Некоторые особенности современного Рериховского движения. Л.В. Шапошникова. Мы выживем только вместе. Л.В. Шапошникова. Международный конкурс социально значимых плакатов 2019/2020 годов «Люблю тебя, мой край родной!» 32-я Московская международная книжная ярмарка. Выставка фотографий Л.В.Шапошниковой «По маршруту Мастера» во Владивостоке. Вышла в свет работа Т. Книжник «Американская трагедия. Уроки, выводы, предостережения». Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Отсутствие в Государственном музее Востока надежной системы безопасности создает предпосылки для утраты и хищения Наследия Рерихов. Виктор Байда


 

Вместо предисловия

 

28 апреля 2017 года в связи с захватом Усадьбы Лопухиных прекратил свою работу общественный Музей имени Н.К.Рериха Международного Центра Рерихов. В октябре 2017 года в Главном здании Усадьбы открыл свою первую экспозицию филиал Государственного музея Востока. Несмотря на окончание исполнительного производства по освобождению помещений Усадьбы от имущества МЦР (соответствующее постановление было подписано 08.08.2018), Международный Центр Рерихов так и не получил принадлежащие ему картины и архивы Рерихов, которые, как мы полагаем, продолжают оставаться на ответственном хранении Государственного музея Востока в стенах Усадьбы Лопухиных. При этом МЦР как владелец этих коллекций заинтересован в обеспечении максимальной сохранности и безопасности Наследия Рерихов. В данной статье проводится анализ того, всё ли благополучно в вопросах безопасности нового музея.

 

Немного истории

 

Руководство Международного Центра Рерихов (и прежде всего его Первый вице-президент и бессменный Генеральный директор общественного Музея имени Н.К.Рериха, доверенное лицо Святослава Николаевича Рериха Людмила Васильевна Шапошникова) придавало очень большое значение вопросам обеспечения безопасности хранения и экспонирования Наследия Рерихов и других музейных коллекций. В связи с этим многие принципиальные решения принимались лично Людмилой Васильевной. В начале 2000-х годов в соответствии с рекомендациями Министерства культуры РФ (Письмо Минкультуры РФ от 16.02.1995 N 01-32/16-25 "О направлении рекомендаций к разработке положений о службе безопасности музеев и библиотек") в МЦР была создана Служба безопасности, главной задачей которой являлось обеспечение сохранности и безопасности хранения и экспонирования Наследия Рерихов. С этого времени началась планомерная и последовательная работа по повышению безопасности музейных коллекций. Использовалась каждая возможность для обновления и модернизации технических систем безопасности (систем охранно-пожарной сигнализации, пожаротушения, охранного видеонаблюдения). Использовалось лучшее оборудование, привлекались лучшие специалисты, было налажено сотрудничество и обмен опытом с крупными московскими музеями (ГМИИ имени А.С.Пушкина, Государственной Третьяковской галереей, Государственным историческим музеем). Представители Службы безопасности МЦР регулярно участвовали во всех семинарах и конференциях по музейной безопасности, которые проводило Министерство культуры РФ. Отрабатывались и совершенствовались алгоритмы (инструкции) действий дежурных сотрудников в различных ситуациях. К 2012 году в МЦР была выстроена уникальная трёхуровневая система безопасности, в которой за охрану периметра и территории Усадьбы отвечало специализированное частное охранное предприятие, здания Усадьбы (включая музейную экспозицию, фондохранилища и другие служебные помещения) контролировались собственной Службой безопасности, а охранно-тревожная сигнализация объектов была подключена на Пульт централизованного наблюдения Главного управления вневедомственной охраны МВД России по г.Москве. Высокий уровень работы Службы безопасности МЦР подтверждали соответствующие отзывы и результаты проверок уполномоченных органов:

 

- Отзыв члена экспертного совета журнала «Директор по безопасности» от 04.08.2011 г.;


- Письмо начальника УВО ГУ МВД России по г. Москве от 09.08.2011 г.;


- Акт обследования Международного Центра Рерихов ФГКУ УВО ГУ МВД России по г. Москве от 16.05.2013 г.;

 

- Отзыв ФФГУП «Охрана» МВД России по г. Москве от 03.12.2015 г.

 

В этих документах работа Службы безопасности МЦР в части обеспечения сохранности музейных ценностей была названа «одной из образцовых среди московских служб музейной безопасности», а помещения Международного Центра Рерихов – соответствующими «Единым требованиям по технической укреплённости и оборудованию средствами ОПС МВД РФ, организации физической и технической охраны объектов», а также«Типовым требованиям по инженерно-технической укреплённости и оборудованию техническими средствами охраны учреждений культуры, расположенных в зданиях – памятниках истории и культуры» Министерства культуры РФ.

 

В ноябре 2015 года в рамках проверки Хамовнической межрайонной прокуратуры комиссией Министерства культуры РФ была проведена проверка организации обеспечения безопасности культурных ценностей Международным Центром Рерихов, которая в своих выводах (стр. 14) отметила «высокий уровень систем физической и технической охраны объектов МЦР». К слову сказать, именно в эти дни, то есть в ноябре 2015 года, в Государственном музее Востока на Никитском бульваре проходила выставка «Николай Рерих. Знамя Мира – Знамя Культуры», где экспонировались три картины Н.К.Рериха: «Мадонна Орифламма», «Святой Сергий» и «Святой Франциск». А для меня это был повод сходить в Музей Востока, посмотреть картины и с профессиональной точки зрения оценить работу коллег. Я, конечно, не являлся экспертом в области музейной безопасности, но имел возможность сравнивать положение дел в ГМВ и в общественном Музее имени Н.К.Рериха МЦР. По части обеспечения безопасности в ГМВ было много слабых мест, которые я отразил в своём рабочем блокноте:

- внешняя охрана: отсутств

ует;

- входная дверь: деревянная, без металлической решётки;

- окна (в том числе и первого этажа): без металлических решёток;

- в залах фактически нет смотрителей (два смотрителя на весь этаж, при этом один из них – на контроле билетов);

- видеокамеры: есть, но не во всех залах (слабые узконаправленные камеры, которые контролируют не экспозицию, а проходы между залами);

- сигнализация картин (на снятие): отсутствует;

- витрины с эскизами Н.К.Рериха не опечатаны.

 

Помню, как я был поражён таким низким уровнем безопасности музейных экспонатов. Если к этому добавить следы свежих протечек на стенах (прямо под картинами Рерихов) и несоблюдение температурно-влажностного режима (на цифровом термогигрометре в одном из залов с картинами Рерихов отображалась температура 23,7 градусов (при нормативных 18 +/– 1 градус)и относительная влажность воздуха 26 % (при нормативных 55 +/– 5%)), то картина станет совсем удручающей. Как это контрастировало с тем, что было достигнуто в общественном Музее.

 

Возвращаясь к Службе безопасности МЦР, следует сказать, что ещё одним испытанием для нас явилась проверка, организованная МТУ Ростехнадзора в июле 2016 года «с целью проверки фактов, изложенных в обращении врио министра Минкультуры России В.В.Аристархова о правомерности размещения в подвале здания, являющегося памятником культуры, сосудов, работающих под давлением». Речь шла о новейшей системе автоматического газового пожаротушения на основе безопасного огнетушащего вещества Novec‑1230 (ФК‑5‑1‑12), смонтированной в депозитарии (фондохранилище изобразительного и вещевого фонда Музея).

 

Следует сказать, что общественный Музей имени Н.К.Рериха Международного Центра Рерихов являлся одним из первых музеев России и вторым в Москве, оборудованным данной системой. Видеосюжет об установленной в Музее имени Н.К.Рериха системе пожаротушения вошел в передачу «Спасение от огня» из цикла «Инновации +» телекомпании «Подмосковье» в 2012 году. На организованных Министерством культуры конференциях по музейной безопасности (в рамках международных конференций по безопасности «Технологии Безопасности-2012», «Охрана, безопасность и противопожарная защита – MIPS‑2015» и др.) систему пожаротушения в фондохранилище нашего Музея ставили в пример представителям музеев, съехавшимся со всей России.

 

На сегодняшний день системами пожаротушения, аналогичными той, что установлена в общественном Музее имени Н.К.Рериха, защищены крупнейшие объекты культуры России. В их числе Всероссийский художественный научно-реставрационный центр имени академика И.Э.Грабаря, Государственный музей изобразительных искусств имени А.С.Пушкина, Государственный центральный театральный музей имени А.А.Бахрушина, Государственный центральный музей музыкальной культуры имени М.И.Глинки, а также Государственный академический Большой театр и Московская консерватория имени П.И.Чайковского.

 

Выводы МТУ Ростехнадзора по результатам проверки были таковы: «Вышеуказанные технические устройства не подлежат учету в МТУ Ростехнадзора, а объект не является опасным производственным объектом. Факты, изложенные в обращении [В.В.Аристархова], не подтвердились».

 

Закон суров

 

Осталось оценить, что изменилось в части обеспечения безопасности Усадьбы Лопухиных за время, прошедшее с ЧОП Государственного музея Востока, 2 мая 2017 года момента её захвата Государственным музеем Востока и изгнания общественного Музея имени Н.К.Рериха МЦР 28.04.2017 года. Первые восемь месяцев охрана зданий и территории осуществлялась частной охранной организацией, сотрудники которой носили чёрную униформу без опознавательных знаков, что нарушало положения Федерального закона «О частной детективной и охранной деятельности в РФ». Из открытых источников (на сайте госзакупок) стало известно, что поначалу это была ЧОО «Феникс» (причём суммарная стоимость договоров на охрану только в мае 2017 года составила более двух миллионов рублей), а с июля 2017 года – ЧОО «Шквал». Несмотря на формальную смену ЧОПа службу месяцами несли одни и те же сотрудники охраны. При этом территория Усадьбы держалась закрытой, даже несмотря на эпизодические мероприятия ГМВ и выставку «Свет Востока», которая проходила в Главном здании Усадьбы в октябре 2017 года.

 

Ситуация изменилась с 1 января 2018 года, когда частную охранную организацию сменили сотрудники ФФГУП «Охрана» Росгвардии. В своё время эта организация возникла в структуре МВД как альтернатива вневедомственной охране. Это серьёзная организация, и на момент захвата у Международного Центра Рерихов имелся действующий договор с ФФГУП «Охрана» на вооружённую охрану при транспортировке передвижных выставок подлинных картин Н.К. и С.Н.Рерихов из фондов МЦР.

 

При этом внутренние помещения Музея с января 2018 года контролируют сотрудники Службы безопасности ГМВ. Будем надеяться, что это профессионалы своего дела, и перейдём к технической стороне вопроса.

 

Помимо действующей «Инструкции по учёту и хранению музейных ценностей, находящихся в государственных музеях СССР», утверждённой приказом Министерства культуры СССР №290 от 17.07.1985 года, основной инструкцией, регламентирующей оборудование системами безопасности музеев, являются «Типовые требования по инженерно-технической укреплённости и оборудованию техническими средствами охраны учреждений культуры, расположенных в зданиях – памятниках истории и культуры» (ТТ-2000) Министерства культуры РФ, согласованные с МВД РФ.

 

На сегодняшний день новый филиал Государственного музея Востока продолжает использовать как охранную, так и пожарную сигнализацию общественного Музея имени Н.К.Рериха. Многие помнят, как 4 мая 2017 года, когда Замок отсека охранной сигнализации Музея. Видны многочисленные следы взлома Международный Центр Рерихов в агентстве «Росбалт» проводил пресс-конференцию «Музею Рериха грозит уничтожение», одним из сотрудников в зале было озвучено, что ему поступил телефонный звонок о том, что именно в этот момент непрерывно срабатывает охранная сигнализация общественного Музея. Позднее, в процессе вывоза имущества МЦР из зданий Усадьбы, мы обнаружили взломанный 4 мая замок, на который закрывался отсек с приёмно-контрольным оборудованием охранной сигнализации второго этажа Музея. По-видимому, тогда и был осуществлён доступ к приёмно-контрольному оборудованию с последующим перепрограммированием системы. Однако с эксплуатацией охранной сигнализации не всё идёт гладко, часто наши знакомые волонтёры сообщают о её срабатывании по непонятным причинам, также часты случаи, когда Музей и другие объекты не ставятся на ночь под охрану (о чём сигнализируют световые индикаторы на фасаде). Посетители экспозиции музея могут слышать, как в разных залах попискивают пожарные радиодатчики американской фирмы ADEMCO (это говорит о том, что у них разряжаются батарейки), но почему-то никто не торопится восстанавливать работоспособность пожарной сигнализации. При этом в сейфе начальника Службы безопасности МЦР на момент захвата оставался хороший запас элементов питания к этим радиодатчикам, а также вся необходимая документация по системам безопасности Музея. На фотографии, сделанной сотрудниками МЦР 15.01.2018 года, хорошо видно, что сейф был вскрыт, а вся документация была изъята ГМВ.

 

 

Вскрытый сейф начальника Службы безопасности МЦР, 15 января 2018 года
Охранные датчики в зале Живой Этики оказались перевёрнуты, 20 декабря 2017 года


 20 декабря 2017 года впервые открылась для общего доступа выставка ГМВ «Николай Рерих. Восхождение», что дало нам возможность пройтись по залам и оценить состояние Музея. Лично у меня это посещение вызвало чувство глубокого внутреннего опустошения. Я не берусь оценивать новую экспозицию, сравнивать её с залами общественного Музея, обсуждать серый цвет стен, об этом уже достаточно сказано. Помимо всего этого меня поразил непрофессионализм и равнодушие к системам безопасности. Так, сразу бросилось в глаза, что датчики объёмного обнаружения (детекторы движения) в бывшем зале Живой Этики после ремонта зала оказались на скорую руку перемотаны изолентой и перевёрнуты на 180о. Это означает, что они контролируют перемещение людей не по полу, а… по потолку! В конце концов, я не выдержал и около месяца назад обратил внимание директора филиала ГМВ Т.К.Мкртычева на этот абсурдный казус, причём разговор проходил в присутствии дежурного сотрудника Службы безопасности ГМВ. Прошёл месяц, но ничего не изменилось. Казалось бы мелочь, простая ошибка, но таких «мелочей» очень много. Из соображений безопасности картин Рерихов я не буду перечислять все эти ляпы. Похоже, что ни в руководстве Службы безопасности ГМВ, ни в организации, обслуживающей охранную сигнализацию Музея, просто нет квалифицированных специалистов, которые могли бы поддерживать безопасность Музея на должном уровне.

 

Но самый большой недостаток в системе охраны нового музея – это отсутствие третьего рубежа, то есть охранной Повреждённая сигнализация картин, 20 декабря 2017 года сигнализации экспонатов в круглосуточном режиме (как мы сказали ранее, нет её и в самом ГМВ на Никитском бульваре). В общественном Музее имени Н.К.Рериха под охраной третьего рубежа находились практически все картины постоянной экспозиции и витрины с наиболее ценными экспонатами. При попытке нарушителя снять или просто задеть картину срабатывала сигнализация и включался звуковой сигнал, привлекавший внимание музейных смотрителей, по сигналу «тревоги» прибывал дежурный сотрудник Службы безопасности Музея. Сейчас эта система частично повреждена и отключена, апосетители могут обратить внимание на то, что в верхней части повесочной системы провисают горизонтальные струны с непонятными крючками.  Между тем, подобными системами на базе уникальной отечественной разработки (пьезоэлектрического сенсора с электронным блоком обработки сигналов «Гюрза-050П») оснащены экспозиции Государственной Третьяковской галереи и ГМИИ имени А.С.Пушкина. В то же время необходимость сигнализации третьего рубежа прописана в федеральных «Типовых требованиях» (ТТ-2000) Министерства культуры РФ, упомянутых выше.

 

Одним из важных элементов современной системы музейной безопасности является система охранного телевидения (СОТ). Современные системы видеонаблюдения позволяют не только удалённо наблюдать за тем или иным помещением или пространством, но и получать оперативный доступ к видеоархиву, чтобы по горячим следам выявлять причины тех или иных событий. Также программная оболочка позволяет настраивать виртуальные «детекторы движения», детекторы оставленных предметов и т.п. При наличии в видеокамерах автоматической инфракрасной подсветки, которая позволяет «видеть» в темноте, можно получить полноценную систему безопасности, которая эффективно дополняет, а в некоторых случаях и заменяет традиционную охранную сигнализацию. Именно такая современная система и была спроектирована и смонтирована в общественном Музее в 2012–2013 годах. Более 60 IP-видеокамер ведущего мирового производителя оборудования для IP-видеонаблюдения AXIS Сommunications под управлением программного обеспечения SeeTec5 германского производителя SeeTec AG, одного из европейских лидеров рынка VMS, обеспечили превосходное изображение и высокую степень детализации. Станционное оборудование на базе платформы VIDEOMAX-IP обеспечило обработку и запись данных с IP-камер, объём дискового пространства сервера позволял хранить архив глубиной более 30 суток. Оперативный мониторинг осуществлялся на посту Службы безопасности МЦР на ПЭВМ VIDEOMAX-URM. Система охранного телевидения МЦР получила достойную оценку в профессиональной среде.Сейчас мы имеем возможность полюбоваться видами залов общественного Музея, полученными при настройке видеокамер системы охранного телевидения в августе 2013 года.

 

 

 

 

 

При помощи системы охранного телевидения решалось множество вопросов обеспечения безопасности Музея. Однажды при помощи этой системы в ночном режиме была выявлена даже утечка фреона из системы вентиляции одного из залов. Именно при помощи СОТ был зафиксирован первый приход руководства ГМВ в общественный Музей имени Н.К.Рериха ещё 17 ноября 2015 года.

 

Вестибюль Музея, 17 ноября 2015 года

 

20 декабря 2017 года мы увидели, что видеокамеры охранного телевидения МЦР в залах Музея неестественно развёрнуты (многие из них были направлены в пол, стены или потолок) и, скорее всего, отключены.

 

Видеокамеры Музея развёрнуты в потолок и стену, 20 декабря 2017 года

 

МЦР 12 февраля 2018 года впервые допустили в Депозитарий, то и там все видеокамеры оказались отключены…

В феврале 2018 года в рамках исполнительного производства, возбуждённого Управлением федеральной службы судебных приставов по результатам проверки МЦР налоговой инспекцией, были арестованы 19 картин Н.К.Рериха, принадлежащих МЦР, а также концертный рояль, система музейного экспозиционного освещения, система вентиляции, система пожаротушения (провести проверку законности которой требовал В.В.Аристархов в 2016 году) и оборудование для хранения в Депозитарии. Избирательность данного перечня позволила предположить, что именно это имущество ГМВ не хотел отдавать МЦР в рамках исполнительного производства. Ничего не мешало включить в этот список и систему охранного телевидения МЦР. Но, похоже, что такая система Музею Востока была не нужна как лишний свидетель, который может запечатлеть, к примеру, перемещение картин Рерихов из коллекции МЦР или то, как сотрудники ГМВ взламывают дорогостоящие немецкие витрины общественного Музея. А пока что только наши друзья-волонтёры фиксировали, как под покровом темноты сотрудники ГМВ, включая директора филиала Т.К.Мкртычева, без всякой упаковки при температуре воздуха ниже нуля в течение двух часов переносили по улице картины Рерихов из Главного дома во Флигель 14.11.2017 года.

 

Сотрудники ГМВ переносят по улице картины Н.К.Рериха, 14 ноября 2017 года

 

Что же остаётся в сухом остатке? Охранно-пожарная сигнализация Музея частично неисправна, сигнализация картин отключена, видеонаблюдение отсутствует. Нарушены положения федеральной инструкции ТТ-2000 Министерства культуры РФ (в части необходимости наличия охранной сигнализации третьего рубежа и системы охранного телевидения). Исходя из принципа аналогии, можно предположить, что такое же положение и с другими техническими системами. К сожалению, это подтверждается нашими наблюдениями в отношении систем кондиционирования и вентиляции. Таким образом, создаются предпосылки для утраты и хищения Наследия Рерихов.  В этих условиях на сегодняшний день содержатся картины и архивы Рерихов, что нам далеко не безразлично. Поистине, это трагедия для Наследия Рерихов.

 

 

Будущее за общественными музеями

 

Некоторые недоброжелатели называли общественный Музей имени Н.К.Рериха частным музеем. В этом крылось недопонимание того, что основой частного музея является частная собственность, в отличие от общественного музея, в основе которого лежит собственность общественная. Если сравнивать идею частного музея (целью которого, как правило, является получение максимальной прибыли) с идеей музея государственного, то последний, безусловно, выигрывает. Государственный музей может иметь научные и просветительские цели, кроме того государство является гарантом порядка и сохранности музейных коллекций. Однако, как мы знаем, и государственные музеи в условиях рыночной экономики могут ставить себе главной целью получение прибыли, а при отсутствии неравнодушных сотрудников порядок может превратиться в упадок и пыльную казёнщину. В отличие от них общественные формы культуры более устойчивы и направлены к творческому совершенствованию. Причина этого кроется в том, что такие музеи создаются бескорыстными энтузиастами и сотрудники таких музеев работают, как правило, за идею. Таким образом, возникает душевный и духовный магнит, который притягивает людей по подобию. В этом процессе выдвигаются вперёд те, кто может сделать лучше и привлекательнее. Человек здесь может быть одновременно директором и плотником, руководителем и исполнителем. В живом процессе творчества человек ищет возможности ещё лучше приложить свои творческие силы. Не случайно Святослав Николаевич Рерих видел будущий Центр-Музей как живой организм в статусе общественной организации, подчинение которого Министерству культуры повело бы к заведомому сужению задач и возможностей Центра, а Дмитрий Сергеевич Лихачёв утверждал, что будущее за общественными формами культуры.

 

На примере Службы безопасности МЦР могу сказать, что многие сотрудники нашего отдела приходили работать в охрану Музея только потому, что это – Музей имени Н.К.Рериха. При этом никто не ограничивал себя работой только в охране. Мы жили общей семьёй и старались помогать и другим отделам. Сотрудники Службы безопасности, как правило, всегда участвовали в развеске и переноске картин, оказывали большую помощь эксплуатационно-техническому и строительно-реставрационному отделам, участвовали в благоустройстве территории Усадьбы. Именно при помощи сотрудников СБ была создана первая компьютерная сеть и первый интернет-сайт МЦР. Именно сотрудники СБ проявили мужество и находчивость, заблокировав здания и сорвав планы ГМВ и ЧОО «Феникс» по молниеносному захвату Усадьбы 28 апреля 2017 года. Все мы старались приложить свои лучшие умения и энергии на благо нашего Музея, и это было незабываемой школой.

 

Фотографии сотрудников Службы безопасности МЦР разных лет на территории Усадьбы Лопухиных


 

 

 

 

06.09.2018 07:33АВТОР: Виктор Байда | ПРОСМОТРОВ: 506


ИСТОЧНИК: МЦР



КОММЕНТАРИИ (9)
  • Светлана06-09-2018 16:18:01

    Сколько любви было вложено в Общественный Центр, и как он воспринимался легко и свободно. Сколько добровольцев помогали бескорыстно, и сколько живительной энергии он дарил людям, приходившим непосредственно в усадьбу Лопухиных, и остальным, знакомившимся с этой красотой даже через Интернетпространство.
    Что же стало?.. На фоне зияющей серой пустоты - холодная, смердящая картина с элементами убогих выставок, диких тусовок, плясок с визгами и завываниями, абсолютно никак не связанных с рериховской тематикой.
    Ну, кто скажет, что стало лучше? Какой нормальный человек будет аплодировать этому захвату? И какой адекватный станет оправдывать всё то безумие, что произошло и до сих пор происходит?
    Нет, нашим чиновникам не под силу созидание. А вот разрушение, по-моему, идёт хладнокровно и целенаправленно.

  • Gala10-09-2018 08:11:01

    Возникает вопрос. Если, как пишется в статье:

    "...очень большое значение вопросам обеспечения безопасности хранения и экспонирования Наследия Рерихов и других музейных коллекций. В связи с этим многие принципиальные решения принимались лично Людмилой Васильевной. В начале 2000-х годов... в МЦР была создана Служба безопасности, главной задачей которой являлось обеспечение сохранности и безопасности хранения и экспонирования Наследия Рерихов. С этого времени началась планомерная и последовательная работа по повышению безопасности музейных коллекций...Система охранного телевидения МЦР получила достойную оценку в профессиональной среде. Сейчас мы имеем возможность полюбоваться видами залов общественного Музея, полученными при настройке видеокамер системы охранного телевидения в августе 2013 года....В этих документах работа Службы безопасности МЦР в части обеспечения сохранности музейных ценностей была названа «одной из образцовых среди московских служб музейной безопасности», а помещения Международного Центра Рерихов – соответствующими «Единым требованиям по технической укреплённости и оборудованию средствами ОПС МВД РФ, организации физической и технической охраны объектов», а также «Типовым требованиям по инженерно-технической укреплённости и оборудованию техническими средствами охраны учреждений культуры, расположенных в зданиях – памятниках истории и культуры» Министерства культуры РФ...."

    Как при всём этом был допущен захват Музея? От кого же тогда предназначена защитить эта великолепная служба безопасности Музея? Разве охрана не была вооружена? Для чего тогда все эти восторги об обеспечении безопасности Музея?

  • Татьяна Бойкова10-09-2018 15:44:01

    Галия, а Вы и в самом деле не понимаете для чего предусмотрена вся эта прекрасная аппаратура? Насколько я понимаю, для наблюдений за тем что происходит в залах, чтобы вовремя помочь если возникнет любой конфликт, порча картин и т.п.. Но уж во всяком случае не для того, чтобы, увидев военизированных бойцов вломившуюся в музей, строить баррикады и начинать перестрелку в залах. Как мне думается, Вы путаете охрану Музея с пограничной военной частью и вторжением чужого войска в нашу зону. Вот там подобное сражение допустимо. А здесь такое сражение было бы чревато многими бедами и последствия его были бы просто непоправимы. В Центре у нас, слава Богу, работают адекватные и грамотные люди, и именно поэтому мы до сих пор имеем возможность сражаться в пределах правовых норм. Ваш вопрос посчитала нелепым, потому и удалила, но как видите восстановила. Коли Вам хочется выглядеть таким образом - Ваше право.
    Не думаю, что Виктор Валентинович будет Вам отвечать на этот вопрос, полагаю у него есть и другие дела, вместо того, чтобы ходит к нам на портал каждый день.

  • Виктор Байда11-09-2018 03:32:01

    Уважаемая Татьяна Николаевна! Думаю, что автору вопроса (Gala), если она знакома с Живой Этикой, следует подумать о таких качествах, как соизмеримость и ответственность. Считаю Ваше сравнение с пограничной заставой вполне допустимым, только силы погранотряда рассчитаны на отражение одиночных нарушений, но не вторжение неприятельской армии. Тем не менее в конце статьи говорится о том, что «сотрудники СБ проявили мужество и находчивость, заблокировав здания и сорвав планы ГМВ и ЧОО «Феникс» по молниеносному захвату Усадьбы 28 апреля 2017 года». Блицкриг не удался, несмотря на то, что силы нападавших превышали силы защитников на порядок.
    Можно вспомнить, как в 1927 году экспедиция Рерихов была остановлена отрядом тибетских солдат на плато Чантанг. Караван был подвергнут обыску, а затем был задержан на девять месяцев в условиях суровой зимы и горной пустыни. Следуя логике Gala, участники экспедиции, которые были вооружены, должны были оказать сопротивление и с боями пробиваться к Лхасе. Только высшая соизмеримость позволила сохранить экспедицию и исполнить Доверенное.
    В статье говорится о том, что в случае с филиалом Государственного музея Востока не выполняются установленные самим государством требования по обеспечению безопасности учреждения культуры и приводится сравнение с тем, как это соблюдалось в общественном Музее имени Н.К.Рериха.

  • Gala11-09-2018 11:44:01

    Татьяна! Вы оправдываете тех, кто должен был не допустить утраты доверенного им Наследия.
    По крайней мере охрана Музея должна была вызвать полицию и не допустить срыва Знамени Мира.

    Виктор! Аналогия не корректна.


    Администратор

    Вам нечего сказать, потому пишете всякую чушь. Для того, чтобы критиковать необходимо внимательно читать историю происходившего. Подобная ваша запись, последняя.

  • Виктор Байда11-09-2018 13:32:01

    Уважаемая Галия, если это Ваше настоящее имя. С первых минут попытки захвата были вызваны и вневедомственная охрана, и полиция из районного ОВД, на всех фото и видеозаписях тех событий это хорошо видно. Через некоторое время подъехал дежурный офицер из районного ОВД в чине майора полиции, а уже ночью – подполковник из УВД по ЦАО города Москвы. Надо отдать должное этим людям, потому что они сыграли серьёзную сдерживающую роль во всей этой истории, так как именно у МЦР был действующий договор на пультовую охрану с Главным управлением вневедомственной охраны Войск национальной гвардии РФ, а у захватчиков не было на руках никаких серьёзных юридических документов и вступившего в силу решения суда.
    К сожалению, незаконный захват общественного Музея и Наследия Рерихов допустили наше общество (включая его культурную часть) и власть.
    А Вам я могу лишь ответить словами Великого Учителя: «Не судите, да не судимы будете».

  • Alexander B.12-09-2018 12:06:01

    Галия, в соседней теме выясняется, что лично вы приветственные письма бандитам писали, и после этого вы имеете наглость упрекать достойнейшего человека, который честно исполнял свой долг?

  • Светлана12-09-2018 16:13:01

    У Галии одна и та же навязчивая болезненная тема - её личные обиды проскакивают постоянно в одних и тех же зазубренных фразах - "как такое допустили, почему это сделали, кому это выгодно и как вообще могло всё это произойти, вот если бы к моему совету прислушались или к советам других... и т.д. и т.п."
    Какая-то рана, что ли, плохо "заживает" у Вас, Галия? Можно подумать, Вы "страстно переживаете" разгром Центра. Например, мне не очень-то в это верится. Не сомневаюсь, если бы Вы были на месте руководства МЦР, произошло бы то же самое, может быть, даже в темпе, более ускоренном и менее тернистом для захватчиков. И не надо здесь сказки рассказывать, как хорошо бы жилось всем после "добровольного воссоединения" общественной организации с госструктурой. Если память совсем отшибло, попросите товарищей напомнить, о каком условии в отношении статуса музея говорил Святослав Николаевич Рерих.
    Не надо здесь из себя строить "стойкого оловянного солдатика". Вы так же прОдали Рерихов, когда писали хвалебные "увертюры" захватчикам, как и все предатели-оправдатели. Поэтому, не распинайтесь и не выставляйте здесь свою чрезмерную «скорбь». Я бы даже сказала - и не смешно уже как-то...
    Желаю Вам прозреть немного.

  • Ирина12-09-2018 20:36:01

    Сердечная благодарность уважаемому Виктору Валентиновичу за его труд и обстоятельную статью. Подобное небрежение вопросами оборудования и охраны помещений в госмузее красноречиво говорят о том, что захватчикам глубоко плевать на наследие, о сохранности которого они якобы так радели.

    "Обеспокоенные" никак не могут понять, что такие публикации нужны не ради восторгов от своей работы (какая чушь!), а в том числе и для истории, которая сейчас весьма активно переписывается.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «История РД »