Добровольное пожертвование. Обращение Международного Центра Рерихов к народу России. Размышляя о наследии, завещанном Людмилой Васильевной Шапошниковой: Замысел воплощённый и мыслеобраз будущего. О.А. Уроженко. В Таганроге прошла выставка фоторабот Л.В. Шапошниковой «По маршруту Мастера». Международная научно-общественная конференция «Мы любовью Родины богаты». Добровольное пожертвование. Обращение Международного Центра Рерихов к народу России. Проблему исторического пути буддизма в Центральной Азии обсудили на семинаре молодых ученых. Почему в усадьбе Лопухиных не будет государственного музея Рерихов. Любовь Хоменок. Точка нравственной опоры: о ситуации вокруг МЦР. Добровольное пожертвование. Обращение Международного Центра Рерихов к народу России.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Знак Знамени Мира в искусстве Евразии и творчестве Н.К.Рериха. Е.П.Маточкин


Н.К.Рерих. София-Премудрость. 1932

Везде — так назвал свою статью, посвященную знаку Знамени Мира Н. К. Рерих. Действительно, знак этот, предложенный им для охранительного Знамени, необычайно широко распространен в искусстве разных времен и народов.[1] Находя его на различных изображениях, Н.К.Рерих записывал свои наблюдения. Первый список был небольшой: «Прислана копия с древней иконы Святого Николая Чудотворца... утвержденная к печатанию митрополитом Антонием. Из других мест прислан снимок с издания типографии Киево-Печерской Лавры шестидесятого года — Служба Преподобному Сергию, игумену Радонежскому Чудотворцу. Из Испании посылается снимок с изображением Святого Доминга из „Силоса" (археологический музей Мадрида). Также из Испании посылается изображение Святого Михаила, работы Бартоломео Вермехо (1440)».

На груди Христа, на знаменитой картине Мемлинга, знак запечатлен в виде большой нагрудной фибулы

Увиденное в Пекине пробудило еще целый ряд образов: «В Храме Неба тоже оказался знак Знамени. Тамга Тамерлана состоит из того же знака. Знак трех сокровищ широко известен по многим странам Востока. На груди тибетки можно видеть большую фибулу, представляющую собою знак. Такие же фибулы видим мы и в кавказских находках, и в Скандинавии. Страсбургская мадонна имеет знак этот так же, как и святые Испании. На иконах Преподобного Сергия и Чудотворца Николая тот же знак. На груди Христа, на знаменитой картине Мемлинга, знак запечатлен в виде большой нагрудной фибулы. Когда перебираем священные изображения Византии, Рима, тот же знак связывает Священные Образы по всему миру. На горных перевалах нерушимо остается тот же знак. Для выражения быстроты, поспешности, нужности знак несет Конь Белый. А видали ли вы в подземельях в Римских катакомбах тот же знак?».
В 1935 г. во время монгольской экспедиции Н. К. Рерих опять встречает знакомое изображение: «Скала монастыря Шара Мурена вся усеяна синими знаками Знамени Мира. На черкесских клинках гурды тот же знак. От монастыря, от священных предметов и до боевого клинка везде тот же знак. На щитах крестоносцев можно его видеть и на тамге Тамерлана, на старинных английских монетах и на монгольских печатях — везде тот же знак. Не значит ли эта повсеместность, что всюду о нем нужно вспомнить? Не значит ли, что поверх отдельно народных обозначений всюду живут объединительные и напоминательные знаки, лишь бы разглядеть их и запомнить твердо? Оба условия: разглядеть и запомнить — одинаково нужны».

Н.К.Рерих. Заклятие земное. 1907

«Разглядеть» и выявить во всей полноте пространственно-временное бытование знака — задача достаточно сложная. Так же непросто «запомнить» и объединить все разнородные памятники искусства со знаком Знамени Мира какими-то семантическими взаимосвязями. Соответствующие исследования пока еще очень малочисленны. Несомненно, ученым предстоит здесь большая работа. В какой-то мере картины самого Николая Константиновича Рериха могут служить в данном случае путеводной звездой. К произведениям со знаком Знамени Мира Н. К. Рерих относил не только те, где знак изображен в своем полном завершении, но и без окаймляющей окружности, и даже тогда, когда три окружности разнесены достаточно далеко, как на иконах Святого Николая или Сергия Радонежского. Кроме того, в древнерусском искусстве встречается и слитное изображение кругов в виде трилистника, родословная которого также имеет глубокие корни.
Знак Знамени Мира появляется еще в эпоху камня. В Хакасии, в поселении Малая Сыя, датировка радиокарбоном которой составляет 34~32 тыс. лет, В. Е. Ларичев обнаружил небольшую каменную пластину. На ней аккуратно просверлено три круглых отверстия, образующих треугольную композицию. Как считает ученый, в начальный период верхнего палеолита проводились достаточно точные астрономические наблюдения и данная пластина могла использоваться для этих целей в качестве измерителя-визира. Обращает на себя внимание применение золотого сечения при изготовлении этого уникального произведения.
На донце глиняного неолитического сосуда из Триполья три круга в центре разделяют убывающий и возрастающий серп луны. Различные фазы ночного светила, перемежающиеся рядом черточек, по-видимому, говорят о счете по лунному календарю. Узор же на внешней кайме из тридцати лепестков свидетельствует о солнечном месяце.

Н.К.Рерих. Монголия. 1938

С календарными представлениями связана серия более поздних произведений, в основе которых также лежит знак Знамени Мира. Протоиндийское «колесо времени» представляло собой окружность с шестью спицами, вероятно, по числу сезонов. Другим обозначением года был сердцеобразный символ. На датированной третьим тысячелетием до н.э. печати изображен тур — единорог, знаменующий собой год, на плече которого начертан лепесток лотоса с тремя колесами. Известен также амулет сердцеобразной формы с тремя концентрическими кругами, передающими календарную информацию.
Бляшка IV в. до н. э. из Анапы состоит из трех больших и тридцати одного малых полусфер. Последние распределены кольцами в количестве 12,13,13. Хронологический алгоритм был, надо полагать, достаточно универсальным. Левое кольцо позволяло фиксировать по месяцам земной год.
В подобной же бляшке из бронзы трансильванской группы скифо-сарматского времени три больших круга окружены двенадцатью маленькими. В сумме они составляют пятнадцать — половину месяца. Однако здесь каждый большой круг рассечен двумя дугами, вследствие чего появляется возможность прибавлять и отнимать не только целые числа, но и полуцелые. Так можно получить число 31 и число 29,5 — значение лунного синодического месяца.
Бляшки словен новгородских первой половины первого тыс. н. э. состоят только из трех полусфер, но зато каждая из них окружена манжеткой с насечками. Иногда четыре такие бляшки объединяются в одну сложную композицию с центральным отверстием.
Замечательные украшения тех же словен — лунницы — выполнены в виде серпа луны с тремя кругами в центре, каждый из которых состоит из трех маленьких полусфер. Лунницу из Старосиверского окаймляют тридцать маленьких полусфер, орнамент же из мелких точек, видимо, также содержит числовую информацию.
Удивительно, что среди некоторых венгерских находок средневекового времени встретилась сердцеобразная фигура, которая почти точно повторяет проиндийский символ года. Такую же форму имеют бляхи тюхтятской культуры в Хакасии 1Х-Х вв.
В наскальном искусстве знак Знамени Мира также появляется с эпохи камня. Так, круг с тремя точками и три соединенные окружности выбиты в Монголии на каменных плитах в Аршан-хаде и Цагаан-айриге еще в мезолитическое время. Круг с тремя точками, как считает Э.А.Новгородова, может быть сравним с антропоморфными фигурами эпохи палеолита, напоминающими женские и мужские символы.
Знак Знамени Мира можно обнаружить среди амурских изображений Сакачи-Аляна неолитического времени и петроглифов Ангары эпохи бронзы.
А. П. Окладников, нашедший подобный знак на горе Тэбш в Монголии, охарактеризовал его как «три кольца, соединенных вместе и образующих как бы треугольник, похожий на символ Пакта Рериха». Именно такие изображения воспроизводит в своих картинах Н.К.Рерих «Святые камни. Монголия» (1935~ 1936) и «Монголия. Всадники» (1935-1936). Чингиз-хан на одноименной картине («Чингиз-хан (Всадник. Монголия)». 1937) имеет на груди те же три круга.

Н.К.Рерих. Чингиз-хан (Всадник. Монголия). 1937

Нормальные и перевернутые изображения знака с центральным кругом внизу, называемые в археологии личинами, нашли отражение в картине Н. К. Рериха «Заклятие земное» (1907). Художник реконструирует один из наиболее загадочных обрядов древности, связанный с масками — личинами, и археологически точно воспроизводит петроглифы Сакачи-Аляна и Форта Руперт (США). Поразительно близкий сюжет, подтверждающий верность реконструкции Рериха, был недавно открыт в урочище Мугур-Саргол (Тува). Здесь на скалах, выступающих из Енисея, выбит человек в странной полусогнутой позе с посохом, шагающий среди антропоморфных личин. Как отмечает исследователь енисейских петроглифов М. А. Дэвлет, эту композицию можно отчасти связать с группой танцующих человечков в петроглифах Карелии и мелкой пластики Прибалтики.
Огромная трехчашечная личина видна у Н. К. Рериха среди облаков в эскизе декорации «Великая жертва» (1910) к балету И.Стравинского «Весна Священная», а также в полотне «Путь великанов» (1910).

Н.К.Рерих. Великая жертва (2-й акт) (1 вариант)

Для интерпретации трех соединенных кругов в петроглифах Сакачи-Аляна и горы Тэшб А. П. Окладников привлекает бытующие в Азии легенды, где говорится о трех солнцах. Два из них убивает космический стрелок, одно остается. Символом полуденного солнца или небесным оком называл И. Т. Савенков так называемый «третий глаз» на окуневских стелах эпохи бронзы. Там он вместе с двумя обычными глазами образует композицию, подобную знаку Знамени Мира. К солнечной символике восходят и праславянские фибулы и браслеты VII в. до н. э. На бронзовом браслете из радолинского клада представлено три солнечных диска, два из которых сопровождаются лебедиными шеями. Три солнца, считает Б. А. Рыбаков, выражают идею движения светила: восходящее солнце — утро, полдень и вечер русских сказок. Само же сочетание солнечной темы с темой лебедей встречается в искусстве и мифологии достаточно широко. Как Знамя Мира с лучами выглядит солнце на шаманских бубнах алтайцев конца XIX — начала XX вв.
Обнаруженные нами на Алтае три выбитые по кольцу окружности из грота Куйлю, относящиеся к концу эпохи камня, возможно, представляют собой символическое изображение души.
Самые последние изображения Знамени Мира появились на Алтае в 1975 г. Тогда, в марте, группа Е. Великанова, спускаясь с вновь открытого перевала Рериха (второе название — перевал 30-летия Победы) в сторону Кучерлинского озера, оставила для будущих восходителей этот знак на скале в качестве ориентира. В том же году, в июле, группа под моим руководством совершила первое восхождение на пик Рериха с запада. На вершине пика трое участников нарисовали красной краской три знака Знамени Мира. В этот момент мы увидели прекрасное зрелище — лавину с Белухи.
В декоративно-прикладном искусстве знак Знамени Мира в неолитическое время фигурирует как композиционный принцип на эламской керамике и как узорный мотив на венчике мачанского сосуда культуры Яншао. В Китае знак продолжает использоваться в ранний период династии Западной Чжоу 1Х-Х вв. до н. э. и изображен на бронзовой фигурке оленя в V-Ш вв. до н. э.
Три круга из трех концентрических колец украшают изделия из Кобанского могильника Х-VII вв. до н. э. Широко был распространен знак Знамени Мира в скифо-сарматское время среди памятников Трансильванской и Потисской групп, в том числе на изящной золотой серьге из раскопок В.Д.Кубарева.
Мотив из трех полусфер используется на памятнике из Пантикапея (IV в.), на бронзовом кельтском браслете и как декоративный элемент латёнского стиля.
В памятниках эпохи средневековья знак Знамени Мира можно обнаружить среди предметов Лядинского могильника (древняя Мордва 1Х-Х1 вв.), на украшениях Вымской культуры Прикамья, а также среди инвентаря памятников Молчановского типа финно-угров. В керамике знак продолжает появляться в начале II тысячелетия в Армении и Грузии.
В XVIII в. трехточечным узором расписана датская прялка, а позднее разноцветные сферы появляются на декоративном панно из Монголии.
Н.К.Рерих в статье «Везде» упоминает о черкесских боевых клинках со знаком Знамени Мира, но этот знак существовал еще в эпоху бронзы в Триалетской культуре Дагестана, в фибуле из Мингечаура, в украшениях скифо-сарматского времени из Северной Осетии, в амулете из Мокрой Балки VII-VШ вв.
Что касается тамги Тамерлана, то у нее на территории Средней Азии были свои предшественники среди изделий из Маргианы IV-I вв. до н. э. и Мархаматского комплекса из Ферганы 1-IV вв. н. э.
Говоря о старинных английских монетах, Н. К. Рерих, надо полагать, имел в виду гроут короля Эдуарда I, выпущенный в 1279 г., с эффектным повтором трех кругов в четырех секторах круга. Еще более древним денежным знаком в Европе была кельтская золотая монета II в., так называемая радужная чашечка с тремя кругами и окаймляющим полукольцом. Вспоминая кельтские древности, Н. К. Рерих создает эскиз костюма Изольды к опере Р.Вагнера «Тристан и Изольда» (1912). В верхнем правом углу листа художник дает крупным планом деталь декоративного убранства костюма с характерными для кельтского искусства строгим контуром и тремя кругами.
На денге Б. А. Тверского (1460), схематически изображающей поединок Геракла с Немейским львом, те же три круга. Вообще, в древнерусском искусстве немало примеров использования знака Знамени Мира. Действительно, как упоминает Н. К. Рерих, мы находим его на иконах Чудотворца Николая и Преподобного Сергия. Дионисий рисует знак на образе Григория Богослова и Кирилла Белозерского. Поэтому не случайно и у самого Н. К. Рериха на двух версиях картины «Святой Сергий» (1932, ГТГ, МЦР) также присутствует знак Знамени Мира.
На иконах XIV в. тремя кругами помечены шапки Святых Бориса и Глеба. Более ранняя традиция нанесения знака на одежду восходит, по-видимому, к античному времени, например, к боспорской пелике IV в. до н. э. из Пантикапея. Знаком из трех точек отмечены одежды Девы Марии на новгородских царских вратах XIII в. Затем такой же узор обнаруживается на древнеболгарской иконе XIV в. В картине Н. К. Рериха «Труды Мадонны» (1931) плащ Святой Заступницы также декорирован орнаментом из трех элементов в треугольной композиции.
В раннем византийском блюде-дискосе три круга обрели смысловую наполненность и временную соподчиненность. Идея воскресения через страдание и смерть выражена с помощью трех евангельских сюжетов. Прочтение композиции начинается с нижнего правого круга со сцены Распятия, затем идет к левому кругу с Гробом Господним и заканчивается верхним кругом с Вознесением.

Н.К.Рерих. Знак Троицы. 1932

В гениальной «Троице» Андрея Рублева как бы незримо присутствует круг, символизирующий триединство Божества. Н.К.Рерих в своей картине «Знак Троицы» (1932), выявляя этот круг и сближая нимбы ангелов, получает ясную композиционную формулу. Знак Знамени Мира раскрывается здесь через знак Троицы. Согласно мифологическим представлениям, на вершине мировой горы, куда Н.К.Рерих помещает Троицу, находится Дом Божий. Сияя на фоне небесного Иерусалима, Знак Троицы — Знак Знамени Мира с чашей Христа славит гармонию Высших Сил и Высшую любовь в ее жертвенном подвиге.
Высшая Мудрость в древнерусском искусстве также отмечена знаком Знамени Мира. Он находится на книге, которую держит Христос в новгородском «Де-исусе» XV в. из национального музея Стокгольма.
Узором из трех точек и пересекающихся синусоид расписан свод в церкви Архангела Михаила «на Сковородке».

Знак Знамени Мира присутствует на омофорах русских святых: например в иконе XVI в. московских святителей — митрополитов Петра, Алексея, Ионы или на деревянном барельефе XVII в. с изображением соловецких старцев Зосимы и Савватия. Однако чаще всего в такой омофор облачены Никола Можайский или Никола Зарайский. Последний художник итальянского Возрождения Я.Тинторетто также изображает Святого Николая с тремя золотыми шарами — символом благодеяния.
Два мастера XV в. — русский Амвросий и Ян ван Эйк из Нидерландов — помещают Богоматерь на постамент с тремя кругами.
Вообще, все раннее Северное Возрождение и наследие интернациональной готики насыщено знаком Знамени Мира. Так называемый готический трилистник из трех кругов присутствует почти во всех готических соборах как основной декоративный элемент стен и витражей. Он украшает западный фасад собора Парижской Богоматери и западный фасад церкви Сен-Никез в Реймсе. Стрельчатые окна готических соборов обычно завершаются трилистником. Такое же маленькое оконце изображено Яном ван Эйком в его знаменитом Гентском алтаре. Художники иллюминированных готических рукописей выводили золотом три слившихся круга. На груди у Уты из Наумбургского собора шестилучевая звезда имеет на своих окончаниях три полусферы.
Однако в западном искусстве встречается и неслитное изображение трех кругов. В таком варианте они присутствуют на брюссельских шпалерах начала XVI в. «История рыцаря Лебедя» и «Легенда о Саблонской Мадонне».
Знамя Мира было освящено в 1931 г. в Брюгге, где сама ратуша декорирована готическим трилистником. В том же году Н. К. Рерих создает серию произведений, отражающих смысл и назначение охранительного полотнища. Это его известные картины-плакаты «Зарево» и «Знамя Мира. Pax cultura». В триптихе «Fiat Rex!» знак нарисован дважды: на рукоятке меча и на щите воина. По-видимому, это крестоносец. (Вспомним рериховское замечание о знаках на щитах крестоносцев.) Это явно не античный воин, хотя в то время также на щитах бывал знак Знамени Мира. Его можно видеть на черно-фигурном аттическом кувшине из Ольвии VI в. до н. э.
«Знамя Мира» (1931) на вершине горы среди панорамы снежных пиков выражает свою причастность белому небесному высокогорью, увенчанному «подвигами лучших искателей истины».

Н.К.Рерих. Мадонна Орифламма. 1932

Отблеск искусства Леонардо да Винчи несет на себе «Мадонна Орифламма» (1932). Здесь все, как в ренессансных образах, наполнено любованием и человеческим обликом Богини и открывающимися космическими далями. Орифламма — алая боевая хоругвь французских королей — призывает здесь не к сражению, а к охране всей красоты мира. Мафорий на голове Владычицы отмечен тремя кругами, как украшали обычно корону Богоматери художники XV в., в частности Жан Фуке.
«Мадонна Защитница» (1932) раскинула свой плащ, охраняя храмы, дворцы и соборы всего мира. Н. К. Рерих трансформирует здесь популярный в эпоху Возрождения образ Богоматери Милосердие (например, произведение французского художника XV в. А. Картона). На груди Защитницы большая фибула со знаком Знамени Мира, как и у Архангела Михаила в «Страшном суде» Рогира ван дер Вейдена. Интересно отметить, что там в каждом круге еще три малых круга.
«София-Премудрость» (1932) ведет свои истоки уже не от католических образов, а от православных, хотя здесь Рерих вместо спокойного и торжественного образа икон создает произведение необычайно динамичное и экспрессивное. Его София летит на коне, как это принято для изображения воителя Архангела Михаила — предводителя светлых сил. Здесь вместо нимба Софии изображен диск солнца. Согласно традиции, София держит закрытый список и «в нем неведомые и сокровенные тайны Божий». Н.К.Рерих раскрывает список. На нем — Знамя Мира и трижды повторенное древнее слово, означающее «свято». В книге художника «Держава Света» в 1931 г. было написано: «Пусть теперь женщина — Матерь Мира — скажет: “Да будет Свет!” Каков же будет Свет? И в чем будет заключаться огненный подвиг? — В поднятии знамени Духа, на котором будет начертано — Любовь, Знание и Красота». Применяя эти мысли к данной картине, можно прочитать свиток следующим образом: «Свята Любовь. Свято Знание. Свята Красота». Видимо, настало время, чтобы люди осознали и оберегли эти высшие духовно-эволюционные ценности. Ведь на них будет покоиться краеугольный камень будущей Культуры, через них придет новый мир. В охваченном пожаром небе София реет над символическим мировым городом, окруженном общей кремлевской стеной. Вход к нему идет от узнаваемой всеми Китайской башни.

Н.К.Рерих. Белый камень (Знак Чинтамани или Конь счастья). 1933

На темы Востока Н. К. Рерих написал несколько произведений со знаком Знамени Мира. Своеобразным эпиграфом к ним можно считать картину «Тибет» (1933). Расходящиеся из небесного фокуса линии гор как бы осеняют высшим светом монастырь — символ земной мудрости. На смысловой центр полотна указывает тибетская хоругвь, где изображен конь с тремя горящими кругами — сокровищем мира Чинтамани. Легенду о Чинтамани, запечатленную кем-то на каменной глыбе, Н. К.Рерих перенес к себе на холст в картине «Белый камень» (1933).
Художник оживляет этот сюжет в своих полотнах «Знаки Чинтамани» (1937) и в раннем варианте «Сокровище Мира. Чинтамани» (1924).
Изображение коня с сокровищем мира нарисовано также в раскрытом свитке в картине Н.К.Рериха «Приказ Ригдена» (1933)- Могучий и пламенеющий, с золотой короной из трех сфер, Ригден посылает в мир своих огненных вестников.

Эрнест-Жан Мейссонье

Подобной же короной увенчаны на византийском моливдовуле VII в. Констант II с сыном. Узор из трех жемчужин украшает корону и плащ императора франков в картине французского художника Мейссонье «Карл Великий» (1840). Круг с тремя разноцветными кругами: желтым, синим, красным держит герой Н.К.Рериха в картине «Бхагаван» (1931. Рига, Художественный музей).
Картина Н.К.Рериха «Оттуда» (1936) изображает «тибетскую женщину, сидящую на каменистом берегу реки, одетую в халат, орнаментированный тремя кругами знака Знамени Мира». В картине «Мысли огненные» (1934) на груди у героини фибула с тремя кругами, какие носят тибетки; высокий женский образ с пламенной чашей на фоне священной Канченджанги как бы отодвигает своей духовной энергией наползающие на мир темные тучи.

Следует отметить, что еще задолго до того, как Н. К. Рерих предложил охранное знамя, этот знак уже присутствовал в произведениях художника. Помимо «Заклятия земного», в том же 1907 г. Н.К.Рерих рисует знак Знамени Мира на плаще Архангела Михаила на иконе из иконостаса для фамильной церкви Каменских в женском монастыре в Перми. По-видимому, Н.К.Рерих продолжает здесь определенную художественную традицию. В западной иконографии она просматривается в упомянутых выше образах Святого Доминга из «Силоса», Святого Михаила Бартоломео Вермехо и Рогира ван дер Вейдена, а также Святого Маврикия мастера из Мулена. Среди староболгарских памятников три белые

Герб Сибири. Из жалованной грамоты 1690 г.

точки на красных плащах Архангелов можно обнаружить на иконе XVI в. «Спас Эммануил с Архангелами», а также на иконе XVII в. «Архангел Михаил». В эскизе «Царица небесная» (1910) для росписи Талашкинской церкви Рерих украшает трон каймой из трех кругов в полуокружье. В 1912 г. Н.К.Рерих пишет эскизы декораций и костюмов к пьесе А.Н.Островского «Снегурочка» на сцене Петербургского драматического театра Рейнеке. Костюм Снегурочки украшен большими кругами и маленькими, объединенными по три и оканчивающимися завитком. Такой же декоративный мотив обрамляет герб Сибири из Жалованной грамоты 1690 г.

Н.К.Рерих. Жрец (1 акт). 1913

Знак Знамени Мира в своем полном завершении с внешним кругом оказался на скоморошьем костюме, написанном Н.К.Рерихом к опере А.П.Бородина «Князь Игорь», в листе «Скоморохи Скула и Ерошка» (1914). Костюм Жреца из балета «Весна священная» (1912) также декорирован орнаментом из трех красных колец.
Эти круги в ранних работах Н. К. Рериха на русскую тематику появились, конечно, не случайно. Ведь еще в эпоху неолита на русской равнине от Камы до Прибалтики процветала волосовская культура (название от пос. Волосово в бассейне Волги), в которой был широко распространен кружковый орнамент, в том числе и из трех кругов. Такой же орнамент из трех кругов прослеживается и на глиняной посуде в андроновскую эпоху в Сибири. Сам Рерих, исследуя истоки русского костюма, писал, что равнина России и Сибири несет в своих недрах «наслоения самые неожиданные».

Н.К.Рерих. Жанна Д'Арк

Подчас для своих образов Н. К. Рерих привлекает известные шедевры мирового искусства. В триптихе «Жанна Д'Арк» (1931) за основу центральной композиции «Вечная Матерь» он берет знаменитый витраж Шартрского собора (здесь те же густые синие и красные тона). Рисунок короны Богоматери включает в себя на этой картине три красных круга, образующих знак Знамени Мира.
В картине «Меч Мира» (1933) герой Н.К.Рериха напоминает статую воина из Аллеи Духов — погребального сооружения минских императоров Шисаньлин близ Пекина XV-XVII вв. Художник рисует на шлеме воина знак Знамени Мира, меч в горизонтальном положении, а руки в жесте моления. Н.К.Рерих создал здесь образ, исполненный огромной внутренней силы и духовной мощи, направленной на благо мира. Характерно, что в древнерусском искусстве три круга часто объединяются в трилистник. Наиболее четко в окаймляющем круге он выведен у Андрея Рублева в Евангелии Андроникова монастыря. Этот очень древний символ фигурирует на древнеегипетской богине неба Хатор XIV в. до н.э., на фаюмском портрете II-III вв. н. э., на одеянии Святого Дмитрия в византийской мозаике VII в. Уместно вспомнить здесь и одно из ранних на Востоке изображений трилистника на скульптуре жреца из Мохенджо-Даро III тыс. до н. э. и его повторение на мужском одеянии из Безе-клика средневековья. На плече у рериховского «Ярослава Мудрого» (1941) красуется тот же слитный из трех кругов знак трилистника.
Также и на костюмах японских актеров начала XVIII в. в качестве обличительного знака использовались моны в виде кольца с тремя кругами внутри.

Идеи «Пакта Рериха» и Знамени Мира вдохновляют и других мастеров кисти и резца. Прежде всего, значительны портреты самого Н.К.Рериха, написанные его сыном С. Н. Рерихом в 30-40 гг. XX в. Среди них есть такие, где автор Пакта изображен рядом со Знаменем Мира.
На одном из портретов Н. К. Рерих предстает на фоне Гималаев рядом с камнем, где нарисован конь с Сокровищем Мира. В стилистическом отношении этот народный примитив близок кельтскому образцу 1-го тыс. до н. э., а тот в свою очередь — еще более древнему памятнику II-го тыс. до н. э. с территории Франции. В России подобный сюжет — конь с тремя кругами на спине — известен среди шаманских изображений XI-XII вв. н. э., относящихся к пермскому звериному стилю. Среди памятников этого типа поражает серебряная пластина — как бы Знамя Мира, покоящееся на квадратном пьедестале. Квадрат обрамляют тридцать и семь маленьких кружков. Знаменная триада окружена кружками, дающими в сумме также число 30. Все это указывает, надо полагать, на календарный смысл изделия.
В 1937 г. была создана интересная скульптура «Мадонна Знамени Мира». Ее автор — ваятель из Литвы Д. Тарабильдене.

Мадонна Покровительница Творчества

Из произведений последних лет со Знаменем Мира следует отметить картину тувинского художника Саая Сарыг-Оола «Экспедиция Н. К. Рериха в Центральной Азии» (1978), а также монументальное мозаичное панно новосибирского художника В.П.Сокола «Советская Сибирь».
Итак, даже на основании рассмотренных примеров можно сделать заключение, что эти изображения, графически соответствующие знаку Знамени Мира, были чрезвычайно широко распространены с самых ранних этапов истории человечества. Этот символ объединяет культурные традиции разных народов, отражая их «устремление к Высшему». Самые сакральные изображения несли на себе знак, соответствующий Знамени Мира. Разные религии, разные народы отмечали знаком триады своих воителей за правду, великих Святых и великих Учителей. С их делами, с их приходом люди связывали и связывают надежду на будущее. Поэтому вполне закономерно, что знак Знамени Мира в философии Живой Этики является символом новой эры.

1. Здесь и далее речь идет об изображениях, графически соответствующих изображению знака Знамени Мира (прим. ред.).

Источник: Сборник научных трудов. Творческое наследие семьи Рерих в диалоге культур: философские аспекты осмысления. Минск, «Технопринт», 2005.



 

18.10.2006 03:00АВТОР: Е.П.Маточкин | ПРОСМОТРОВ: 3303




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Осмысление Рериховского наследия »