятеля. Росла с ним и его Обитель, которой суждено было сыграть огромную историческую роль по распространению духовной культуры и укреплению, объединению Государства  Русского. С увеличением числа братии появилась необходимость введения белее определенных, четких правил, необходимость в игумене. Первым игуменом становится тот самый старец Митрофан, постригший Сергия в монашество, так как сам Сергий несмотря ни на какие уговоры братии не соглашался на этот чин. И лишь после смерти Митрофана и новых уговоров братии (и даже угроз, что они все разойдутся, наруша свой обет), Сергий согласился на игуменство, и отправился к епископу в Переяславль-Залесский, где и был произведен во священство.

Братия с огромной радостью приняла своего игумена, тем более что в своей труженической жизни он ничего не изменил, лишь принял большую ответственность. А в остальном работал на братию, как и прежде. Преподобный с самых первых дней воплотил в образе своем Завет первенства, указанный Христом: «Кто хочет между вами быть первым, да будет всем слугою». В первые годы существования Обители все было бедно и скудно, многого не хватало: то воска для свечей, то вина для литургии, приходилось зажигать березовую лучину.

Богоматерь Одигитрия. Келейная икона Преподобного Сергия Радонежского. XIV век.Правила, установленные к тому времени в Обители, были суровы. От учеников, требовалась постоянная бдительность над словами, мыслями, поступками своими. После вечерни братии не разрешалось выходить из своих келий и беседовать друг с другом. Каждый должен находиться в своей келье, упражняясь в молитве, в уединенном богомыслии, а чтобы руки не были праздными, заниматься рукоделием, не давая возможности лености овладеть телом. Часто в глухие зимние ночи Сергий тайно обходил Обитель и смотрел, чем занимается братия в своих кельях. Если видел кого в молитве или ручном труде, очень радовался духом и шел дальше. Но если слышал празднословящих, то слегка стучал в оконце, а утром наставлял провинившихся кротко, но сильно. Чаще же пользовался притчами и сравнениями, которые глубоко задевали провинившихся.

Другим замечательным правилом Преподобного было запрещение братии ходить в селения и просишь подаяния, даже в случае сильного недостатка. Он требовал, чтобы все было заработано своим трудом или в виде добровольного подаяния. Однажды сам Преподобный оставался без пищи три дня, а на рассвете 4-го пришел к одному из своих учеников (у которого, он знал — был запас хлеба), и предложил пристроить ему сени. На что тот согласился. В оплату же попросил гнилого хлеба. «Даниил вынес ему решето с кусками гнилого хлеба, которого сам есть не мог, и сказал: "Вот если хочешь, возьми, а больше не взыщи. Довольно мне сего с избытком,- сказал Сергий,- но побереги до девятого часа, я не беру платы прежде работы». Весь день работал Сергий, не покладая рук своих, и только поздним вечером закончил постройку. И снова старец Даниил вынес ему эти гнилые куски хлеба. Только тогда Сергии стал есть свой заработанный хлеб, запивая водой. Некоторые ученики видели исходившую от хлеба пыль и удивлялись долготерпению своего наставника, не пожелавшего даже такую пищу принять без труда. Преподобный показывал своим личным примером, что свой хлеб нужно заработать и правила свои не нарушал. Кроме того, в этом примере видна вся его природная кротость, смирение и великодушие. Ни одним словом не попрекнул своего расчетливого ученика, черствого сердцем, и только потому, что это касалось лично его. В том же жизнеописании приведен другой случай связанный с острой нуждой и малодушием некоторой братии, которые стали роптать о вышеописанных правилах. «Завтра же пойдем отсюда каждый на свою сторону и более не вернемся, ибо не в силах более терпеть здешнюю скудность». На что Преподобный, желая подкрепить малодушных, собрал всю братию и с обычною мягкостью, но и твердостью увещевал не поддаваться искушению, говоря: « Благодать Божия не без искушений бывает; по скорби же радости ожидаем. Сказано: вечером водворится плач, а заутро радость». И не успел он закончить, как послышался стук во врата Обители, и вратарь прибежал сообщить, что приехали возы брашень и хлебов». Случай с хлебами остался в памяти у братии как проявление Высшей Благодати, всегда бодрствовавшей над избранником своим и поддержавший его в тяжкие минуты.

 

Спустя 10 лет после основания Обители, вокруг стали селиться крестьяне и вскоре окружили монастырь своимиФелонь Преподобного Сергия Радонежского. XIV век. поселками. Простота, сердечность Сергия, отзывчивость на любое горе, и самое главное, ничем не сломимая вера в заступничество Сил Превышних привлекала людей. Никому не было отказа в его любвеобильном сердце. “Дерзайте”- было его излюбленное речение.

«Иже успеет услышать своего духа голос, над бездною вознесется», — говорил Сергий. Можно утверждать, что Сергий нашел путь к сердцам людей не только путем чудес, но своим личным примером великого сотрудничества, как в большом, так и в малом. Нигде нет указания на гнев или даже возмущение его. Он мог быть требовательным, но без насилия. Он безошибочно разбирался в способностях учеников и потому давал задачи по силам каждого. Обладал большой распознаваемостью приближающихся к нему людей.

«Всегда и во всем им руководила целесообразность, которая претворялась в нем в великую вместимость и в примирение противоположностей. Так он сам заботился о монастырских огородах и там же обсуждал содержание новых икон. Заботился о списывании книг, но знал, что квас не должен сильно бродить» [6]

Примером своей жизни, высотой своего духа, преподобный Сергий поднял упавший дух родного народа, пробудил в нем доверие к себе, к своим силам, вдохнул веру в свое будущее. Он вышел из нас, был плоть от плоти нашей и кость от костей наших, а поднялся на такую высоту, о которой мы и не чаяли, чтобы она кому-нибудь из наших была доступна. Так думали тогда все на Руси и это мнение разделял православный Восток»[7].

Чтобы заложить зерна учения в сознание народа, он посылал своих учеников работать на крестьянские поля. Число иноков Святой Преподобный Сергий Радонежскийдовольно долго ограничивалось 12, по причине трудности добывания средств  к существованию. С увеличением селений вокруг монастыря, и особенно с приходом архимандрита Смоленского Симона, который предпочел поменять свою власть на звание послушника у Сергия (при этом он вручил Преподобному свое довольно большое состояние), число братии стало расти. Сергий мог теперь свободнее принимать желающих в Обитель. Но, тем не менее, пришедший должен был сначала ходить в мирском платье, присматриваться к порядкам и исполнять черную работу без роптания. Затем он облекался в простую рясу и, не произнося еще обетов иночества нести трехлетнее послушание под руководством избранного старца, чтобы он мог испытать свои силы и произнести обет вполне сознательно. И хотя Обитель не нуждалась как раньше, но Сергий был все так же скуден в одежде и жизни своей, так же равнодушен к почету и отличествам. Таким он и оставался до конца, о чем свидетельствует один из случаев. Чаще всего Преподобный одежду шил сам. Однажды не было хорошего сукна, но была лишь одна половинка, да и та гнилая, пестрая, плохо сотканная. Никто из братии не хотел из нее ничего шить себе. Один передавал другому. Так она обошла до семи человек. Но Сергий взял ее и скроил себе рясу и уже не хотел расставаться с нею.

Как удивительно естественно и незаметно все в нем! О, если бы его увидеть, услышать. Думается, он ничем бы сразу и не поразил. Негромкий голос, тихие движения, лицо покойное, святого плотника великорусского. Такой он даже на иконе — через всю ее условность — образ невидного и обаятельного в задушевности своей пейзажа русского, русской души. В нем наши ржи и васильки, березы и зеркальность вод, ласточки и кресты, и несравнимое ни с чем благоухание России. Все — возведенное к предельной легкости, чистоте» [8].

О его кротости, простоте и равнодушии к внешним отличиям свидельствует повествование  о случае  подробно описанном Епифанием. Есть мнение, что Епифаний сам наблюдал эту сцену, потому и описал ее так подробно.

Многие приходили издалека, чтобы взглянут на Сергия. Так пришел один крестьянин. При входе в монастырскую оградуВ.М. Нестеров.  Труды Сергия. Триптих. спросил у братии, как повидать ему чудного старца-игумна. Преподобный тем временем трудился в огороде, копая землю под овощи. “Подожди пока выйдет”,— отвечали иноки, и указали на Сергия. Крестьянин заглянул в огород. Увидел старца в заплатанной рясе, трудившегося над грядкой. Не поверил он, что этот скромный старец и есть тот Сергий, к которому он шел. Снова он стал приставать к братии,  чтобы показали ему игумена. “Не веришь — спроси у него сам”, — ответили иноки. Посетитель очень огорчился: «Я пришел издалека посмотреть па пророка, а вы мне сироту указываете. Никакой не вижу в нем чести, величества и славы. Ни одежд красивых и многоцветных, ни отроков предстоящих ему... но все худое, все нищенское, все сиротское. Не до того я еще неразумен, чтобы мне принять сего бедняка за именитого Сергия». Иноки обиделись, и только присутствие Сергия помешало им выгнать его. Преподобный — сам подошел, поклонился ему до земли, поцеловал и увел с собой. За трапезой крестьянин жаловался на то, что он так и не увидел иегумна. «Не скорби брате, Бог так милостив к месту сему, что никто отсюда не уходит печальным. Он скоро покажет — кого ищешь». В то время в Обитель приехал князь со свитою бояр. Преподобный встал на встречу князю. Князь земно поклонился Святому. Тот поцеловал его и благословил. Потом оба сели, а остальные почтительно стояли. И только тогда крестьянин понял свою ошибку. И по отъезде князя бросился Сергию в ноги, прося у него прощения за неразумение свое. Сергий утешил его, сказав: “Не скорби, Чадо, ты один справедливо рассудил обо мне” и, побеседовав, отпустил его с благоговением. Но кротость великого старца до того поразила землепашца, что он снова пришел, уже чтобы остаться там навсегда.

Конечно, путь Преподобного не мог не быть не отмеченным, так называемыми “чудесами”. Ведь чудо есть знамение Великого общения с Силами Высшими, с Иерархией Света. Потому, кому же, как не Преподобному, должны быть открыты они. От детства на нем лежала печать избранничества, в зрелые годы, когда он укреплялся и достиг равновесия духовных сил, общение это проявилось многими чудесами, которые не все дошли до нас, ибо не все были записаны» [9].

I. Чудо воскрешения ребенка.

Один человек, живший недалеко от Троицкой Обители, принес туда сильно больного ребенка. Пока он изливал свои просьбы, а Преподобный готовился к молитве, ребенок умер. Отец в жестоком припадке отчаяния, стал упрекать Сергия, говоря, что лучше бы его ребенок умер дома. По крайней мере, хоть вера бы не убавилась. Преподобный отправил отца за принадлежностями для похорон, а сам встал на молитву и ребенок ожил. Он встретил, пришедшего отца словами, что напрасно тот не рассмотрел хорошенько и, что его сын жив. Когда же селянин упал в ноги Сергию со слезами благодарности, тот сказал ему: “Прельщаешься, и не знаешь сам, за что благодаришь. Когда ты нёс больного, он изнемог от сильной стужи, тебе же показалась, что он умер, ныне же согрелся у меня в келье и припадок прошёл. Но иди с миром домой и не разглашай никому о случившемся, чтобы тебе вовсе не лишиться сына”.

2. Приводится еще два случая исцеления. Больной уже три недели не мог ни не есть, ни пить, и совсем лишился сна. Его родные, потеряв всякую надежду, принесли его к Сергию. Преподобный помолился над ним, окропил его святой водою, и больной погрузился в глубокий, длительный сон, и проснулся совершенно здоровым.

3. Следующий случай о бесноватом с Волги, рвавшем железные путы, которыми его связывали, и убегал от людей, живя среди диких зверей, пока его не находили домашние. И все начиналось сначала. Слава о Преподобном дошла уже и до тех мест. Вот родные и решились на последнее средство – насильно привезти вельможу. Когда его довезли до Обители, то он в ярости разорвал свои путы и кричал так, что было слышно внутри. Сергий, узнав о прибытии бесноватого, приказал братии собраться в церкви и служить молебствие о больном. Тогда вельможа стал понемногу успокаиваться, и его могли подвести к церкви. Преподобный вышел к нему с крестом. И как только он осенил вельможу и окропил святой водой, тот с криком “горю, горю”, бросился в оказавшуюся рядом с ним, большую лужу. Он внезапно успокоился и стал совершенно здоров. Потом он рассказывал, что, когда Преподобный хотел его осенить, то он увидел нестерпимо яркий пламень, исходивший от креста. Потому он и бросился в лужу, чтобы не сгореть. Несколько дней он провел в Обители и возвращался домой с чувством великой благодарности к Сергию.

4. Со слов Епифания мы знаем и о случае  внезапной слепоты епископа Константинопольского, который, слыша о чудесах Сергия, не только не придавал им значения, но сомневался и говорил в самости своей: «Может ли быть, чтобы в сих странах воссиял такой светильник, которому подивились бы и древние Отцы?». С таким настроением прибыл епископ в Троицкую Обитель, но, уже приблизившись к ней, он стал ощущать непреодолимый страх. Войдя в монастырь и увидя Сергия, он был поражен внезапной слепотой. Епископ покаялся о нечистых мыслях своих, и попросил Преподобного о исцелении. Сергий с молитвой прикоснулся к очам и епископ прозрел.

 

Преподобный строго наблюдал правила общежития, но не признавал насилия над индивидуальностью. Так, когда он хотел поставить игуменом в основанном им Киржаческом монастыре ученика своего Исаакия, а тот предпочёл этому подвиг молчания, Сергий не настаивал. У Ключевского сказано: «По последующей самостоятельной деятельности учеников Преподобного Сергия видно, что его воспитательным руководством лица не обезличивались, каждый оставался сам собою и, становясь на своё место, входил в состав сложного и стройного целого, как в мозаической иконе, различные по величине и цвету камешки укладываются под рукою мастера в гармоническое, выразительное изображение».<

Слово Преподобного никогда не задевало человека, более всего он старался убедить. Речь его отличалась краткостью. Он был снисходительным, но не допускал попустительства. Смирение его было самоотречением, но не самоуничижением, иначе разве мог бы он быть наставником такой паствы, создать такую духовную твердыню и благословить воинство на битву с заклятым врагом Земли Русской?

С увеличением средств и возрастающим числом братии стало возникать разъединение, т.к. люди приходили различные по возрасту, сословию и состоянию. А поскольку порядок жизни был особожитный, то разница положений вызывала зависть, споры раздражения. Преподобный понимает необходимость изменения этого уклада жизни Обители, на общинный. Также понимал, что это вызовет недовольство братии, раздражение. Он очень переживал, много думал об этом и усердно молился. Чтобы подкрепить свое начинание он, заручившись поддержкой митрополита Московского Алексия, получает от патриарха Константинопольского грамоту и благословение на введение общинножития. Но Сергий все равно обеспокоен мыслями о перемене уклада жизни Обители. Бодрствует на молитве в ночной час и слышит голос, называющий его по имени, видит дивный свет в небе и птиц дивных после слов: “Сергие, Ты: молишься о чадах своих. Господь услышал моления твои”. Это видение окончательно укрепило Сергия в мысли о изменении уклада жизни в Обители.

Для управления  разросшейся общиной Преподобный избирает себе помощников и распределяет между ними обязанности. Первым лицом после игумена считается келарь и другие. Порядок жизни в кельях оставался прежним: молитва и работа. Но, наряду с телесными трудами, в которых Преподобный был всегда первым, он требовал от братии неустанного чтения. А для чтения необходимы были мастера переписчики. В монастыре появляются иконописцы и “списатели”. “Списание книжное” в Лавре процветало. Так Сергиева лавра с самого основания своего делается очагом большой  литературной деятельности. В ризнице осталось много книг, в том числе с удивительными красочными миниатюрами и с золотом, и оплетенных в кожу рукописей того времени. Так жили и трудились в монастыре.

 

Но без инцидента всё-таки не обошлось: виновен в нем был старший брат Стефан, вернувшийся к тому времени снова в Обитель, как только её, дела улучшились. Сам Сергий служил в алтаре и услышал, как брат выговаривает канонарху за неправильное несение службы. На что тот отвечал, что служба ведётся по указанию самого Преподобного. Стефан с раздражением отвечал: «Какой он игумен? Не я ли старше его? Не я ли основал место сие?»,— и произнес еще много плохих слов в адрес Сергия. Преподобный слышал всё это, но виду не подал. Отслужил всенощную и тайно покинул Обитель свою. Понял он, что не только один Стефан, но многие среди братии недовольны его нововведением. Многие были глубоко огорчены исчезновением Сергия. Долго они искали своего любимого игумена. А, найдя, пришлось прибегнуть к помощи Алексия, чтобы тот помог вернуть Преподобного в Обитель. Сергий победил своею кротостью. Он всегда оставался верным своему основному правилу, что не насилие, а любовь побеждает! Епифаний так описывает возвращение Сергия в монастырь: «Умилительно было видеть, как одни со слезами радости, другие со слезали раскаяния, ученики бросились к ногам Святого Старца; одни целовали ему руки, другие - ноги, третьи - самую одежду его; иные как малые дети, забегали вперёд, чтобы налюбоваться на своего желанного Авву, и крестились от радости; со всех сторон слышались восклицания: Слава Тебе, Боже, обо всём промышляющий! Слава Тебе, Господи, что сподобился Ты нас, осиротевших было, увидеть нашего Отца! Радовался Сергий, глядя на братию свою, которая утвердилась в преданности и послушании».

 

Сергий победил просто и тихо, без насилия, как и все, что он делал в жизни.

Сергий положил начало благотворительности, и все излишки монастырские шли на подаяния странствующим; больным, нищим. Все получали теперь в обители пристанище и всё необходимое, в “приёмном доме” созданным Сергием и подкрепленным особым предречением: «Если сию заповедь мою соблюдёте без роптания, то и по отхождению моём от жития сего обитель весьма распространится и будет в ней всякое изобилие, на многие лета неразрушимо постоит благостью Христовою». Уже с половины его жизни слава о святости и мудрости Сергия распространилась по всей Руси. К этому времени устанавливается его великая дружба со святителем Алексием, митрополитом Московским, который часто приезжал в Троицкую Обитель.

В то время часты были междоусобные распри между удельными князьями, оспаривавшими право первенства на ханский “ярлык”. Алексий очень часто поручал Сергию словом и убеждением усмирить спорящих князей и приводить их к признанию верховной власти князя Московского. Это были труднейшие политические поручения. Но так велико было обаяние и мудрость Преподобного, что самые упорные смирялись перед словом его.

 

Здесь находится рака с мощами Преподобного Сергия. Троице - Сергиева Лавра в наше время.  Рака с мощами Преподобного Сергия

 

Святой Сергий — явился отцом северного русского монашества, основоположником Святой Руси.

В это время широко распространяются ячейки духовной культуры, растёт качество новых монастырей и Обителей. Сергий сам построил обитель Киржачскую, основал два Дубенских монастыря, Московский Симонов монастырь, Галушвинский. Был заложен Высоцкий в Серпухове. Помогал в устройстве Московского Андроникова монастыря. Причем, все места для обителей выбирал сам. В древней записи о кончине Преподобного он назван «начальником и учителем всем монастырям, иже в Руси». Известно, что не менее четверти всех монастырей основано прямыми учениками Сергия, но, как пишет П.Флоренский: «…бесчисленны отраженные и тысячекратно преломленные лучи нашего Солнца! Что не озарено его светом?»

За год до смерти митрополит Алексий, чувствуя себя стареющим и слабым, лелея мысль оставить после себя приемником Сергия – имел с ним дружескую беседу, об этом.

«Ему ли с детства отошедшему от злобы мира сего, жить при дворе, в Москве, властвовать, иногда вести интриги, назначать, смещать, грозить! Нет, он послушный сын церкви, но не генерал ее. Очарованье православия — не полководец. Святой, но не хранитель догматов». Преподобный остается верен своим убеждениям: «Прости мне, Владыко. От юности я не был златоносцем и в старости подобает мне быть в нищете» [10].

Понял Алексий и не настаивал более, и вскоре его не стало. Настолько велик был авторитет Сергия, что даже соперники его, ищущие власти оставленной Алексием, искали его благословения: архимандрит Михаил, епископ Дионисий, Киприан. (Архимандрит Михаил угрожал Сергию, и по пророчеству Преподобного скоропостижно скончался по дороге в Константинополь).

Вглядываясь в русскую историю, в самую ткань русской культуры, мы не найдем ни одной нити которая не приводила бы к этому перво-узлу: нравственная идея, государственность, живопись, зодчество, литература русская школа, русская наука — все это линии русской культуры, сходившиеся к Преподобному. В лице его русский народ осознал себя, свое культурно-историческое место, свою культурную задачу и только тогда, осознав себя, — получил историческое право на самостоятельность» [11].

Время для Руси настало грозное, тревожное и тяжёлое. Когда в 1375 году Князю Дмитрию при помощи других русских Н.К. Рерих. Святой Сергий Радонежский. 1932.князей удалось  разбить Михаила Тверского, у которого был Великокняжеский ярлык Орды, он не стал так считаться с Ордой, как было ранее. Мамай не мог спокойно отнестись к такому пренебрежению. Он стал посылать на Русь новые карательные отряды. В 1377 году набегом был разграблен Нижний. Новгород. В 1378 выслана новая рать, которую Дмитрий разбил на реке Воже. Это сильно подняло дух русского народа. Тогда Мамай решил покончить с непокорным Дмитрием и похоронить Русь под пеплом и развалинами. Он собрал всю Волжскую орду, литовских князей, сговорился с Олегом Рязанским и летом I380 года поставил свою ставку в устье реки Воронежа.

Для Дмитрия и Московской Руси наступает очень опасный  момент. И здесь снова выступает Преподобный Сергий, вершиной деятельности которого, явилось его историческое благословение князя Дмитрия на страшную битву с врагом. Митрополита Алексия, который поддерживал Сергия во всем, уже нет. Он умер в 1373 году на 78-ом году жизни, а нового митрополита еще нет, он на пути в Константинополь, для становления в должность. И Преподобный принял на себя всю великую ответственность этого благословения, но лишь после того, как понял, что никакими другими, мирными, путями решить этого невозможно.

18 августа Дмитрий с князьями и воеводами едет за последним благословением к Преподобному. Осеняя Дмитрия и воевод крестом, Сергий сказал ему: «Иди же, Господине, небоязненно. Господь поможет тебе на безбожных врагов, ты победишь враги твоя!».

Окрыленный и обнадеженный этими словами Сергия Дмитрий спешит к своему воинству. А Преподобный с отъездаНеизвестный литограф. Преподобный Сергий благословляет Великого князя Дмитрия Донского на битву. 1866г. князя на бой со страшным врагом земли Русской, безотлучно находился со своею братией в церкви, молясь за победу, и посылая силу духа своего на помощь великому делу. Чтобы укрепить еще сильнее мужество воинства, Сергий посылает собственноручную грамоту и двух иноков из своей Обители: Александра и Пересвета.;

Тем временем войско Дмитрия подошло к Дону, Засомневались воеводы, стоит ли переходить им Дон, ведь тогда отступление будет отрезано. Здесь как раз и подоспели иноки Сергия с его личным напутствием. Это прибавило сил духовных воинству русскому, словно сам Преподобный побывал с ними!

8 сентября 1380 года вышли биться сыны Земли Русской на поле Куликово и победили.

Преподобный во время битвы находился с братией в церкви, а духом он был там. «Перед его духовными очами проходили все перипетии боя, он сообщал братии о ходе битвы, от временя до времени называя имена павших воинов и тут же читал заупокойные молитвы за них. Наконец он возвестил о совершенном поражении врагов и воздал со всею братией благодарение Богу». Велико было значение победы. Она ещё более подняла дух народа, и почитание Преподобного еще более возросло.

 

Но не успела Русь окрепнуть от страшной Куликовской битвы, как новый враг напал на землю Русскую. Тохтамыш, разбив Мамая и завладев его ханством в Орде, пошёл на Русь и, пользуясь изменой Олега Рязанского, двинулся секретными дорогами на Москву. Дмитрий вынужден был бежать в Кострому и Переяславль, собирать там войско. Пользуясь этим обстоятельством, Тохтамыш разгромил Кремль, опустошил Москву и окрестности её, разгромил многие города, и, узнав, что великий князь идёт ему в тыл, не дошёл до Троицкой Обители.Страшны были татары, но ещё страшнее были раздоры между князьями удельными. Как вероломен был Олег Рязанский, враг Москвы; сколько раз предавал он землю Русскую татарской Орде на растерзание. Много послов посылал великий князь Дмитрий к Олегу. Но тот никого не хотел слушать.

И вот 70-летний старец Сергий идет в Рязань к Олегу, и, беседуя с ним, приводит к заключению вечного союза с великим князем Дмитрием.

Сергий никогда не был политиком. И если ему и приходилось принимать участие в политических хитросплетениях, то лишь по великой нужде и просьбе сильных мира сего, в заботе о судьбе России. Да и в этих  случаях он выступал, как учитель и миротворец. Борис Зайцев сравнивает Сергия с Иконой, «что выносят в трудные минуты, — и идут к ней сами».

Такой Иконой был Сергий и для князя Дмитрия, который питал к Преподобному искреннюю любовь и уважение. Даже духовная князя была скреплена подписью его, в которой был установлен порядок престолонаследования от отца к сыну. Так был положен ещё один камень основания Великого Русского Государства. Преподобный присутствовал и при кончине князя к I389 году.

 

 Неизвестный литограф. Преподобный Сергий священнодействует. 1859г.    Неизвестный литограф. По рисунку И.С.Болдырева. Явление Богоматери Преподобному Сергию. 1863г.

 

На последние годы приходится много чудес с Огнём Неопалимым, который часто появлялся во время ночных служб, а также  появления в алтаре кого-то в блистающих одеждах, помимо нескольких служащих литургию.

К концу жизни Преподобному было чудесное видение Богоматери. Некоторые относят его к 1387 году, на одну из пятниц Рождественского поста. В эту ночь в Обители все спали, святой же Сергий молился перед иконой Божьей Матери. Свершив часть молитвы, он сел отдохнуть. Тут же находился его келейник Михей. Внезапно Сергий сказал ему: «Чадо, трезвись и бодрствуй, сейчас имеет быть нам чудесное посещение», и поспешил в сени. И тут осенил его ослепительный свет, ярче солнечного. И увидел он телесными очами Царицу Небесную с Апостолами Петром и Иоанном. Преподобный пал на землю. Пречистая коснулась его рукой и сказала: “Не ужасайся, избранник мой. Услышана молитва твоя, не скорби больше об учениках твоих и об Обители своей не скорби более. Ибо отныне она всем будет изобиловать, и при жизни твоей и по смерти твоей неотступно буду Я от Обители твоей”. Сказав это, Пречистая стала невидимой». 1388 году Преподобный похоронил своего любимого ученика Исаакия-молчальника. В 1392году умер келейник его Михей, свидетель многих чудес, совершённых Сергием. После этого чудесного посещения Преподобный уже не долго жил. За полгода до своей смерти Сергий получил откровение о своем уходе. Призвав братию, он передал управление Обителью своему ученику преподобному Никону. Сам же удалился в келыо в полное одиночество, пребывая в безмолвии.

25 сентября I392 года на 78 году жизни, приобщившись Святых Даров, принесённых в его келью, Святой Сергий, благословив собравшуюся братию,  сказал: «Вот я отхожу к Богу, меня призывающему, вас предаю Господу и Его Матери. Она будет вам прибежищем и стеною крепкою от сетей вражеских». После этого он мирно отошёл. По свидетельству братии, в момент ухода лик Преподобного озарился светом, и необыкновенное благоухание наполнило келью.

«В тяжелые времена крови, насилия, свирепости, предательств, подлости — неземной облик Сергия утоляет и поддерживает. Не оставив по себе писаний, Сергий будто бы ничему не учит. Но он учит именно всем обликом своим. Одним он утешение и освежение, другим – немой укор. Безмолвно Сергий учит самому простому:  правде, прямоте, мужественности, труду, благоговению и вере» [12].

Но и отойдя в Обитель Света, в истинную Родину свою, Преподобный не оставил заступничеством  своим любимую им паству и землю Русскую. Так известно, что явился он игумену Никону в 1403 году, молящемуся ночью во спасение Обители от татар, которые снова подступали к землям  Московским.

В 1558 году, отправляясь на Казань, царь Иван Васильевич (Иван Грозный) посетил Обитель Св. Сергия, где просил его помощи. По взятии Казани, повелел царь в Казани и Свияжске построить монастырь во имя Преподобного Сергия. Возвращаясь, вновь посетил Троицкую Обитель для принесения благодарности Заступнику Земли Русской. Особенно много чудес и явлений было в 1607 - 1613гг., во времена тяжкой смуты, когда Троицкая Обитель была уже полностью отстроена, а богатства монастыря сильно возросли, и шли даже и на нужды государства. Это представляло заманчивую добычу для «тушинцев», литовцев и поляков. Шестнадцать месяцев длилась осада монастыря, и в самую трудную минуту Преподобный предупреждал об опасности своим явлением. Причем даже враги видели, как двое Старцев ходили по стене монастыря и один кропил св. водой, а другой кадил. По описаниям это были Сергий и Никон. Многие казаки убегали тогда из вражеских войск. В 1611 году, когда захватившие Москву поляки и их приспешники стали жестоко угнетать Русь, снова в народе стали говорить о явлениях Преподобного. Козьме Минину он являлся 3 раза. В третий раз его явления поверил в свои силы   Козьма и стал собирать ополчение, чтобы идти на освобождение земли Русской.

В 1635 году царь Пётр Алексеевич, будущий преобразователь России, спасаясь от злоумышленников и царевны Софьи,  покушавшихся на его жизнь, искал помощи и защиты в Лавре. Два месяца пробыл царь, собирая войска против мятежников в стенах Троицкой Обители. Мятежники были покорены, а государственный порядок восстановлен.

Великое почитание Святыни Троицкой продолжалось и при других царствующих особах. Так, например, императрица Елизавета очень почитала Преподобного Сергия и часто ездила молиться в Лавру. Аперу Екатерины II-ой принадлежит создание труда «Историческая выпись о Преподобном Сергии».

 

Духовное влияние Преподобного Сергия пережило его земное бытие и перелилось в его имя, которое из историческогоОрден Преподобного Сергия Радонежского трех степеней учрежден Священным Синодом Русской Православной Церкви 26 декабря 1978 г.воспоминания сделалось вечно деятельным нравственным двигателем и вошло в состав духовного богатства народа. При имени Преподобного народ вспоминает свое нравственное  возрождение, сделавшее возможным и возрождение политическое, и запоминает правило, что политическая крепость прочна только тогда, когда держится на силе нравственной <…> Нравственное богатство народа наглядно исчисляется памятниками деяний на общее благо, памятями деятелей внесших большее количество добра в свое общество. С этими памятниками и памятями срастается нравственное чувство народа; они его питательная почва; в них его корни; оторви его от них — оно завянет как скошенная трава. Они питают не народное самомнение, а мысль об ответственности потомков перед великими предками, ибо нравственное чувство есть чувство долга.

Творя память Преподобного Сергия, мы проверяем самих себя, пересматриваем свой нравственный запас, завещанный нам строителем нашего нравственного порядка, обновляем его, пополняя произведённые в нём траты. Ворота JIaвры Преподобного Сергия затворятся и лампады над его гробницей погаснут только тогда, когда мы растратим этот запас без остатка, не пополняя его».

 

 

 

Сергию Радонежскому молитва.
"Преподобный Сергий", поют сёстры Свято-Елизаветинского монастыря

 

 

*    *    *

 

 

Литература:

1. Валентин Распутин. Сергий Радонежский. Москва. «ПАТРИОТ». 1991.С.536
2. Там же, с.532.
3. Отец П. Флоренский. Троице - Сергиева Лавра и Россия. Москва. «ПАТРИОТ». 1991.С. 373.
4. Д. Балашов. Похвала Сергию. Москва-Санкт-Петербург. 1992.
5. Д. Балашов. Похвала Сергию. Москва-Санкт-Петербург. 1992.
6. Е.И. Рерих. Знамя Преподобного Сергия Радонежского. СибРО. Изд-во «Сибирь  ХХI век», Новосибирск, 1991.
7. В.О.Ключевский. Исторические портреты. Москва. Издательство «Правда», 1990. С. 74.
8. Борис Зайцев. Преподобный Сергий Радонежский. Москва. «ПАТРИОТ». 1991.С.172.
9. Е.И. Рерих. Знамя Преподобного Сергия Радонежского. СибРО. Изд-во «Сибирь ХХI век», Новосибирск, 1991.
10. Борис Зайцев. Преподобный Сергий Радонежский. Москва. «ПАТРИОТ». 1991.С. 181.
11. Отец П. Флоренский. Троице - Сергиева Лавра и Россия. Москва. «ПАТРИОТ». 1991.С. 370.
12. Там же. С. 200.
13. В.О.Ключевский. Исторические портреты. Москва. Издательство «Правда», 1990. С. 75-76.
Епифаний Премудрый. Житие Сергия Радонежского. Москва. «ПАТРИОТ». 1991.

 

*Есть сведения, что труд Епифания в 1432-1445 гг. подвергся существенной переработке, которую провел выходец с Афона сербский агиограф Пахомий Логофет. В дошедших до нас трех Пахомьевых редакциях исторический колорит выхолощен и заменен нравоучительными общими местами со многими заимствованиями из житий восточных святых (прим. редакции сайта).

 

18.11.2010 16:24АВТОР: Татьяна Бойкова | ПРОСМОТРОВ: 920




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Татьяна Бойкова »