Добровольное пожертвование. Обращение Международного Центра Рерихов к народу России. "Сознание красоты спасет мир". (Р.Я. Рудзитис). Татьяна Бойкова. Человек XXI века. А. И. Субетто. ЗАЯВЛЕНИЕ участников Международного Рериховского движения. Екатерина II. Татьяна Бойкова. Высшее знание о центрах в помощь современной науке и индивидуальному развитию. Владимир Бендюрин. Добровольное пожертвование. Обращение Международного Центра Рерихов к народу России. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Зороастризм, прошлое и настоящее. Галина Ермолина.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Тонкий Мир и мы. Т.Н. Бойкова


Тонкий мир и мы

 

(Мои наблюдения, связанные с Т.М.)

 

Записывайте все особенные случаи. Только запись сохранит многие замечательные явления, они иначе тонут в сумерках безразличия. <…>Так не стыдитесь записывать, хотя бы кратко, что вам кажется особенным. Не взвешивайте мало или велико, но считайте по необычности. Именно необычность даст много наблюдений над Миром Огненным. Каждая искра его уже необычна. МО,1,409.

Мыслитель говорил: «Кто Ты, помогающий?
Кто Ты, присутствующий?
Чую касания Твои».
Надземное, 312.

 

Людям, вступающим на путь Учения, дается много знаков для того, чтобы поддержать их устремление и огонь сердца. Так и мне в самом начале было дано увидеть многое, в том числе звезды большой величины, неправильной, но красивой формы. Они летели перед моим взором, словно хвостатые кометы. Но все это произошло много позже, а в 22 года, когда произошли первые мои соприкосновения с Т.М., во всяком случае, настолько серьезные, что не заметить их было просто невозможно, я еще совсем не была к этому готова.

 

Мой отец ушел из жизни, когда ему было 52 года. Я очень переживала этот внезапный уход отца в мир иной. Тогда, мне еще неведомы были те истины и Законы, о которых узнала позже из Живой Этики и многих других, замечательных книг. Не знала, что мои переживания могут препятствовать подъему его тонкого тела на уровень достойный его духовного развития, но будут тянуть вниз, к земле, и это может отрицательно сказываться на перешедшем в Т.М человеке. Ложась спать, знала, что обязательно увижу отца во сне. Это повторялось полгода из ночи в ночь, и, возможно, именно я была тому виной. Тогда многое было непонятным и даже казалось страшным. Сейчас уже не помню точно, на который день после его похорон, лежа ночью в постели, вдруг почувствовала, что моих волос кто-то касается. Это ощущение было настолько ясным и реальным, что сразу поняла — это отец гладит меня по голове. Еще при жизни это было единственным проявлением его ласки ко мне. Но, тут мне стало не по себе. Я натянула одеяло на голову, но оно, как бы само по себе стало медленно сползать с моей головы…. И снова я почувствовала то же самое легкое прикосновение к моим волосам. Это повторялось несколько ночей. Отец любил меня и, видимо, хотел утешить, таким образом, но мне тогда было очень страшно. Годы спустя, мы встречались в редких снах, и всегда эти встречи приносили мне радость, защиту, или пояснения событий, которые должны были произойти со мной или моими близкими.

 

Много позже, уже коснувшись Знаний, посланных нам Учителями, не раз ощущала воздушные прикосновения к коже лица, рук. Однажды в праздничное утро Крещения, в легкой дреме лежала в постели. Моя рука свободно свисала, слегка согнутая в ладони. Вдруг, ее будто кто-то задел, как если бы этот кто-то проходил мимо, да так, что она слегка закачалась. Меня явно будили. А зачем? Кто…? А сколько раз мы наблюдали, как у стоявшего цветка, с развесистыми листьями, вдруг, начинали качаться листья, словно кто-то шел мимо и случайно задел его. При этом не наблюдалось никаких дуновений ветерка, сквозняка или чего-то подобного.

 

Многие люди, не раз сталкиваясь с даваемыми им разнообразными знаками, не совсем обычными проявлениями, снами – не обращают на них внимания, полагая, что все это случайность или совпадение. А человек, коснувшийся Знаний и старающийся прилагать их в своей жизни, становится более внимателен к себе и окружающим его мирам, и их различным проявлениям. Но и в этом случае необходим строгий контроль за собой, чтобы не принимать желаемое за действительное, что особенно свойственно только что подошедшим к Учению, и не развивать в себе такое качество, как психизм. Вспомним, как относились к разнообразным проявлениям Тонкого Мира святые, как строги они были к себе в распознавании, даваемого им.

 

«Ничто не дается сразу.<…> Примитивное воображение чрезвычайно легко строит Майю всевозможных видений, но, когда сознание расширено, выводы становятся более осторожными» (АУМ, 469).

 

Считаю, что мне очень повезло в жизни в этом плане. Так получилось, что приобретя все книги Учения, я нашла и своих единомышленников, и что самое главное – наставника. Наша группа была удивительно гармоничной, и все мы с большим уважением прислушивались к человеку, который помогал нам делать первые шаги по пути Учения. Ведь это очень важно, когда ты, оказавшись перед распахнувшимся Океаном Великих Знаний, встречаешь в жизни того, кто аккуратно помогает тебе вступить в него.

 

Как-то, ранним утром, еще находясь во сне (на грани между мирами), услышала, что меня зовут, но тем именем, которым называл только один человек. Во сне речь шла о том, что "бОльшая часть" развалилась и, что предстоит что-то еще. Но голос друга усиленно звал меня. Все это было настолько реально, что, едва проснувшись, я стала отвечать: «Что, что случилось?» Но, в ответ была тишина…

В будущем этот зов, и все о чем говорилось, стало понятным. Это носило предупреждающий характер. В разные периоды жизни было много снов, поясняющих, предостерегающих, пророческих. Наши сны – это очень большой, серьезный и интересный процесс наблюдений постоянной связи человека с Мирами Тонкими. Это совсем другая работа и в этих записях мы не станем касаться этого подробнее.

 

«Наверно, часто вас спрашивают о касании Тонкого Мира к земной жизни. Будете правы, сказав, что такое касание беспрерывно. Ни одно действие земное не остается без отзыва со стороны Тонкого Мира» (АУМ, 105).

Переживать любое предательство всегда трудно, и чем дальше идешь по пути Учения, тем сильнее и разрушительнее могут они становиться. Все это наш земной опыт, который необходимо пережить, пропустить через сердце, извлекая для себя жизненный урок. Очередная чаша яда, не испив которую, возможно, не продвинешься дальше. Но никогда не бываем мы оставлены совсем одни. Нас оберегают, подбадривают, нам стараются помочь, посылая различные Знаки. И только от нас зависит насколько мы в состоянии заметить их, принять и понять.

 

Приступы подступающей горечи гасила работой с Учением, за которую хваталась, как за единственно спасительный круг. В одну из ночей, проработав так какое-то время, легла спать. Стала подступать дремота. И вот на этой грани засыпания, ощутила отчетливое, нежное касание ко лбу. Сразу стало легко, спокойно, и я, улыбаясь,уснула. На другой день, выгуливая вечером свою собаку как можно дальше от людей, медленно и задумчиво шла среди деревьев. Состояние было спокойным и расслабленным, а душа была настолько изболевшейся, что, казалось, уже не чувствовала ничего. Как вдруг почувствовала какие-то прикосновения к своему лицу - нечто приятное овевало его, едва касаясь. Это продолжалось минут около 5-7. Сердце наполнилось какой-то неземной радостью, и улетало ввысь. Это состояние сердечного полета и необычной радости было уже знакомо раньше. А так как сердце является самым тонким и верным определителем наших чувствований, то я посчитала все это хорошим знаком.

 

«Ничто не сравнится с отчаянием Тонкого Мира, когда его предупреждения не достигают цели. По-своему Тонкий Мир очень хочет помочь здешнему. Но истинное сотрудничество состоится воспитанием Сердца и пониманием качества природы Огня» (М.О.,1, 39).

Помимо пророческих снов о предстоящем испытании, были еще и странные звонки по телефону. В разные дни, чаще поздним вечером, когда вокруг тихо, раздавался телефонный звонок. Я снимала трубку, произносила: «Але» и слышала в ответ что-то весьма странное и непонятное. Невнимательному человеку могло показаться, что там тишина, или на линии что-то не совсем исправно. Я же чувствовала всем своим существом, что кто-то, пытается мне что-то сказать. Просила спокойным голосом, чтобы говорили чуть громче, и снова слушала. А в трубке что-то шелестело, словно легкое неземное дуновение. Такая связь продолжалась до 2-3 минут. Затем начинались частые гудки. Всех, кто мог звонить - опросила. Никто не звонил в те дни и часы. Но и сама я уже догадывалась, что происхождение этих звонков не земное, но, скорее всего - тонкое. Как же мне хотелось понять их…. Таких звонков было около пяти-шести.

 

«Не только прямая связь с Владыкою, но даже бессознательное устремление к Иерархии создает проблеск общения с космическими силами. Где появляются цветные звезды, там открыта дверь к цепи Блага» (Иерарх. 161).

Книги Учения ко мне пришли в 1992 году. А в конце лета 1991, прочитав Клизовского, всем своим существом устремилась к заветным книгам, не зная где их приобрести, где найти людей, связанных с этими знаниями. И пока не приобрела книги Учения и не встретила будущих новых друзей, мною владела только эта мысль. Однажды поздно вечером, уже лежа в постели с закрытыми глазами, я вдруг увидела прекрасное зрелище.

 

Перед моим взором, словно комета с длинным хвостом, пролетали огромные серебряные, сверкающие звезды. Это были настоящие звезды, только неправильной формы. Их нижние концы были слегка вытянуты в стороны и вниз. От такой невиданной красоты необычайной радостью захватило дух, а они все летели и летели. Все закончилось, но я лежала и не могла понять, что же я только что видела.

На следующую ночь, повторилась та же самая история, только звезды были необычайного лилового цвета с серебром. Мне так хотелось закричать от радости и открыть глаза, но я очень боялась, что вся эта невиданная доселе красота пропадет.

На третий день я увидела совершенно другое, это были черные горошки, со светлым ободком. Они почему-то не вызвали у меня хорошего чувства. И только годом позднее, приобретя первые два тома писем Е.И.Рерих, узнала, что за звезды я наблюдала.

 

«Когда сердце наше подает весть о нападении и черные звезды уявляются, нужно спокойно и без страха обратиться к Иерархии» (М.О.2, 307). Впоследствии, время от времени, мне приходилось видеть черные звезды в разных вариантах: словно снег сыпались эти горошки на меня сверху, или же, проснувшись ночью непонятно от чего и открыв глаза, я видела их на потолке, выложенными в геометрических фигурах. Потолок был занят ими по всей протяженности, и т.п. Это всегда производило очень тягостное, неприятное впечатление. Правда, последние годы они почти не появляются.

 

Однажды, разговаривая по телефону, со своей знакомой на темы близкие к Учению, увидела, как от области сердца начал появляться красивый голубовато-серебристый свет. Был уже вечер, и я сидела на диване в сумерках. Мы продолжали разговаривать, а этот свет распространился вокруг меня и на всю длину дивана.

 

Как-то утром случайно бросила взгляд в окно. Там светило солнце, сверкала молодая, майская листва деревьев, но заинтересовало меня совершенно другое. На фоне растущих перед самым окном берез, я увидела две голубых черточки. Решив, что это что-то преломляется в стекле окна, подошла ближе и приблизилась к стеклу. Черточки стали чуть длиннее и лучше видны. Я открыла окно. Они оставались на фоне зеленой листвы, напоминая цветом и размером, голубых стрекоз, что летают у водоемов. Располагаясь параллельно одна над другой, они слегка вибрировали. Я высунулась из окна, чтобы получше их разглядеть. Они слегка поднялись вверх и стали цвета червонного золота, уменьшившись однако в длине. Вернувшись на исходную позицию, увидела их на том же месте, что и прежде, в прежних цвете и размере. Подумалось, что это паутинки вводят меня в заблуждение, хотя понимала, что для паутинок они несколько широковаты. Постаравшись исключить все моменты, которые могли бы привести к ошибочному выводу, снова высунулась в окно. Они снова чуть приподнялись и изменили свой цвет на золотой. Конечно, не всегда и не все можно объяснить, тем более, сразу же после тех или иных проявлений.

 

«Скажу очень важное – люди мало изучают видения. Именно по характеру видений можно писать лучшую историю интеллекта» (Озарение, 3, 18).

Однажды, проснувшись от какого-то странного стука, увидела в конце комнаты, недалеко от моей кровати, на высоте человеческого роста, серебристо-голубоватый круг, полый внутри, напоминающий нимб. Его размер был чуть больше окружности человеческой головы. Провисев около 20-30 секунд - исчез. Как-то во сне увидела, что на моей левой ладони загорелся огонь, как на картине «Агни-Йога» Н.К. Рериха. Прошло немногим больше года, когда однажды белой ночью, наяву, увидела подобный огонь в собственной комнате. Пламя было голубым с нежно-розовыми язычками сверху, высотой ~20см.

 

«Одно из самых зрительно-прекрасных огненных действий будет сближение и расхождение аур. Оно подобно красоте Северного Сияния, в нем выражается множество психологических моментов» (М.О.,2, 437).

Когда, после длительной переписки и заочного знакомства, мы впервые встретились с другом и однажды вечером, в сумерках, сидели и разговаривали, в пространстве комнаты происходило интересное явление. Разноцветные, крупные и мелкие искры-вспышки, сыпались и сыпались между нами, словно цветной фейерверк. Это было необычайно красивое зрелище и продолжалось до самого конца нашего долгого общения в тот вечер. Подобного я не наблюдала ни до, ни после этого.

 

«Огонь или Свет Высшего Мира не есть совершенно необычное явление. Гораздо чаще, чем думают, эти искры проникают в земные слои. Среди обычной работы можно вдруг увидеть световое указание» (АУМ,84).

С конца 2006 года передо мной в течение дня мелькали большие синие с фиолетовым отливом пятна во время любой работы, исключая мытье полов. Иногда к ним примешивались другие цвета (например, зеленый), но, не успев возникнуть, тут же поглощались вышеописанным цветом, настолько синий был ярок и прекрасен, что затмевал и поглощал все другие. С перерывами виденья таких пятен продолжалось около двух лет. Со временем они стали дробиться и становились меньших размеров

 

Как-то ночью встала и пошла из своей комнаты. Двери в нашем доме в то время были окрашены белой краской, и их было хорошо видно даже в темноте. Но в ту ночь мне пришлось их искать на ощупь, т.к. кроме темных тонов фиолетово-синей бархатистости, я ничего не могла разглядеть. Вокруг меня было плотное пространство из сине-фиолетово-бархатной основы с вкраплением крупных, сверкающих пятен, разных конфигураций (в т.ч. и треугольники), и цветов. Все это именно сверкало, попеременно вспыхивая, словно подсвечивалось откуда-то изнутри.

 

Начав заниматься одним  жизненно важным делом, переживала: «Права ли, могу ли?». Просила послать знак, если; делаю все так, как нужно. И вот сидя поздним вечером в комнате, и время от времени, возвращаясь к этим мыслям, вдруг увидела на фоне секретера, под полкой с книгами Учения, резко мелькнувшее небольшое пламя голубого цвета. Именно пламя, а не пятно, так как успела заметить, что оно трепетало вверху, и его конец был слегка заужен, как у пламени свечи. Наша сотрудница, гостившая у меня в те дни и сидевшая в это время рядом, голубого пламени не видела. Но в это же самое время она увидела яркую вспышку у окна, возле которого стоял секретер. Мы расценили это, как положительный для нас знак, которого так не хватало.

 

«Искры и другие световые проявления дают много соединительной ткани с Тонким Миром…Не нужно из самоуничижения думать, что Мир Огненный не доступен нам, земным» (МО,1,420).

Тонкий Мир щедр на прекрасные знаки. Часто листы книг, которые я читала, покрывались множеством серебряных искр. Иногда откуда-то сверху, словно золотой дождь, просыпался на их страницы или лежащие передо мной документы, если я находилась на работе (из золотых черточек). А как-то при чтении Карамзина увидела, как световые линии салатного цвета подчеркнули мне две строки. Когда готовилась к поездке на Алтай, меня не оставляла мысль, что слишком много отвлекаюсь на бытовые нужды. Однажды сидела, шила себе, и размышляла об этом, оправдывая себя тем, что делаю только самое необходимое, и все-таки не могла освободиться от какого-то чувства вины... Вдруг сверху посыпался дождь из золотых черточек. Золотые черточки в виде “дождя” как бы просыпающегося сверху перед моими глазами видела достаточно много раз, но только при свете дня. И не раз замечала, что этому обязательно сопутствовало какое-то возвышенное или торжественное состояние.

 

Днем на фоне неба, в любую погоду, вижу серебристые черточки (не вспышки и не искры, а именно тонкие  маленькие черточки), передвигающиеся с огромной скоростью, так что уследить за передвижением какой-то одной совершенно невозможно.

Ночью в комнате видела, как некое образование в виде небольшого золотисто-солнечного шара (5-6см в диаметре), пролетело из одного конца комнаты в другой и исчезло в стене.

 

Без всякого напряжения, где-то около года, в темноте виделось очень много искорок, крупных и мелких пятен. Чаще они были белыми, некоторые сверкали серебром, иногда с легкой голубизной. Искры вспыхивали, а пятна сыпались передо мной, словно крупный снег, плавно и по всему пространству комнаты. Опускались на вытянутые ладони рук. Все это было, как в сказке и доставляло каждую ночь большую радость. Как-то даже попыталась считать их, но, дойдя до 100, поняла, что это бесполезно, так как охватить и отметить весь объем было совершенно невозможно.

 

«Среди огненных проявлений очень поучительно свечение работающих пальцев. Около пишущей руки можно видеть волны света» (М.О.,1,281).

Однажды, когда я сидела за столом и писала какую-то статью при ярком освещении настольной лампы,  увидела голубой цвет, распространявшийся вокруг моей левой ладони, спокойно лежавшей на листе бумаги.

В темноте все могут наблюдать свое эфирное тело на примере кистей рук, которые словно одеты в удлиненные на пальцах белые перчатки. На своих эфирных перчатках вижу попеременное сверкание и довольно быстрое передвижение каких-то его частиц. Не могу не отметить, что эти возможности появлялись постепенно. Хорошо помню, как в самом начале усиленно смотрела на свои руки и пальцы, пытаясь хоть что-то увидеть….

 

Световые проявления в виде вспыхивающих искр, сопровождают наши мысли и чувства. Раньше, когда при записи в дневниках, вдруг сверкала такая звездочка, то, чтобы лучше запомнить место ее вспышки, тут же рисовала ее на этом месте. А потом уже проще было размышлять, к какой мысли, записанной в дневнике ее можно отнести. И сейчас, работая над чем-то, продолжаю видеть серебряные и др. вспышки на фоне экрана компьютера. «Советую наблюдать, при каких действиях и мыслях являются звезды, их окраску и величину. Эти указания – как благость миров» (АУМ,466).

 

Видения или реальность?

 

«Урусвати знает, насколько постоянно вокруг земных людей толпятся тонкие жители. Люди чаще всего их не замечают, но все же иногда чуют дуновения и слабые касания. Очень редко люди видят так называемые призраки »(Братство, 221).

Рано утром ехала на работу. Электричка, подъезжая к нужной мне остановке, затормозила у пустыря. Все строения находились на расстоянии не менее 300 метров. В вагоне было свободно, никто не стоял. Сидя на своем месте, увидела, что мимо окон нашего вагона медленно идет молодая женщина. Она шла навстречу нашему поезду, словно прогуливаясь по платформе, и ожидая своего поезда. Еще не включившись в то, что вижу, разглядывая ее, подумалось, что ее зимнее пальто несколько старомодно для молодой женщины. Такую одежду носили в конце 50-ых - начале 60-ых годов. И именно в этот момент как-то сразу поняла, что за окном никого не может быть. Там нет никакой платформы, там пустырь, а до остановки еще около километра. Внимательно осмотрев весь вагон, и убедившись, что все сидят на своих местах, и никто не стоит так чтобы отражаться в окне, поняла, что это, скорее всего, проявление Тонкого Мира. Поезд тронулся, все заторопились к выходу, а женщины за окном уже не было…

 

1994 г. Вернулась с работы домой расстроенная - день сложился не очень удачно. Легла спать, закрыла глаза, но уснуть не удавалось, мешали мысли о прошедшем дне. Открыв глаза, увидела прямо перед собой сидящую женщину, как сейчас сказали бы - бомжиху. Ее лицо было одутловатым и слегка синюшным, как бывает у много и без разбора пьющих людей, нос сидел сливой. Она спокойно смотрела на меня. Не испытав совершенно никакого страха и с досады от увиденного, я произнесла вслух: «Вот тебя мне только и не хватало для полного счастья»,— повернулась на другой бок и тут же уснула.

 

Как-то по дороге домой, в электричке, читала одну из книг ГАЙ, как вдруг, на каком-то внутреннем уровне, но настолько реальном, что казалось, будто это наяву, увидела на раскрытых страницах книги небольшой букетик садовых незабудок. Их было веточки три. Они лежали такими, словно их только, что сорвали в саду. На ворсистых листиках сверкали мелкие капельки росы, как бывает ранним летним утром в саду от ночной прохлады. Цветы были замечательной голубизны с четко выделенными желтовато-оранжевыми серединками. Это продолжалось совсем недолго, но чувство чего-то прекрасного осталось в душе. Тогда же, несмотря на февраль, часто слышался запах фиалок.

 

Во время моего пребывания на Алтае обстоятельства сложились так, что мне удалось поехать на машине в Уймонскую долину. По пути, почти сразу же стали происходить удивительные вещи. Отъехав не так далеко от поселка Онгудай, увидела, что навстречу нашей машине вышла белая собака и остановилась посреди дороги. Она смотрела нам прямо в глаза, и взгляд у нее был совсем не собачий. Так продолжалось минуты две, но машину пришлось остановить. Затем она взглянула на нас еще раз, вильнула хвостом и ушла с дороги, освободив нам путь.

 

Так как я сидела на первом сидении, рядом с водителем, то меня попросили посматривать в боковое зеркало, и предупредить, если сзади появится какая-то машина. Время от времени я и поглядывала в это зеркало. Вскоре заметила, что за нами движется небольшая легковая машина, красноватого цвета, о чем и сообщила нашему водителю. Но он, посмотрев в свое зеркало, ничего не увидел. Ничего не увидели и другие пассажиры машины. А я отчетливо наблюдала, что за нами что-то движется, и уже хорошо видела, что это не легковая машина. Это был полукруглый объект, напоминавший божью коровку и по цвету, и по форме, размеры которого были близки к легковой машине, видимо, это и ввело меня в заблуждение. Иногда он включал яркие фары, свет которых также не был похож на свет обычных фар. Он плавно двигался на одном и том же расстоянии от нас, иногда скрываясь в пыли оставленной нашей Нивой. Этот объект провожал нас до поселка Усть-Кокса. Далее этого поселка я его больше не наблюдала. Но, несмотря на то, что он следовал за нами довольно долго, никто из наших друзей, в том числе и маленькая девочка 6-ти лет, его так и не увидели.

 

Побывав в селе Верхний Уймон, мы остановились на ночлег на берегу Катуни. Чувствовала я себя с самого утра не очень хорошо, но пойти лечь отдыхать, чего мне хотелось больше всего, не могла. Какое-то чувство тревоги не оставляло, и тому были причины, которые не стоит здесь описывать. Все спали, а мы с другом сидели спина к спине и смотрели в разные стороны. Мне подумалось вдруг, что по песчаной косе реки, которую загораживала наша машина, к нам можно подойти совершенно бесшумно. Я встала и вышла из-за машины. То, что увидела, вначале приняла за обман зрения в темноте. Но, вглядевшись, поняла, что к нам идет человек (так мне подумалось в начале), довольно высокого роста, в черном широком длинном плаще, с остроконечным капюшоном на голове. Естественно, лица не видно. Рукава плаща расширяются к низу. В такт своим шагам, это существо машет руками-рукавами. Ног не видно тоже. Шепотом позвав своего напарника по ночному бдению, произнесла: «Смотри, он идет прямо на нас». Но тот ничего не видел. Стала объяснять и показывать, куда нужно смотреть, хотя это было уже метрах в 10 от нас. И товарищ не придумал ничего лучшего, как направить туда яркий луч света машинного фонаря. Все исчезло. В дальнейшем пути ничего существенного не происходило, кроме того, что мой фотоаппарат, под «народным» названием «мыльница», напрочь и навсегда отказался работать. Мне же было необычайно хорошо, даже когда все ушли ближе к Белухе, и оставили меня наедине с горами и полюбившейся р. Кучерлой. В моем единении с этой величавой природой ни разу не возникло какого-то чувства даже похожего на тревогу. Было ощущение полной гармонии и защищенности.

 

«Также могут спросить – почему видения совпадают с особенными моментами жизни? Происходит ли это от Руководства, знающего, когда наступает решительный час, или этому способствует наше возвышенное духовное настроение, которое позволяет видеть то, что без этого осталось бы незримо? – И то и другое. Неназываемое руководит, и часто мы бываем касаемы Превышней Мощью» (МО,1,432).

 

Часто, при сосредоточении перед Обликом, возникали прекрасные вспышки, самых замечательных цветов. Редко бывало, что изображение словно бы пронзает солнечный свет, как если бы его вдруг подсвечивали изнутри. Однажды, при посыле мысли, мы с нашей сотрудницей, сосредоточившись на Образе, наблюдали одно и тоже явление, как выяснилось потом. Изображение Вл. опоясалось сиренево-голубоватой овальной полосой, которая непрестанно двигалась по часовой стрелке.

 

Не спалось. Открыла глаза и увидела приятный, ласковый молочно- солнечный свет, исходящий от моей головы и верхней части груди. Виделось это боковым зрением, но с большой легкостью. Затем обратила внимание на портреты Е.И.Рерих, Вл., и распложенному между ними большому бронзовому распятию Христа, что висели на противоположной стене. На их фоне, посреди комнаты, стали появляться, распространяясь, все выше и шире, солнечные пятна, недалеко от стены. Все это происходило на расстоянии чуть более одного метра от меня. Стало как-то спокойно и хорошо. Эти световые явления разошлись в ширину до полутора метров. Наблюдала за всем этим совершенно прямым взглядом. Вдруг с боков этого пятна стали мелькать небольшие, яркие, разноцветные, светящиеся точки и искры. Была глубокая ночь, и в комнате было очень темно. Даже мебели, стоящей напротив кровати, почти не было видно. С левой стороны клубящегося света, немного не доходя до середины общей высоты, появилось прекрасное зеленое пятнышко округлой формы. Оно было цвета ауры Вл. на картине Н.К.Рериха «Фиатрекс» и держалось почти до самого конца наблюдения. В это время свет все клубился и усиливался, а посередине его стало появляться фиолетовое пятно. Вначале оно появилось в виде круга, а затем стало расти, превращаясь во что-то овальное. В итоге оно приняло форму ауры высокого человека. Если это было какое-то существо, то оно было много выше меня (мой рост 1м.60см). Мне очень нравилось это образование. Сбоку светилась это зеленое пятнышко. Мое сердце жило своей жизнью и буквально трепетало от счастья, любви и еще чего-то торжественно-необъяснимого. Стало захватывать дух, как при полете на высоких качелях. Все это продолжалось минут около 10, затем стало медленно растворяться. Появилось ощущение какой-то неизъяснимо прекрасной тоски. И все же мы с моим сердцем уснули очень счастливые.;

Большое бронзовое распятие висит на стене, напротив моей кровати. В одну из ночей, увидела, как крест начал обволакиваться по всей длине (по овалу) узкой полосой беловато-молочного цвета. Затем она расширилась (~ 4 см), окрасившись при этом в голубой, с легким серебром. Продержавшись недолго в таком виде, все это медленно уменьшилось и исчезло.;

Ночью проснулась по непонятной причине. Вставая, совершенно неожиданно увидела красивый глаз, зеленого цвета. Он внимательно смотрел на меня. Это было на небольшом расстоянии от меня (~30см), и выше на 20 см.

 

В один из дней, меня неудержимо тянуло посидеть у изображения Вл., но дела не отпускали. Около 24 часов села напротив своего любимого изображения. Рядом горела свеча. Сосредоточившись на Облике, через небольшой промежуток времени вдруг, увидела, как по Его лицу покатилась рубиновая капля. Она была настолько живая, выпуклая и переливалась, отражая свет. Докатившись до конца - исчезла. Но в то же самое мгновение, как исчезла первая, появилась следующая, точно такая же. Когда появилась первая, я еще не успела осознать, что вижу. Но, когда появилась вторая, сердце мое стало большим-большим, словно сильно, до боли набухло. В какой-то степени, осознавая, что я вижу, сидела уже совершенно не принадлежащая себе. Все Его — было моим: Его боль — была моей болью, Его радость — моей радостью. Так прокатились три прекрасные рубиновые капли. Нет смысла описывать мои чувства в тот момент, т.к. не хватит ни слов, ни умения описать подобное. Мое сердце рвалось на части от этого строгого, чудесного видения, и было готово на все, ради только одной этой капли Великого. Сразу лечь, и уснуть после такого было просто невозможно. Сидела в темноте комнаты и снова, и снова в который раз размышляла над тем, как же мало мы отдаем себя Общему. Даже ту каплю в океане, которую мы можем и должны бы отдать, думая, прежде всего, - об Общем Деле. Как ничтожно мало мы помогаем Им, слишком много уделяя времени Майе, окружающей нас под видом нескончаемо важных дел. Вдруг возникло светящееся солнечным светом круглое пятнышко, и какое-то время повисело рядом со мной. Возможно, это был ответ на мои размышления. (Описанное здесь, виделось не в размере фотографии находившегося передо мной Облика, но как бы в реальной его величине. Прим. автора).

 

После многочасовой, серьезной операции, находясь в реанимационном отделении, опутанная проводами, несмотря на уколы, ощущала боль не позволяющую расслабиться и уснуть. В какой-то момент вдруг увидела перед собой большой, старинный с желтоватым оттенком, пергаментный лист, с напечатанным там текстом. Абзацы, на которые он был поделен, очень напоминали параграфы Живой Этики. Язык текста был совсем не современным, возможно старославянским или каким-то другим. Листы были большие, как если бы от современного формата А-2 отделить одну треть по ширине. Оставшееся и будет размером того листа. Он висел в воздухе перед моими глазами, и был наклонен для более удобного чтения. И по мере прочтения одного листа - заменялся другим. Я хорошо понимала прочитанный мною текст, но это чтение давалось с большим трудом и напряжением из-за моего тяжкого состояния. (Это напряжение помню и по сей день). Но было четкое осознание, что все это необходимо прочесть. Чтение листов соседствовало с полным пониманием того, где я нахожусь, и что происходит вокруг меня. Боковым зрением видела палату (в ней была еще одна прооперированная), а так же, временами, медсестру за большим стеклянным окном, занимающуюся каким-то делом у своего стола. Т.е. при чтении этих записей, полностью осознавала окружающую меня действительность.

 

Как это ни странно, но день именин был значимым для меня с самого раннего детства, и тому были причины, сложившиеся в жизни маленькой девочки, которая в этот день чувствовала себя особенно празднично. Этот Татьянин день так и остался для меня каким-то особенным.

 

И вот в один из таких дней, поздним вечером, позвонила Л. С. Митусова, чтобы поздравить. Я была очень счастлива, тем более что услышала от нее много замечательных слов (попусту она похвал не рассыпала никому). Почти сразу же после этого пошла спать, находясь в счастливо - восторженном настроении. В таком радостном состоянии стала дремать, как вдруг вновь услышала свое имя. Меня будто бы снова поздравляли, так мне показалось поначалу. Говорились замечательные слова. Улыбаясь и выходя из дремы, подумалось, что и во сне Л.С. все продолжает меня поздравлять. Но это заблуждение длилось лишь мгновение, т.к. поняла, что звучащий голос был много моложе и мелодичнее. Приоткрыв глаза, обратила внимание, что в углу моей комнаты, начинает светиться круглое пятно теплым солнечным светом, все увеличиваясь в размерах, пока не дошло ~ до 30-40 см в диаметре. Края были неровные, словно солнышко в детских мультфильмах. Голос еще звучал, когда начал появляться этот круг. Сердце временами замирало. В этом "солнышке" стало проявляться прекрасное женское лицо. Оно было не очень четким, но вполне достаточным для того, чтобы почувствовать его неземную красоту. Такими обычно представляют ангелов. Как долго это происходило по времени, не заметила. Наблюдаемое было настолько прекрасным, что все остальное просто перестало существовать. Затем этот лик стал медленно растворяться, после чего медленно исчез и светящийся круг.

 

Многие, хотя бы один раз в своей жизни, видели НЛО. У меня знакомство с этими проявлениями началось с детства, когда, находясь летом на каникулах в Псковской обл., не один год наблюдала какой-то серебристый объект на приличном от нас удалении за несколькими холмами. В этом краю местность очень холмистая. Этот объект, насколько помню из детства, не был похож на тарелку и т.п. Это было что-то большое, и форма его сейчас не поддается описанию, слишком давно это было. Но для нас, детей, вокруг было рассыпано столько интересного, что у меня ни разу не возникло желания устроить поход к этому “чему-то” непонятному, тем более что кроме меня этого никто не видел. И я просто автоматически отмечала нахождение этого объекта. Там, где это виделось, были сплошные поля, и не было никаких поселений. Приехав туда, уже став взрослой, я ходила на то место, с которого так часто видела это “нечто”. Но перед глазами были только прекрасные холмы Псковщины. Но зато я наблюдала НЛО в других местах, и в совершенно разных формах. Зависшими в виде треугольника, с цветными вспышками над Ладожским озером. Вытянутой эллипсовидной формы (очень длинный), висящий в горизонтальном положении с каким-то светящимся солнечным образованием в центре, также с цветными вспышками внутри, зависшим над Волгой в г. Конаково. Мне удалось даже показать его родственникам, позвав их на балкон собственной квартиры, с которого я его и увидела. Видела и в нашем городе, тогда еще Ленинграде, ранним утром по пути на работу. Он висел над военным объектом. Вниз, на объект, был направлен мощный луч его прожектора. Здесь я описала, лишь самые ярко запомнившиеся проявления моих “встреч” с НЛО. Насколько известно, на Алтае их видят очень часто, по рассказам там даже как бы существует определенный маршрут их полетов.

 

Не люблю ходить по узким тротуарам, где близко стоят дома. Чувствую дискомфорт именно со стороны строений. Всегда стараюсь ходить только по широким, где строения находятся на расстоянии не менее 1,5-2 метров, причем, чем они удаленнее, тем чувствую себя комфортнее. Когда едешь на работу в общественном транспорте, то приходится многое терпеть. Бывало, что приходилось переходить в другое место, т.к. возникало чувство крайне неприятного соседства. Иногда видела, кто стоит рядом, а иногда уходила не глядя. Но, впоследствии брошенный мною взгляд, отмечал в лице человека нечто внутренне неприятное. Спиной также отчетливо чувствую негатив человека идущего позади меня на расстоянии приблизительно двух метров. В таких случаях, не оборачиваясь, перехожу на другую сторону, если это возможно. Если же такой возможности нет, то просто пропускаю такого человека вперед. И еще ни разу не ошиблась в сравнении своих ощущений и последующего взгляда.

 

Подарки судьбы или...?

 

Очень люблю сирень. И однажды так хотелось букет сирени, но купить, и везти его целый час в электричке, было очень жаль – завянет. А наломать с растущих кустарников, хоть у нас в городке их великое множество, рука не поднималась. Шла домой и размышляла об этом. И вдруг увидела пышный букет сирени, очень аккуратно положенный цветами на самый краешек тротуара, он словно бы полустоял. Осмотревшись, и никого вокруг не увидев, кому бы этот букет мог принадлежать, мне оставалось только взять его и порадоваться такой удаче.… Было еще несколько подобных случаев, как бы случайного исполнения моих незамысловатых желаний, связанных с цветами.

 

Случилось так, что, убираясь в верхнем шкафчике, в кухне, я упала и сильно разбила руку. Я стояла так, что должна была упасть на радиатор отопления позвоночником и затылком, иначе было просто невозможно. Хорошо помню этот момент падения. Он был словно в замедленной съемке. Помнила, как подо мной поехал стульчик, на котором стояла, как начала падать. Понимала, что ничего не смогу изменить в данный момент, так как падала спиной, за которой было окно, подоконник, и торчала отопительная система. На пальцах моих обеих рук были нанизаны чайные бокалы и чашки, и это тоже уменьшало возможность быстрой помощи самой себе. Вот здесь что-то отключилось в моей замедленной съемке, и я ощутила себя уже легко ударяющейся головой об пол. Мое темя плотно упиралось в ребра радиатора. Вокруг валялись разбитые и целые чашки. Я лежала ровно, словно меня кто-то аккуратно положил. Стульчик был далеко. Сильно пострадал только локоть правой руки. Им пришлось, потом основательно заниматься. Совершенно отчетливо понимала тогда, и осознавала потом, что никак не могла так аккуратно упасть…

 

Что-то подобное однажды произошло и с моей знакомой, когда она, взобравшись на стол, чтобы поправить что-то на окне, вдруг не удержалась и стала падать. Комнатка у нее была очень маленькой, и мебель стояла, как говорится, впритык. По всему, она должна была упасть на пианино с неприятными последствиями. Далее произошла как бы потеря сознания, а когда оно “включилось”, то она оказалась лежащей на мягком кресле, никак не входящем в траекторию “запланированного” полета.

 

Как-то зимой она выходила из здания и на мгновение задержалась, по привычке придерживая дверь, чтобы та не хлопнула громко. В этот самый момент прямо перед ней пролетела сорвавшаяся с крыши большая ледяная глыба и разбилась у ее ног. Так культура и воспитанность сохранила ей здоровье, а возможно и жизнь…

 

В нашем небольшом городке, раньше принято было ходить по проезжей части, чем я пользовалась в связи с тем, что не люблю ходить по узким тротуарам, плотно прилегающим к строениям. Я совершенно спокойно шла по дороге, рядом с краем тротуара, так как машин позади не было видно. На этой улице у нас в городке было даже принято ходить по дороге. Движение машин было небольшим, и по ней обычно шел поток людей с очередной электрички. Пешеходная часть отделена от проезжей густыми посадками кустов шиповника. В тот день я немного замешкалась, выйдя из поезда, и шла уже одна. Вдруг, что-то заставило меня оглянуться, что я и сделала, еще не совсем отойдя от своих размышлений. Картина, которую увидела, вполне могла вызвать оцепенение у человека, который совсем недавно оглядывался на дорогу. На расстоянии 5 метров позади меня, неслись, обгоняя одна другую, две легковые машины. Расстояние катастрофически сокращалось. И тут я сделала совершенно невероятный скачок в сторону, боком, оставаясь в том же положении, как шла по дороге. И оказалась за кустами в тот самый момент, когда одна из машин промчалась по тому месту, где я только что шла. Еще окончательно не осознав, что произошло, сделала несколько; шагов вперед, но затем остановилась и произнесла слова сердечной благодарности, тем, кто помог мне остаться среди живых. Ни тогда, ни после, так и не могла понять, как я могла исхитриться совершить такой невероятный прыжок боком.

 

Зов по имени, голоса, звуки.

 

Однажды, мне было не уснуть. И вдруг поняла, что слышу биение еще одного сердца. Сначала подумалось, что что-то странное происходит с моим сердцем, оно словно выстукивает мелодию красивого вальса. Но, потом, хорошенько прислушавшись, отчетливо поняла, что слышу как бы два сердца. Одно из них, билось равномерно - удар в секунду. А то, второе - несколько чаще, в каком-то интересном ритме, который очень напоминал вальс. Прислушивалась долго и отчетливо слышала биение обоих сердец.

 

Когда ушла из жизни моя мама, то каждое утро меня будили либо звонки в дверь, либо звон колокольчиков. Звон колокольчиков слышался часто и днем. Как-то раз, находясь одна в квартире, я четко услышала, как голос матери позвал меня по имени. Все эти проявления продолжались более 40 дней.

 

Однажды, еще не успев толком задремать, услышала нежный звук колокольчиков. Подумалось, - а вдруг показалось в дреме, а на самом деле это звоночек пришедшей СМС. Взяла телефон в руки, высветилось табло, но СМС не было. А утром увидела, как поперек полированной крышки секретера перемещается, то, появляясь, то, пропадая, золотая звездочка. Так она пролетела до конца и пропала, а на фоне стоящих книг Учения, одна за другой, в замедленном ритме  произошли две небольших бледно-голубоватых вспышки.

 

Наш друг закончил интернатуру, и тут выяснилось, что он может прямым ходом отправиться в армию. Он был очень необходим для участия в работе коллектива нашего общества. Мы рассудили так, что, если суждено, то все устроится именно так, как и должно быть. Но вода не течет под лежачий камень, как говорят в народе, и потому мы понимали, что должны предпринять определенные действия. И вот нашлись два заведения, которые могли бы обеспечить его нахождение в армии, но при более свободном режиме. Наш выбор пал на одно из них. Было решено, что следующим утром он поедет туда. Поздно вечером вдруг включилась сама по себе громкая связь, и раздался гудок телефонного аппарата, словно кто-то, при этом, снял трубку. Мы были очень удивлены. Но хотелось думать, что это хороший знак. Будильник был поставлен на 8 утра. Каково же было наше изумление, когда утром снова включилась громкая связь, будто кто-то невидимый снова снял трубку. Времени было 7ч. 30 мин. Как выяснилось позже, нас ждала удача.

То, что все это не случайно, и имеет определенные следствия - было понятно. Много лет ранее мною наблюдался случай самостоятельного включения телевизора, в квартире моей ушедшей из жизни тети. Мы с сестрой собирали для нее последнюю одежду, а так же подготавливали все необходимое для небольших поминок в ее квартире, как вдруг совершенно неожиданно включился и заработал телевизор. Мы переглянулись, но посчитали это некой случайностью. Выключив, мы продолжили заниматься делами, но телевизор включился снова…

 

Когда из жизни ушел мой муж (мы давно были в разводе), узнала я об этом случайно. Сама поставила в стену урну с его прахом. Через некоторое время после этого, поздним вечером возвращалась домой в электричке. Сидела одна, в почти пустом вагоне, прислонившись щекой к холодному оконному стеклу, и беззвучно плакала, когда вдруг услышала свое имя… Имя которым никто никогда кроме него меня не называл. « <…>, не плачь обо мне», - услышала я далее. Голос был с легким шелестом, тихий и все же не узнать его было нельзя. После его ухода, в различные по протяженности, отрезки времени, видела сны, касающиеся его пребывания - там. Причина моих появлений во сне, рядом с ним, была все время разной, но сводилась к одному -  в помощи преодоления каких-либо препятствий, возникающих перед ним в Тонком Мире.

 

Часто слышала, даже в скоплениях большого количества народа (на вокзале, например), что меня зовут по имени. Начинала вращать головой, но тут же понимала, что искать кого-то бесполезно. Мысленно мы соединены с  нашими, близкими, друзьями и можем даже на больших расстояниях  понимать, что происходит с другом, сотрудником. Вроде бы неожиданные мысли приходят внезапно в голову о друзьях-сотрудниках. Это может дополняться возникновением видения лица (на мысленном уровне), по выражению которого еще до встречи или звонка, можно понять, как обстоят дела у этого человека, что и подтверждалось рассказанными подробностями при встрече. Иногда слышалось произнесенное кем-то из них мое имя, и по тональности произнесения также можно понять многое. Но так может происходить только при очень тесном духовном, гармоничном контакте.

 

Несколько лет вышивала гладью карту Трансгималайской экспедиции Рерихов. Уже в конце работы, приехав с Алтая, решила, что вообще не буду ее больше вышивать. Красота Алтая, торжественность и величие его гор стояли у меня перед глазами. И хоть моя работа над этим изделием преследовала не художественное восприятие, а пути пройденные экспедицией Рерихов, я ничего не могла с собой поделать. По прошествии небольшого времени после этого, однажды утром, на грани просыпания, услышала голос: « А ты карту вышила?!» Мысленно (во сне никогда не разговариваю языком) стала отвечать, что осталось совсем немного. Мне и в самом деле оставалось дошить совсем немного. Открыла глаза. Голос, с тональностью некоторой строгости, все еще звучал в ушах. Он был скорее мужской, чем "никакой". Так вопрос с картой был окончательно решен. (Уточнение по принадлежности голоса пишу по той причине, что иногда слышимый голос, как бы не имеет окраски пола. Прим. авт.).

 

«Сношения в духе составляют значительную часть земного существования, и, несомненно, принадлежат к огненной природе. Не только во время сна происходят такие сношения, но и во время бодрствования мы ощущаем многие рефлексы таких сношений. Никто, даже самый грубый, не решится отрицать, что он не раз чувствовал некоторые касания или внушения мысли извне. Учитель может указать, что такие прикасания могут получаться из многих источников или по линии нити Иерархии, или из Мира Тонкого, или от земных жителей» (М.О.1 475).

28.09.2010 03:00АВТОР: Татьяна Бойкова | ПРОСМОТРОВ: 1166




КОММЕНТАРИИ (2)
  • Людмила Матвеева30-11-1999 00:00:01

    Поразительно! Интересно! Поучительно!

    Благодарю, Татьяна Николаевна, за обмен тонким опытом, надеюсь, что рано или поздно, но мы, всё же, напишем книгу о феноменах человеческой психики.Просто, обстоятельно, достоверно, как говорится - без фанатизма,но с достаточной степенью наблюдательности и ответственности.

  • сергей целух30-08-2013 12:24:01

    Странные чувства вызвало в моей душе эссе Татьяны Бойковй – «Тонкий мир и мы» Дивная эта статья, даже и не статья, а лирическая, сказочная поэма, наполненная тишиной, нежным трепетом чувств, очарованием и дивными звуками тонкого мира, которого мы не видим, а она смотрит на него своим необыкновенным взором. Так может писать лишь большой художник слова, чувствующий жизнь во всей ее красе и богатстве, наподобие Владимира Солоухина и Константина Паустовского. Какая прекрасная душа у автора рассказа, как она передает свои странные видения, как легко льется ее прекрасная речь, и как наводит нас на глубокие размышления. Татьяна Бойкова – большой мастер художественного слова, тонкий психолог, и глубокий аналитик. Ее ощущение видимого и невидимого миров, их нежные звуки, радужные краски, сказочные видения, наводят нас на размышления, что перед нами замечательный писатель, по-настоящему еще не раскрывший свой талант. В небольшой статье-исповеди, она сумела передать нам всю свою жизнь, наполненную радостью, а еще больше – болью, за утрату совсем еще молодого отца, любимой матери, дорогого мужа, с которым долгое время была в разводе, и которого урну с его прахом хранила в стене своего дома. Нам очень дороги ее воспоминания, в том числе и о любимом Урале, его высоких горах, дивных речках и благодатном климате, способствующих глубоким личным размышлениям.
    Мастером художественного слова, психологом и замечательным человеком, сделали автора Великие Рерихи, Николай и Елена, своими гениальными произведениями, и в первую очередь - Агни Йогой или Этикой Жизни. Наука этих произведений вошла в ее жизнь навеки. Автор очень умело вплетает в ткань своего произведения выдержки из Живой Этики, что делает ее рассказ правдивым, близким душе каждого читателя. Нам совсем непонятно, почему читатели портала «Адамант» так мало пишут своих откликов на разные статьи. Ведь каждый автор пишет не для себя, а для своих дорогих читателей, и их отклики, хорошие они или плохие, стимулируют его творчество.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Мир тонкий, огненный »