Николай Константинович Рерих. А.Д. Алехин. «Пакт Рериха. История и современность» в Урьяла (Финляндия) Выставка картин Лолы Лонли «Там, где Небо идет по земле…» во Владимире. Выставка «Н.К. Рерих. Вехи духовного пути» в городе Сортавала. В Ярославском планетарии открылась выставка «Мы – дети Космоса». Новости буддизма в Санкт-Петербурге. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



«Семена Нового мира» Пискарева О.Д. (Главы 6,7). Пискарева О.Д.


Наталья Бабец. Ангел охраняющий ворота в рай

 

 

 

Глава 6. Легкость

.

Леша, который принес мне картины «Мои Жизни» и «Устремление», на самом деле тогда принес еще кучу рисунков автомобилей, на которые я не обратила внимания. Я не считала дизайн, проектирование, оформление мира вещей, имеющим отношение к настоящему искусству.

 

Поэтому отодвинув рисунки автомобилей, изучала те две работы. Но Леша любил технику и после студии поступил в Художественно-промышленный институт на дизайнера. Еще будучи студентом, победил в международном конкурсе по разработке дизайна автомобиля, организованном итальянской фирмой. Попутно Леша увлекся графикой. Когда мы встретились с ним в 2006 году, он подарил мне свой блокнот и диск со студенческими зарисовками. Во всех рисунках необыкновенная легкость. Какие-то неоформленные образы, взятые прямо из эфира. Что-то проявляется и не проявляется, кто-то живет, дышит, чувствует, говорит, движется в странных ажурных линиях. Я спросила:

Можно ли из этих маленьких набросков сделать что-нибудь законченное?

– Это и есть законченное.

– Но как это покажешь людям, это не серьезно.

– Серьезно. И потом, я не собираюсь никому это показывать.

Ну, что тут скажешь?

 

 

Алексей Яловега. 19 лет. Рисунки из блокнота Растворимые формы
.

 

Равнодушие к славе, похвалам, известности, карьере присуще художникам нового поколения. Тщеславные потуги собратьев по кисти им не понятны. Им нужно признание их личности, доверие, понимание. Истинные отношения, истинная любовь, истинная жизнь, а не театр, чистое бескомпромиссное творчество, а не рыночные отношения. Поэтому, чувствуя непонимание, многие и не пытаются заявлять о себе.

 

Алексей Яловега. 19 лет.Портре, перо.

 

При встрече я узнала, что Леша был приглашен после института в Италию на автозавод дизайнером, но отказался от приглашения.

– Как же так, ты же это любил, столько учился, у тебя такой успех, может, это твое?

– Нет, не мое. Я изменил свои взгляды на жизнь. Это мир техники, не живой мир, я сам стану частью машины и потеряю себя, потеряю связь с космосом. Ни я, ни мои будущие дети не должны жить в отрыве от природы, быть заложниками техногенной цивилизации.

 

Павел.

 

Легкость как правило является качеством детей нового времени. В творчестве она доминирует. Вот портрет А.С.Пушкина, нарисованный Пашей без карандаша, одной гелиевой ручкой, фактически без отрыва от бумаги. Леонардо да Винчи он нарисован легко и мощно. Оба рисунка живые, одухотворенные.

 

 

Паша Лебедев, 7 лет. Портрет А.С.Пушкина.
Паша Лебедев, 7 лет. Копия автопортрета Леонардо да Винчи .

 

Я считаю одухотворенность портрета, когда художник поймал, вселил в него часть души, проявление, является главным признаком творения истинного художника. Паша же был гениальным.

 

Он был спокойным и мягким мальчиком, и родители забрали его из студии, чтоб отдать на борьбу и английский язык. Они собирались жить в Америке. Как я ни убеждала, что Паша одарен, и должен обязательно развивать свой дар, ничего не подействовало. Папа считает, что прежде всего мужчина должен уметь постоять за себя, ну и язык срочно нужен, в общем, времени на рисование у него нет. И это не первый и не последний случай, когда родители отрезали ребенку путь к творчеству, считая изобразительное искусство не пригодным для жизни, для карьеры.

 

Рома. «Строитель».

 

Рома пришел ко мне в 10 лет и показал свои работы – маленьких пластилиновых человечков, размером в 1,5 сантиметра с тщательно вылепленными зрячими глазками и пальчиками. Кстати, он левша. В студии первое время только лепил, больше ничего делать не хотел.

 

Уроки по композиции, на которых мы много размышляли и анализировали, вдохновили Рому на создание философских миниатюр. Он стал приносить огромное количество рисунков, выполненных шариковой ручкой. Мы выбирали лучшие для изготовления в офорте. Офорт имеет замечательное свойство – возможность сохранить первичную линейную пластику, тончайшее дыхание жизни.

 

 

 

Рома А., 13 лет. Коммунист. Офорт, открытое травление
Рома А., 13 лет. Распятие. Офорт, открытое травление
Рома А., 13 лет. Советско-американская дружба. Офорт, открытое травление.

 

 

«Коммунист», «Советско-американская дружба», «Суд», «Палач», «Распятие», «Ангел-хранитель», – все было тонко-иронично, легко, изящно. Все офорты очень маленькие, не более 7 см по большей стороне.

 

Потом Рома принес свой рисунок «Строитель». На нем был изображен светлый ангел, почти ребенок, собирающий из каких-то модулей планету.

– Кто это? Спросила я.

– Строитель, – просто ответил Рома.

 

О «Строителях» в то время я ничего еще не знала, Но чувствовала, что в этом замечательном рисунке что-то было, что-то настоящее. Такое милое, чистое и сияющее, прямо космическое откровение. Я ходила и надоедала коллегам, показывая Ромин рисунок: «Вот, посмотрите, что мальчик нарисовал, что придумал – Строитель. Вы знаете, что это, про кого это? Посмотрите, какая красота, какая мудрость! Ведь это не просто рисунок, это должно что-то означать! Но что? Может, правда, кто-то строит планеты, как вы думаете?» Но люди только отмахивались, или вежливо отмалчивались. Они не знали, что ответить сумасшедшей.

 

 

 

Рома А.,13 лет. Строитель. Офорт. 4×6 см
Рома А. 13 лет. Ангел Хранитель. Офорт, открытое травление. 3×4 см.

 

Только через два года я прочла в Учении Живой Этики, что есть такие духовные Силы, созидающие Космос. Их называют Строители. Тогда подтвердилась мысль о предзнании души. Что-то мы знаем еще до того, как рождаемся. Мы только вспоминаем. А может быть, в состоянии творческого вдохновения, непосредственно видим?

 

Ребят тоже очень заинтересовала эта миниатюра. Наши взгляды и наши надежды обратились к Роме. Мы стали пристально наблюдать за его творчеством, прислушиваться к нему, прислушиваться к себе. По какому-то негласному соглашению мы выбирали лидера или проводника, который нащупывал следующий шаг, показывал путь. Ребята испытывали уважение к тому, кто проникал в Неведомое и приносил новую весть. Рома к тому же делал все очень красиво.

 

Вот «Ангел-Хранитель».

 

Здесь Рома показал, что ангел всегда с человеком, что он его любит безусловно, что связан с ним прочными узами, и является частью его самого. Образ Ангела-Хранителя, увиденный чистым сердцем ребенка, говорит нам, что мы не одиноки, не оставлены на Земле. Мы знаем, что нас оберегают, любят не где-то наверху, а рядом, очень близко. Держат нас крепко и не дают пропасть. Дети не только приносят нам космические знания, но и дарят нам надежду, поддерживают, направляют. Может, они и есть наши ангелы-хранители?

 

Наташа. Чистое Знание

 

Наташу я выловила в младшей группе, в которой я провела одно занятие по причине увольнения преподавателя. Маленькие дети, от 7 до 10 лет сидели и тоскливо рисовали натюрморт. Мне было тоже скучно. Я решила оживить процесс и завела разговор о том, что предметы могут быть живыми. Вот стоит бутылка, горшок, лежит парафиновое яблоко, драпировка, еще что-то. Давайте попробуем увидеть, что из них кто? Где мужчина, где женщина, где ребенок или это, может быть, дерево, собачка или корова? Дети растерянно молчали и не могли увидеть в этих пыльных предметах никакой жизни. Я начала задавать вопросы, но на них стали отвечать только два ребенка. Они постепенно вошли в игру и стали фантазировать. Это были Саша Иванов и Наташа Бабец. Тогда я пригласила их в свою старшую группу. Наташе было 9, а Саше 10 лет.

 

Я хочу рассказать, в какой именно момент произошел щелчок у Наташи. У всех ребят есть такой момент, переломный, когда вдруг в работе появляется какое-то открытие, предвосхищение, прозрение. До этого момента – рисующий ребенок, а после этого момента – художник. И снова композиция.

 

Наташа принесла композицию, сделанную из обрезков наклеек.

Знаете, что это?

– Что?

– Это свидание в беседке в лунную ночь.

И действительно, беседка, освещенные луной переплетения какого-то плюща.

А вверху звезда и серп луны?

– Это же гениально, можно взять?

– Можно. .

 

Наташа Б., 10 лет. Свидание в беседке в лунную ночь.

 

 

А потом Наташа принесла «Адама и Еву».

Это был легкий рисунок, выполненный шариковой ручкой на тетрадном листочке в клеточку (Дети часто мне приносили рисунки на тетрадных листочках). Изящно изогнувшись, Ева протягивает плод с древа познания Добра и Зла Адаму. Адам, не поворачиваясь, с усилием, пытается его взять. Руки недоразвиты.

– А почему у них такие головы, как цветочные бутоны?– спрашиваю Наташу.

– Не знаю.

– Ну ладно, потом узнаем. Делай офорт и ничего не меняй. .

 

 

Наташа Б., 11 лет. Адам и Ева. Офорт.

 

Я тоже так рисовала в детстве. Тоже в тетрадках или на обратной стороне чертежей, которые мама кипами приносила из школы. Она преподавала черчение. Но не было учителя, который настолько серьезно отнесся бы к моим рисункам, чтобы помочь продлить им жизнь, да и мне, как художнику, тоже. Поэтому, чтобы помочь начинающему художнику утвердить свой собственный творческий путь, я советовала ему выполнить свой набросок, который легко мог оказаться выброшенным, в офорте – замечательной профессиональной технике. Чтобы он мог увидеть сотворенную им красоту и свою ценность художника.

 

Я много размышляла над этим образом. Тема Адама и Евы и меня интересовала в детстве. Почему познание – это грех? И не просто знание, а знание добра и зла. Что-то здесь не то. Но поиски ответа я отложила в какую-то кладовую на время, как будто бы знала, что ответ искать еще рано. И только рисунок Наташи заставил достать из этой кладовой мой детский отложенный вопрос и, совместив его с Наташиным образом, я начала думать.

 

Предполагаю, это происходило так: необходимость расшифровки символики детских рисунков толкала к формированию собственного миропонимания. Такое ощущение, что моей судьбой было предназначено познавать вместе с детьми, или благодаря детям, что до встречи с ними, мои вопросы должны оставаться без ответов. И неутоленное любопытство должно сопутствовать мне постоянно, звать, беспокоить. Эта неудовлетворенность достигла своего критического состояния вначале 90-х, когда появилось много необычных образов в рисунках детей.

 

Спустя годы у меня сформировалось космическое мировоззрение в процессе чтения трудов Е.П.Блаватской, Рерихов, В.И.Вернадского, Н.Ф.Федорова, Н.А.Бердяева, К.Э.Циолковского, К.Малевича, В.Кандинского и других художников-космистов. И работа Наташи, благодаря полученным знаниям, была мной расшифрована.

 

Итак, как я теперь понимаю эту притчу: Адам и Ева – это символ юного человечества. В начале времен, многие исторические периоды назад, оно было чистым и духовным, но лишенным разума. Для того чтобы обрести сознание, эволюционировать, человечество должно пройти стадию инволюции, погружения в материю. Интеллект развивается в плотных условиях. .

 

«…Именно лишь кристаллизуясь в материю или вливаясь в нее, дух раскрывает свой потенциал и накопляет разум через соприкосновение с миром форм». (Письма Е.И.Рерих). .

 

Через многие эоны, дойдя до нижней точки материальности, человек начинает осознанную эволюцию – одухотворение приобретенного интеллекта. В человеке изначально заложены программы развития, и они раскрываются в плотном мире. Поэтому, я так предполагаю, у Адама и Евы на рисунке Наташи и были такие головы как бутоны нераскрытых цветов, т.е. сознание в зачаточном, эмбриональном состоянии. Интересно, что там изображены некие спирали. Цветок раскрывается по спирали, символически спираль означает пружину развития.

 

Момент так называемого грехопадения – это не что иное, как падение в инволюцию и начало освоения мира. Плод с Древа познания добра и зла приносит не коварный змей-искуситель, а Наг – древний символ мудреца или Учителя. Он не искушает, а направляет к знанию. Символ ранних христиан – змея на кресте. В Индии, Египте и Вавилоне, у кельтских друидов Змей был символом Мудрости, Бессмертия и Возрождения.

 

Путь познания добра и зла – это погружение в мир двойственности, которым характеризуется земной путь. В этом мире человек вынужден постоянно делать выбор и, как говорится, в борьбе за выживание, выбирать лучшие пути, совершенствуя свое сознание. Право выбора – это право свободной воли.

 

Поэтому жизнь на земле – не проклятие Отца, а забота, обеспечивающая детям естественные условия роста. Пройдут многие века, пока человек вновь поднимет голову к Богу, но уже осознанно. И вернется к Отцу Небесному, к своей духовности и чистоте, но с обретенной мудростью, которая достигается совмещением обоих полюсов.

 

Плод познания Змей вручает Еве, как существу более тонкому и чуткому. Руки у обоих неразвиты, они еще не познали труда. Отсутствие пальцев говорит о неумении мыслить, творить. .

 

По чистому и ясному рисунку ребенка мы видим символический образ эволюции человека. Падение в материю – это есть путь необходимости. И Ева не грешница, а ведущая на этом пути.

 

«... дух, проявляясь в материи, должен устремляться к высшим функциям вместе с материей. Материя устремляется к творчеству и дает формы и жизнь. И дух должен особенно знать, как священно это пребывание в материи». (Мир Огненный. 3, 304).

 

Искусство является способом непосредственного, прямого познания, и у детей этот процесс происходит легко. Но инструмент познания – это сердце. И оно должно быть раскрытым и чутким. Наташа нарисовала свой эскиз в школе на уроке всего за 10 минут. И зритель воспринимает его на уровне образов. Так считывается сердцем и передается для нас свободной от предрассудков, рукой чистое знание. .

 

«Чистое искусство – достоверное сообщение лучезарного явления Духа. Через искусство имеете свет». (Листы Сада Мории. Зов).

 

 

Наташа Б., 13 лет. Ангел, охраняющий ворота в Рай.

 

Значение сердца в процессе познания дети чувствуют. Вот запись Наташи в дневнике: «День прошел очень быстро. Я прочла “Маленького принца”. Книга очень понравилась. В ней заложен тайный смысл, который угадать в состоянии не каждый….

 

Из этой чудесной книги я выписала две цитаты: “Глаза слепы. Искать надо сердцем” и “Самое главное то, чего глазами не увидишь”» (Наташа, 12 лет.)

 

В 13 лет Наташа, увидев Люсиного «Духа гор», также быстро и легко написала маслом «Ангела, охраняющего ворота в Рай». Обе картины «Дух гор», и «Ангел, охраняющий ворота в Рай» сделаны самостоятельно, это образы увидены непосредственно и переданы нам художниками Новой Эпохи. Не знаю, смогли ли они удержать эту высоту, смелость и легкость, смогли ли дойти до творческой зрелости, не потеряв прямого сердечного познавания, не допустили ли в творческий процесс железный рационализм? Стали ли они или, верней, остались ли творцами? Все зависит от них, только от них.

 

Быстрое, спонтанное письмо обеих девочек, а также графические миниатюры Ромы и Леши, натолкнули меня на мысль о легкости, которая дает возможность зафиксировать мимолетный образ.

 

Вот показался Ангел, улыбнулся и тут же улетел. Как будто открылся просвет из другого мира, и художник должен успеть запечатлеть образ вместе с тончайшей энергией, передать «Того Мира касание». Поэтому старые академические принципы длительного вынашивания замысла, а также штудировка, подготовка эскизов, и трудная работа над картиной не годятся для образов Тонкого Мира. Так же грубы современные учебные приемы рисунка, применяемые в академической школе, основанные на принципе постепенного обрубания, обтесывания некой простейшей болванки. Такие упражнения, конечно, нужны, но как часть единой науки о форме, о материи, о Космической Материи, которая имеет много состояний, качеств, проявлений. Все чаще художник имеет дело с Тонким Миром – миром мысли. Этот мир тоже материален, но тонко материален, пластичен, многомерен, лучист. Фиксируя образы Тонкого Мира, мы должны забыть о грубости, научиться прикасаться к нему легко, ласково, затаив дыханье.

 

 

 

Наташа Б., 13 лет. Небесные горы
Наташа Б.,13 лет. Христос в Гефсиманском саду.


 

Дома Наташа написала несколько картинок розовой тушью, гуашью и акварелью, замешанными на сладком газированном напитке. Ведь она еще ребенок. После высыхания сахар кристаллизовался. Получились чудесные неземные пейзажи, переливающиеся за счет этих кристаллов различными оттенками розового. Но вот от одной картинки повеяло грустью. .

– Что это?

– Христос в Гефсиманском саду, – ответила Наташа. Вглядываясь, мы все больше наполняемся вселенской печалью и одиночеством. «Отче, где Ты?.. Где Ты?..» Очень легкая и хрупкая работа. Розовый цвет Наташа берет не случайно. Это цвет духовной любви. .

 

Майя. Портрет О.Д.

 

Эта работа была написана в Харькове, в середине 90-х годов. Почему я помещаю ее в главу под названием «Легкость»? На портрете тяжелейшее внутреннее напряжение, отчаянная борьба, подчеркнутая динамикой, противоборством красного, белого и синего. Красное небо с грубой энергетикой, пронизанное как бы вспышками молнии. На лице тоже мука и борьба. Какая здесь легкость? Думаю, в быстроте и легкости исполнения. Этот портрет был написан за час, может, чуть больше. Он динамичный, живой, одухотворенный. Легкость в движении. Я этот портрет очень люблю. Это был опыт, открывший для меня и, надеюсь, для Майи тайну духоматерии, выявляющей прямую связь содержания и формы. Как всегда, это получилось спонтанно, интуитивно, в сотворчестве ученика и учителя.

 

Как все произошло? За студию шла война. Она проявлялась на различных планах, все мы были в величайшем напряжении. Подробно писать не хочется, мы в конце концов потерпели поражение, и студия, какой мы ее создали, какой мы ее строили и лелеяли, перестала существовать. Итак, шла война. После какого-то сильнейшего психологического потрясения я зашла перевести дух в графическую мастерскую–свое убежище. Там увидела Майю, которая пришла, чтобы порисовать что-нибудь. Она уже училась на курсах при институте, но заходила иногда в студию, так как мы были очень дружны. Я села на стул и прислонилась к стене, на душе были отчаяние и боль.

 

 

Майя, 16 лет. Портрет О.Д..

 

Майя сказала:

– Можно я Вас порисую?

– Ну, давай, а я отдохну.

У Майи были наготове холст и масляные краски. Минут пятнадцать я сидела, переживая свое страдание. Но во мне включился учитель, и я встала посмотреть на процесс. Майя пыталась выстроить лицо с помощью академического, я бы сказала, геометрического рисунка, которому нас учили в институте, и сходства со мной никакого не предвиделось. Я знала, чем все это закончится. И говорю: «Майя, не рисуй форму, рисуй душу, а она уже выстроит свою форму. Пиши мою душу и сразу красками – смело, как мы писали абстракцию. Думай только о моей душе, только о душе. Майя начала работать спонтанно. Через час портрет был написан. И я, и мое состояние, легко проявленная форма, цвет – все было великолепно. Я не была такой сильной, какой получилась на портрете, но я поверила, что я сильная. Я поверила, что преодолею все трудности и преграды, встающие на пути нашей мечты, нашей художественной школы будущего.

 

Мы проиграли. Но мы сделали все, что смогли, что сумели, и студия как убежище и школа для детей нового сознания продержалась более 10 лет, что, я думаю, не так уж мало.

 

Прошло еще 10 лет с тех пор, как я уехала в Москву. В 2006 году мы встретились с некоторыми моими уже взрослыми учениками в здании нашей студии. Снова работало два помещения из 8-ми, и те были закрыты. Мы выпросили ключ, раздобыли чайник, пирожки. Поболтали. В здании вместо аудиторий располагалась сауна, тренажерный зал, цветочный магазин, еще что-то. Нас попросили покинуть помещение. Но мы не хотели расставаться и пошли в чайхану.

 

 

Встреча с харьковскими учениками

 

 

 

Глава 7. Духовный автопортрет

 

Катя 20 лет. Духовный автопортрет


Тема духовного автопортрета возникла еще в Харькове, после чудесных работ Люсии, а потом получила свое развитие в Немчиновке, Москве и Поварово.

 

Так как находки, прорывы, прозрения отдельных ребят я использовала в своих постоянно меняющихся методах и программах, я заложила в планах следующего года задание – Внутренний, духовный  автопортрет. «Познай себя и познаешь мир», цитировала я детям древнего Мыслителя. Все казалось так просто.

Но только казалось.

 

Сначала программа разворачивалась нормально. Но когда логически мы должны были подойти к осознанию своей сущности, работа остановилась. Дети не видели себя и не могли нарисовать. Несколько уроков прошло скомкано, другие темы тоже не пошли, и мы остановились. Нужна была новая тема, совершенно новая, которая очистит путь. Но я ее не видела. Несколько дней я ездила к детям в смущении, что я им скажу? Я перестала спать, началась тихая паника. Тема, мне нужна тема! И тема пришла неожиданными путями. Интуитивно я понимала: для того, чтобы выйти на спираль, нужно что-то изменить, разомкнуть круг привычного. Я попробовала изменить свою дорогу на работу. Поехала не прямым путем на метро, а медленным трамваем по окружной дороге. В пути я не слышала шума голосов, а только думала, что я скажу детям. Одна мысль пульсировала в виске на своей волне. «Тема! Мне нужна Тема!» И вдруг сознание вырывает из этого шума фразу, ту единственную фразу, которую я ждала, и могла услышать только в этом трамвае и только в этот момент времени. Одна женщина говорит другой: «Он сказал, что мы должны попросить у родителей прощение и простить их, иначе лекция не состоится». Эта фраза колоколом зазвучала в голове: Вот она, вот эта ключевая тема, которая нам так нужна! Дети не могут себя увидеть, пока обиды громоздятся на пути, отравляя сознание. Тогда я начала понимать, что путь к себе лежит через прощение.

 

Когда я зашла к детям, они снова посмотрели на меня испытующе: Скажет или не скажет, что дальше делать? И я торжественно объявила тему: «Простить своих родителей и попросить у них прощение». И увидела, что попала в точку. Глаза стали серьезными, наполнились смыслом, главным на тот момент жизненным смыслом. Потом дети молча и активно взялись за работу. Но как трудно простить и попросить прощение, когда война с родителями уже началась. Дети вдохновенно рисовали. Они давно уже поняли, что искусство имеет силу. Эта работа была не легкой, я увидела сильное напряжение, страдание и даже слезы. И был момент, я испугалась и хотела прекратить. Но ребята твердо сказали, что доведут дело до конца. Я тоже рисовала с ними, так как у меня были те же проблемы. Это была настоящая духовная работа.

 

Аня, 17 лет. Прощение

 

Рисунки взяли домой. Потом рассказали, как все изменилось, им не надо было даже разговаривать с родителями, просто все изменилось и пошло к лучшему. Мы так радовались. Это был наш опыт, наш собственный, который мы прожили и заложили для себя новую ступень к самопознанию.

 

Потом мы писали автопортрет. Сейчас не вспомню, все ли дети справились, но кое-что у меня сохранилось.

                                     

  

Маша К., 12 лет. Монах. Сангина

Лена, 13 лет. Автопортрет. Уголь

 

Маша очень нежная. Молчаливая, изящная, утонченная. Она нарисовала монаха.

 

Если портрет Маши соответствует ее душевному состоянию, то Лена меня очень удивила. Она тоже была утонченной, робкой, стеснительной. У нее и голос был тихий, как шепот. Но ее автопортрет изображает дерзкого, непокорного, воинственного человека. Как же они могли сочетаться? Для меня это загадка. То есть, тогда была загадка, но я понимала, что эти смелость и решимость в ней заложены и должны проявиться. Позже, из ее писем я узнала, что она в институте занималась альпинизмом.

 

Один мальчик, кажется, его звали Андрей, сидел грустный и ничего не делал. Я спросила, почему?

 

– У меня умирает собака. У нее чумка.

 

– А ты нарисуй себя с мыслью о твоей собаке. Как будто ты во время рисования лечишь ее. Мне вспомнилась одна история, рассказанная приятельницей, что у одного мальчика умирал попугайчик, то есть, уже лежал, откинув головку как мертвый. Мальчик нарисовал попугайчика живым и здоровым, и попугайчик ожил. Я рассказала эту историю Андрею. И попросила вместо собаки нарисовать автопортрет. И он активно взялся за работу.

 

Собака выздоровела,  и хоть я особого значения этому не придала, но на всякий случай «положила на полочку» в своей подсознательной «кладовой» этот факт. К тому же мне очень понравился автопортрет Андрея своей духовной напряженностью, и я его сохранила.

 

                  

Андрей, 10 лет. Автопортрет. Сангина

 

Больше автопортретов «харьковской школы» у меня не осталось, не все дети дарили мне свои рисунки. Но сохранилось кое-что от студии в Немчиновке, где я работала после переезда в Москву. 

 

Немчиновка

 

Сначала я попробовала провести с детьми психологический тест, о котором узнала на мастер-классе одного психолога. Надо нарисовать невиданного зверя, назвать его, написать, где он живет и о чем мечтает. И по этому рисунку можно понять автора и многое о нем рассказать.

 

В моей коллекции есть два рисунка: «Мухаль» Володи и «Кунаон» Юли. Оба рисунка совершенно замечательные и кое-что  говорят о своих создателях.

 

Юля, 15 лет. Кунаон
Володя, 14 лет. Мухаль

 

Оба крылатые – признак духовности. Ушки-антенны говорят о связи с космосом, улавливании космической информации. Пальчики на ручках и ножках о способностях к различным видам творчества. Кунаон Юли живет в тропиках и мечтает, чтобы его понимали. Мухаль Володи живет в горах и мечтает о красоте.

Потом рисовали свой духовный автопортрет. Юля работу свою забрала, но я помню женскую фигуру в позе лотоса. На лице огромные глаза, а рот отсутствует.

– Не может говорить, высказаться или хранит какую-то тайну?

– Нет, просто я общаюсь молча, мысленно, мне рот для этого не нужен, – ответила Юля на мой вопрос.

 

 

Володя, 14 лет. Духовный автопортрет

 

Воином, несущим Свет, изобразил себя Володя. Может, это монах, но его лицо не выражает смирения. Воин-монах? Возможно. Но кем бы он ни был, он идет в огне и в руках несет свет или звезду.

 

Катя изобразила себя в виде ангела. Это ангел, прилетевший с далекой звезды. Но ему нелегко здесь, страшно. Он очень хрупкий. Вспоминаются Люсины работы «Уставший Ангел» и «Козерог».  Почему ангелы боятся нас, о чем тоскуют? Если вы доберетесь до последней главы, то узнаете больше об ангелах и о том, как им живется среди нас.

 

 

Изостудия в Немчиновке

 

 

Володя. Птица мира

 

И снова шариковая ручка и тетрадный листочек в клетку. Клетки потом Володя удалил в компьютере с помощью программы Photoshop. Рисунок выполнен изящно. Задание было «Какая я птица?». На теле пацифистские знаки, на крыле на конце каждого крайнего пера окно, в которое смотрит человек, рукой облокотившись на раму. Тело птицы переливается разными формами. Лапки имеют образ человеческих рук. Левая подогнута, правая развернута. То же самое изображение лапок мы видим на рисунке «Мухаль». Я бы сказала – одной рукой берет, другой отдает, но может быть множество других трактовок.

 Я верю, что каждый рисунок несет какую-то информацию и пытаюсь ее расшифровать. Но Володя настаивает на том, что ничего он своими рисунками сказать не хотел, просто рисовал. Так говорят все дети. Но я знаю, что именно в состоянии абстрагированности от мира, от мыслей и суждений, анализа, то есть в состоянии вдохновения на произведение художника проливается тот Божественный Поток, несущий закодированную в образах информацию, о котором мне через десять лет расскажет 7-летняя Полина.

 

 

Володя, 14 лет. Птица мира. Бумага, шариковая ручка

 

Возвращаясь к творчеству Володи, не могу не остановиться на его копиях. Копирование мастеров я считаю главной школой рисунка. Прикосновение к великому мастерству, причастность к высокому действию, к энергии мастера, которая навечно поселилась в его творении, будь то даже репродукция, передает частицу мощи, творческое возвышение, духовные переживания копирующему. В Володиных рисунках все эти качества прослеживаются. В каждом рисунке мы видим жизнь души изображенного человека, которая перелилась с работы мастера на ее копию.

 

Возвращаясь к творчеству Володи, не могу не остановиться на его копиях. Копирование мастеров я считаю главной школой рисунка. Прикосновение к великому мастерству, причастность к высокому действию, к энергии мастера, которая навечно поселилась в его творении, будь то даже репродукция, передает частицу мощи, творческое возвышение, духовные переживания копирующему. В Володиных рисунках все эти качества прослеживаются. В каждом рисунке мы видим жизнь души изображенного человека, которая перелилась с работы мастера на ее копию.

 

 

Володя, 15 лет. Копии рисунков Перова и Рембрандта. Бумага, карандаш
Володя, 15 лет. Копия автопортрета Петрова-Водкина. Бумага, гуашь

 

Рыцарь

 

В Немчиновской студии я возобновила занятия офортом. Дети работали на маленьких пластиночках (4-6 см). У меня было только 2 листа цинка, привезенные из Харькова, поэтому я экономила. Но Володя решил сделать большой и сложный офорт. Он взял факсимильную репродукцию гравюры Дюрера «Рыцарь, Смерть и Дьявол» размера 30 на 40 см и сказал: «Я хочу сделать копию в натуральную величину». У меня были сомнения, доделает ли он эту работу, и цинк давать не хотела. Я знала, что на исполнение этого офорта уйдет не менее полугода, а Володя не отличался усидчивостью. «Значит, застрянет где-нибудь через месяц и бросит»,– думала я. К тому же, у меня остался только один лист цинка, а на этот офорт надо было отрезать половину. Но Володя пообещал, что сделает. И я решилась.

 

Володя, 16 лет. Рыцарь, Смерть и Дьявол. Копия Дюрера. Офорт

 

Володя не любит пыхтеть над чем-то долго. Он работал только по воскресеньям между развлечениями, так сказать, в охотку.  Поиграет с друзьями в теннис, футбол или волейбол и забежит в студию – часик или два поцарапает. Тем не менее, почти через год работа была закончена. Без мук, без напряжения, играючи. Здесь тоже проявляется легкость. В 15 лет начал, в 16 закончил.

 

Я сама в детстве рисовала очень легко. Возлюбленный инструмент – перо и тушь. Два-три мгновения – и рисунок летит под стол. Сделаю полсотни рисунков и не хожу, а просто парю над землей, такое наступало блаженство. Это вдохновение! Но во время обучения в академической школе мне внушили, что рисование – это тяжкий, самоотверженный труд. Помню, как хотела поступить в Суриковский институт на графику. На кафедре оценили мои легкие рисунки, сокрушались, что у меня плохой академический рисунок и обещали помочь при поступлении. Но черт, как говорится, дернул пойти посмотреть, как учатся студенты. В коридоре учебного корпуса меня остановил проректор и попросил показать, что у меня в папочке. Я с готовностью показала, ведь меня только что хвалили! А он меня как обухом по голове: «Ты не художник, ты институтка. Все эти Пушкины-Шекспиры – это для тебя, как танцы и музицирование – всего понемножку. Если хочешь быть художником – иди в трамвайное депо, рисуй рабочих с кувалдами. С табуретки надо начинать, а не с поэзии! Вот нарисуешь хорошо табуретку, рабочего, колхозницу – приходи – будем разговаривать. А сейчас не рыпайся, увижу на экзаменах – “зарежу”». Я была уничтожена. Потом потихоньку стала перестраиваться. Я начисто отказала себе в рисовании пером. Легкость ушла, а рабочих с кувалдами рисовать так и не научилась. Этот горький опыт я запомнила, и  учила детей ловить вдохновение, то есть летать, ведь я помнила это состояние благодати. Поэтому я приветствовала все легкое. Рисование пером, фломастером, углем. Володя их делал множество, привожу здесь два замечательных рисунка. Я их назвала «Вельможа» и «Воин». Но можно и никак не называть. Ведь эти рисунки самодостаточны.

 

 

 

Володя, 15 лет. Вельможа. Фломастер

Володя, 15 лет. Воин. Фломастер

 

Есть еще одна работа Володи, которая меня удивляет не только мастерством, но и духовной наполненностью. Распечатка ее висит у меня на стене возле моего рабочего стола и смягчает, облагораживает, поддерживает в гармонии мое душевное состояние. Это копия Ангела Леонардо да Винчи – фрагмент картины «Мадонна в гроте». Копия сделана непосредственно в компьютере в графическом редакторе Illustrator. Кто знаком с этой программой, знает как трудно с помощью линий и точек выстроить объемное цветное изображение. А это изображение одухотворено. Здесь что-то болеутоляющее и успокаивающее: душевность, ласка, милосердие. Оно присуще и автору этой копии, которую копией уже не назовешь. Мне кажется, получился духовный автопортрет.

 

 

Володя, 16 лет. Ангел. Копия фрагмента картины

Леонардо да Винчи «Мадонна в гроте».

Графический редактор Illustrator

 

 

 

 

 

Продолжение слудует

 


Начало читать:  «Семена Нового мира» Пискарева О.Д.

«Семена Нового мира» Пискарева О.Д. (Главы 3,4,5)

 

 

 

14.11.2018 13:54АВТОР: Пискарева О.Д. | ПРОСМОТРОВ: 503




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Педагоги новой эпохи »