М.В. Ломоносов и его вклад в естествознание. В.А. Перцов. Одиночество гения (о Ломоносове). Юрий Ключников. Добровольное пожертвование. Знамя Мира – красный крест Культуры. М.П. Куцарова. Звездное небо Михайлы Ломоносова. К 300- летию со дня рождения. Разрушение музея Рериха: игра по-крупному. Елена Кузнецова. Добровольное пожертвование. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Отвергнутый Вестник. Л.В. Шапошникова.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Незабываемые встречи. Нина Ивахненко


Мне очень повезло в этой жизни на встречи с замечательными людьми. Но самым прекрасным и светлым человеком, оставившим неизгладимый след в моей душе, была Людмила Степановна Митусова.

 

Людмила Степановна Митусова в своей комнате в доме на 4-ой Советской ул.Я впервые увидела Людмилу Степановну в конце 80-х. В ту пору в Ленинграде на улице Воинова (ныне Шпалерная) в доме № 35-а (церковь иконы «Всех Скорбящих Радости») располагалось ВООПИК. На его базе работало Ленинградское отделение Советского Фонда Рерихов (СФР). Собрания отделения СФР привлекали большое количество посетителей, интересующихся жизнью и творчеством семьи Рерихов. На одном из таких собраний на сцену вышла изящная, хрупкая женщина. Она, казалось, была смущена всеобщим вниманием. Это была Людмила Степановна Митусова. Людмила Степановна поделилась воспоминаниями о семье Рерихов и зачитала письмо Елены Ивановны. По окончании программы ее обступили люди, и она доброжелательно и терпеливо отвечала на все их вопросы. Впоследствии я не раз видела Л.С. Митусову при подобных обстоятельствах, но лично познакомиться и поговорить с ней не удавалось, так как она всегда была в окружении людей.

 

Между тем, в 1991 году СФР в связи с распадом Советского Союза, преобразуется в Международный Центр Рерихов. В Ленинградском отделении также наступает период перемен. Сменяются директора, проходят бурные собрания. Ленинграду возвращено историческое имя Санкт-Петербург. Организуются первые рериховские общества.

 

В 1992 году наша небольшая группа энтузиастов сотрудничала с библиотекой завода «Знамя Октября» на улице Трефолева. Печатные издания по Живой Этике, труды Блаватской и Рерихов в то время были труднодоступны, поэтому мы организовали продажу литературы и небольшую рериховскую библиотеку. Там же мы проводила встречи и круглые столы для желающих ближе познакомиться с наследием Рерихов. На одну из таких встреч была приглашена Людмила Степановна. Но она пришла не одна, а с группой студентов университета. Молодые люди были членами студенческого клуба «Застава». Надо сказать, что в то трудное время студенты «Заставы» оказали большую помощь и поддержку Людмиле Степановне. Как она сама вспоминала впоследствии, их знакомство состоялось после ее выступления на одном из мероприятий СФР. С тех пор Владимир Мельников, Алексей Бондаренко и др. стали ее близкими друзьями, помощниками и сотрудниками.

В ходе беседы в библиотеке Людмила Степановна рассказывала о семье Рерихов, говорила, какие качества необходимы последователям Рерихов, о своих необыкновенных снах и, что сны обязательно нужно записывать. Ребята читали свои замечательные стихи. При этой встрече все присутствующие ощущали удивительную атмосферу гармонии и душевного тепла. Позже я неоднократно замечала, что появление Людмилы Степановны всегда сопровождалось подобными ощущениями.

Следующая моя встреча с Л.С. Митусовой состоялась при весьма печальных обстоятельствах, на отпевании Святослава Николаевича Рериха. Отпевание совершалось в Князь-Владимирском Соборе СПб. После отпевания мы поехали в общество «Мир». «Мир» в то время располагался на Миллионной улице.

Сотрудники общества накрыли столы для поминок. У свободной стены был помещен большой портрет Святослава Николаевича. Когда все стали рассаживаться за столы, я оказалась рядом с Людмилой Степановной. Конечно, все разговоры велись о Святославе Николаевиче. Рядом с Людмилой Степановной чувства горечи и тяжести от утраты отступили. Было грустно и в то же время светло и спокойно. Запомнилось вспыхнувшее очень теплое чувство к Людмиле Степановне и желание быть ей в чем-нибудь полезной.

 

Вскоре я получила от Людмилы Степановны приглашение придти к ней в гости. В то время она проживала на 4-ой Советской улице в доме 18/9 в двухкомнатной квартире со своей сестрой Татьяной Степановной.

Конечно, я была очень взволнована этим приглашением.

Осень. Пасмурно. Но на душе солнечно и радостно.

И вот стою перед дверью ее квартиры. Сердце слегка трепещет.

Дверь открыла сама Людмила Степановна. Здороваемся, дарю ей принесенные цветы. Она с детским восхищением принимает цветы и приглашает пройти в квартиру и раздеться. Раздеваюсь, а Людмила Степановна ходит по квартире в поисках подходящей вазы. Это можно назвать ритуалом, который совершался каждый раз, когда в доме появлялись цветы. Людмила Степановна с цветами в руках тщательно подбирает вазу и подходящее место для принесенных цветов. Иногда она советуется: «Как Вы думаете, может быть поставить цветы в эту вазу? Нет лучше вот в эту…».

Захожу в комнату. Первое, что бросается в глаза – большой «петровский» шкаф и множество картин и фотографий. Возле шкафа сидит Володя Мельников. Запомнилось внезапно вспыхнувшее чувство, что-то вроде дежа вю.

Каждая вещь в этой квартире хранила свою историю, будь то картина, фотография, статуэтка, посуда или предметЗнаменитая тарелка из сервиза Рерихов. мебели. Но все это раскрывалось постепенно и порой неожиданно. Так в первое посещение произошел своеобразный розыгрыш. В доме Людмилы Степановны, как истинной петербурженки (ленинградки) было принято встречать гостей угощением. В те тяжелые голодные годы на стол выставлялось все, что было в доме, и отказаться от угощения было просто невозможно. Так случилось и в тот раз. Присутствующие за столом тихо переговаривались, и вдруг Людмила Степановна глядя на меня с лукавой улыбкой, спросила: «А Вы знаете, из какой тарелки Вы едите?.. Это тарелка Рерихов!». Я замерла, не донеся вилки до рта, и с удивлением и волнением уставилась на тарелку стоящую передо мной. А Людмила Степановна и Володя смотрели на меня и добродушно улыбались.

В другой раз мне предложили сесть на стул возле небольшого столика. Мы разговаривали, Людмила Степановна рассказывала о Рерихах. Я с увлечением слушала и незаметно для себя положила руку на столик и облокотилась на нее.

Заметив это, Людмила Степановна говорит: «А вот это - столик для рукоделия Елены Ивановны…». Подходит Володя, выдвигает ящичек и моему взору предстает археологическая коллекция Николая Константиновича…

К тому времени я уже прочитала о Рерихах все, что только было издано в печати, видела выступления Святослава Николаевича по телевидению. Конечно, все это находило отклик в сердце, но, все же, в уме складывались образы великих и недосягаемых Посланников Учителей Человечества. Именно, больше в уме, чем в сердце. Общение с Людмилой Степановной, вещи Рерихов будили сердце, и в нем оживали их образы, становились ближе, понятнее, можно даже сказать роднее. Так вырастала глубокая сердечная любовь.

 

Каждое посещение квартиры Митусовых дарило новые открытия. То Володя рассказывает историю о приобретении Николаем Константиновичем «Петровского шкафа» и при этом открывает его дверцы, выдвигает ящички, показывает тайнички. То обращается внимание на фигурку собаки по кличке Дружек, которую вылепил из глины маленький Юрий Николаевич, и начинается рассказ о детских годах Юрика и Светика. В один из вечеров Людмила Степановна достала две пары туфелек Елены Ивановны. Бережно беру их в руки и рассматриваю. «Не хотите примерить?» - спрашивает Людмила Степановна. Размер подходит, но я отказываюсь, а вот еще раз к ним прикоснуться большое счастье.

 

Особенно запомнился один случай. После похорон Татьяны Степановны, кажется, это было на девятый день, я взялась приготовить угощение для гостей. Посмотрев на свои скудные запасы и выбрав кое-что из них, я решила ко всему прочему поджарить папоротник (он хранился в сушеном виде). Жареные побеги папоротника по вкусу очень напоминают грибы. Поджаренный папоротник я уложила в керамический горшочек с красивым орнаментом и в таком виде принесла Людмиле Степановне.

Когда я пришла, Людмила Степановна и Володя Мельников уже хлопотали на кухне. Я стала выкладывать продукты из сумки на стол. И вот достаю горшочек.

- Что это? – удивленно спрашивает Людмила Степановна.

- Это папоротник, он по вкусу похож на жареные грибы.

- Грибы?.. Володя, Вы помните? Это такой же горшочек…

Людмила Степановна и Володя многозначительно переглядываются, а я смотрю на них с недоумением.

- Нина Валентиновна, а Вы разве не знаете? Это же мой сон!

- Нет, я ничего не знаю об этом – растерянно отвечаю я.

И Людмила Степановна рассказывает.

Этот сон ей приснился в конце 50-х, когда Юрий Николаевич жил и работал в Москве. Ей снилось, что она идет по рынку. Но рынок очень странный, почти все прилавки пустые, а деньги почему-то деревянные. Хочу заметить, что в то время, когда состоялся наш разговор, в магазинах и на рынках действительно было довольно пусто и деньги вполне можно было назвать «деревянными». Так вот, во сне Людмила Степановна подходит к одному из прилавков и замечает красивый керамический горшочек. Она берет его в руки и видит в нем грибы. Вдруг из горшочка раздается голос ее сестры, Татьяны Степановны: «Зюма, это я, Таня». Людмила Степановна, прижимает горшочек к груди и отходит от прилавка. Она идет через пустой рынок и видит, что ей навстречу идут высокие статные старцы. Подойдя к ней, один из них гладит ее рукой по голове и говорит: «Какой хороший малыш».

Разумеется, что в то время Людмила Степановна не могла понять значение этого сна и она обратилась за разъяснениями к Юрию Николаевичу. Он, молча, выслушал ее, немного задумался, а потом сказал: «Все так и есть». Людмила Степановна ничего не поняла, но больше расспрашивать не стала.

Так сон Людмилы Степановны оказался пророческим. И, по-видимому, Юрий Николаевич знал, что так будет.

 

Все знавшие Людмилу Степановну вспоминают ее удивительное гостеприимство. Дом Людмилы Степановны был по пути в библиотеку на Кирилловской улице, где мы организовали рериховское общество, и поэтому я иногда пыталась совместить посещение Людмилы Степановны и мероприятия общесва. Частенько рассчитывала зайти к Людмиле Степановне на часик, но когда приходило время уходить, она так уговаривала остаться еще немного, что уйти было просто невозможно (тем более что и самой этого не хотелось). В результате я всю дорогу в библиотеку бежала и, конечно, опаздывала. Запыхавшись, входила в зал, а Т. Н. Бойкова посмеивалась: «Ну, все понятно, опять была у Людмилы Степановны».

Людмила Степановна обладала многими замечательными качествами. Среди них хочется отметить присущую ей безмерную щедрость. Она не только с радостью дарила окружающим свои знания, любовь и внимание, но и готова была поделиться своими скромными средствами. Помню, однажды при мне Людмила Степановна получила посылку из Нью-Йорка. В ней была одежда (блузки, теплые кофточки и т.п.). Напомню, это были трудные 90-е. Радостно и с благодарностью разбирая полученное, Людмила Степановна стала предлагать мне выбрать что-нибудь из этих вещей себе, и мне с трудом удалось отказаться от этого предложения. 

 

Л.С. Митусова в своей комнате на 4-ой Советской ул. Начало 1990-х.Если до встречи с Людмилой Степановной я уже довольно много знала о Рерихах, то об ее отце, Степане Степановиче Митусове, мои знания ограничивались тем, что он был двоюродным братом Елены Ивановны, работал с Николаем Константиновичем в Обществе Поощрения Художеств и способствовал встрече Николая Константиновича с Еленой Ивановной. Между тем, это был замечательный и очень талантливый человек, видный деятель культуры и искусств, музыковед и музыкант. С.С. Митусов был не просто другом и родственником семьи Рерихов, но и верным сотрудником. Очень жаль, что до сих пор о нем не знают или очень мало знают даже «рериховцы». Людмила Степановна часто рассказывала о своем отце, при этом звучали имена Путятиных, Билибиных, Потоцких, Римских-Корсаковых, Стравинского, Мусоргского, Скрябина, Врубеля, Батурина, Хармса и многих-многих других деятелей искусств. Степан Степанович славился своей отзывчивостью и гостеприимством, и нередко в его доме останавливались на несколько дней приезжавшие в Ленинград люди (как правило, деятели искусств) мало знакомые ему, но «знакомые знакомых». Не смотря на свою занятость и нелегкую жизнь, он умел и любил пошутить и придумывать различные затеи.

Людмила Степановна часто вспоминала разные забавные случаи и шутки отца. Вместе с тем Степан Степанович придавал огромное значение духовному воспитанию своих дочерей. Людмила Степановна говорила, что своим выбором Пути, а также духовным и нравственным становлением она обязана отцу. Нередко в разговоре упоминалась его поэма «Петрушина Гора». Во время военной службы он в письме дочерям Злате и Людмиле отправил рисунок с подписью: «Вот вам Петрушина гора, где мы все скоро будем жить». Один из рисунков «Петрушиной Горы» висел в столовой Людмилы Степановны. Петрушина гора – это холм в районе поселка Оредеж, куда летом выезжала семья Митусовых. В поэме С.С. Митусова - Гора – символ Царства Гармонии, Справедливости и Счастья. На рисунке немного ниже вершины изображен овальный объект с надписью «камень».

 

Так от встречи к встрече, словно кусочки мозаики складывались картины жизни не только Рерихов, но и необыкновенной семьи Митусовых. Радостные воспоминания сменялись историями о тяжких испытаниях пережитых Людмилой Степановной и ее семьей. И до глубины сердца поражала необычайная стойкость и крепость духа этой внешне такой хрупкой пожилой женщины. Как смогла она сохранить не просто жизнерадостность, но и удивительную детскую непосредственность?!

При этом она была чрезвычайно скромным человеком, и когда кто-либо выражал ей свою признательность, протестовала: «Ну что Вы, я этого ничем не заслужила». Между тем, только то, что она смогла сохранить рериховское наследие во время блокады Ленинграда, потеряв почти всех своих близких (из всей семьи остались только две сестры – она и Татьяна Степановна), уже было Подвигом.

 

В общении с людьми Людмила Степановна всегда была предельно искренна и тактична. Иногда я оказывалась свидетельницей того, как она ласково журила кого-нибудь из молодых друзей. Ее деликатность вызывала восхищение.

Общение с Людмилой Степановной пробуждало в сердце самые лучшие устремления, дарило необыкновенную радость. Помню, иду после встречи с ней по Суворовскому проспекту, ветер, мокрый снег, слякоть, а в душе звучит музыка, тепло и легко, словно крылья за спиной. И такое состояние сохранялось несколько дней и вспыхивало каждый раз при воспоминании о ней.

 

И сейчас, по прошествии почти десятка лет после ее ухода с земного плана, ее живой образ и память о ней зовут к прекрасному и пробуждают лучшие устремления. И до сих пор, когда прихожу в Санкт-Петербургский Музей семьи Рерихов, меня охватывает знакомый трепет, как перед новой встречей с дорогим сердцу человеком.

 

 

Фотографии из книги Митусова Л.С. О прожитом и судьбах близких. - СПб.: Рериховский центр СПбГУ; Вышний Волочек: Изд-во «Ирида-Прос», 2004.

08.09.2013 11:26АВТОР: Н.В. Ивахненко | ПРОСМОТРОВ: 1452




КОММЕНТАРИИ (1)
  • Татьяна Бойкова25-04-2014 14:50:01

    Нина Валентиновна, как же это замечательно, вспоминать те годы, когда мы были моложе и рядом была Людмила Степановна. Каждый человек, знавший ее, приходивший в ее дом, описывает все по-своему, и это замечательно. Ведь именно из этих граней постепенно и у нас, у тех, кто идет за нами - будет составляться единый, цельный образ этой удивительной женщины. Женщины, потерявший всех родных во время войны и блокады нашего города, но сохранившей наследие Рерихов, что ей было доверено. Привезти наследие в мирное время даже из Индии - это хорошо, но это не подвиг. А вот сохранить его в темноте, холоде и голоде войны и блокады - уже только одно это Подвиг! Не говоря уже о том, сколько было всяких поползновений после всего этого. Спасибо и Вам.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Людмила Степановна Митусова »