Некоторые особенности современного Рериховского движения. Л.В. Шапошникова. Мы выживем только вместе. Л.В. Шапошникова. Международный конкурс социально значимых плакатов 2019/2020 годов «Люблю тебя, мой край родной!» 32-я Московская международная книжная ярмарка. Выставка фотографий Л.В.Шапошниковой «По маршруту Мастера» во Владивостоке. Вышла в свет работа Т. Книжник «Американская трагедия. Уроки, выводы, предостережения». Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Предательство 1935 года: уроки и параллели. О.А. Лавренова


 

Н.К. Рерих. Дозор Гималаев. 1925.

 

 

Если обратиться к 1935 году, можно понять многие современные проблемы рериховского движения, их истоки и схемы развития. Ситуация 30-х годов прошлого столетия имеет много общего с современностью. Именно в 1934-35 годах на Н.К. Рериха с разных сторон обрушилась клевета. Ее причиной был, как и сейчас, трепет старого мира перед величием личности нашего соотечественника, гениального мыслителя, художника, и еще больше – перед величием его начинаний. Клевета зародилась в Харбине, но нашла благодатную почву и в США, где уже более десяти лет действовал музей Николая Рериха и другие организованные Рерихами культурные учреждения. И распространению ее в Америке способствовало не только предательство троих сотрудников нью-йоркского музея Николая Рериха – Эстер Лихтман, Луиса и Нетти Хоршей, но также половинчатые и нерешительные действия тех, кто остался предан своим Учителям и наставникам.

 

Предательство в Америке началось с того, что сознание некоторых сотрудников, чьи действия должны были бы базироваться на философской системе Живой Этики, не было подготовлено к принятию одного из основополагающих законов этой системы – закона Иерархии. На соблюдении этого закона зиждется все созидательное творчество, имеющее в своей основе стремление к Высшему. “Творчество Наше требует утверждения Иерархии во всей широте, во всем понимании, во всей красоте. Явление понимания Иерархии открывает все возможности” [1], – так свидетельствовали Создатели Живой Этики, Махатмы Востока. Каковы бы ни были стремления и амбиции человека, связь с Высшим становится невозможной при непринятии ближайшего иерархического звена, при отвергании тех, кто принял бoльшую ответственность в созидании. Трое американских сотрудников стремились к тому, чтобы упразднить это связующее звено и остаться без руководящего начала, без мудрости тех, кто позвал их на путь служения Высшему.

 

Предательство Хоршей совершилось не сиюминутно, оно созревало постепенно – на благодатной почве недовольства и неудовлетворенных амбиций. Толчком к окончательному падению послужили два момента. Первый – в начале 1935 г. в пользу музея Николая Рериха были разрешен вопрос о субсидиях, данных на возведение здания Музея и безвременно погибших во времена великого кризиса. Принадлежность здания перестала быть спорным вопросом. Второй – возвращение в Нью-Йорк Эстер Лихтман, которая довольно долго пробыла в Кулу в гостях у Е.И. Рерих. За это время Еленой Ивановной было замечено, что Эстер не всегда ведет себя адекватно, иногда ее поступки вызывают недоумение. Тем не менее, когда Эстер направилась в Нью-Йорк, американским сотрудникам было отправлено письмо с просьбой всемерно ее поддерживать. Это письмо явилось великим испытанием как для Эстер, так и для всех американских сотрудников. Эстер Лихтман давался уникальный шанс – путем принятия на себя еще большей ответственности в самоотверженном труде очиститься от тех недостойных качеств ее характера, которые были подмечены Учителями. Но Эстер предпочла использовать великое доверие во зло. Она возомнила, что она имеет уникальное право на общение с Высшим, на получение организующих творческих импульсов для американского сообщества сотрудников, на непосредственное наставничество
Великих Учителей. О таком праве, кстати сказать, ничего подобного не было написано Е.И. Рерих в сопроводительном письме.

 

Но американские сотрудники поверили этому самовозвеличиванию. Прежде всего ей поверили супруги Хорш. Распознавание - одно из наиболее важных качеств, требующее честности перед собой, оказалось им не свойственно. Как показывает история, для того чтобы распознать, помимо необходимых личностных качеств должно присутствовать желание распознать. Если этого желания нет, значит, заблуждаться человеку выгодно. В той ситуации, которая сложилась в 1935 г., Хоршам было выгодно именно “поручительство” Эстер Лихтман, а не ручательство Е.И. Рерих – мудрой наставницы, которая далеко не всегда говорила приятные слова, но также строго спрашивала за недочеты. А последних накопилось уже очень и очень много, ибо в ответственные моменты действовали далеко не так, как следовало бы. А Эстер – это человек, который всегда под рукой и всегда одобряет действия своих друзей, более того, одобряет не только от своего имени, но утверждает, что одобрение передано свыше. Оторвавшись от ближайшего иерархического звена и воспользовавшись медиумическими способностями Эстер, Хорши под видом великих откровений передали Президенту США Ф.Д. Рузвельту выгодные для их бизнеса финансовые советы. Связь с Президентом была налажена благодаря авторитету Е.И. Рерих и Н.К. Рериха и до последнего рокового момента носила характер осмысления чрезвычайно сложной мировой ситуации. Узнав о первом преступном деянии, совершенном трио, Е.И. Рерих писала с болью об унижении Высшего: “Вы, конечно, знаете или должны были бы знать, что никогда В[еликие] Уч[ителя] не вмешиваются ни в какие финансовые операции. Иногда даются предупреждения, если дела косвенно могут пострадать, но и то в очень осторожных намеках” [2].

 

В предательстве 1935 г. к Хоршам незамедлительно присоединился Г. Уоллес, министр сельского хозяйства США, до этого времени бывший горячим почитателем Н.К. Рериха. Этот шаг был ему чрезвычайно выгоден.  Как раз в это время новый вал клеветы обрушился на Н.К. Рериха. Уоллес, который никогда не отличался мужеством духа и всегда переживал за свою политическую карьеру, испугался и по мере возможности постарался дистанцироваться от Рерихов. При этом ему не хотелось потерять то, что он имел, – благоволение и водительство Великих Учителей. И очень кстати оказалась Эстер, которая утверждала, что это водительство может осуществляться через нее, и уже не требовала каких-либо усилий и напряжения со стороны Уоллеса. “…Мне сдается, что у кого-то зародился в уме план проложить самостоятельный путь к Н[овой] Стр[ане], минуя, конечно, Г[уру] и Т[ару], и всякие К[анзасы], и т. д. Также ясно, что некто очень честолюбив, груб и жаден. Думается, на этих слабых струнках и разыгрывают свою симфонию когти ярых рук, растравливая страх потери взноса. Также передается, что все прошлые Указания Г[уру] всегда вели к разрушению дел в силу их непрактичности, и лишь ярые являлись спасителем всего положения” [3] , – так писала Е.И. Рерих о взаимоотношениях трио и Г. Уоллеса.

 

О сложившейся ситуации самообмана в желании Высшего благословения для низких дел, закончившейся страшным одержанием для трио, Е.И. Рерих писала следующее: “…Самая большая трудность в том, что мозги ближайших сотрудников заняты “спекуляциями” и махинациями захвата в свои руки всей мощи и, главное же, использовать “благоволение” Вл[адыки], чтобы скинуть тяжесть двух щитов, которые не дают им развернуть их наклонности. Ведь “третий” Щит-то с ними, причем этот “третий” стал выражаться весьма пошлым языком…” [4] 

 

К сожалению, не только среди американских сотрудников, но и среди других сообществ периодически проявлялись похожие ситуации. Кто-то из сотрудников, не обладая ни мудростью, ни тактом, ни силой созидания, вдруг самовозвеличивался и начинал претендовать на непосредственную связь с Высшим и право руководить. Это кажется нелогичным, но другие сотрудники начинали этому верить. Но если задаться вопросом, кому это выгодно, то многое становится на свои места. Своеобразную выгоду получают именно те, кто находится рядом с таким человеком, потому как без труда получают “благословение” всем своим неблаговидным действиям и подробные рекомендации на каждый день.

 

В 1935 г. Е.И. Рерих писала о том, что истинных сотрудников очень мало: “Ведь люди идут лишь гонимые выгодой, страхом или возвеличиванием их особы. Что же делать, если все лучшие методы, видимо, неприложимы сейчас. Мы должны строить и применять меры по сознанию”[5] . 

 

Е.И. Рерих с самого начала была предупреждена о том, что Хорши и Э. Лихтман больше прилежат служению себе, чем служению Великому. Но они были приняты в число сотрудников, и впоследствии Е.И. Рерих искренне верила, что лучшие качества их духа возобладают над недостатками. Этой верой в лучшее она пыталась спасти своих сотрудников от губительного шага. Но когда трио, наконец, оказалось перед выбором – либо отказаться от своих честолюбивых и корыстных притязаний и прийти к действительно высокому служению эволюции на рубеже той смены эпох, которая происходила на планете, либо остаться в тенетах корыстолюбия и, значит, отказаться от служения, они выбрали последнее. “Тщеславие, властолюбие и самомнение – самые страшные бичи” [6] . И, несмотря на то, что Рерихи знали о такой возможности, знали о качествах сотрудников, могущих привести их к такому решению, ответственность за этот выбор лежит полностью на сделавших его. Окончательное решение Хоршей действительно было предательством руководителей и “ударом в спину”. Когда предательство свершилось, Е.И. Рерих констатирует: “…Истинная злоба их на нас за то, что в карманы их не свалились уже миллионы. Как показывает сейчас их неожиданный поворот, они приблизились и шли, гонимые лишь корыстолюбием и честолюбием, лишь надеждою получить все земные и небесные блага. Несомненно, они и получили бы их, если бы сущность их могла воспринять дух Учения и принять, и выполнить все СОВЕТЫ именно в срок, и дотянули бы до конца испытания. Но, как всегда бывает с теми, кто были привлечены нечистыми побуждениями, они сорвались у последней черты” [7].

 

До самого последнего момента Хорши и Э. Лихтман в каждом своем письме к Елене Ивановне и Николаю Константиновичу Рерихам в самых красивых выражениях писали о том, как они счастливы работать на Общее Благо и быть на пути служения Высшим Идеалам.  Но как только Е.И. Рерих был поставлен вопрос об адекватности получаемых ими указаний, трио с остервенением стало утверждать, что оно является единственным проводником высших идей. Тональность их писем разительно меняется. “…Отколовшиеся или, вернее, эмансипировавшиеся три члена ее Общ[ества] все еще под впечатлением успеха, выпавшего на их долю, и заносчивость, свойственная “нувориш”, вылилась в трех письмах <...…>. Так, письмо дочери было язвительное, другое прямо грубое, письмо же натравливающего всех – обиженное и наставительное…” [8] Корреспонденция трио наполнилась вырвавшимся из-под контроля гуризмом, поучительством и откровенной грубостью.

 

Именно в 1935 г., когда были похищены дневниковые записи Е.И. Рерих и рукопись книги “Мир Огненный”, были заложены семена современного предательства, выразившегося в публикации этих дневников издательством “Сфера” против воли их автора. Именно в те годы также была рождена идея “захвата Учения”, отделения Живой Этики от Рерихов. Идея искаженного издания рукописей Е.И. Рерих тоже родилась в 1935 г.
З.Г. Фосдик, сохранившая преданность своим наставникам, писала тогда об этой идее, витавшей в воздухе: “…в Часовне будут вестись классы “одной дамой”, которая будет переводить Учение. Неужто О[яна] будет переводить с имеющегося у нее материала, или же П[орума] будет читать по копии Огн[енного] Мира, который она имеет? Это просто чудовищно, если она осмелится сделать это – истинно она играет с огнем, не задумываясь об этом! Но мы очень боимся, чтобы она теперь не приготовила какую-то книгу, переделав ее по-своему, по имеющейся у нее копии, и выпустила ее как Огн[енный] Мир” [9]. К счастью, в те годы предатели не решились на такой шаг…

 

Спустя десятилетия после первого предательства и за несколько месяцев до второго, вследствие которого были преступно искажены тексты манускриптов Е.И. Рерих, вновь была воскрешена идея отделения Живой Этики от тех, кто принес ее в мир.  Интересно, что она проявилась одновременно у двух совершенно различных “авторов” – в среде анонимных завсегдатаев интернет-форума “Грани Эпохи” и на страницах самарской газеты “Ведущая”, в опусах, подписанных “Л. Бондаренко” и удивительно органично сочетающих в себе бред неадекватного сознания и профессиональное манипулирование информацией.

 

Такое единодушие и синхронизация во времени наводит на печальные размышления о том, что предательством 1935 г. были созданы определенные клише информационной войны, которые умело используются в наше время.

 

Во всех неудачах, которые возникли в свое время в сообществе музея Николая Рериха в Нью-Йорке, трио обвинило Рерихов, хотя истинные их причины крылись в медлительности, недомыслии, отсутствии решительных действий американских сотрудников. Это довольно распространенный и в современной жизни психологический прием и проверенная стратегия поведения – люди, не справившиеся с чем-то и, наоборот, разрушившие доверенное, начинают винить во всем тех, кто действительно идет путем созидания. Обвинение бывших руководителей в крахе всех начинаний – неотъемлемая часть PR-акции, развернутой в свое время Л. Хоршем, который на последнем этапе организации всех общественно-культурных проектов разрушил все, что уже было сделано.  “...Хорш сейчас злонамеренно говорит, что все не увенчалось успехом, но Вы-то знаете, и если нужно, можете доказать, что <...…> лишь недостаток финансовых возможностей, которые были в исключительном заведовании г. Хорша, не позволили этим начинаниям развиться” [10], – так писал Н.К. Рерих в ответ на эти обвинения. Голос Л. Хорша, “разочаровавшегося” в своих руководителях, органично влился в хор клеветников, которые в 1935 г. накинулись на Н.К. Рериха с новой силой: “Хорш, финансист Рериха, позднее утверждал, что цель создания нового Сибирского государства стала “навязчивой идеей” Русского” [11] .  Для оправдания своих действий предателями была создана инверсированная этика, где плюс менялся на минус и наоборот, а за основную добродетель принимался денежный вклад.

 

Сегодня по тому же принципу был создан проект “Этического кодекса”, инверсирующего понятия этики и созданного именно для того, чтобы обосновать возможность безнаказанно нарушать волю Рерихов. В создании этого проекта приняли участие люди и организации, уже проявившиеся на этом пути: Ассоциация “Мир через Культуру”, претендовавшая на часть наследия, которое по воле С.Н. Рериха должно оставаться неделимым, Мемориальный кабинет Н.К. Рериха в Государственном музее Востока  – музее, не выполнившем волю С.Н. Рериха о передаче принадлежавшей ему коллекции картин законному владельцу – Международному  Центру-Музею имени Н.К. Рериха, центр “Мистериум Магнум”,  претендующий на роль фокуса рериховского движения, интернет-журнал “Агни”, не брезгующий публикацией фальшивок и клеветы в отношении Международного Центра-Музея имени Н.К. Рериха, и, наконец, собственно издательство “Сфера”, поправшее все этические нормы по отношению к наследию и волеизъявлению Рерихов. 

 

Не менее интересен тот факт, что в 1935 г. действия Е.И. Рерих в защиту своих прав и в защиту Учения были интерпретированы предателями как “разрушительные”, ибо были направлены на то, чтобы якобы “разъединить” Круг сотрудников музея Николая Рериха в Нью-Йорке. Трио писало угрожающие письма Е.И. Рерих – чтобы она не смела вбивать клин между ними и остальными сотрудниками. Параллель с современностью очевидна – именно те, кто встал на защиту воли Рерихов, сейчас обвиняются в “раздувании скандала” и “разъединении” рериховского движения.  На этот раз данный прием применен в соответствии со всеми правилами ведения информационной войны, что наводит на следующее, не менее интересное предположение.

 

сплетения разнородных сил, объединенных одной целью – препятствованием всему новому, что способно разрушить устои старого мира, построенного на лжи и насилии.
Ю.Н. Рерих, размышляя над истоками предательства 1935 г., пишет о некой серой тени за спиной Э. Лихтман. Тогда ее прародиной, возможно, была Германия. “Невольно приходят на ум некоторые обстоятельства в прошлом, которые в настоящее время получают особый колорит. Вы, вероятно, припомните, что некоторое время тому назад г-жа Уайтсайд что-то Вам говорила о деятельности белокурой в Германии во время войны. В Пондишери в 1930 г. ан[глийский] консул также спрашивал нас, “знаем ли мы о деятельности белокурой в Германии”. <...…> Вы согласитесь со мною, что настоящие события в Н[ью]-Й[орке], изумительное шатание белокурой и глубина ее падения, открывают двери для самых мрачных подозрений. <…...> По настоящим временам приходится обращать внимание и на туманные очертания прошлого, даже если нет в распоряжении твердых данных. Симптоматично также, что Леви и его сообщница посетили Герм[анию] во время своего путешествия по Европе, в течение которого многое созрело и затем вылилось в предательство”12. “Недавно наш полковник рассказал мне, что белокурая как-то ему говорила, что ей в Герм[ании] предлагали одну службу, и даже похвасталась некоторым знанием приемов перлюстрации” [13]. Не менее серую тень следует предполагать и за действиями клеветников и предателей современности. Только за последние десятилетия в России и Америке укрепилась своя система “теней”.

 

К сожалению, параллели истории предательства этим не ограничиваются.

 

Как показала история, ярые предатели имеют гораздо больший потенциал действий, чем преданные сотрудники, и они действуют быстро и довольно точно. Е.И. Рерих писала о трио, отдавая должное их подвижности: “Они не теряют времени и легки на подъем” [14], “…Имейте в виду крайнюю подвижность Л[огвана] и О[яны] и ярость в действиях. Этому можно у них поучиться, они ничего не отложат” [15].

 

Сотрудники и союзники светлых начинаний в 1935 г. оказались намного разрозненнее и слабее, чем тьма невежества и самоутверждения. Не было достаточного осознания грандиозности поставленных перед ними задач – Е.И. Рерих с болью писала о том, что дела переросли сотрудников. То же самое ей приходилось констатировать и по отношению к Европейскому Центру: “Вся беда в том, что дела так неимоверно переросли сознания сотрудников! И при существующих условиях, как внешних финансовых, так и внутренних, не хватает ни рук, ни умения, ни воображения и предвидения, но главное, там царит разъединение” [16].

 

Сегодня опять повторяется этот печальный урок 30-х годов прошлого века. Многое было сделано предателями для того, чтобы разрушить великие культурные начинания, заложенные Рерихами в Америке. Но многое было и НЕ СДЕЛАНО теми, кто остался верен однажды избранному прекрасному пути. Так, в 1935-1936 гг. был проигран судебный процесс против Л. Хорша, присвоившего себе музей Н. Рериха. Рерихи изначально заботились о широком оповещении общественности: “Ведь нужно было постоянно держать имя и деятельность, связанную с ним и Учреждениями, перед общественным вниманием!” [17].  Но, даже когда грянул гром, не было предпринято своевременных решительных действий, и сотрудники не смогли донести весь ужас происходящего до культурных слоев общественности. Общественное мнение не было сформировано и не смогло противостоять очевидному грабежу и клевете на великого русского художника, большого друга Америки. “Все та же зависть и срывание Щита, с одной стороны, и ненаходчивость, шляпничество – с другой” [18], – писала Е.И. Рерих.

 

Современное рериховское движение фактически в еще большей степени попустительствовало предательству – любопытствующими был раскуплен весь тираж преждевременного и искаженного издания дневников Е.И. Рерих.

 

Нужно уметь пред собою нести Учение как последний огонь, как последнюю пищу, как последнюю влагу. Явить нужно любовь и бережливость, как к последней возможности и воде. Поступая наедине, можем показать меру преданности” [19], – так говорится о необходимости трепетного отношения к сияющим откровениям, принятым в сердце. Очень много было людей, самоотверженно преданных на словах, не мало их и сейчас. Поэтому в заключение хотелось бы обратиться к строкам Е.И. Рерих об одном из тех, кто был непосредственным участником событий в Нью-Йорке в 1935 г. Бездействие и нежелание поступиться даже малым – вот что было противопоставлено яростной деятельности трио: “Так, один сотрудник, очень хороший человек, работавший с нами много лет и постоянно подчеркивавший, что ради Учения он готов на все, именно положить жизнь свою, сейчас отказался присутствовать на чрезвычайно важном заседании, скажу – критическом для дел Вл[адыки], где каждый голос был на счету, только потому, что для этого ему нужно было на несколько дней приехать в Н[ью]-Йорк из местности, отстоящей всего в нескольких часах и где он заканчивал курс пустого лечения. Так, прекраснейший человек, действительно любивший Учение и постоянно утверждавший свою преданность и готовность перенести все ради Вл[адыки], не мог пожертвовать пятью днями!!! Подобные явления постоянно приходится наблюдать” [20].

 

Хочется надеяться, что все мы, почитатели творчества и последователи философского учения Рерихов, в наше сложное время научимся наконец действовать достойно и вовремя. Хочется надеяться, что в нужный момент мы окажемся там, где должны быть, и наши действия, а не затаенные мысли, будут свидетельствовать о наших убеждениях.

 

О.А. Лавренова,
кандидат географических наук,
старший научный сотрудник научного отдела МЦР, Москва

 

Опубликовано в сборнике по материалам Симпозиума “Рериховское движение: Актуальные проблемы сохранения и защиты наследия Рерихов в историческом контексте”, М., 2002 г.

 

__________________________________

 

1) Иерархия, 83.

2) Рерих Е.И. Письма. М., 2001, т. III, с. 352.

3) Рерих Е.И. Письма. М., 2001, т. III, с. 451.

4) Там же, с. 383.

5) Там же, с. 300.

6) Рерих Е.И. Письма. М., 2001, т. III, с. 346.

7) Там же, с. 559.

8) Там же, с. 369.

9) Фосдик З.Г. Письма Рерих Е.И. Архив МЦР, № 718, письмо от 10.10.35, с. 53.

10) Рерих Н.К. Письма Лихтман З.Г. Архив МЦР, № 2505, письмо от 6.12.35, с. 34.

11) Walker S. The New Deal, The Guru, and Grass: The Roerich Expedition to Asia, 1934- 1936. Архив МЦР, № 7185, с. 11.

12) Рерих Ю.Н. Письма Фосдик З.Г. Архив МЦР, № 10213, письмо от 30.10.36, с. 6.

13) Там же, письмо от 18.01.37, с. 10.

14) Рерих Е.И. Письма. М., 2001, т. III, с. 581.

15) Там же, с. 585.

16) Там же, с. 400.

17) Там же, с. 562.

18) Там же, с. 324.

19) Община, 130.

20) Рерих Е.И. Письма. М., 2001, т. III, с. 588.

 

07.09.2017 06:19АВТОР: О.А. Лавренова | ПРОСМОТРОВ: 720


ИСТОЧНИК: Roerichs.com



КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «История РД »