В Харькове (Украина)19.09.2020 года пройдет онлайн-презентация новой выставки «Пакт Рериха – Мир через Культуру». Конференция «Философия космической реальности и новое научное мышление. К 100-летию создания Живой Этики». Регистрация. Помощь Международному Центру Рерихов можно оказать переводом средств на наши счета. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Разговор с тенью


 

Ангел мой


Отвернулся ангел, отвернулся,
И не смотрит ангел мне в глаза.
Притворился, будто не проснулся,
Сделал вид, что дождь, а не слеза.

Отвернулся ангел, отвернулся...
Не поёт мне песни ангел мой...
Он вчера так грустно улыбнулся,
Он устал просить меня: "Постой!"

Отвернулся ангел, отвернулся...
И прощенья незачем просить.
Он вчера так скорбно оглянулся...
Он меня не в силах защитить!

Отвернулся ангел, отвернулся...
За мои грехи - ему вдвойне.
Лучше б он и вправду не проснулся,
Словно проигравший на войне.

Лучше б он вчера уснул навеки...
Стыдно мне пред ангелом моим:
Я одна свои мутила реки,
А тонуть приходится двоим.

 

Красимир Георгиев
ВЕЧНОСТЬ


Когато костите ми се превърнат в пясък,
целият свят ще мине през очите ми.

Словарь: когато – когда, в то время как; кост, кости – кость, кости; превърна – превратить; пясък – песок; свят – мир; премина, преминавам – перейти, переходить; през – сквозь, через; очите ми – мои глаза.


Когда кости мои превратятся в песок -
Мир прозреет моими глазами,
И Вселенная будет стелиться у ног,
Пальцы тонкие станут весами,
На которых измерю я звёздную пыль,
Ту, что станет для жизни основой.
Голос мой отзовётся за тысячу миль
Ослепительным взрывом сверхновой.

 

Воздух


Сегодня воздух пахнет детством,
Он так же был тогда духмян,
И так же хочется одеться
В черёмуховый сарафан.

И кутает сегодня воздух
Меня теплом цветочных грёз,
И долгожданный сердцу роздых
Приходит с первым громом гроз.

И шёлк травы манит разуться
И босиком уйти туда,
Где будет радостно проснуться,
Где воздух сладостен всегда.

 

Вселенское одиночество


Как одинок в несчастье человек!
Как жалок он, когда, надеясь втайне
На помощь, свой он коротает век,
Блуждая, как слепец, в сплошном тумане.

Как одинок в своей беде, когда
Надёжный друг, что до сих пор был рядом,
Уходит прочь…и чистая вода
Вдруг обожжёт гортань чистейшим ядом.

Как слеп и глух, когда, открыв глаза,
Не видит он, что одинок безбрежно.
И только чуть солёная слеза
Коснётся губ – как поцелует нежно.

Как одинок – с рожденья и до тех
Мгновений он, когда, вздохнув устало,
Поймёт, что средь обыденных утех
Он был один…Как жизни было мало!..
01.05.2012.

 

Город плакал...


Город плакал навзрыд, заливаясь потоками слёз.
Воробьи приуныли на солёном асфальте тропинок.
Думал думу свою лихорадкой обиженный мозг,
А глаза потерялись в веренице застывших улыбок.
Тополь мелко дрожал, растекаясь по пыли намокшей
Облетелой листвой, грязно-жёлтой и мятой насквозь.
Воробьи позабыли, что есть ещё дикие кошки,
И они не боятся несчастного города слёз.

 

Дороги


Огибают дороги деревни заброшенны,
Убегают дороги в просторы некошенны,
То снегами дороги по край запорошенны –
Ни людьми, ни зверями ни разу не хоженны.

То разбиты дороги колёсами мощными,
То стреляют дороги зигзагами сложными,
То струятся дороги тропинками тощими –
Ни людьми, ни зверями ни разу не лощенны.

То сверкают дороги огнями искристыми,
То кичатся дороги асфальтами чистыми,
То растают дороги в тумане, лучистые,
Ни людьми, ни зверями не познанны, мглистые.

Ах, куда же дороги бегут нескончаемо?
Что же ищут дороги упорно-отчаянно?
Не расскажут дороги секрета нечаянно…
Ни зверью и ни людям сие не познаемо…

 

Как будто


Я просто этот мир не понимаю.
Мне просто этот мир совсем чужой.
И я как будто в этот мир играю,
Как будто я увлечена игрой.

Как будто всё вокруг живёт и дышит.
И, вроде, всё, как дОлжно быть…Но я –
Я почему – то никого не слышу…
Или никто не слушает меня?

И, вроде, я в глаза смотрю…Но что-то
Мешает всем в мои глаза смотреть.
Взмывая вверх, в просторы небосвода,
Я почему-то попадаю в сеть.

Никто не виноват, я это знаю.
Всё очень просто. Я – случайный гость,
И просто этот мир не понимаю,
И друг для друга мы, как в горле кость.

Здесь всё случайно – память и обряды,
Условны боль и радость бытия.
Мне здесь, поверьте, ничего не надо.
Но надо всё в том мире, где есть я.

 

Как скорбны лики на иконах русских…


Как скорбны лики на иконах русских,
Как-будто видят через мглу веков
Как Русь вперед идет тропою узкой,
Как храмов и церквей ветшает кров.

Как синь небес скрывается завесой
Безбожных мыслей-черных облаков.
Как на пустых полях танцуют бесы,
Паля костры из мелочных грехов.

Как глохнет Русь от воя адских музык,
Березы черти в бездну волокут.
Как скорбны лица на иконах русских,
И песнь молитв застыла в складках губ.

 

Километры


Замолчи.
   Перестань говорить.
Слов твоих не услышать и ветру.
Это трудно-в молчанье творить,
Словно дверь от себя отворить
И в глаза заглянуть километру.

Замолчи.
   Перестань говорить.
Все мы слепы с рожденья и немы.
Так легко в том молчанье творить,
Словно дверь от себя отворить,
На пустой километр ступить
И уйти от решенья дилеммы.

 

Млечный путь


Ну, что сказать ты хочешь мне,
                              осень?
Взгляни, какая в небесах
                           просинь,
Смотри, какая на висках
                        проседь.
Ну, что ещё ты скажешь мне,
                            осень?
О чём ещё ты можешь спеть,
                          ветер?
Твой хриплый голос - как удар
                             плетью.
И убегают от тебя
                  дети.
Ну, разве ты умеешь петь,             
                          ветер?
Ну что ты сделаешь со мной,                
                           дождик?
Ты непременно снегом стать
                          должен,
А значит был ты испокон
                        ложью.
Ну, чем ещё ты можешь быть,
                           дождик?
И только неба синева -
                      вечна.
И лишь один возможен путь -
                          Млечный.
И только тот, кто синевой
                         мечен
Уйдёт по Млечному пути
                      в Вечность.

 

Моей весне


Если вдруг ты придешь, весна,
Если вдруг запоёт сосна,
Если вдруг зацветёт свирель,
Мне, весна, всё-равно не верь.

Ты не верь, если я в бреду
Украду у луны звезду,
Если в небо открою дверь,
Мне, весна, всё-равно не верь.

Если стану тебя я звать,
Если я захочу узнать,
Как зовётся мой личный зверь –
Вот тогда мне, весна, поверь.

 

Мой Бог


Мой бог – Добро. Ему мои молитвы,
Ему – надежды, слёзы и мечты.
Ему – мои проигранные битвы,
Сожжённые и целые мосты.

Я для него слеплю глаза на Солнце,
И рву на части душу – для него.
Оно – звезды мерцание в колодце,
И глубина колодца самого.

Добро – извечно, мудро, изначально,
Оно – меня разящая стрела…
И я смотрю на рану беспечально –
Я Есть и Буду так же, как Была.

 

На восходе


Подари мне Тишину на восходе...
На восходе Тишина тихо бродит,
Пока заспанное Солнце восходит...

На восходе я живу - вдохновенно,
На восходе я дышу - откровенно...
Приходи со мной дышать непременно...

 

Огромного неба слепая тоска...


Огромного неба слепая тоска
Колышется сумраком в выси потерянной.
А здесь, на земле - стена у виска,
Часов механических ход проверенный.
Икаров эпоха ушла вникуда,
Летаем согласно законам механики.
Но где-то ещё не открыта звезда
И Маленьких Принцев встречают странники.

 

Одинокое Мое Высочество.


Я уже не боюсь одиночества,
Я уже не страшусь бессонницы.
И в бессонницу тихо просится
Одинокое Мое Высочество.

Разгадаю по звездам пророчество
И таинственной ночью бессонною
Убежит, получившее вольную,
Одинокое Мое Высочество.

В тишине своего одиночества,
В неба синей и теплой беспечности,
Доживать будет дни своей вечности
Одинокое Мое Высочество.

 

Ой, да где ж вы, где...


Ой, да где ж вы, где - о ком мечтала?
Где - кого любила и ждала?
Затерялись средь фонтанов бала,
Вас напрасно я к себе звала.
По гостям разъехались удачи,
Музыканты бросили рояль.
У накрытого стола не плачут,
И поэтому себя мне жаль.
Праздник должен был богатым быть и ярким,
Но одной не хочется плясать.
Денег, что истрачены, не жалко,
Просто некого под вечер поджидать.

 

Отдаю задаром


Берите. Отдаю задаром,
Всё то, что надо бы
        припрятать и сберечь:
Бессвязный лепет и продуманную речь,
Пушистость глаз
        и взгляда исподлобья меч,
И душу, что не в силах уберечь
От адского нетленного пожара.

Берите. Отдаю задаром,
Всё то, что надо бы
        с собою взять на суд:
Сердечной боли море, ненависти пруд,
Убогость серых мыслей
         и познанья зуд.
И душу. Всё-равно её вернут.
Но это не награда. Это - кара.

 

Повседневность


Оденусь и, пряча глаза,
Побегу по делам повседневным.
Мне сегодня снова лизать
Пересохшие губы и вены.
Мимо тех, что цвели по весне,
До того, что зовётся работой.
Целых шесть одинаковых дней -
С понедельника до субботы.
Почему опускаю лицо?
Потому что и все опускают.
Есть одно живое словцо,
Но никто про него не знает.
Догадаться не трудно, но лень.
А поэтому – мимо и мимо.
Вот опять чья-то хмурая тень…
Каждый клин вышибается клином…
Добегу и растаю в тепле.
Всё привычно и очень знакомо.
В этой мудрой и старой игре
Неизвестные людям законы.

 

Потеря


Ограбленный мальчик по улицам бродит,
Ищет украденное и не находит.
Нету у мальчика больше мечты.
Плачут по мальчику горе-цветы.
Ограбленный мальчик столетие прожил.
Жизнь на мечту, увы, не похожа.
Но без неё нельзя умереть.
С мечтою гостей принимает смерть.
Ограбленный мальчик то ближе, то дальше.
Ни капельки нет в этом мальчике фальши.
В нём только поиск потери-мечты…
Всё плачут по мальчику горе-цветы…

 

Почему так случилось


Почему так случилось?
Я открытой была...
Или мне лишь приснилось,
Будто тоже жила?

Будто рядом со мною
Кто-то был каждый день?
Будто солнце весною
Грело бледную тень?

Почему так случилось -
Этим утром одна
Я стою - прислонилась
К тонкой тверди окна.

Только тень молчаливо
Прикорнула у ног,
Взгляд отводит стыдливо...
Перейти за порог

Нету сил и желанья -
Страшен чуждый мне мир.
На границе сознанья
Бог и чёрт правят пир.

Почему так случилось?
Я хотела светить...
Отраженье разбилось...
Стыдно сломанной жить...

 

Предисловие


Это было ещё предисловие,
Непременнейшее условие,
Генеральнейшая репетиция.
Почему же забыла лица я?

Это было, как вспышка молнии,
Это было, как чаша полная.
Но казалось, что всё это снится мне.
И приснились во сне эти лица мне.

Всё, что есть сейчас – то проходящее.
Жду, когда же придёт настоящее.
В ожидании этом не спится мне.
И не вспомнить никак эти лица мне…

 

Пристань для души


Тихо плещет речушка о берег волной…
Что-то странное стало твориться со мной.
Хоть на миг стоит вдруг мне остаться одной –
Я на пристань бегу – помечтать под луной.

Я нашла эту пристань в глубинах души.
Там стрекочут кузнечики в мирной тиши,
Там ромашковый плед под ногами лежит,
Не насытиться небом – дыши, не дыши.

Время там замедляет свой бешеный бег
И минута живет нескончаемый век,
Теплым в руки ложится нетающий снег,
Вместо имени там говорят – человек.

Что-то странное стало твориться со мной…
Я мечтаю - скорей бы остаться одной,
Босоногой девчонкой сидеть под луной
Там, где плещет речушка о берег волной.

 

Раскрытых окон не люблю…


Раскрытых окон не люблю,
Там жизнь чужая.
По эту сторону стою
Я как в невиданном краю
И жизнь чужую, не свою,
Я наблюдаю.

Там, за стеклом, бегут года-
От горя к счастью.
И возникают города,
И приближается беда
Как половодная вода
В сезон ненастья.

А мне тепло в своем мирке.
Закрыты шторы.
А слезы-это дань реке,
А голос тонет в ветерке
И стынет память на щеке
Морщин узором.

 

С жалостью


Как живёте вы?! Бездумно,
Дни тоскливые влача.
Иногда смеётесь шумно,
Словно рубите с плеча.

И, кривляясь, говорите,
Что, мол, счастливы вполне.
Но всё время, что не спите –
«Счастье» топите в вине.

Лишь во сне летать умея,
Наяву вы – камнем вниз.
В ваших душах страх лелея,
Вам дают дешёвый приз.

Вы берёте…И кичитесь –
Вот богатый я какой!
Удавить себя боитесь
Своей собственной рукой.

Жить взахлёб вы не спешите –
Сердце спит и скуден ум…
Смерть души своей вершите
Под бравурный смехошум.

 

Свет


Над опавшими листьями -
Свет, свет!
Над пожухлыми травами -
Свет, свет!
Перед душами чистыми -
Свет, свет!
А над мыслью моею
Свет? Нет!

Перед снегом не выпавшим -
Свет, свет!
После ночи отравленной -
Свет, свет!
И в словах, еле слышимых -
Свет, свет!
А над свечкой оплавленной
Свет? Нет!

 

Тень


Негромкая песня слышнее, чем крик –
Она не уносится ветром.
А Вечность заметно короче, чем миг –
Не смерить её километром.

И нет никого тебе ближе, чем Тень –
Она на просторы не рвётся.
Невидима ночью, видна, когда день –
С тобой она не расстаётся.

Безмолвно, безропотно крест свой несёт,
И вместо тебя умирает.
И если случится, что Тень запоёт –
То жизненный срок истекает.

И будешь ты спать, пока Тень за грехи
Твои будет несть наказанье.
И если не искренни были стихи –
Не будет тебе оправданья.

 

Удары в спину


Удары в спину заживают дольше…
Чем ближе человек – тем раны больше.
Чем веселее смех – тем нитка тоньше,
Чем трепетнее свет – тем сахар горше.

Удары в спину не пройдут бесследно,
И плакать будет взгляд на лике бледном,
И слёзы прорастут на сердце бедном,
И проигравший крик издаст победный…

 

Человечество


Молодые деревья растут – не смотря ни на что.
Их так много! Они прорастают на кладбище,
На останках сожжённых, людьми превращённых в ничто,
На убитых лесах, на поруганных пастбищах.

Это Сила Природы живёт – не смотря ни на что!
Как бы люди её не превращали в кладбище.
Это мы, не она, в этом мире простое ничто.
Вечны горы, леса, дикоросные пастбища.

Вечны водная синь и простор – не смотря ни на что.
Вечно Солнце! Оно может выжечь и кладбище.
Вечно всё, кроме нас. Мы легко превратимся в ничто…
Вечны мы, чрез века став нехоженым пастбищем.

 

Я прощаю


Я всю жизнь ищу, ищу любовь.
Доверяюсь людям, доверяю.
Ошибаюсь каждый раз и вновь
Первым встречным душу открываю.

Я терплю издёвки и смешки
И слезами гнусности смываю.
Вместе с корнем отдаю вершки
И к потерям быстро привыкаю.

Я хожу с протянутой рукой -
Щедро в неё камни насыпают.
Захлебнувшись неземной тоской,
Я собакам в полночь подпеваю.

Я прощаю. Бог им всем судья,
Тем, кто в душу мне плевал, оскалясь.
Им казалось, что душа моя
Плакала. Но нет, она смеялась!

Потому что ей ниспослан дар -
Видеть белый свет во тьме кромешной.
Видно, дал Господь испить нектар.
Вот и родилась она - безбрежной.

10.03.2013 10:45АВТОР: Надежда Калиниченко | ПРОСМОТРОВ: 1677




КОММЕНТАРИИ (1)
  • Сергей Красных13-03-2014 12:05:01

    Надюша,помнишь я тебе говорил,что мы похожи нашим внутренним миром и прочитав сейчас эти стихи я лишний раз в этом убедился. Именно поэтому у нас с тобой много стихов,если можно так сказать,родственных по своему внутреннему содержанию,по какой-то душевной боли.Мне очень понравились эти стихи.С теплом и уважением Сергей.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Надежда Калиниченко »