Антон Надточеев. Всего лишь ширма? // Версия. Вышла в свет книга Учения Живой Этики «Община» на финском языке. СОЗЫВ II МЕЖДУНАРОДНОГО СЪЕЗДА РЕРИХОВСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ «ЕДИНЕНИЕ И СОТРУДНИЧЕСТВО РЕРИХОВСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ – ПУТЬ К СОХРАНЕНИЮ НАСЛЕДИЯ РЕРИХОВ». Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Шапошникова Л.В. Магический мост синтеза // Культура и время, 2002, № 1–2. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Основные особенности Живой Этики


Соотношение экзотерических и эзотерических аспектов в Агни Йоге

 

 

Распространившие Агни Йогу на Западе и в России Елена и Николай Рерихи позиционировали новое учение как эзотерическое по своей сути. Представляется целесообразным проанализировать основные черты эзотерических философских доктрин Индии и Тибета и их отличие от экзотерических. Термины «эзотерика», «эзотерический» происходят от греческого esoterikos — внутренний, тайный, сокровенный, предназначенный только для посвященных.

 

В числе характерных черт эзотерических философских традиций можно упомянуть следующие.

 

1.Ориентированность на ограниченный круг последователей, имеющих высокий уровень духовного и интеллектуального развития и, следовательно, требуемую подготовленность для усвоения сложных и специфичных теоретических знаний и практических умений, необходимых адептам духовных практик.

 

2. Недоступность источниковой базы эзотерических учений непосвященным; отсюда, как правило, устная традиция передачи знаний от учителя к ученику или наличие особых, зашифрованных в символических понятиях письменных источников, недоступных восприятию непосвященных. Примером подобной формы изложения материала может служить текст Книги Киу-ти, комментарии к которой, как уже говорилось, легли в основу «Тайной Доктрины». Так, пятая станца данной книги представляет собой следующий текст: «Липики очерчивают треугольник, первый единый, куб, второй единый и пентаграмму в яйце. Это кольцо, названное „Не преступи“ для тех, кто нисходят и восходят, кто в течение кальпы продвигаются к великому дню „Будь с нами“. ...Так были созданы арупа и рупа: от единого Света семь светочей; от каждого из семи семижды семь светочей. Колеса охраняют кольцо...»[1] Разумеется, понять смысл подобного текста обычный исследователь не сможет.

 

3. Наличие, помимо теоретических основ, системы психодуховных практик, направленных на осуществление духовной самореализации.

 

Первое условие является, пожалуй, самым основным отличием эзотерических духовно­философских традиций от экзотерических, в силу чего представляется целесообразным рассмотреть его более подробно. Данное правило эзотерических традиций обусловливается несколькими причинами.

 

Во-первых, специфика эзотерических знаний такова, что они могут быть объективно восприняты изучающим лишь при наличии у него определенной ступени духовного развития. В «Письмах Махатм» по этому поводу говорится: «Обычная ошибка людей — думать, что мы по своему желанию окружаем себя и наши силы тайной, что мы хотим удержать знание только для себя и по своей же собственной воле „злостно и умышленно“ отказываемся его сообщить. Истина та, что до тех пор пока неофит не достигнет состояния, необходимого для той степени озарения, на которую он имеет право и для которой он годен, большинство (если не все) тайн нельзя сообщить. Восприимчивость должна быть равной желанию наставить. Озарение должно прийти изнутри. Никакие фокусы-покусы заклинаний или возня с [ритуальной] атрибутикой, никакие метафизические лекции и прения, никакие возложенные на себя покаяния не могут дать этого»[2].

 

Во-вторых, изучение эзотерических знаний и связанная с ними духовная практика оказывают колоссальное воздействие на глубинные структуры человеческой психики и при отсутствии определенного духовно-нравственного уровня способны причинить последователю данных практик огромный вред.

 

В-третьих, попытки обучать эзотерическим учениям неподготовленных в духовном и интеллектуальном отношении последователей неизменно приведут к искажениям и профанации сложных метафизических положений данных учений, что поставит под угрозу сохранение истинного смысла эзотерических доктрин и, следовательно, первоначальной сути всего учения.

 

Таковы основные причины ограниченности круга последователей эзотерических знаний.

 

В-четвертых, при отсутствии высокого уровня духовно-нравственного развития полученные человеком эзотерические знания могут быть использованы в эгоистических целях и тем самым принести вред не только самому последователю, но и многим другим людям. Как сказано об этом в «Письмах Махатм»: «Только тот, у кого в сердце живет любовь к человечеству, (...) имеет право обладать нашими тайными учениями. Только он один никогда не злоупотребит своими силами, так как в этом случае нечего бояться, что он обратит их на себялюбивые цели. Человек, который не ставит блага человечества выше своего собственного блага, не достоин стать нашим учеником, он не достоин стать выше в познаниях, чем его сосед»[3].

 

Возвращаясь к вопросу о причастности Агни Йоги к эзотерической традиции, уместно задать вопрос — можно ли считать какое-либо учение эзотерическим после того, как оно было опубликовано и, следовательно, стало доступно большому кругу людей? На первый взгляд причастность Агни Йоги к данной традиции может быть оспорена. С формальной точки зрения сам факт опубликования и широкого распространения Живой Этики уже лишает это учение статуса эзотерического. Однако если принимать в качестве главного признака эзотерической философии ее недоступность людям, не имеющим должного уровня интеллектуальной и духовной подготовки, то причисление Агни Йоги к эзотерическим учениям, безусловно, имеет основание. Специфичность внутренней структуры текста учения, ориентированная на активизацию духовной интуиции читателя; отсутствие четких дефиниций многих важнейших философских понятий; особый стиль изложения, позволяющий понять глубинный смысл текста лишь читателям, имеющим определенный уровень духовно­интеллектуальной подготовки (более подробно об этом будет сказано далее, в анализе литературной формы Агни Йоги), — все это обусловливает эзотерический характер Живой Этики, то есть ее ориентацию на достаточно подготовленных последователей.

 

Хотелось бы также отметить, что авторами теософии и Агни Йоги эзотеричность понималась и как свобода внутренней сути учения от догматизации и внешней обрядовости, свойственных религиозным учениям. Руководитель гималайской общины адептов, Маха­Чохан, упоминал в своем послании теософам о единой эзотерической основе всех мировых религий, затемненной их внешней стороной и неизбежной догматизацией: «Будучи освобожденными от мертвого груза догматических интерпретаций, персональных имен, антропоморфических концепций и оплачиваемых священников, фундаментальные доктрины всех религий окажутся идентичными в своих эзотерических основах. Озирис, Кришна, Будда, Христос окажутся просто различными именами для одного и того же величественного пути к окончательному блаженству: Нирване»[4].

 

В этой связи можно вспомнить и мнение Е. И. Рерих о том, что одна из задач Живой Этики состояла в освещении эзотерической, свободной от внешних наслоений и догматизма духовной сути прежних духовно­философских учений: «Истинно, Учение Жизни не отвергает ни одного учения, до него бывшего, но лишь углубляет и очищает от вековых нагромождений»[5].

 

В данном контексте учение Агни Йоги, излагающее основные принципы, лежащие в основе древнейшего на Земле духовно­философского наследия, несомненно, является эзотерическим, так как, будучи именно философским, а не религиозным по своему статусу, это учение не было ни догматизировано, ни искажено неправильными трактовками, преследующими конъюнктурные идеологические цели.

 

Эзотерический характер Агни Йоги проявился также в том, что это учение представляет собой одновременно и теорию, и в определенной мере практику духовной самореализации. По всей видимости, тексты Агни Йоги являются своеобразной мыслеосновой для медитативной практики — как считают авторы данного учения, содержание этих текстов способствует постепенному раскрытию высших способностей сознания, связанных с творческой интуицией. О духовной работе читателя с текстами Агни Йоги в самом учении говорится: «Меньше читай, но больше размышляй». Очевидно, рекомендуемые размышления над текстами Живой Этики представляют собой разновидность медитативной практики, по своей методике наиболее оптимальную для человека современной эпохи. Именно поэтому авторы Агни Йоги советуют читателям не увлекаться чтением комментариев на тексты учения, а попытаться постичь их философский смысл самостоятельно: «Не надо ценить слово разъясняющее. Бери утверждение Первоучителя»[6] . Создатели Агни Йоги также подчеркивают, что применение декларируемых этим учением морально-этических принципов на практике, в жизни, существенно ускоряет духовное развитие индивида: «Претворение Учения в жизни преображает мышление человека и изменяет отношение его к окружающему. Процесс этот не всегда виден претворяющему, но тем не менее преображение идет неуклонно, прочно, хотя и незаметно для глаза, и только по временам вдруг становится ясно, насколько все изменилось и как выросла внутренняя сила»[7].

 

Следует отметить и тот факт, что целый ряд идей и принципов Агни Йоги очень близок экзотерическим философским учениям. Сами авторы теософии и Агни Йоги отмечали, что многие положения западных философских учений коррелируют с некоторыми принципами индо-тибетской эзотерической традиции. Так, Махатма Кут Хуми в своем письме А. П. Синнетту упоминает о малоизвестных на Западе фрагментах философских работ Шопенгауэра: «(...) Это переводы фрагментов тех работ Шопенгауэра, которые более всего совпадают с доктринами наших Архатов. (...) Ценность философии Шопенгауэра хорошо известна в западных странах. Сравнение его учения о воле и т. д. с доктриной, которую вы получили от нас, могло бы получиться поучительнее»[8]. Конкретного анализа корреляций между взглядами Шопенгауэра и индо-тибетским эзотеризмом в данном источнике не дается, однако близость взглядов данного философа идеям древнеиндийской философии общеизвестна. Из европейской философии учения теософии и Агни Йоге близки также многие идеи Платона, Плотина, Лейбница, Бергсона. Существует очень много корреляций между теософией, Агни Йогой и взглядами представителей русской философии, в особенности русского космизма. Некоторые взгляды Лейбница (учение о Монадах, о соотношении духа и материи и т. п.) оказались настолько близкими теософии, что один из небольших подразделов «Тайной Доктрины» получил название «Лейбниц и оккультизм»[9].Авторы Агни Йоги также говорили о близости основных принципов их учения взглядам выдающихся представителей неоведантизма Рамакришны и Вивекананды. В частности, в первой книге Агни Йоги говорится: «Я учу вас сложности простого учения Рамакришны»[10].

 

Этические аспекты Агни Йоги очень близки христианской философской традиции, — гностическому христианству, александрийской школе (Климент Александрийский, Ориген и др.), исихазму; в Живой Этике часто делаются ссылки на основные принципы христианского учения и нередко цитируются евангельские изречения.

 

В теософских источниках также говорится о единстве эзотерической сути христианства и индо-тибетских традиций: «Мистическое христианство, то есть то христианство, которое учит внутреннему освобождению через наш седьмой принцип — освобожденную Пара­Атму (Аугейдос)[11], называемую одними Христом, другими — Буддой, которая равнозначна обновлению или возрождению в духе, — оказывается, выявляет ту же самую истину, что и Нирвана буддизма. Все мы должны освободиться от нашего собственного Эго, иллюзорного внешнего «я», чтобы распознать наше подлинное «я» в трансцендентной божественной жизни»[12].

 

Вместе с тем в Агни Йоге существует немало черт, сближающих ее с другими учениями собственно эзотерической традиции. В сборнике работ Е. И. Рерих «У порога Нового мира» приводится запись беседы Е. И. Рерих с ее духовным Учителем, в которой Махатма М. говорит о близости практики самореализации Шри Ауробиндо духовному опыту Е. И. Рерих[13].

Авторы Живой Этики утверждают о существовании единой традиции йоги, современным направлением которой является Агни Йога: «Йога, как высшая связь с космическими достижениями, существовала во все века. Каждое учение содержит свою йогу, применимую к ступени эволюции»[14].

 

Из западноевропейской эзотерической традиции Агни Йоге и теософии, судя по всему, особенно близка философия герметизма. В частности, когда одна из активных участниц Лондонского теософского общества, Анна Кингсфорд, организовала лекции по изучению герметизма, утверждая при этом, что в основе идеологии Теософского общества лежит философия герметизма, Махатма Кут Хуми не стал возражать против подобной точки зрения, отметив, что индо-тибетский эзотеризм мало известен на Западе и в силу этого нередко воспринимается как сектантство, хотя в его основе лежат те же принципы, что и в учении герметизма: «Эта леди правильно заметила, что Теософское общество является философской школой, базирующейся на древней герметической основе. Публика никогда не слышала о тибетской философии и имеет весьма извращенные представления об эзотерическом буддийском мировоззрении. (...) Герметическая философия универсальна и не выглядит сектантской, тогда как на тибетскую школу люди, мало знающие или вообще не знающие о ней, всегда будут смотреть как на нечто более или менее окрашенное в сектантство[15]»[16]. В этом же письме Учитель Кут Хуми подчеркнул тот факт, что и восточная, и западная традиции эзотеризма в конечном счете произошли из одного древнего источника. «Египетский иерофант, халдейский маг, Архат и риши в дни седой древности были вынуждены продвигаться тем же путем открытий и в конечном счете пришли к одной и той же цели, хотя и различными путями. В нынешнее время даже существуют три центра духовного Братства, географически весьма отдаленные друг от друга и так же далекие друг от друга экзотерически, но истинная эзотерическая доктрина у них одинакова, хотя различается в терминологии»[17].

 

Ту же мысль позднее высказали и авторы «Граней Агни Йоги»: «Во все времена сущность Сокровенного Учения Жизни одна. Учение одно и едино, но формы выражения его разны. Духовная сущность Провозвестника накладывает на эти внешние формы яркую печать своей Индивидуальности и тем придает им особую красоту и ценность, делая Учение доступным людям, находящимся на той или иной ступени Великой Лестницы Жизни, к характеру которой и приурочивается даваемое Учение»[18].

 

В «Письмах Махатм» упоминается о том, что философские доктрины одного из самых известных тайных обществ Европы — розенкрейцеров — и созданное на их основе учение известного французского каббалиста Элифаса Леви[19] также имеют восточное происхождение. «Элифас учился по рукописям розенкрейцеров (этих рукописей в Европе осталось всего три). В них излагаются наши восточные доктрины, данные Розенкрейцем[20], который после своего возвращения из Азии одел их в полухристианское одеяние, задуманное как защита его учеников от преследований со стороны духовенства. Нужно иметь ключ к этому учению, и этот ключ является сам по себе наукой»[21].

 

Все это позволяет сделать вывод о том, что учение Агни Йоги совмещает в себе черты и положения, характерные как для экзо­, так и для эзотерических философских традиций.

 

Особенности литературной формы Агни Йоги


 

Еще одной особенностью Живой Этики как философско-эзотерического учения является специфичность ее литературной формы. Это касается, во-первых, внутренней структуры текста книг Агни Йоги и, во-вторых, литературного стиля и манеры изложения материала.

 

Структурная особенность текстов Живой Этики состоит в том, что в книгах этого учения отсутствует тематическая систематизация материала по определенным проблемам или вопросам. В текстах Агни Йоги нет ни глав, ни разделов. Книги Живой Этики (за исключением двух томов первой книги учения — «Листы Сада Мории») разделены на параграфы, каждый из которых посвящен одной или двум-трем темам. Произведениям Агни Йоги свойственна особая манера изложения материала, названная его авторами «спиральной». Тексты книг Живой Этики представляют собой чередование отдельных тем или проблем, рассматриваемых с различных аспектов в отдельных параграфах. При этом с каждым новым параграфом материал, посвященный какому-либо понятию или теме, последовательно усложняется и углубляется. Очевидно, смысл подобной структуры текста состоит в стремлении адаптировать достаточно сложный философский материал для сознания читателя, не имеющего специальной подготовки в области эзотерической индо-тибетской философии. Последовательность изложения и постепенное усложнение структурируемого таким образом материала отвечают универсальному принципу любой системы обучения — от простого к сложному. В Агни Йоге о подобной системе изложения материала говорится: «...спиральное чтение книг Учения, когда книги читаются одна за другой в последовательном порядке, более плодоносно, ибо тогда сознание следует ритму нарастания и углубления даваемого материала»[22].

 

По-видимому, такую же цель преследует и постоянное чередование различных тем и проблем в текстах Живой Этики. Последовательность и разносторонность, или синтетичность, авторы Живой Этики, по-видимому, считают основным принципом развития сознания: «Сознание растет синтезом, оно не может продвигаться узко. Движение сознания будет от центра, захватывая круги нового понимания»[23].

 

Данный принцип синтетичности и последовательности был положен в основу системы изложения материала в Агни Йоге: «Почему Учение должно идти путем накопления? Разве нельзя дать его как ложку лекарства? Но желудок определенного объема, тогда как сознание не принадлежит к постоянным величинам. (...) Учение посылается как камни слагаемой башни. Если высыпать камни сразу, получится не башня, но груда»[24].

 

Своеобразие манеры изложения материала в Живой Этике отмечено самими авторами этого учения: «Кто-то спросит: “Почему Учение рассыпано, как зерна?” Отвечайте: “Только из различных нитей можно сложный узор создать”.

 

Спросят: “Почему Учение не имеет законченных положений?” Отвечайте: “Ибо в законченности смерть”.

 

Спросят: “Почему нельзя соединить логически части Учения?” Отвечайте: “Ибо безобразно растить одну голову или одну руку”»[25].

 

Одна из особенностей внутренней структуры текстов Агни Йоги — их смысловая, если можно так выразиться, многослойность. Каждый параграф учения содержит в себе несколько уровней понимания рассматриваемых в нем проблем — от простейшего, поверхностного, до более глубокого, несущего в себе сакральный, эзотерический смысл. Соответственно этому каждый читатель способен воспринимать излагаемые в Живой Этике знания на том уровне, который соответствует степени его личной духовной и интеллектуальной подготовленности. Не исключено, что подобное условие призвано помочь читателю избежать психологических перегрузок, неизбежных в случае, когда ему предлагается слишком сложный для понимания материал. Во всяком случае, благодаря данной структуре текста, заложенная в нем информация становится доступной читателю постепенно, с каждым новым прочтением одних и тех же параграфов. В начале первой книги учения — «Листы сада Мории», «Зов», по этому поводу говорится: «Читающий, если не усвоишь — перечти, переждав»[26].

 

По всей видимости, структурные и стилистические принципы построения текстов Агни Йоги таковы, что, если сознание человека не имеет нужного духовно­интеллектуального уровня для восприятия каких-либо аспектов эзотерического знания, отдельные фрагменты текста просто не будут им осознаны при первом прочтении. Тем не менее информация, не отложившаяся в сознании, становится достоянием сверхсознательного уровня восприятия. При этом интуитивно-духовное начало человека производит скрытую работу по усвоению полученной информации, и именно благодаря этому то, что ранее не было понято читателем, может стать ему доступным при повторном чтении.


О воздействии книг Живой Этики на сознание человека в «Гранях Агни Йоги» сказано: «...Учение можно читать много раз и, по мере расширения сознания, находить в нем все новые и новые мысли. Если сознание успело насколько­то расшириться с момента последнего чтения данной книги Учения, в ней будет снова найдено нечто, как бы совершенно новое. Если сознание не продвинулось и осталось на прежней ступени, очередное чтение ничего не даст и читать будет неинтересно. Поэтому при росте духа каждое новое чтение книг Учения будет давать все новые и новые нахождения»[27].

 

Литературный стиль книг Агни Йоги таков, что действительно позволяет предполагать стремление авторов этого учения к активизации творческой интуиции читателя, вынужденного осмысливать глубокие философские понятия, тонкие литературно­художественные метафоры, символические образы, сравнения и намеки, органически вплетенные в текст книг Агни Йоги. Е. И. Рерих по этому поводу писала в одном из писем последователям: «...не приходило ли Вам на ум — нет ли глубокого основания в том, что во многих случаях в книгах „Живой Этики“ не приведены готовые формулы, а даны лишь намеки? Именно, так оно и есть. В основу Учения положено правило, вернее, закон, что „все должно быть совершено человеческими руками и ногами“. Эта формула содержит в себе всю ценность самостоятельного достижения, являющегося единственным неотъемлемым достоянием нашим»[28].

 

Очевидно, что, даже будучи известным в обществе, учение Агни Йоги продолжает оставаться эзотерическим, потому что понимать его суть во всей полноте и синтетичности может только сознание подготовленного в духовном плане человека. Вместе с тем, помимо сложных, углубленных трактовок ряда метафизических положений, содержащихся в Агни Йоге, некоторые кардинальные философско-этические понятия и принципы этого учения изложены крайне просто и доступно, часто в форме, напоминающей джатаки — жанр древнеиндийской философской литературы, использующий обращение к сказаниям и притчам, доступным людям любого уровня развития.

 

Невозможно не отметить особенности терминологии Агни Йоги. Понятийный аппарат данного учения включает в себя как санскритские (Акаша, Атма, Пуруша, Буддхи, Манас и т. п.), так и греческие и латинские (Монада, Аугейдос, терос, Материя Люцида, Материя Матрикс и др.) философские термины. Немало важнейших метафизических понятий Агни Йоги даются на русском языке (Космический Магнит, чувствознание, мыслетворчество, делимость духа и т. д.). Не исключено, что этот терминологический синтез предпринят авторами Учения Жизни для того, чтобы адаптировать сложные философские понятия для менталитета западного и российского читателя. В принципе может существовать и другая версия объяснения подобного синтетического понятийного аппарата. Как уже говорилось, адепты эзотерических знаний с глубокой древности обладали своим тайным языком, представляющим собой, по словам Е. Рерих, синтез лучших определительных из языков и наречий все народов мира. Если такой язык действительно существует, то философские понятия, фигурирующие в Агни Йоге, могут входить в традиционную терминологию сензара. Е. П. Блаватская писала, что многотомная Книга Киу-ти была записана именно на сензарском языке, так как было время, когда этот язык «...был известен Посвященным каждого народа, когда прародители тольтеков так же легко понимали его, как и жители погибшей Атлантиды...»[29].

 

Хотелось бы также отметить оригинальность литературного стиля Агни Йоги. Как уже говорилось, большинство книг Живой Этики отличается очень своеобразным литературным стилем, подчас сложным для понимания. Объяснение данного факта дается в книгах самого учения Агни Йоги. Своеобразие литературной формы Живой Этики связано прежде всего с необходимостью перевода на русский язык оригинальной терминологии эзотерических источников, послуживших основой для текстов Агни Йоги: «Санскрит и сензар дают налет изложению и не всегда находят эквивалент в других языках. Но тем не менее значение выражений сохранено точно, и участники современной жизни будут со вниманием читать это мудрое Учение, идущее от опыта веков»[30]. Как уже говорилось, большая часть произведений из серии Живой Этики отличается метафоричностью и художественной выразительностью стиля. Некоторые фрагменты текстов Живой Этики, в особенности двух томов первой книги этого учения, «Листы сада Мории», представляют собой фактически белый стих и могут быть отнесены к философской лирике.



Методологические особенности Живой Этики


 

Одной из главных особенностей Агни Йоги является синтез естественно­научного и философского подходов к рассмотрению значительной части освещаемой данным учением проблематики. Известное высказывание авторов Агни Йоги: «Метафизики не существует, есть именно физика»[31] — можно отнести и к методологии их анализа и философской интерпретации различных явлений бытия. Безусловно, было бы нелепым видеть в подобном подходе устаревшие позитивистские тенденции или отголоски натурализма и наивного реализма. В чем же заключается смысл подобного сопоставления философских положений с естественно­научными закономерностями? Представляется возможным сделать на этот счет несколько предположений.

 

1. Возможно, стремление к диалогу с наукой, присутствующее в учении Агни Йоги, свидетельствует о попытках авторов создать целостную методологию изучения окружающего мира и человека, синтезирующую философский дискурс с естественно­научными методами познания и интерпретации окружающей действительности. Мысль о неизбежности синтеза научного и философского мировоззрений высказывалась многими европейскими и русскими мыслителями. В частности, академик В. И. Вернадский писал: «Никогда не наблюдали мы до сих пор в истории человечества науки без философии, и, изучая историю научного мышления, мы видим, что философские концепции и философские идеи входят как необходимый, всепроникающий науку элемент во все время ее существования»[32]. Кроме того, В. И. Вернадский отмечал тот факт, что философия и религия способны значительно обогатить научное мышление в силу их связи с более глубокими, чем рациональное мышление, уровнями сознания: «Аппарат научного мышления груб и несовершенен: он улучшается главным образом путем философской работы человеческого сознания, здесь философия в свою очередь могущественным образом содействует раскрытию, развитию и росту науки. (...) Философия и религии тесно связаны с теми более глубокими, чем логика, силами человеческой души, влияние которых могущественно сказывается на восприятии логических выводов, на их понимании»[33].

 

В своей наиболее радикальной форме идея создания синтетического мировоззрения формулировалась как необходимость «одухотворения» науки и ее синтеза не только с философией, но даже с религией. Подобную точку зрения высказывал Тейяр де Шарден: «Наше поколение и два предшествующих только и слышали, что о конфликте между религиозной верой и наукой. До такой степени, что однажды казалось — вторая должна решительно заменить первую.

 

Но по мере продолжения напряженности становится очевидным, что конфликт должен разрешиться в совершенно иной форме равновесия — не путем устранения, не путем сохранения двойственности, а путем синтеза. После почти двухвековой страстной борьбы ни наука, ни вера не сумели ослабить одна другую. Но совсем даже напротив, становится очевидным, что они не могут развиваться нормально одна без другой по той простой причине, что обе одушевлены одной и той же жизнью»[34].

 

Представляется, что выраженные в Агни Йоге тенденции к сопоставлению естествознания с древним духовно­философским наследием, а также к сближению научного и философского методов познания окружающей действительности являются заявкой на новое, синтетическое мировоззрение и соответствующую парадигму науки.

 

В Живой Этике говорится, что современная научная парадигма может быть объективной лишь при условии признания ею существования иных планов бытия и соответствующих им высших состояний материи, являющихся основой всех духовных явлений в природе и человеческом микрокосме. Именно высшие состояния материи и иные планы бытия являются истинной причиной большинства феноменов, объяснения которым современная наука пока не имеет. Способность науки изучать явления как физической, так и иноматериальных сфер бытия зависит не только от уровня развития ее экспериментально­технической базы, но, как представляется, в первую очередь от ее парадигмы и, следовательно, мировоззрения самих исследователей. Узкоматериалистическая парадигма, господствующая в науке, и в наше время заставляет немалую часть представителей научных кругов сомневаться в существовании иных планов бытия (называемых в Агни Йоге тонкоматериальными, или Тонкими), несмотря на обилие фактов и научных открытий, убедительно доказывающих реальность и объективность явлений духовного порядка. Авторы Агни Йоги утверждают необходимость изменения парадигмы науки, а вместе с тем и общественного мировоззрения, считая, что время младенческого материализма, отрицающего реальность высших состояний материи, прошло. Как говорится о подобном подходе в Агни Йоге, «...теории Эйнштейна не опрокидывают законы Эвклида, но включают их; как третье измерение не опрокидывает законы плоскости и бесконечно шире их, так же законы духовного знания бесконечно шире всех ваших, но включают их»[35].

 

2. Еще одна причина акцентирования Живой Этикой естественно­научного аспекта рассматриваемой проблематики может заключаться в том, что науке и научному типу мировоззрения авторы Агни Йоги придают особое значение в будущем прогрессе всей цивилизации. Это не означает отрицания Живой Этикой позитивной роли других форм общественного сознания в развитии общества. Тем не менее представляется, что именно науку (усовершенствованную и располагающую новой, более объективной парадигмой) авторы Агни Йоги считают основой прогресса общества будущего. Именно в силу данного обстоятельства естественно­научному подходу к рассматриваемым проблемам в Живой Этике придается такое значение.

 

3. Сочетание философского дискурса с естественно­научными представлениями, лежащее в основе методологии Агни Йоги, может объясняться стремлением авторов данного учения к тому, чтобы сделать излагаемые ими взгляды более понятными для людей западного, рационалистического типа мировоззрения. Возможно, выводы и утверждения, базирующиеся на естественно­научных закономерностях, авторы Живой Этики считают наиболее убедительными для большинства людей современной эпохи, именно поэтому духовно­этические принципы, утверждаемые Агни Йогой, нередко сопоставляются или обосновываются научными закономерностями. По этой же причине науку, как область экспериментально доказуемого знания, более убедительного для большинства людей, чем метафизика, авторы Агни Йоги считают основой формирования объективного общественного мировоззрения. Для эпохи преобладания научного типа мировоззрения подобный подход вполне оправдан. В отличие от религиозных и духовных учений прежних эпох, учение Живой Этики не только выдвигает определенные нравственные императивы, но и обосновывает необходимость их реализации научными закономерностями. Стремясь говорить с людьми преимущественно рационалистического мировоззрения «на их языке», авторы Агни Йоги нередко прибегают и к хорошо известным из науки примерам для объяснения действия сложных метафизических законов. Например, пояснение сути закона кармического воздаяния и принципов его действия в книгах Живой Этики сопровождается следующим примером: «Иногда можно представить себе самые сложные законы посредством простейших аппаратов. Закон кармы сложен, но возьмите катушку Румкорфа или другой цилиндр, обмотанный электрофорной проволокой, и вы получите наглядное изображение кармы. Нерушимо пробегает ток по спирали, но предохранительная обмотка подвергается всем наружным воздействиям, причем каждая нить касается нити предыдущего оборота, неся на себе последствия прошлого. Так, каждый час меняет карму, ибо каждый час вызывает соответственное прошлое», и т. д.[36] Подобно этому используются в Агни Йоги и обычные жизненные примеры, призванные проиллюстрировать действие некоторых законов духовной сферы. В частности, о том же законе кармы в Живой Этике говорится: «Легкомысленный может познать следствие на простом примере. Пусть накрепко привяжет к стене резиновый жгут и, закрыв глаза, тянет его изо всех сил — не сверхъестественный синяк получится»[37].

 

4. Аппеляции авторов Живой Этики к естественно­научным закономерностям могут объясняться самой проблематикой данного учения. Учение о многомерной структуре Космоса и закономерностях его эволюции, о тонкоматериальной природе человеческого организма и психоэнергетической организации сознания, концепция энергоинформационного обмена как основы существования человека, планеты и мироздания в целом — все эти вопросы имеют непосредственное отношение к области естествознания. То же самое можно сказать и об одной из самых актуальных проблем, рассматриваемых в Живой Этике — проблеме сосуществования общества с природной средой и глобальном экологическом кризисе. Одной из задач Живой Этики, как подчеркивают авторы этого учения, является своевременное информирование общества о неизвестных западной науке аспектах и факторах экологических проблем, с которыми предстоит встретиться человечеству, и о возможных методах их преодоления. Поскольку данная проблематика имеет не только философский, но и естественно­научный характер, авторы Агни Йоги выбрали и соответствующий методологический подход к ее анализу.

 

5. Наконец частые параллели, проводимые Живой Этикой при рассмотрении явлений духовного и естественно­научного характера, могут объясняться онтологическими основами этого учения. Одним из важнейших принципов онтологии Агни Йоги является утверждение изначального единства духа и материи. Этот постулат лежит в основе трактовки Агни Йогой явлений духовного порядка и различных природных феноменов, не имеющих объяснения в официальной западной науке. В Агни Йоге нет понятия чудесного, сверхъестественного как феномена, выходящего за рамки действия естественных природных законов. Все так называемые паранормальные явления, согласно учению Агни Йоги, также основываются на действиях определенных природных законов. Духовность не является для авторов Живой Этики некоей абстракцией или сферой иррационального. Устанавливая определенные корреляции между естественно­научными законами и духовными реалиями, авторы Агни Йоги, возможно, хотели тем самым подчеркнуть изначальное единство мироздания в его физическом и духовном проявлениях и подчиненность его бытия одним и тем же основным законам.

 

Таковы, как представляется, основные причины апелляции авторов Живой Этики к научному знанию.

 

Интересно, что оригинальность методологии Агни Йоги и, в силу этого, непонимание ее сути приверженцами узкого мировоззрения отмечали сами авторы Агни Йоги: «Метод Нашего Учения обычно осуждается с двух сторон. Приверженцы старины не могут простить Нашего внимания к западной современной науке. Последователи Запада не могут простить почитания явлений древнейшей мудрости»[38].

 

Тем не менее, как представляется, данная методология вполне себя оправдывает, акцентируя корреляции между современной наукой и архаичным философским наследием и тем самым высвечивая новый круг вопросов, связанных с проблемой внутреннего единства различных культурных традиций и разных способов познания окружающего мира.



Социальная актуальность


 

Немаловажной особенностью Агни Йоги является ее социальная актуальность, благодаря которой данное учение перешагнуло рамки академической среды и стало известным широким общественным кругам. Думается, что основной причиной востребованности Живой Этики широкой общественностью является практическая ориентированность данного учения и тесная связь его проблематики с самыми актуальными жизненными проблемами. В этом отношении к Агни Йоге вполне применима характеристика, данная известным на Западе исследователем и популяризатором философского наследия йоги, доктором философских наук Георгом Фойерштейном: «Та философия, которую мы имеем в виду, не относится к сугубо академическим учениям, занятым упражнениями в логике без применения к жизни с целью придать ей то или иное направление. Под философией мы понимаем практическую деятельность, включающую как разум, так и сердце (интуицию), ради обретения живой мудрости, которая с успехом может быть применена в повседневной жизни. Цель подобной философии — указать нам путь к целостности, благополучию и счастью»[39].


Кроме того, социальная актуальность Живой Этики обусловливается разнообразием проблематики данного учения. Спектр тем и вопросов, освещенных в Живой Этике, чрезвычайно широк: от вопросов онтологии и космогонии до проблемы зависимости состояния здоровья человечества от природно-космических факторов; от природы Божественного Начала до кармической обусловленности судьбы конкретного индивида.

 

Разнообразие рассматриваемых Агни Йогой проблем и их тесная связь с жизнью обусловили интерес к данному учению со стороны широких общественных кругов. С самого момента своей легализации в бывшем СССР в перестроечные времена Живая Этика привлекла к себе внимание не только представителей академических кругов, но и всех мыслящих людей общества. В целом увлечение широких общественных кругов гуманистическими идеями Живой Этики имеет значительный позитивный потенциал. Достаточно сказать, что с момента легализации Живой Этики в стране возникло рериховское движение, участники которого не только изучают теоретические основы Агни Йоги, но и стремятся реализовывать ее гуманистические идеалы и принципы на практике. В настоящее время в России и странах СНГ существуют рериховские общества, члены которых оказывают посильную помощь социально незащищенным категориям граждан — инвалидам, престарелым, детям­сиротам, — работают на общественных началах в детских домах, хосписах и домах престарелых, а также помогают восстанавливать нуждающиеся в реставрации архитектурные памятники.

 

Однако следует отметить, что вместе с широким общественным интересом к эзотерическому философскому наследию, изложенному учением Агни Йоги, поневоле возникла проблема адекватного, объективного понимания основных духовно­нравственных принципов эзотеризма людьми, не имеющими специального образования в области философских знаний. Данная проблема усугубилась также тем, что, поскольку долгое время данное учение не было доступно академической историко-философской науке, в обществе до сих пор не существует ни методологии изучения эзотерической философии, ни разработанной теоретической интерпретации основных положений индо-тибетского философского эзотеризма. В итоге отсутствие необходимой компетенции в сфере философско-эзотерических знаний нередко приводит некоторых поклонников учения Агни Йоги к профанации ими важнейших понятий и принципов данного учения. Это обстоятельство лишний раз подчеркивает актуальность изучения Агни Йоги современной историко-философской наукой.

 

Особый интерес общественности вызывают такие научно-философские проблемы, всесторонне рассмотренные в Живой Этике, как сосуществование человечества с природной средой, влияние космической энергетики на физическое и психическое здоровье человека, феномен измененных состояний сознания, посмертное бытие сознания, кармическая предопределенность судьбы человека, оптимальные методы самосовершенствования и т. п.

 

Представляется, что одним из факторов популярности Агни Йоги в обществе стала профетичность данного учения, во многом предугадавшего многие научные открытия и проблематику современных научных исследований в области изучения многомерной природы человеческого существа и Космоса, как это будет показано в последующих главах данной работы.

 

Сюда можно отнести, в частности, идеи субстанциальной природы мышления и других элементов сознания, энергоинформационной природы сознания, а также предвидение авторами этого учения проблемы экологического равновесия и сосуществования общества с природной средой и прогнозы Живой Этики относительно появления новых видов заболеваний, вызванных воздействием на организм человека космопространственных факторов (в данном отношении проблематика Агни Йога оказалась весьма созвучной исследованиям Чижевского, Вернадского, Циолковского и других представителей русского космизма).

 

Еще одна причина социальной актуальности Агни Йоги заключается, на наш взгляд, в выраженной духовно­этической интонированности этого учения (отраженной даже в его втором названии — Живая Этика) и его практическом, жизненном характере. В книгах Агни Йоги неоднократно подчеркивается приоритетное значение нравственности и духовности, критерием которых для авторов этого учения является гуманизм, или, как говорится в одной из книг учения, человечность: «Каждое Учение Света есть, прежде всего, развитие человечности. Запомните это прочно, ибо никогда мир так не нуждался в этом качестве. Человечность есть врата ко всем прочим мирам. Человечность есть основа чувствознания. (...) Мы тоже признаем друг друга по человечности»[40].

 

Авторы теософии и Агни Йоги неоднократно отмечали в своих письмах, что духовно­этические идеалы имеют для них приоритетное значение. Начиная с эпохи теософского движения ни изучению эзотерической философии, ни экспериментам по исследованию феноменальных психодуховных явлений духовные Учителя Индии и Тибета не придавали такого значения, как идеалам социального равенства, дружбы и взаимопонимания людей разных национальностей. Руководитель гималайского Братства адептов, Маха­Чохан, формулировал истинную цель теософии и Теософского общества следующим образом: «Целью является не достижение тем или иным человеком индивидуальной Нирваны (кульминации всех знаний и абсолютной мудрости), которая, в конце концов, является лишь облагороженным и возвышенным эгоизмом, но самоотверженный поиск наилучших средств, с помощью которых можно направить на истинный путь соседа, помочь как можно большему числу людей приобщиться к истинному знанию...»[41]

 

Деятельность создателей теософии и Агни Йоги, адептов индо-тибетского эзотеризма, часто затрагивала не только духовные, но и социально­практические цели. Общественная работа последователей теософии, по мысли Маха­Чохана, должна была состоять не только в духовно­интеллектуальном просветительстве, но и в утверждении в обществе определенных социальных идеалов, а именно — равенства и толерантности в отношениях между людьми разных классов, рас, национальностей и вероисповеданий. «Должны ли мы посвящать свою деятельность обучению нескольких европейцев, выросших в роскоши и одаренных благами слепой фортуны, (...) и предоставить миллионам невежественных, бедных и презираемых, принадлежащих к низшим социальным группам и испытывающих угнетение, позаботиться о себе и своем будущем самим? Никогда. Пусть лучше погибнет Теософское Общество со своими незадачливыми основателями...»[42].



Ориентация на российские духовно­философские традиции



Еще одной интересной особенностью Агни Йоги является ориентация данного учения прежде всего на российские культурно­духовные традиции. Первая книга учения Агни Йоги начинается словами «В Новую Россию Моя первая весть»[43].

 

Новое философское учение Махатм не случайно было записано и опубликовано именно на русском языке. Е. И. Рерих утверждала, что, передавая Агни Йогу на русском языке и через русских людей, Учителя таким образом подчеркивали значение России в будущей духовной эволюции всей планеты. В «Надземном» об этом говорилось: «...при изучении Наставлений следует иметь в виду не только содержание их, но и язык, на котором они даны: Учение дается не без причины на определенном языке. Можно исследовать все учения от давних времен и понять, что данный язык показывает, какому народу надлежит проявить ступень восхождения. Иногда полагают, что Поучение дается на том языке, который ближе получателю, но такое пояснение недостаточно. (...) Получатель Учения не случаен, и язык избран по надобности. Можно видеть, как Наставления давались на разных языках, и всегда эти условия соответствовали многим важным обстоятельствам, которые имели и мировое значение. Так, язык, на котором дается Учение, есть своего рода дар известному народу»[44].

 

При этом авторы Агни Йоги подчеркивали, что передача учения на каком-либо определенном языке не уменьшает мирового значения данного учения, но просто подчеркивает ведущую роль того или иного народа в процессе духовной эволюции всего человечества: «Не подумайте, что тем самым Учение теряет мировое значение. Каждая истина общечеловечна, но каждый период имеет свое задание и каждый народ имеет свою обязанность»[45].

 

Тема высокой духовной миссии, сужденной России в силу ее национальной кармы, неоднократно поднималась Е. И. Рерих в ее письмах: «Тяжкие сроки, тяжкие времена! Но лучшая страна станет космическою основою равновесия в мире. Страна лучшая станет страною самой строительной и самой прекрасной. Наша страна узнает ярый расцвет после явления космических знаков»[46].

 

Следует отметить, что эпоха так называемого русского культурно­духовного ренессанса привнесла в духовную жизнь страны идеи, весьма созвучные основным положениям Агни Йоги. Серебряный век стал своеобразным преддверием появления в России Живой Этики, органично продолжившей многие концепции философов и интуитивные прозрения поэтов Серебряного века. Так, идея всеединства, а также общая тенденция к космоцентризму и «узреванию божественных энергий в тварном мире» (по словам Бердяева), свойственные В. С. Соловьеву, С. Н. Булгакову, Н. А. Бердяеву, П. А. Флоренскому, получили не только отражение, но и дальнейшее развитие в учении Агни Йоги, не говоря уже о русском космизме, который оказался еще созвучнее основным взглядам авторов Живой Этики. Подобная преемственность культурных и духовно­философских традиций вряд ли была случайной. Возможно, учение Агни Йоги появилось в России как реакция последователей и носителей эзотерической мудрости Востока на культурно­духовный ренессанс страны, всегда считавшейся ими очагом будущего духовного возрождения всего мира.



Примечания
1.Блаватская Е. П. Тайная Доктрина. Т. 1. С. 179.
2.Письма Махатм, письмо № 17.
3.Письма Махатм, письмо № 36.
4.Letters from the Masters of the Wisdom. Transcribed and Compiled by C. Jinaradjadasa. First Series. Adyar, Madras, TPH, 1919. P. 17.
5.Из письма Е. И. Рерих от 30.06.34.
6.Листы Сада Мории. Т. 1. Зов. 1922, июль 12.
7.Грани Агни Йоги. Т. 10. С. 483.
8.Письма Махатм, письмо № 64.
9.Блаватская Е. П. Тайная Доктрина. Т. 1. Новосибирск, 1992. С. 486.
10.Листы Сада Мории. Зов. 1921 г., июль, 17.
11.Высшее духовное начало человека.
12.Letters from the Masters of the Wisdom. P. 7.
13.Рерих Е. И. У порога Нового мира. М., 1994.
14.Знаки Агни Йоги, предисловие.
15.Следует отметить, что, к сожалению, подобная точка зрения относительно сути эзотерической буддийской философии и созданных на ее основе учений теософии и Агни Йоги встречается и в наше время.
16.Письма Махатм, письмо № 121.
17.Там же.
18.Грани Агни Йоги. Т. 13, 408.
19.Элифас Леви Захед (настоящее имя — Альфонс Луи Констан) — автор ряда книг по эзотерике; в прошлом аббат Римско­католической церкви, лишенный сана после обретения им известности в качестве философа-каббалиста.
20.Розенкрейц Христиан — основатель общества розенкрейцеров; по преданию, родился в 1378 г. и прожил 106 лет; получил эзотерические знания во время своих путешествий по странам Востока и по возвращении в Германию передал их трем ближайшим ученикам.
21.Письма Махатм, письмо № 17.
22.Грани Агни Йоги. Т. 5, 483.
23.Аум 88.
24.Знаки Агни Йоги, 615.
25.Листы Сада Мории. Т. 2. Озарение. Часть II, VI, 5.
26.Листы Сада Мории. Т. 1. Зов, предисловие.
27.Грани Агни Йоги. Т. 5, 483.
28.Рерих Е. И., из письма от 24.06.35.
29.Блаватская Е. П. Тайная Доктрина. Т. 1. С. 29.
30.Знаки Агни Йоги, предисловие.
31.Мир Огненный, часть 1, 659.
32.Вернадский В. И. Ноосфера // Вернадский В. И. Биосфера и ноосфера. М., 2004. С. 209.
33.Там же. С. 230.
34.Шарден Т., де. Феномен человека. М., 2002. С. 291.
35. Беспредельность, 829.
36. Иерархия, 294.
37. Иерархия, 299.
38. Знаки Агни Йоги, 399.
39. Feuerstein G. The Deeper Dimension of Yoga. Theory and Practice. Shambala. Boston and London, 2003. P. 96.
40. Мир Огненный, часть 1, 75.
41. Letters from the Masters of the Wisdom... P. 17—18.
42. Letters from the Masters of the Wisdom... P. 18.
43. Листы Сада Мории. Т. 1. Зов, предисловие // Агни Йога: Живая Этика. В 5 т. Т. 1. М., 2004.
44. Надземное, 468.
45. Там же.
46. Рерих Е. И., из письма от 17.11.49.


Источник: Ковалева Н.Е. ФЕНОМЕН СОЗНАНИЯ В АГНИ ЙОГЕ. М., РИПОЛ КЛАССИК, 2007. Гл. I.



 

13.05.2013 11:32АВТОР: Наталия Ковалева | ПРОСМОТРОВ: 2063




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Наука и исследования. Статьи. »