Международный съезд «Единение и сотрудничество рериховских организаций – путь к сохранению наследия Рерихов». Фоторепортаж. В Азербайджане открылась выставка «Пакт Рериха – мир через культуру». Сознание красоты спасет мир(о Р. Я. Рудзитисе). Татьяна Бойкова. Симфония красок и идей. Рихард Рудзитис. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Русский космизм: природа и человек. В.И. Алексеева


Публикация материалов конференции «Живая Этика и Культура. Идеи наследия семьи Рерихов в нашей жизни», Санкт-Петербург. 10-11 февраля 2012

 

В. И. Алексеева, кандидат философских наук,
заведующая научно-просветительского отдела
Государственного музея истории космонавтики
имени К.Э. Циолковского, г. Калуга.

Религия, философия, наука в разные времена высказывали свои точки зрения на природу как таковую, на понимание ее человеком и обществом. В различных концепциях человек выглядел то рабом, то властелином внешнего мира, то игрушкой могущественных стихий, то мастером, вносящим в него заданные свойства. Русский космизм дает свой ответ на вопрос о том, какими должны быть отношения человека и природы. Он пронизан глубинной интуицией единства мира и поисками форм того будущего единения, которое позволит человеку влиться в бесконечный мир материи и энергии в качестве его органической части.

В русском космизме человек проективен, и об этом говорилось [1]: он есть дитя активной эволюции, сознательно направляемой самим человеком, вернее, должен им стать. Достаточно вспомнить известное высказывание Н.Ф.Федорова о том, что наше тело должно быть нашим делом [2, с.74]. Концепция проективности безусловно относит нас к будущему, потому что сегодня… Сегодня мы не способны либо спроектировать себя самих, предположить такой образ человека, который не был бы ни рабом, ни властелином природы; либо не способны воплотить подобный проект в жизнь. Практические методы этого воплощения мы пока оставим в стороне – ни космизм, ни другие философские учения не предполагают подобной конкретики. А вот научиться мыслить по-новому возможно, обратив пристальное внимание на некоторые идеи космистов.

Основная идея заключается в том, что истинная, космическая природа человека находится в коренном противоречии с его феноменальным существованием. Противоположность характеристик и качеств Бога, космоса, Причины космоса с одной стороны и человека с другой ставила задачу выработки такой мировоззренческой доктрины, которая привела бы их в соответствие. Человек и космос соразмерны, или должны быть соразмерны. Однако космос благ, вечен, самообновляем в своем материальном аспекте, безграничен в пространстве, вечен во времени, совершенен, обладает высшим творческим потенциалом в том смысле, что творит этот мир со всеми его характеристиками.

Человек соразмерен космосу, и рано или поздно он должен достичь подобия самой Причине космоса (К.Э.Циолковский). Человек должен обрести качество сверхпространственности – не то, чтобы занять все пространство физического космоса, но научиться свертывать пространство, мгновенно преодолевая его, или развить в себе свойство духа пребывать везде (Н.Ф.Федоров, А.В.Сухово-Кобылин). Концепция П.А.Флоренского о подобии микрокосма и макрокосма постулирует неисчерпаемость духовно-материального творческого потенциала того и другого, симметричность и обратимость: макрокосм вселенной продуцирует человека, человек-микрокосм продолжает вселенную. Их сущностные характеристики однородны при наличии единой природы того и другого. Человек как сокращенный конспект мира при своем развитии–разворачивании раскрывает в себе всю полноту космоса, совокупность его свойств.

Обычное для нас разделение природного и искусственного, технического, понимается в космизме совершенно иначе. Сумма создаваемых человеком артефактов не может войти в противоречие с физическим миром природы, и сама техносфера должна быть вписана в природный мир в качестве его составляющей. Техника выступает как частный случай разворачивания имманентных идей-функций – творческого потенциала человеческого организма (П.А.Флоренский), как становление полноорганности, то есть трансформации косного вещества окружающего мира в непосредственное продолжение биологических органов человека (Н.Ф.Федоров), как метод одухотворения человека, параллельный с физической трансформацией телесности на пути «легчания» (А.В.Сухово-Кобылин).

Тезис Флоренского «…Человек и Природа взаимно подобны и внутренне едины» [3, с.185] был конкретизирован им в идее органопроекции. Органопроекцией мыслитель считал уподобление технических изобретений естественным органам человека. Орудийная техника, инструментарий, дом предстают в качестве естественного продолжения организма, а органы человеческого тела – первообразами технических объектов. Удивительно схожие мысли выразил Сухово – Кобылин, считавший, что человеческий организм указывает на ряд аналогий между механизмом и организмом: телескоп и глаз, насос и сердце, струна и ухо, дудка и гортань, электрический кабель и спинной мозг, телеграф и мозг [4, с.95].

Идею параллелизма в развитии технического и биологического поддерживал А.В.Сухово-Кобылин. Становление человека-птицы, то есть человека будущего, философ представлял себе как единый технико-биологический процесс: уменьшение удельного веса тела человека (в частности, за счет увеличения объема легких) и внедрение технических средств перемещения в пространствах космоса. Этими двумя взаимосвязанными путями человечество исходит в дух: тело в пределе достигает нулевого веса, то есть становится бесконечно протяженным, следовательно, везде присутствующим. Центр Всемира (мирового бытия) находится везде, и везде присутствующий человек как центр мира есть Бог, обретает характеристики Бога. С другой стороны, технические средства при бесконечном увеличении скорости передвижения практически уничтожают протяженность пространства, а прохождение по нулю пространства будет мгновенным. В борьбе двух экстремов, материи и духа, человек как венец творения проходит путь от материи к духу. В этом движении техническое изобретение точно так же, как в представлениях Флоренского, выступает не противоречащим природе средством достижения высших способностей и целей.

Вернемся к Флоренскому. Существуют изначальные идеи-функции [5, с.154], объективируемые организмом в виде телесных органов, а человеческим разумом в виде технических изобретений. Эти изобретения – рычаг, гладило, микроскоп – расширяют возможности биологических органов, воспроизводят их совокупность в неорганической среде. В этой концепции нет противоречия «естественное – искусственное», но есть реальное противоречие «природное – произвольное», когда пока еще скрытая космическая природа человека не проявляет себя, а человеческое эго наполняет окружающий мир некосмическими формами деятельности.

Наша тема имеет еще один интересный аспект. Космисты задумывались над истоками разделенности мира природы и мира человека. Соответственно в их представлениях прослеживаются две модели становления их единства. Первый, эволюционный вариант предусматривает постепенное разворачивание человека и общества в природу, прорастание в ней, что характерно для Сухово-Кобылина, Флоренского, Циолковского. Хаос преобразуется в порядок, разобщенность сменяется интеграцией, устанавливается целостность природно-антропологического бытия.

Второй вариант (Федоров) предполагает наличие исходной несостоявшейся гармонии между природой и человеком и будущей саморегуляции природы при посредстве осознавшего свои космические задачи человечества. В результате грехопадения человека накопилась масса искажений в жизни природы, общества и даже космического пространства. Закон умирания живого, смены поколений трактуется как им не как извечная природная данность, а как перерыв постепенности, как искажение цельности человека, и подлежит трансформации. Земля представляет собой уединенный остров потому, что сознание не раскрыло и не установило разумной связи между ней и тем миром, от которого она произошла и которого представляет обломок. Задача человека внести единство в природный мир косной материи, который подчиняется человеческому духу. От его совершенства либо несовершенства непосредственно зависит качество макромира, всей косной природы. То есть некогда единый божественно-природно-человеский мир распался, частным результатом чего явилось отделение обломка материальной среды этого мира, планеты Земля. Не достроены энергетические связи Земли с другими планетами и центром Солнечной системы, с другими мирами.

Зачатки органического мира выделились в особое самостоятельное царство. Органический мир до сих пор выступает как сумма несостоявшихся органов человека, которые превратились в особые формы и существа. Способность растений строить свои органы из неорганического вещества является способностью, которой мог бы обладать человек. Единое «человек – органический мир» распалось или не состоялось и до сих пор представляет собой систему взаимосвязанных, взаимозависимых, но физически отделенных друг от друга существ и форм. В частности, животное царство предстает суммой множества отдельных органов, наделенных зачатками сознания, а потому имеет искалеченное существование – явление, названное Федоровым извращением мира в природу. Это извращение имеет несколько следствий: последовательное существование поколений людей вместо сосуществования бессмертных личностей; смертность вместо бессмертия; разделение труда в обществе (люди-мозги и люди-орудия) вместо универсального полноорганного человека, обладающего знанием и способностью к активному правильному действию. В эту концепцию вписывается и научно-техническая составляющая как природная способность к производству любых индивидуальных или коллективных органов, индивидуальных и планетарных технических средств и сред.

Итак, природа как стихийная, неуправляемая и враждебная среда выступает извращением образа Божия. Привести ее в соответствие с замыслами Творца, завершить бессознательный период существования, осознать свою роль как проводника этих замыслов – смысл существования человека в христианстве. Наука и техническое строительство являются средствами саморазвития природы, достигающей полного сознания и управления собой. Искусственное и естественное понимались Федоровым соответственно как преходящее и вечное, слепое и разумное, неистинное – человеческое и истинное – божественное. Искусственным в человеке является искажение природы: технические средства, используемые во зло, нажива, вредная для здоровья организация городской жизни. Естественно то, что творит в нас сама природа, а не человеческое эго. Философ утверждал: между человеком и природой нет противоположности, но наличествует временное разъединение, преодоление которого является самой насущной задачей.

Важным аспектом нашей темы является такая характеристика человека, как бессмертие. Вечность космоса задает свойство бессмертия и человеку, так должна реализоваться полнота его бытия. В одной из работ К.Э.Циолковский говорит о двух противоположных способах освоения человеком космической действительности. В первом человек биологически преобразится так, что станет истинным, как бы прирожденным жителем космоса. Это вариант, когда параметры космической среды останутся естественными, каковы они сегодня. Человек же преобразится, например, обретет или разовьет способности жизни в ныне чуждой для него среде и перемещения в пространстве (предположительно левитация, телекинез и пр.). Второй вариант противоположен: человек сохраняет свой биологический облик, но трансформирует космическую среду, делая ее в значительной мере планетоподобной, например, наполняя пространство атмосферой для дыхания [6, с.177]. Обратимся к первому варианту, к идее К.Э.Циолковского о бессмертном, биологически самообновляемом человеке, или животном космоса. Тем более, что этой идее он уделил много внимания, даже посвятил специальную статью «Животное космоса» [7].

Животное космоса – разумное существо с автотрофным типом питания, могущее существовать в любой среде, в вакууме космического пространства. Это проекция человека в отдаленное будущее. «Представим себе совершенно изолированное особенное животное. В него не проникают ни газы, ни жидкости, ни другие вещества. Из него также они не могут и удалиться. Животное пронизывается только лучами света. Встречая тут хлорофилл, растворенный в крови углекислый газ и другие продукты распада тканей животного, они разлагают их, соединяют и в результате дают: кислород, крахмал, сахар, разные азотистые и другие питательные материалы.

Таким образом, наше животное получает все необходимое для жизни. Пища (подразумевается то, что образовано в теле действием солнечных лучей) и кислород претворяются в ткани животного. Но последние опять разлагаются на углекислый газ и другие продукты распада (мочевину, аммиак и проч.). Пусть все эти отбросы не выкидываются наружу, а поступают в кровь и остаются в организме. Солнечные лучи опять относятся к ним, как в растениях к газообразному и жидкому удобрению, т.е. преобразовывают их в кислород и питательные вещества, которые пополняют убыль непрерывно работающих частей тела: мозга, мускулов и проч. Этот круговорот совершается вечно, пока самое животное не будет разрушено.

Что такое существо возможно, видим из следующего. Вообразим кварцевый (или стеклянный) прозрачный шар, пронизываемый лучами солнца. В нем немного почвы, воды, газов, растений и животных. Одним словом, это подобие громадного Земного шара, только в крохотном виде. Как в нем, так и на какой-нибудь планете определенное изолированное количество материи. Как в том, так и в другой совершается один и тот же известный круговорот вещества. Наш стеклянный шар и представляет подобие гипотетического существа, обходящегося неизменным количеством материи и вечно живущего. <> Оно живет только солнечными лучами, не изменяется в массе, но продолжает мыслить и жить как смертное или бессмертное существо.

Колыбель таких существ, конечно, планета, подобная земле, т.е. с атмосферой и океанами из каких-либо газов и жидкостей. Но такое сформированное существо уже может обитать и в пустоте, в эфире, даже без тяжести, лишь была бы лучистая энергия [7, с.109-110].

Довольно прозаическое описание содержит в себе идею высокоразвитого человеческого существа, столь органично вписанного в окружающую среду, что оно не ущемляет ничьих прав на жизнь. Что может быть совершеннее существа, непосредственно питающегося солнечным светом? Оно совмещает в себе свойства растительного и животного организма, прежде всего, имеет хлорофилл для преобразования лучистой энергии солнца в белок, строительный материал телесной части человеческого существа. Почему Циолковский часто называл космического человека будущего животным космоса? Это определение подчеркивало не интеллектуальный или нравственный статус, который будет безусловно выше нынешнего. Оно акцентировало внимание на биологии и физиологии человека будущего. Оно показывало, каким образом можно обеспечить материальное бессмертие, не выходя за рамки знаний естественных наук о строении живого, а также о круговороте вещества и энергии в природе.

Все, что требовалось, это синтезировать свойства растения и животного в одном организме. Идея эта чрезвычайно важна. Она должна была превратить человека из хищника – потребителя животного белка в существо, дружественное как растениям, так и животным. Человек как царь природы именно в этом смысле должен был разорвать сложившиеся испокон века цепи питания, то есть ту практику поедания живого живым, которую мы принимаем за должное, за естественный закон.

Согласно Д.Л.Андрееву, задача, которая стоит перед каждым человеком и человечеством – вернуться в лоно природы, войти в жизнь стихий и управляющих ими высших сил – стихиалей – не как разрушителю или научному исследователю, но как сыну, долго скитавшемуся на чужбине и наконец вернувшемуся в отчий дом. Одна из глав книги «Роза Мира» называется «Отношение к животному царству». Ее значение для понимания ответственности человека перед судьбами животных трудно переоценить.

Он сформулировал принцип нравственного долга человека перед животными: «…начиная со ступени человека, долг существа по отношению к ниже стоящим возрастает по мере восхождения его по дальнейшим ступеням» [8, с.99]. Осуждая болезненное умерщвление животных, питание мясом, охоту и рыбалку в качестве спорта, он высказал уверенность в том, что вскоре человеческая цивилизация сможет обходиться без натуральных мехов и мясной пищи. Вот программа социальных действий на перспективу: 1. Запрет убийства животных для каких бы то ни было промышленных или научно-исследовательских целей. 2. Резкое ограничение их убоя в целях питания. 3. Выделение обширных заповедников во всех странах для жизни в привычных условиях тех животных, которые еще не приручены. 4. Свободное существование – и среди природы, и в населенных пунктах – давно одомашненных и новых прирученных видов. 5. Планирование работы зоопедагогических учреждений во всемирном масштабе, перевод этого труда на высшую ступень, изучение проблем, связанных с обогащением высших животных даром речи. 6. Особо внимательное изучение проблем, связанных с искусственным ослаблением в животных хищного начала. «Так будет возрастать этот творческий труд совершенствования зверей – труд бескорыстный, вдохновляемый не нашими узкими материальными интересами, а чувством вины и чувством любви. Возрастающей любви, слишком широкой, чтобы замкнуться в рамках человечества. Любви, которая сумеет разрешить проблемы, кажущиеся неразрешимыми теперь; например: где же разместятся все эти животные, если человек прекратит их массовое убийство?» [8, с.107]. Наступит вечный союз между просветленным человечеством и просветленным царством животных. Взаимная польза и обогащение – как обращение сил природы на службу человеку, так и обращение сил человека на духовную пользу природы – станет содержанием этого союза.

Действительно, все вопросы подобного типа, которые экстраполируют старые мыслительные шаблоны («снег зимой убрать невозможно», «все болезни от старости») в новые ситуации, нелогичны и нелепы. Количество связей между вещами в иерархии или системе вещей не поддается никакому описанию, оно неисчислимо. Согласно диалектической парадигме космизма изменение всего лишь одного фактора в системе влияет на всю систему. И сейчас не столь важно, найдет ли решение этого вопроса человек или его предложит жизнь в виде каких-то подсказок, ситуаций, возможностей. В конце главы Андреев нарисовал картину будущего братства между людьми и животными, которое принесет радость всем ее участникам: «Это будет. Это – провидение великих пророков, знавших сердце человечества. Не в вольерах, даже не в заповедниках, а просто в наших городах, парках, рощах, лугах, не страшась человека, а ласкаясь к нему и с ним играя, работая с ним вместе над совершенствованием природной и культурной среды и над развитием собственного существа, будут обитать потомки современных зайцев и тапиров, леопардов и белок, медведей и воронов, жирафов и ящериц. Изобилие средств к жизни уже в следующем столетии достигнет размеров, кажущихся почти невероятными, и питание этих милых, мирных, ласковых и высокоразумных существ не будет составлять никакой проблемы. И придут поколения, которые будут с содроганием узнавать из книг, что не так еще давно человек не только питался трупами умерщвляемых им животных, но и находил удовольствие в подлом их подкарауливании и хладнокровном убийстве» [8, с.107].

В структуре трансфизического космоса Андреева животный мир также занимает значительное место и пересекается с мирами людей и высших существ, однако рассмотрение этой парадигмы выходит за рамки данной статьи.

 

ЛИТЕРАТУРА
1. Семенова С.Г. Русский космизм // Русский космизм: Антология философской мысли. – М.: Педагогика-Пресс, 1993. – С.3-33.
2. Федоров Н.Ф. Вопрос о братстве, или родстве, о причинах небратского, неродственного, т.е. немирного, состояния мира и о средствах к восстановлению родства // Федоров Н.Ф. Философия общего дела. В 2 т. Т.1.- М.: ООО Издательство АСТ, 2003. – С. 7-401.
3. Флоренский П. Макрокосм и микрокосм // Флоренский П. Оправдание космоса. – СПб.: РХГИ, 1994. – С. 184-197.
4. Сухово-Кобылин А.В. Учение Всемир: Инженерно-философские озарения. – М.: СЕТ, 1995. -  124 с.
5. Флоренский П.А. Органопроекция // Русский космизм: Антология философской мысли. – М.: Педагогика-Пресс, 1993. – С. 149-162.
6. Циолковский К.Э. Вне Земли // Циолковский К.Э. Путь к звездам. – М.: Изд-во АН СССР, 1961. – С. 117-247.
7. Циолковский К.Э. Животное космоса // Циолковский К.Э. Очерки о Вселенной. – М.: ПАИМС, 1992. – С. 101-116.
8. Андреев Д.Л. Роза Мира. - М.: Руссико, 1991. – 286 с.

27.02.2012 03:00АВТОР: В.И. Алексеева | ПРОСМОТРОВ: 2567




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Философия »