М.В. Ломоносов и его вклад в естествознание. В.А. Перцов. Одиночество гения (о Ломоносове). Юрий Ключников. Добровольное пожертвование. Знамя Мира – красный крест Культуры. М.П. Куцарова. Звездное небо Михайлы Ломоносова. К 300- летию со дня рождения. Разрушение музея Рериха: игра по-крупному. Елена Кузнецова. Добровольное пожертвование. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Отвергнутый Вестник. Л.В. Шапошникова.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Оккультизм в трудах Елены Блаватской. Сергей Целух


 

 

Третий том «Тайной Доктрины» - это оккультизм и магия

Тайным наукам Е.П. Блаватская посвятила много своих книг и статей, для нее они – неотъемлемая часть духовной культуры мира. Об оккультизме говорится и во втором томе «Разоблаченной Изиды», в разделе, под названием «Оккультные приемы, употребляемые духовенством». Оккультизм и эзотерика, магия и теургия, спиритизм и мистицизм, словом все тайные науки составляют два тома «Разоблаченной Изиды», три тома «Тайной Доктрины» и десятки статей. Но, особенно эти науки выделены в третьем томе ТД, под названием - «Эзотерические учения», в котором Блаватская говорит об этой «чертовщине» в полную силу. Легко понять, что Елена Петровна познала их историю: зарождение и распространение, внутреннюю сущность, слабые и сильные стороны, их воздействие на человека и природу, и знает, как подчинить эти грозные силы человеческой воле, заставить их служить людям. Для Блаватской тайные науки - мощное средство в борьбе с нечистыми силами, всем человеческим злом: невежеством, дикостью, пережитками прошлого и в тоже время - способ достижения нужных результатов. Нам предстоит разобраться с этим грозным, жутким и непобедимым воинством, и установить, откуда оно взялось, в чем его сила, и как Блаватской удалось скрутить ей рога и подчинить своей воле и мысли.

 

Для начала разберемся с оккультизмом. Слово «оккультизм - латинского происхождения (occultus ), что значит — тайный, сокровенный. Оккультизм — общее название мистических учений, утверждающих существование скрытых сил в человеке и космосе, недоступных для обычного человеческого опыта. Также, это комплекс верований в существование скрытой связи человека с потусторонним миром. Термины «оккультизм» и «эзотеризм» применяются как синонимы. Современная наука считает их враждебными силами, сбивающими с толку людей, квалифицирует как псевдонауку или паронормальные верования, хотя это не совсем верно.

 

Оккультизм — это изучение оккультного, то есть «скрытого» знания, неведомого большинству из нас. Он ведет свое начало с древнейших времен, с книг Ездры, Еклезиаста, Великих и Малых Библейских пророков, Иудейских царей, Каббалы, Зогара, Мадраша, индийских Вишну-Пураны, Книги Дзиан, Книги Даниила, египетской Книги Мертвых и других. Названные книги Елена Петровна подробно разбирает в Третьем томе «Тайной Доктрины». Она прослеживает историю зарождения тайных наук, от древности, до конца 19 века, века расцвета таинственной и грозной силы. Простому читателю прочитать этот увесистый том в 750 страниц, не так-то просто. К тому же, написана книга не как научно-популярный учебник, а как настоящая монография, причем, не для простаков, а для людей, имеющих определенный запас тайных знаний. Многое в ней читатель не поймет, на многое не обратит внимания, кое-что пропустит, и будет искать страницы, где говорится об оккультизме простым языком, четко и понятно. Давняя история оккультизма, магии и других тайных наук, поучительна для всех, но она не настолько захватывающа, не так привлекательна, как ее практическая деятельность, причем деятельность в наши дни.

 

Понимая всю сложность проблем в оккультизме, других тайных науках, Блаватская создала большое количество статей и даже книг на эту тему, в которых старалась популярным языком донести до каждого читателя сущность тайных наук, их влияние на человеческие судьбы и показать, какие пагубные последствия оставляют они в душах людей, и как калечат их судьбы.

 

«Как правило, оккультизм, - говорит Блаватская, - представляет собой опасное, обоюдоострое оружие для того, кто не готов посвятить ему всю свою жизнь. Теория оккультизма, не подкрепленная серьезной практикой, всегда останется в глазах людей, настроенных против столь непопулярного занятия, праздным, безумным делом, годным лишь для одурачивания невежественных старух. Если оглянуться и посмотреть на отношение к современному спиритуализму в течение последних 30 лет, несмотря на ежедневные, ежечасные доказательства, взывающие к нашим чувствам, доказательства, с которыми мы сталкиваемся с глазу на глаз, и голоса которых раздаются «из великой бездны», как же можно надеяться, что оккультизм, или магия, соотносимые со спиритуализмом, как бесконечное с конечным, как причина со следствием, как единство с множественностью, как можно надеяться, что они легко обретут твердую почву там, где насмехаются над спиритуализмом?» (1).

 

Елена Петровна термин «оккультизм» часто соединяет с восточной гупта-видьей, Каббалой, Зогаром, эзотерикой, спиритуализмом, видя в них единое таинственное начало для подавления воли человека, нагнетания в нем страха и свидетельства неминуемого возмездия за любую ошибку. Для нее, все тайные науки настолько переплелись между собой, так объединились, что отрывать их, или разграничивать, будет нарушением законов природы.

 

Блаватская считает, что пробудить способности души человека можно сравнительно легко, достаточно вызвать ненависть или любовь, или другие человеческие страсти. И все это есть не что иное, как Черная магия, колдовство и волшебство. Единственно, что проявляет внутренние силы Черной, зловредной магии, или Белой, благодетельной магии, пишет она, есть наше внутренне побуждение. Человек, в душе которого остался хотя бы малейший след совести, не должен использовать свои духовные силы во вред другому, иначе его духовная сущность преобразится в психическую, которая проявится в астральном мире, а тогда жди большие неприятности. «Свойства и силы животной природы человека могут быть использованы одинаково как эгоистичной и мстительной душой, так и самоотверженной и всепрощающей; тогда как способности и силы духа доступны лишь человеку с безусловно чистым сердцем - это и есть Божественная Магия». (2).

 

Однажды Блаватскую спросили: как понимать, что в Калькутте умершая девочка навещает дом своих родителей и разговаривает со своей матерью. Для Е.П. такой вопрос не был неожиданностью. Она допускает, что медиумизм может развиваться в любом месте и в любой стране. Но это вовсе небезопасно. Вот потому она никаких инструкций по его развитию не дает. Всех, кто думает иначе, она отсылает к лондонским спиритуалистам, к их журналу "Медиум и Рассвет", к американскому журналу "Знамя Света" и другим изданиям и организациям спиритов. Там они получат подробную информацию, как обманывать людей, и выманивать у них деньги.

 

Читатели хотели услышать об ее большом опыте оккультиста, каким образом она его приобрела: учебой, врожденным свойством или от несчастного случая? Ответ Е.П. был прост: медиумами, говорит она, только рождаются. Уже с ранних лет их организм имеет особенное психофизическое строение. По мере взросления, человек приобретает практический опыт по применению своих способностей. Большинство известных медиумов шли таким путем. Они развивали свои врожденные способности различными упражнениями, а учебу проходили у настоящих индийских оккультистов. Вот потому свои приемы они выполняют легко, уверенно, без ошибок и потому всегда добиваются нужного результата. Не удивительно, что многие ученики медиумов, если у них есть врожденные способности, достигают, в этом деле, больших успехов. Однако ни один медиум не может стать Адептом. «В древней Индии ни один медиум не только не мог быть Посвященным, но даже ему был запрещен вход в Святая Святых Храма. И в Египте Иерофанты избегали даже иметь лимфатичных слуг. Медиумы большей частью слепые орудия темных сил. Медиумизм может быть назван одержанием». (Письма Е.И. Рерих. 23 июня 1934 г).

 

Более подробную информацию об оккультизме, мы находим в письме Блаватской к сестре Вере Желиховской в 1875 году. Вера узнала, что Е.П.Б. начала писать свои работы каким-то непонятным способом. Каким образом появились у нее эти знания, эти приемы, удивившие английскую и американскую общественность, в том числе и прессу, для сестры было загадкой. Из слухов было известно, что в основе метода Елены лежит колдовство и магия. Терзаемая страхами, плохими предчувствиями, Желиховская пишет письмо сестре, в котором просит ее объяснить такое чудо. Ответ Елены Петровной удивил и насторожил ее.

Учитель входит в тело Блаватской

«Не бойся,- писала Елена, я не безумна. Все, что я могу сказать, - это то, что некто определенно вдохновляет меня... более того, некто входит в меня. Говорю и пишу не я - это нечто внутри меня, мое высшее, лучезарное Я думает и пишет за меня. Не спрашивай меня, друг мой, что я при этом испытываю, ибо я не в состоянии ясно объяснить. Я и сама не понимаю! Единственное, что я знаю, - это то, что теперь, с возрастом, я стала чем-то вроде кладезя чьих-то чужих знаний... Некто приходит, окутывает меня туманным облаком и неожиданно выталкивает меня из самой себя, и тогда я уже не «я» - Елена Петровна Блаватская, а кто-то другой. Кто-то сильный и могучий, рожденный совсем в иных краях. Что же касается меня самой, то я словно сплю или лежу рядом почти без сознания — не в своем теле, а совсем рядом, и удерживает меня подле него лишь какая-то тонкая нить, связывающая меня с ним. Однако временами я совершенно отчетливо все вижу и слышу: я прекрасно сознаю, что говорит или делает мое тело или, по крайней мере, его новый владелец. Я даже понимаю и помню все это так хорошо, что могу потом записать его слова... В такие моменты я замечаю страх и благоговейный трепет на лицах Олькотта и других и с интересом слежу за тем, как он с некоторой жалостью глядит на них моими глазами и учит этих людей, пользуясь для этого моим материальным, физическим языком. Но не моим умом, а своим собственным, который окутывает мое сознание подобно облаку... Ах, на самом деле я не могу всего объяснить» (3).

«Я разбираюсь в восточных науках и языках сильнее ученных»

«Скажите, милая моя, - пишет она тете, - интересуют ли вас физиологическо-психологические тайны? Вот вам одна из таковых, вполне достойная того, чтобы повергнуть в изумление любого физиолога. В нашем [Теософском] Обществе есть несколько исключительно образованных членов, к примеру, профессор Уайлдер, один из первых археологов и востоковедов в Соединенных Штатах, и все эти люди приходят ко мне, чтобы учиться у меня, и клянусь, что я разбираюсь во всевозможных восточных языках и науках, как точных, так и абстрактных, гораздо лучше, чем сами эти ученые мужи. Это факт! А факты - упрямая вещь, с ними не поспоришь. Так поведайте же мне: как могло случиться, что я, чье образование вплоть до сорока лет столь ужасно хромало, вдруг стала светочем знаний в глазах по-настоящему ученых людей? Этот факт - непостижимая тайна Природы. Я - какая-то загадка психологии, головоломка для будущих поколений, некий Сфинкс! Вы только представьте себе: я, никогда в жизни ничего не изучавшая, не обладающая ничем, кроме поверхностных сведений самого общего характера, никогда не имевшая ни малейшего представления о физике, химии, зоологии и вообще ни о чем, теперь, вдруг, стала способна писать целые диссертации по этим предметам. Я вступаю в дискуссии с учеными мужами, в диспуты, из которых часто выхожу победительницей... Это не шутка, я совершенно серьезна, я не понимаю, как это все получается».

 

Елена пишет, что вот уже три года, днем и ночью она все штудирует, читает, размышляет. И что не прочтет, все кажется знакомым, понятным. Она легко находит ошибки в ученейших статьях, в лекциях Тиндаля, Герберта Спенсера, Гексли и других. Если какой-либо археолог вызовет ее на дискуссию, то в конце он непременно заверит, что Блаватская разъяснила ему значение различных памятников, указала на такие вещи, которые ему бы никогда не пришли в голову. Все символы древности с их тайными смыслами приходят ей на ум и стоят перед мысленным взором, как только заходит о них речь. А один из учеников Фарадея, профессор X., которого в ученом мире единодушно окрестили «отцом экспериментальной физики», провел с ней весь вечер, а теперь уверяет, что она способна «заткнуть за пояс самого Фарадея». Может, все они просто глупцы? - спрашивает Е.П. Но такого не может быть, чтобы и друзья, и враги объединились только для того, чтобы выставить ее светилом науки. Но вот что странно, все, что она ни делает, на поверке оказывается правдой.

 

Ей кажется удивительным, что в ее доме постоянно, с утра до вечера, толпятся всевозможные профессора, доктора наук и доктора богословия. «Например, есть тут два еврейских раввина, Адлер и Гольдштейн, причем оба считаются величайшими талмудистами. Они наизусть знают каббалу Симона Бен Йохая и «Назорейский кодекс» Бардезана (Кабала внутри кабалы). Их привел ко мне г-н А. - протестантский священник и комментатор Библии, надеявшийся, что они докажут, что я заблуждаюсь по поводу одной формулировки в халдейской Библии Онкелоса (Пятикнижие). И чем все кончилось? Я их победила. Я цитировала им целые фразы на древнееврейском языке и доказала раввинам, что Онкелос - один из авторитетов вавилонской школы» (4).

 

В более ранних письмах, Е.П.Б. сообщает Желиховской, что тот разум, который, по ее выражению, «обволакивает ее тело» и использует ее мозг, именуется «Голосом» или «Сахибом». И только позже она назовет его «Учителем» или «Махатмой».

 

«Я никогда никому здесь не рассказываю об опыте моего общения с Голосом. Когда я пытаюсь убедить людей в том, что я никогда не была в Монголии, что я не знаю ни санскрита, ни древнееврейского, ни древних европейских языков, мне не верят. «Как это так? - говорят они, - вы никогда там не бывали и при этом все так точно описываете? Не знаете языков, но переводите прямо с языка оригинала?» И поэтому они отказываются мне верить. Они думают, у меня есть какие-то таинственные причины для скрытности, да к тому же мне как-то неловко отрицать, когда все слышали, как я обсуждаю различные индийские диалекты с лектором, который провел в Индии двадцать лет. Ну что же, все, что я могу сказать, либо они спятили, либо я - просто подменыш!» (5).

« Я выхожу из собственного тела»

В письме есть и такие строки: «Я питалась одним лишь салатом, и даже не курила целых девять дней, спала на полу, и вот что произошло: перед моим внутренним взором вдруг промелькнула одна из самых отвратительных в моей жизни сцен, и я ощутила, будто выхожу из собственного тела и с отвращением смотрю на него со стороны, как оно ходит, разговаривает, самодовольно предаваясь излишествам и погрязнув в грехе. Фу, как я себя возненавидела! На следующую ночь, снова укладываясь спать на жестком полу, я была уже такой уставшей, что вскоре уснула и меня окутала тяжелая, беспросветная тьма. Затем я увидела, как появляется какая-то звезда; она зажглась высоко-высоко надо мною и стала падать прямо на меня. Звезда опустилась мне прямо на лоб и превратилась в чью-то ладонь. Ладонь эта оставалась у меня на лбу, а я сгорала от любопытства: чья же это рука?.. Я сосредоточилась на одной-единственной мольбе, на одном волевом импульсе, силясь постичь, кому же принадлежит эта светящаяся ладонь... И я поняла: тот, кто стоит надо мною, - это я сама. Внезапно эта «вторая я» заговорила, обращаясь к моему телу: «Взгляни на меня!» Тело мое взглянуло и увидело, что половина второй меня была черна, как смоль, другая половина - бледновато-серая и лишь макушка - совершенно белая, сверкающая, лучезарная. И снова я обратилась к собственному телу: «Когда ты станешь такою же светящейся, как эта крохотная часть твоей головы, тогда взору твоему будет доступно то, что видят другие, чистые, сумевшие полностью очиститься... А пока что очищайся, очищайся, очищайся». И тут я проснулась (6).

«Кроме меня в моем теле присутствует кто-то еще»

Одно время, как пишет Желиховская в свое книге «Рада-Бай», Елена была в тяжелейшем состоянии, сильно болела нога, прогрессирующий ревматизм не давал покоя. Врачи с тревогой сообщали, что у нее началась гангрена, и чувствовали, что дело безнадежное и идет к концу. Но вдруг, все изменилось. Откуда ни возьмись, появился некий негр, посланный «Сахибом», который вылечил ее удивительным способом.

 

На радостях Е.П. пишет своей сестре: «Он меня полностью излечил. И как раз в это время я стала испытывать весьма странное раздвоение. По нескольку раз на день я ощущаю, что кроме меня в моем теле присутствует кто-то еще, вполне отделимый от меня самой. Я никогда при этом не перестаю осознавать собственную личность; я просто чувствую себя так, словно сама я молчу, а «постоялец», который во мне, говорит моим языком» (7).

 

Например, Е.П. знает, что никогда не бывала в тех местах, которые описывает ее «второе я». Однако это «второе я» - не лжет, а рассказывает о местах и вещах, совершенно ей неизвестных, которые оно действительно видело и прекрасно знает. Она решила не сопротивляться: пусть судьба ведет ее туда, куда знает. По ночам, когда она одна лежит в постели, вся жизнь «второго я» проходит перед ее глазами. Она видит вообще не себя, а совсем другого человека, другой нации, с другими чувствами и особенностями. Но что рассказывать об этом? Так можно и с ума сойти.

 

«Это не медиумизм, и не общение с нечистой силой, - пишет она. Это намного сильнее и выше нашего понимания. Никакой бы бес не стал действовать подобным образом. Может быть, «духи»? Но если уж на то пошло, то мои былые «привидения» больше не смеют ко мне приближаться. Стоит мне войти в комнату, где проходит спиритический сеанс, как все такого рода феномены, особенно материализации, разом прекращаются. Нет-нет, это нечто совсем иное, явление высшего порядка! Под руководством моего «второго я» все чаще происходят явления совсем другого рода» (7).

 

Феномены Блаватской вскоре стали достоянием гласности. Американские газеты писали отчеты о некоторых из них, подробно описывали появления астральных посетителей, в том числе и некоего индуса. Посылая эти выдержки из прессы своей сестре, Е.П.Б. сопровождает их своими комментариями:

«Индус эфирный и прозрачный и путешествует по другим телам»

Этого индуса, пишет Блаватская, она видит каждый день, и он такой же живой, как все люди. Разница лишь в том, что она его видит более эфирным и прозрачным. Прежде о таких явлениях она просто молчала, считая их галлюцинациями. Однако теперь стали появляться и другие люди. Индус является ей часто. Он даже рекомендует ей как себя вести и что писать. Индус знает абсолютно все, что творится кругом, вплоть до сокровенных мыслей других людей. Он заставляет ее записывать его знания. «Порою мне кажется, что он затмевает меня целиком, просто входя в меня как нечто зыбкое и неуловимое, проникающее во все поры и растворяющееся во мне. Тогда мы приобретаем возможность вдвоем говорить с другими людьми, тогда я начинаю понимать и запоминать все, связанное с науками и иностранными языками, — все, в чем он меня просвещает, и это качество сохраняется даже тогда, когда он больше не присутствует во мне»(8).

 

После выхода «Разоблаченной Изиды», Е.П.Б. сразу же написала Вере Желиховской: «Тебе кажется странным, что какой-то индусский Сахиб столь вольно и бесцеремонно обращается со мною. Вполне могу тебя понять: человек, не привычный к такого рода феноменам, которые хотя и не являются из ряда вон выходящими, однако совершенно игнорируются, наверняка отнесется к ним с недоверием по той простой причине, что такой человек не привык погружаться в исследование подобных вопросов. Вот ты, например, спрашиваешь, не отказывает ли этот Сахиб себе в удовольствии попутешествовать по телам других людей так же, как он входит в мое тело. Точно сказать не могу, но вот в чем я уверена абсолютно».

 

Блаватская поясняет сестре, что душа истинная, живая душа человека - это нечто совершенно отдельное от остального организма. И этот периспирит не приклеен к физическим «внутренностям». И что душа, которая есть во всем живом, начиная от инфузории и кончая слоном, отличается от своего физического двойника. Она способна действовать свободно, независимо, поскольку защищена бессмертным духом. В случае с непосвященным мирянином, душа действует так во время сна, а в случае с посвященным адептом - в любой момент, какой он выберет по своему усмотрению. Е.П. рекомендует сестре попробовать это, и усвоить, тогда ей многое станет ясно.

 

Никакого чуда в этом она не видит, поскольку такое явление известно с древних времен. Она приводит в пример Святого Павла, который говорит о неком молодом человеке, который «в теле ли — не знаю, вне ли тела - не знаю: Бог знает», «восхищен был до третьего неба». Приводит и слова Рода о Петре: «Это не Петр, но ангел его», то есть его двойник, или его душа. Такой же пример она находит и в «Деяниях апостолов», когда дух Божий восхитил Филиппа. И вознесено было не тело его, не грубая плоть, а его Эго, его дух и душа. Е.П. рекомендует Вере почитать Апулея, Плутарха, Ямвлиха, других ученых, все они пишут о подобном феномене, хотя обеты, взятые ими во время посвящения, не позволяют говорить об этом открыто.

 

Что же до Сахиба, то Блаватская познакомилась с ним давно. Двадцать пять лет назад он прибыл в Лондон вместе с премьер-министром Непала, а три года назад передал ей письмо через одного индийца, прибывшего сюда читать лекции по буддизму. В письме он напомнил о многих вещах, предсказанных раньше, и поинтересовался, верит ли она ему еще и согласна ли исполнять его волю, чтобы избежать полного краха. После этого он являлся неоднократно и другим людям, в том числе Олькотту, которого принудил быть президентом Теософского Общества и просветил, как положить начало этому Обществу.

 

Своего Учителя Блаватская узнает всегда, часто говорит с ним, не видя его непосредственно. Для нее странно, что он может услышать ее в любом месте, где бы она ни находилась. Она слышит его голос по двадцать раз на день, даже через моря и океаны. «Не берусь с уверенностью утверждать, что это он сам входит в меня: если это не он сам, то значит это — его сила, его влияние. Я сильна только его силой, без него я просто ничто» (9).

 

Естественно, что в сердца родственников Елены Петровны, закрался страх по поводу личности этого таинственного учителя - индуса. Они не могли понять, как так случалось, что Е.П. принимает своего индуса за какого-то необычного человека. Блаватская рассказывает родным, что ее Учитель глубоко почитает дух учения Христа, и есть ни кто иной, как индийский святой.

 

И действительно, так случилось, что во время пребывания в Индии, Блаватская провела семь недель в лесу, неподалеку гор Каракорума. Она была изолирована от внешнего мира, и лишь Учитель навещал ее ежедневно, то ли в астральном теле, то ли как-то иначе. В это же время покровитель показал ей в пещерном храме скульптурные группы великих учителей человечества. Это была огромная статуя Иисуса Христа, представляющая его в тот момент, когда он прощает Марию Магдалину. Другая скульптурная группа запечатлела Гаутаму Будду, предлагающего в своих ладонях воду нищему. А третья группа изображала святого Ананду, причем в тот момент, когда он пьет воду из рук падшей женщины.

«Нас посетил двойник профессора Моузеса»

В другом письме сестре Вере, Е.П. сообщала, что учится выходить из собственного тела, и предложила сестре ждать ее в гости, заявив, что «в мгновение сумеет оказаться у нее дома в Тифлисе». Это испугало, и позабавило Желиховскую, которая в шутку ответила, что ей не хотелось бы обременять сестру по столь пустяковому вопросу.

 

Елена Блаватская не согласилась с ней и написала новое письмо: «А чего же тут бояться? Будто ты никогда не слышала о явлениях двойников. Я, то есть мое тело, буду спокойно спать в постели, и неважно, даже если телу придется дожидаться моего возвращения в уже пробужденном состоянии: оно окажется в положении невинного идиота. И неудивительно: ведь в нем в тот момент не будет присутствовать Божественный свет, улетевший к тебе; затем он прилетит обратно, и храм вновь озарится присутствием Божества. Но само собою, разумеется, что это произойдет лишь в том случае, если между ними сохранится связующая нить. Если же ты завопишь как сумасшедшая — тогда аминь моему существованию: я могу мгновенно умереть... Я уже писала тебе, что однажды мы удостоились посещения двойника профессора Моузеса. Его лицезрели семь человек. Что же до Учителя, то его, как правило, видят и люди совершенно посторонние. Иногда он выглядит, словно живой человек - веселый, как ни в чем не бывало. Он постоянно подшучивает надо мною, и теперь я к нему совершенно привыкла. Скоро он заберет всех нас в Индию, и там мы будем видеть его во плоти, просто как обычного человека» (10).

Оккультизм набирает грозную силу

Разбирая проблему оккультизма, Блаватская переносит внимание в Эпоху Возрождения. Именно тогда оккультизм повязал свою судьбу с такими течениями, как Герметизм, Христианская Каббала и Розенкрейцерство. Ведущими деятелями оккультизма тех времен были такие известные мыслители и чародеи, как Парацельс, Пико делла Мирандола, император Рудольф II, Марсилио Фичино, Джон Ди, Генрих Корнелиус Агриппа, Якоб Беме, Мартинес де Паскуалли, Луи Клод де Сен-Мартен, астролог и астроном Тихо Браге, иезуит Атанасиус Кирхер, алхимик Роберт Фладд и другие. На их труды впоследствии опирались оккультисты XIX века, чьи знания Блаватская использовала в своем творчестве.

 

Оккультизм XIX века достаточно мощная сила, наводящая страх в обществе, используемая для подавления человека, его воли, душевных сил, с целью посеять страх в душах людей, приобретения популярности, и авторитета. Но иногда оккультизм использовался в научно-популярных целях. Знаменитыми оккультистами при жизни Блаватской были Элифас Леви, Субба Роу, Махатмы, Олькотт, Ледбитер и другие. Ведущее место среди них занимает французский оккультист Жерар Анкосс - Папюс (1865 - 1916) — маг и врач, основатель Ордена Мартинистов и член «Каббалистического Ордена Розы†Креста». Он же Великий Мастер Национального Державного Святилища Франции - Древнего и Изначального Устава Мемфиса-Мицраима.

 

Папюс прославился тем, что написал более 400 статей и 25 книг по магии, каббале, таро и оккультизму и считался видной фигурой в различных оккультных организациях, парижских спиритуалистических и литературных кругах конца XIX, начала XX столетий. Согласно Папюсу, оккультизм представляет собой философскую систему, стремящуюся синтезировать знания, добытые науками, с целью установить такие законы, которые бы управляли всеми скрытыми явлениями. Его оккультизм включает в себя такие тайные науки, как магию, экстрасенсорное восприятие, астрологию, нумерологию, хиромантию, спиритуализм, толкование и изучение символизма карт Таро и гадание на игральных картах.

 

Ведущие религии мира считают оккультизм верой в существование сверхъестественных существ, скрытых явлений, неподвластных человеку, направленных на подавление его воли, вселения ужаса и принесения бед. Хотя для большинства ученых, оккультизм является, не чем иным, как разновидностью религиозного мировоззрения. Известно, что христианство, иудаизм, индуизм, буддизм и ислам, эти главные религии мира, не относятся к оккультизму, хотя в каждой из них присутствуют его элементы. Особенно он процветает в иудейской каббале, зороастризме, индуских религиях и в самой теософии, любимой науке Елены Блаватской и ее последователей.

 

Оккультисты уверены, что люди искусственно оградили себя от восприятия целого ряда странных явлений природы и человека. В прежние времена такое явление было нормальным, все привыкли к его странностям и верили в его магическую силу. Однако материализм разрушил эту веру, искривил сознание человека и запугал своими грозными законами. Оккультисты, а с ними и теософы верят, что эти науки, есть не что иное, как простое естествознание, сама Природа только в ином воплощении. Хотя читатель знает, что оккультизм наукой не признается, поскольку его феномены не вкладываются в его рамки. Оккультизм основан на иррациональном мышлении и является антиподом научному мышлению. Это, конечно, голос материалистической диалектики, для которой все в мире познано, изучено и никаких тайных наук нет.

 

Материалисты твердо стоят на земле. У них свой взгляд на тайную науку, на ее создателей и последователей, поколебать их невозможно. Но есть еще голос другой стороны, - самих оккультистов. Для них оккультизм – настоящая наука, причем очень давняя, дивная, мудрая, которую не всякому дано познать. Она свидетельствует о своей силе и точном объяснении законов природы видимого и не видимого миров. Оккультисты знают, что их наука не ниже материалистической. Она трактует происхождение, назначение вселенной и человека, причем со своих позиций, позиций тайнознания и мудрости.

 

Чтобы не быть голословными в столь деликатных вопросах, не пускать по этому поводу «пыль в глаза», мы решили обратиться к Елене Блаватской, и спросить ее, как она относится к оккультизму, другим тайным наукам и нужны ли они нам? Ответ мы получили дивный и интересный. Сначала Е.П. просветила нас о Каббале, без которой тайные науки не могли бы состояться, а затем, вполне серьезно подняла проблему оккультизма. Послушаем ее.

Каббалу составил Симеон Бен Иохай

К Каббале, Зогару, Мишне, Блаватская обращается часто. Эти мистические книги не дают ей спокойно жить. Она рассматривает их с разных точек зрения, хочет понять, откуда у древнееврейских каббалистов были такие тайные знания, такая грозная сила, что держала еврейский народ в страхе и неволе. Блаватская хочет раскрыть их таинственную и грозную сущность, показать, откуда она взялась, кто навязал ее людям и какова их история.

 

Первая Каббала, по ее мнению, в которой «смертный человек решил объяснить величайшие тайны вселенной, и указать ключи к скрытым дверям Природы, через которые не может пройти ни один смертный, чтобы не разбудить жутких сторожей, невидимых с этой стороны стены», была составлена Симеоном Бен Иохаем, жившим во времена раскола Второго Вселенского Собора. Примерно через 30 лет после смерти этого каббалиста, его сын равви Елизар, другие раввины, решили просмотреть его свитки и узнать, что в них написано. Подробно ознакомившись записями усопшего, его учением, они составили известную книгу – Зохар, что в переводе – «Божественное Сияние». Так новая книга стала Книгой века, неисчерпаемым источником знаний для всех каббалистов, источником информации тайных, скрытых знаний. Все позднейшие версии Каббалы были основаны на этой первой книге, они просто ее копировали. До этого тайные знания, скрытые от человеческого разума и глаз, передавались устно, причем, только избранным. Простому народу они были недоступны. Знания Каббалы ревностно и скрупулезно охранялись мудрецами Халдеи, Индии, Персии и Египта. Передавались они от одного посвященного к другому, как величайшие святыни, до которых допускались лишь ученики великой «Теософской Семинарии Бога». Их Каббала, изменяясь в отдельных главах, сохранилась до сего времени целой и невредимой. Сохранилась без изменений и Восточная Каббала - Гупта-Видья.(11).

 

О Каббале Елена Петровна рассказывает в «Разоблаченной Изиде», томе 2, главе 5, под названием «Тайна Каббалы», а также в «Тайной Доктрине», томе 3, ХХ отделе, под названием «Восточная Гупта-Видья и Каббала».

 

Блаватская поясняет, что слово «Каббала» происходит от корня «получать» и имеет значение, тождественное с санскритским «Смрити» («полученное по преданию»). Это система устного учения, переходящая из одного поколения жрецов в другое. Точно так же, передавались книги браминов до того, как были занесены в свитки. Каббалистические доктрины пришли к евреям от халдеев. Благодаря тому, что Моисей знал язык Посвященных, как знал его каждый египетский жрец, был ознакомлен с числовой системой, то он написал – «Книгу Бытия или Пятикнижие Моисеево», имеющие кабалистическую направленность». Пять Моисеевых книг, известных под его именем как – «Пятикнижие», Блаватская не считает подлинными записями Моисея. И знает, что они не были написаны старинными еврейскими квадратными буквами и даже не письменами самаритян. Алфавитные знаки Каббалы она относит к более позднему времени, чем временам Моисея, потому что в то время еврейского языка не существовало, не было алфавита, не было и букв.

 

Оккультисты Америки и Европы, пишет она, видят кладезь мудрости только в одной еврейской «Каббале». В ней они находят сокровенное учение по всем тайнам Природы – метафизическим и божественным. А некоторые из прогрессивных каббалистов, таких как Джон Рейхлин, включают сюда и тайны христианской «Библии». Для них «Зохар» является Эзотерической сокровищницей всех тайн христианского Евангелия, а «Сефер Иецира» – это свет, который просвещал тьму и содержал ключи ко всем тайнам Природы.

 

«Каббала» истолковывалась и проверялась посредством того света, который на нее пролили средневековые мистики - розенкрейцеры и алхимики: аббат Тритемий, Джон Рейхлин, Агриппа, Парацельс, Роберт Флудд, Филалет и другие. В силу навязанной им Христологии, они были вынуждены накладывать богословско-догматическую маску на каждое древнее учение. В результате вышло, что каждый мистик, среди европейских и американских каббалистов, толковал древние символы лишь свойственным ему образом. Для более глубокого понимания, отсылали своих оппонентов к розенкрейцерам и алхимикам древности.

 

Сколько каббалистов, говорит Е.П., столько мнений и толкований. Некоторые даже верят, что сущность «Каббалы» представляет собою ту основу, на которой построено Масонство. Но современное Масонство является смутным отражением первоначального Оккультного Масонства, учения тех божественных Масонов, что учредили Мистерии доисторических и допотопных Храмов Посвящения, воздвигнутых сверхчеловеческими Строителями.

 

Другие заявляли, что учения, изложенные в «Зохаре», относятся только к земным и мирским тайнам, не касаясь метафизических рассуждений, таких как о душе и загробной жизни человека. Есть и настоящие каббалисты, получившие знания от посвященных еврейских раввинов, которые внушали, что если два наиболее ученых каббалиста средневековья, Джон Рейхлин и Парацельс, разошлись в своих религиозных вероисповеданиях – первый был отец Реформации, второй же – римский католик, то «Зохар» не сможет содержать в себе христианского вероучения или их догм. Другими словами, они утверждают, что язык чисел каббалистических трудов учит вселенским истинам, а не какой-либо одной Религии.

 

Нашлись и такие, заявлявшие, что язык Мистерий, употребляемый в «Зохаре», другой каббалистической литературе, во времена далекой древности, был всеобщим языком Человечества. Но неправы они были в том, что язык это был изобретен евреями, от которых все остальные народы позаимствовали его.

 

Не правы и в другом, что «Зохар» - «Книга Великолепия», созданная раввином Симеоном Бен Иохаем, начала свое существование с него. Его сын, раввин Елеазар, как мы говорили, с помощью своего секретаря Аббы, собрал воедино каббалистические учения своего покойного отца и создал труд под название «Зохар». Но учение не было учением раввина Симеона. Об этом говорит и Гупта Видья. Словом, пишет Е.П. книга «Зохар» раввина Симеона, настолько же подлинна, насколько подлинны египетские синхронические таблицы после обработки их Евсевием, или же «Послания» Св. Павла, после пересмотра и исправления их «Святою Церковью».

 

«…Знания Каббалы, передались всем оккультистам, чем «облагородили» эту науку таинственностью, страхом и грозной силой. Каббала всегда и неизменно опиралась на природу и ее законы, в этом она видела свое могущество. Оккультисты с большой радостью взяли ее на свое вооружение. И знали, что всякое действие против законов природы, встретит противодействие другой силы, и будет уничтожено как искусственный барьер. Вот поэтому оккультист, когда захочет достичь нужных знаний, своего могущества, должен делать добро людям, стать помощником им и природе. Ему следует учиться у них, познавать их законы и мораль. И знания его приведут к тому, что его действия станут благотворными, и он будет стремиться к высшему благу». (11).

 

«Среди сотен пылких западников, именующих себя “оккультистами”, не найдётся и с полдюжины таких, кто хотя бы приблизительно верно представлял себе характер науки, которой он хочет овладеть. За малым исключением, все они находятся на прямом пути к колдовству. И прежде чем возражать на это утверждение, пусть они наведут хоть какой-то порядок в том хаосе, что царит в их умах. Пусть они прежде усвоят подлинное соотношение между оккультными науками и оккультизмом, и всю разницу между ними, а потом уж пылают гневом, если всё ещё будут стоять на своём. А пока да будет им известно, что оккультизм отличается от магии и прочих тайных наук, как лучезарное солнце — от света коптящей свечи, как нерушимый и бессмертный Дух Человека — отражение абсолютного, беспричинного и непознаваемого ЦЕЛОГО — отличается от смертной оболочки, человеческого тела».(11)

 

Для нас интересно знать, имеется ли непосредственная связь между Восточной Каббалой - Гапта Видья, Каббалой Еврейской, и книгой Зогар (Мидраш)? Какие из них старше по возрасту, ближе к человеку, его жизни и судьбе? На наш вопрос Елена Блаватская отвечает так:

 

«Всем прекрасно известно, в этом мы сами убедились, что никакая рукопись, будь она каббалистическая, талмудистская или христианская, дошедшая до нашего нынешнего поколения, не была написана ранее первых веков нашей эры, тогда как этого никак нельзя сказать о египетских папирусах или халдейских табличках, или даже о некоторых писаниях Востока».

 

А в отношении человечности, то и Гапта Видья, Каббала, и Зогар и другие, «темные» книги, все они направлены к человеку и его судьбе, все имеют общие корни и общую направленность.

 

Тайная мудрость, для Е.П. – любимая страница истории ее жизни. Для Блаватской она - основа всех древних философий и религий: индийской, египетской, халдейской, зороастрийской, греческой и прочих. Следы Каббалы и оккультизма она находила в каждой стране, эпохе, человеке. Ее носителями были Посвящённые и адепты. Именно они образовали непрерывную цепь преемственности такой культуры, начиная с появления первого человека, и заканчивая ее веком. Структура их практически не менялась, была все та же, что и тысячи лет назад. Но что удивительно, все, кто серьезно искал доказательства существования оккультных наук, каббалы и хотел разгадать их силу, находили то, что искали. «С незапамятных времен и до наших дней те, кто серьезно искал такие доказательства – находили их. Мы тоже нашли их в Индии. Но мы не щадили ни времени, ни сил в своих путешествиях по всему миру (12).

«Мы такого Бога не знаем»

Е.П.Б. был задан вопрос: «Открывает ли Бог себя Йогам озарениями?» Ответ последовал поучительный: «Каждый человек, - говорит Е.П., - имеет свое собственное понимание "Бога". Насколько мы знаем, Йоги открывают своего Бога в своем собственном Я, в своем Атмане. Когда они достигают Такого осознания, они, объединяя себя с Вселенским Божественным Принципом - Парабрахманом, достигают озарения. Что же касается личного Бога - Бога, который думает, замышляет интриги, карает, милует, награждает - то мы такого Бога не знаем. И ни один Йог не знает такого Бога, если, конечно же, не принимать во внимание разные нелепые утверждения миссионеров» (13).

 

Дополняя свой ответ, Е.П. вносит ясность в вопрос, почему так много скептиков к оккультистам и оккультизму. Для нее, основная масса таких людей - христиане. И хотя Иисус объявил, что каждый, уверовавший в Него, может получить силы для свершения всех чудес (Марк ХVI, 17, 18), какими обладают и индийские Йоги, Христианство тщетно ожидает увидеть их вот уже девятнадцать столетий. И теперь, разуверившись в существовании этих Сиддх, они должны прийти в Индию за доказательствами, если они действительно будут так заинтересованы в них (13).

 

Блаватскую снова спросили: «Что происходит с "отлетевшим" духом?» Ответ Елены Петровны следующий: «Существует только один "дух" - Парабрахман, или Вечный Принцип, как предпочитают называть его некоторые другие, "Душа" умершего, покинув земное тело, проходит через "множество иных состояний существования, точно так же, как она проходила различные стадии перед рождением. Всю истину об этой тайне знают лишь высшие Адепты; но даже низшие неофиты могут сказать, что каждый из нас контролирует свое будущее воплощение, улучшая или ухудшая его своими поступками и помыслами в настоящем (14).

«В оккультизме покоя нет, там идет постоянная борьба»

Для Блаватской, оккультизм не является большим секретом, овладеть его приемами может любой мужчина или женщина. Так говорит она в своих ранних работах. Но в более поздних трудах, отношение ее к оккультизму резко изменилось. И нам понятно почему. Е.П. прошла сложный путь учебы тайных наук, и это отразилось на всей ее жизни, на мировоззрении и практической деятельности. Действительно, стремление людей к оккультизму – безгранично. Человек, посвятившей себя этой науке, не остановится ни перед чем, чтобы добиться своей цели.

 

«Раз в сердце человека по-настоящему возгорелось стремление к оккультизму, во всем свете не останется для него ни надежды на мир, ни места для покоя. Вечно терзающее беспокойство, которого он не в силах подавить, гонит его в бешеные и неизведанные пространства жизни. Его сердце слишком полно страсти и своекорыстного желания, чтобы позволить ему пройти в Золотые Врата; он не в силах обрести покой или мир в повседневной жизни. Так должен ли он неминуемо пасть в колдовство или черную магию и в долгих воплощениях накапливать ужасную Карму? Нет ли для него другого пути? Поистине, такой путь имеется - отвечаем мы. Пусть он стремится только к тому, что, как он чувствует, по силам ему. Пусть не возлагает на себя ношу, слишком трудную для себя. Не претендуя на степень "Махатмы", Будды или какого-либо Великого Святого, пусть изучает он философию и "Науку Души", и он может стать одним из скромных благодетелей человечества, без каких-либо "сверхчеловеческих" сил. Сиддхи (или силы Архата) приходят лишь к тем, кто готов идти впереди жизни и приносить ужасные жертвы, требуемые в ходе подобной подготовки, и притом буквально, до последней черты. Пусть он сразу узнает и навсегда запомнит, что истинный Оккультизм или Теософия есть "Великое Забвение Себя", безусловное, и абсолютное, как в мыслях, так и в действии. Это - Альтруизм, и он выводит того, кто практикует его, из рядов живых. "Не для себя он живет, но для мира", как только решает он посвятить себя этому делу» (15).

 

В первые годы испытания, ученику прощается многое, говорит Е.П. Но каждый должен знать, как только его приняли в оккультисты, о своей личности, старой вольготной жизни он должен забыть, ее больше нет. Ученик переходит в иную плоскость мира, плоскость ограничений, строгости и смирения. Перед его взором открываются два полюса, два направления. Между ними никакого мира, никакой дружбы, никакого легкого пути нет. Ученик должен нести свою ношу в поте лица, шаг за шагом, часто через многочисленные воплощения и без передышки в Дэвачане, по золотой лестнице, ведущей к званию Махатмы. Если же он смалодушничает, соскользнет с этой лестницы и полетит головой вниз, счастья ему не видать до самой смерти. Такую не веселую перспективу он должен знать наперед. Тот, кто способен твердо идти по пути «безмолвной эволюции начальных устремлений кандидата», выполняет все требования учителей, заинтересован в учебе, беспощадно борется со своими страстями, пока не победит их, его душевная сила вступит «в Истинное Святилище Души и предстанет перед Мастером или Высшим Я».

 

Мастер или Высшее Я – есть, не что иное, как Божественный дух, сознание, которое основано и получено исключительно от Разума, называемого Человеческой Душой, тогда как Духовная душа является проводником Духа. Первая (личная или человеческая душа), в свою очередь, есть сложное соединение. В высшей своей форме - она содержит духовные устремления, желания и божественную любовь. В низшем аспекте - животные желания и земные страсти. Таким образом, она образует как бы промежуточное звено между животной природой человека, которую высший разум стремится обуздать, и божественной духовной природой, к которой она постоянно стремится.

Оккультизм побеждает разум человека

Однако, человек должен знать, что лютые страсти любви и вожделения по-прежнему живы. Они остаются в самом человеке, в той же самой животной душе, которая притаилась в теле человека. Как высшая, так и низшая части "человеческой Души", или Разума, отвергают плохих жильцов, гонят их прочь, чтобы от них не загрязниться. Ему постоянно грозит опасность быть поверженным этими страстями. Ведь они могут пробудиться в самый неподходящий момент и погубить его.

 

Блаватская спрашивает: «Как может человек приблизиться к божественной гармонии высшего принципа, если она нарушается присутствием в этом Святилище его животных страстей? Как может гармония господствовать и побеждать, когда душа плавает в грязи, разрывается вихрем низменных желаний, телесных чувств, и страстей "Астрального человека? Как вообще начинающему оккультисту пробиться в высшие сферы этой науки?» Вопросов к оккультизму у нее много и ответы на них она знает превосходно. Этот "Астрал", этот "двойник-тень", говорит она, не есть спутник божественного Эго, он спутник земного тела. Он является связующим звеном между личным Я, низшим сознанием Манаса, и Телом, и является проводником преходящей, а не бессмертной жизни. Подобно человеческой тени, он рабски следует его движениям, и потому он привязан к материи. Он никогда не сможет подняться к Духу.

 

И только, когда энергия страстей угасла окончательно, когда они сокрушены и уничтожены в реторте несгибаемой воли; когда не только вожделения и похоти плоти искоренены, но истреблено и осознание личного Я, а "Астрал" сведен к нулю,- только тогда может произойти Единение с "Высшим Я". «Когда "Астрал", побежденный человеком, все еще живой, но уже лишенной желаний и самости личности, лишь тогда сияющий Авгоэйд, божественное Я, может вибрировать в сознательной гармонии с обоими полюсами человеческого Существа: с человеком из очищенной материи, и с вечно чистой Духовной Душой. Только тогда он может предстать перед «Всеведующим Я», Христом мистиков-гностиков, соединяясь, сливаясь и становясь им навсегда».

 

Поясняя свою мысль, Блаватская называет человека триединством, образованным Телом, Душой и Духом. Тем не менее, для нее он - один единственный и, конечно же, он не есть только тело. Тело - всего лишь его собственность, временное жилище человека. Суть Человека в трех его ипостасях: астральном, интеллектуальном и в Духовном.

 

Грешному человеку вступить в "узкие врата" Оккультизма очень сложно, трудно и небезопасно. Его ежедневные и ежечасные мысли ограничены мирскими делами, жаждой собственности, власти и силы. Они связаны похотью, тщеславием и другими пороками. Даже любовь к жене и семье - наиболее чистая, как и наиболее бескорыстная из всех человеческих чувств, является препятствием к подлинному Оккультизму.

 

Для читателя поразительно и удивительно, но это сущая правда, что Елена Блаватская относит на второй план святые человеческие чувства: любовь мужа к жене, жены к мужу, любовь к детям, родителям, другим родственникам. Для нее это лишь подтверждение «кодекса человеческих привязанностей». Но «в свете божественной всемирной любви» - это совсем не так, говорит она. В то время как сердце заполнено мыслями о маленькой группе нескольких "я", близких и дорогих нам людей, оккультисты спрашивают: что же остается в душе для остального человечества? Какая доля любви и заботы отыщется там, посвященная этой "великой сироте"? И как же "Голос Безмолвия", сможет быть услышан душой, всецело занятой своими собственными любимцами? Остается ли в нем место для нужд Человечества в целом, смогут ли они найти отзвук в его сердце, или даже получить быстрый ответ?

 

Блаватская рекомендует не спешить с ответом, хорошенько все обдумать и лишь тогда представить свои мысли на обозрение. Она скажет и больше, «что тот, кто желает воспользоваться Мудростью Вселенского Разума, должен достичь его через все Человечество, без различия расы, цвета кожи, религий или социального положения. Только альтруизм, и ни в малейшей степени эгоизм, даже в его наиболее признанных и благородных целях, может привести отдельную единицу к слиянию ее крошечного Я с Вселенским Разумом. Именно таким нуждам, такой цели истинный ученик, истинного Оккультизма, должен посвятить себя, если он желает получить Теософию, Божественную Мудрость и Божественное Знание».

 

Человек должен сделать безоговорочный выбор между жизнью мира и жизнью для оккультизма. Для Е.П, бесполезны всякие попытки совместить эти две жизни. Невозможно быть слугой двух господ и угодить обоим. Также невозможно служить своему телу и высшей Душе, выполнять семейный долг и долг вселенский, не принося ущерба одному из них. «Ибо такой человек или обратит ухо свое к "голосу безмолвия" и не услышит плача своих детей, или же будет слышать только желания родных, плач детей и плач родственников, и останется глухим к голосу Человечества. Это станет беспрерывной, сумасшедшей борьбой почти для каждого женатого человека, который пожелает вступить на тропу истинного практического Оккультизма».

 

Оккультист, Блаватской, будет пребывать в вечной борьбе между голосом безличной божественной любви к Человечеству, и голосом личной, земной любви к своему привычному и родному. Это приведет к неисполнению долга по отношению либо к одной, либо к другой, а скорее всего - к обеим этим обязанностям. Хуже того, говорит Е.П., всякий, кто после посвящения себя Оккультизму, предается удовлетворению земной любви или похоти, должен почувствовать почти незамедлительную реакцию: быстрое падение от божественного состояния на низший уровень материи. Чувственное или ментальное самоудовлетворение, влечет за собой немедленную потерю всех сил духовного распознавания. Человек больше не в состоянии отличать голос своего Учителя, от голоса своих страстей, или же голосов дугпа. Так же не отличит он правду, от лжи, разумную нравственность, от чистой казуистики.

Долг оккультиста по отношению к религиям и сектам

Согласно Е.П. теософ не верит ни в Божественные, ни Сатанинские чудеса. На таком расстоянии во времени он может добиться только prima facie свидетельства и судить о них по тем результатам, на которые претендует. Для него нет ни святых, ни колдунов, ни пророков, ни предсказателей. Есть только адепты или знатоки деяний феноменального характера, которые оценивают не по словам, а по результатам деяний. Единственное различие, которое он способен сделать, зависит от его достигнутых результатов: были ли они благотворны или вредоносны по воздействия на тех, за кого или против кого была направлена сила Адепта. Оккультисту запрещено руководствоваться суждениями представителей разных религий, вмешиваться в их веру. «Христианина, чья религия приказывает ему считать Петра и Павла - Святыми, боговдохновенными апостолами, а Симона и Аполлония – кудесниками и некромантами, служащими Силам Зла и получающими от них помощь, можно оправдать, если он является истинным правомерным христианином. Также и оккультист оправдан, если он хочет служить истине и только истине, отвергая такой односторонний взгляд».

 

Ученику Оккультизма нельзя принадлежать к какому-либо вероисповеданию или секте. Но все же, он обязан оказывать уважение каждому вероисповеданию и верованию, если хочет стать Адептом Закона Добра. «Он не должен быть связанным предвзятыми и сектантскими мнениями кого-либо, а должен сформировать свои собственные мнения и прийти к своим собственным заключениям в соответствии с правилами доказательств, доставляемых ему тою Наукою, которой он посвятил себя. В качестве иллюстрации к сказанному: если оккультист является буддистом, то в то время как он будет рассматривать Готаму Будду, как величайшего Адепта, какой когда-либо жил, как воплощение самоотверженной любви, беспредельного милосердия и моральной благости, он будет рассматривать в том же свете и Иисуса, провозглашая Его другим таким же воплощением всех божественных добродетелей» (16).

 

Он обязан чтить память этого великого Мученика даже тогда, когда будет отказываться признавать в нем воплощение Единого Верховного Божества на земле, и «Самого Бога Богов» на небесах. «Он будет почитать образ этого идеального человека за его личные добродетели, а не за те претензии, какие возлагали на него фанатичные верующие различных Церквей. Оккультист может поверить в большинство приписываемых религиозных чудес, но объяснять их должен в соответствии с правилами своей Науки и в силу своей компетенции. Отвергая термин «чудо», в чисто богословском смысле, считающим это событием, совершившимся вопреки установленным законам природы, он, тем не менее, будет рассматривать его как отклонение от известных Науке законов. Кроме того, основываясь на prima facie свидетельстве «Евангелий», доказанных или нет, оккультист будет причислять большинство таких деяний к благотворной, божественной Магии. Хотя учитель его оправдает, когда он будет рассматривать такие события, как изгнание бесов, переселение их в стадо свиней, как аллегорические и вредные для истинной веры по самому их смыслу и закону. Именно таких взглядов должен придерживаться настоящий и беспристрастный оккультист. В этом отношении, подчеркивает Блаватская, «даже фанатичные мусульмане, рассматривавшие Иисуса из Назарета, как великого Пророка и мученика, оказывают Ему почитание, дают полезный урок милосердия христианам, которые учат и считают, что «религиозная веротерпимость нечестива и абсурдна», и которые никогда не отзываются о пророке Ислама иначе, как о «ложном пророке» (17).

 

На таких принципах Оккультизма, Елена Петровна рассматривает Петра и Симона, Павла и Аполлония – первых Адептов периода появления христианства, которые «задали тон в чудесах», в психических и физических феноменах. Только богословское ханжество и нетерпимость, насильственно разъединили две гармонические части на два различных проявления Божественной и Сатанинской Магии, на «богоугодные» и «не богоугодные дела».

«Я увожу к погибшим поколениям»

Допустив ошибку и следуя ей, грешник даже не допускает мысли о своем заблуждении. Он все глубже и глубже погружается в черную трясину. И хотя побуждение подсказывает ему, что относится к Белой или Черной магии надо с большой осторожностью, потому что заложенное в них колдовство может привлечь плохую карму, отдельные оккультисты нарушают это требование. Для них порок выше закона чести оккультиста.

 

К колдовству, в Блаватской, отношение резко отрицательное. По ее мнению, оно оказывает вредное воздействие на психику людей. А Карму, особенно плохую, она называет «тяжелым камнем, брошенным в спокойные воды Жизни». Она предупреждает: если кое-кому ноша оккультизма не по плечу, лучше от нее отказаться. Не надо напрасно мучить себя, своих родных и друзей, коль почувствуем, что с оккультизмом нам не справиться. Ни от кого не требуется возлагать на себя груз, превышающий его силы.

 

К некоторым "врожденным магам", Мистикам и Оккультистам у Блаватской отношение теплое. Из своего опыта она знает, что этим «чародеям», человеческие страсти не страшны. Никакой земной «огонь» не в состоянии воспламенить ни одно из их чувств или желаний. Никакой человеческий крик не найдет отклика в их душе, кроме великого голоса Человечества, которому они подчиняются. Но таких, как она знает, очень мало, и они проходят сквозь узкие врата Оккультизма, они освободились от личного багажа человеческих чувств. Они избавились от них, забыли про чувство низшей личности, парализовав тем самым в себе все животное. Тем самым, золотые узкие врата распахнулись перед ними, и они вошли в них с чувством собственного достоинства.

 

Иначе обстоят дела с теми, кто в течение нескольких воплощений влачил жалкое существование: был непослушным и радовался своим «невинным шалостям», а попросту – грехам. Для них, если только они не изменятся, золотые врата Мудрости преобразуются в широкие врата и столбовую дорогу, "ведущую к погибели". И много таких, кто с радостью вступает на нее. Это - Врата Оккультных искусств, используемых в личных целях. Никакое благотворное влияние Атма-Видьи их не сдерживает.

 

«Мы живем в Кали-Юге, - пишет Блаватская, - и ее фатальное воздействие на Западе выражено с тысячекратной силой в сравнении с Востоком. Отсюда явление легкой добычи для Сил Века Тьмы в этой циклической борьбе, и то множество заблуждений, в сетях которых сейчас запутался мир. Одно из них - это та относительная легкость, которой, как люди воображают, они могут приблизиться к "Вратам" и переступить порог Оккультизма без великой жертвы. Это мечта большинства теософов, мечта, навеянная желанием власти и личным себялюбием, но не такие чувства могут когда-либо привести их к заветной цели. Ибо, как метко выразился один из тех, кто принес себя в жертву Человечеству, - "узки врата и тесен путь, ведущий к жизни вечной» и потому "мало таких, кто находит его". Причем настолько тесен этот путь, что при одном упоминании о некоторых предварительных трудностях, испуганные западные кандидаты поворачиваются назад и с дрожью отступают... Пусть остановятся они здесь и не предпринимают большего в своей большой слабости. Ибо, если отвернувшись от узких врат, они поддадутся своему влечению к оккультному, и сделают, хотя бы один шаг в направлении широких и более привлекательных врат золотой тайны, которая мерцает в свете иллюзии, - горе им! Это может привести лишь к состоянию дугпа, и они, вне сомнения, очень скоро обнаружат себя на той Дороге Гибели "Ада", над входом в который Данте прочел такие слова:

 

"Я увожу к отверженным селеньям,
Я увожу сквозь вековечный стон,
Я увожу к погибшим поколеньям..." (18).

 

Если подвести итог нашей небольшой статьи об оккультизме, то он будет очень неожиданным. Оказывается, Елена Петровна посвятила этому «дивному и чудному явлению», почти всю свою сознательную жизнь. Оккультизм проходит красной нитью через все ее произведения, все ее мысли и чувства, не покидает ни ночью, ни и днем, заставляет ее быть лучшей, чем есть на самом деле, быть великой загадкой для Человечества, его путеводной Звездой. И хотя Блаватская не успела в земной жизни сделать большего, чем хотела и могла, весь ее труд, все ее произведения свидетельствуют, что жизнь ее была подвигом, с какой бы стороны на нее мы не смотрели.

 

Как мы убедились, оккультизм для Блаватской – одна из излюбленных тем. Говорить о нем она может до бесконечности, по той простой причине, что вся ее жизнь была связана с этим удивительным явлением. И если бы мы попросили еще больше рассказать об оккультизме, то уверяем вас, что беседа затянулась бы за полночь, и на поверку появилась бы новая солидная книга. В своих рассказах о любимых темах Блаватская преображается. Молодеет, у ней появляется азарт и чувство удовлетворения от тех вопросов и ответов, о которых идет речь.

 

Закончить статью об оккультизме и Елене Блаватской мы хотим словами, сказанными о ней Еленой Рерих: «Блаватская уже в своих прежних жизнях уявлялась на йогическом пути, но в этой жизни ей пришлось принять тело сильного медиума, ибо поручение её было работать среди большого числа людей, среди постоянного враждебного к ней отношения и окружения дисгармоническими аурами и уявлять чудеса для убеждения избранных в существовании иных законов Природы, в существовании знания высшего» (19). (З.Г.Фосдик и Д.Фосдику, 27.08.49, т. 8, стр. 250)

 

Литература

 

1. Блаватская Е.П. Оккультизм и магия. М. Эксмо, 2007.
2. Блаватская Е.П. Практическая магия. В книге: Оккультизм и магия. М. Эксмо, 2007.
3. Письмо Вере Желиховской. В книге: Блаватская Е.П. Письма друзьям и сотрудникам. М, Сфера, 1999.
4. Письмо Надежде Фадеевой. 1879. Письма родным.
5. Письмо Вере Желиховской. Нью-Йорк, 1875.
6. Письмо Вере Желиховской. Нью-Йорк, 1875.
7. Письмо Вере Желиховской, Нью-Йорк, 1876.
8. Письмо Вере Желиховской, Нью-Йорк, 1877.
9. Там же.
10. Там же.
11. Практический оккультизм. В книге: Оккультизм и магия, М, Эксмо, 2007.
12. Там же.
13. Оккультизм против оккультизма. В книге: Оккультизм и магия. М. Эксмо, 2007.
14. Там же.
15. Там же.
16. Блаватская Е.П. Тайная Доктрина. Т.3. М. Эксмо, 2010, стр.147.
17. Там же.
18. Практический оккультизм. В книге: Оккультизм и магия. М. Эксмо, 2007.
19. Рерих Е. И. Письма. Т.8. (Письмо Фосдик З.Г. и Фосдик И.Д.) стр. 250.

 

17.01.2014 10:36АВТОР: Сергей Целух под ред. Н.В. Ивахненко | ПРОСМОТРОВ: 1552




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Осмысление трудов теософии. Статьи. Книги. »