Информационное письмо. II Международные научные чтения, посвященные Л.В. Шапошниковой. Международный фестиваль «Индийская мозаика» в Санкт-Петербурге. Создание нового фильма к юбилею Рерихов. В Ярославле отметили юбилей Елены Ивановны Рерих. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Юбилей Е.И. Рерих в Южной столице Казахстана. Вышла в свет аудиокнига Л.В.Шапошниковой «Мастер» (ч. 1). «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



О новом опусе г-на Андреева. Ю.Ю. Будникова


В 2011 году в издательстве «Нестор-история» вышел сборник под названием «Рерихи: мифы и факты», под редакцией А. И. Андреева. К участию в сборнике были привлечены авторы из разных стран, которых объединяет одно – «неравнодушное» отношение к Рерихам, их творчеству, их наследию и последователям. В сборнике представлены следующие материалы:

1. И. Силарс. Предки Николая Рериха. Легенды и архивные свидетельства.
2. Н. Щеткина-Роше. Призрак китча как эстетическое basso ostinato у Николая Рериха.
3. А. И. Андреев. Оккультизм и мистика в жизни и творчестве Н. К. и Е. И. Рерих.
4. А. И. Андреев. Дневники Э. Лихтман: Рерихи в Кулу (1929-1934).
5. Д. Савелли. Судьба рериховских организаций: история «Французского Общества друзей Музея Н. К. Рериха» (1929-1935) по неизданной переписке сотрудников.
6. Ю. Китамура. Обзор японских публикаций о Н. К. Рерихе.
7. Д. Маккентон. Невозвратившийся «блудный сын»: живопись Николая Рериха периода Второй мировой войны.
8. Р. Н. Лункин, С. Б. Филатов. Рериховское движение: уникальный феномен постсоветской духовности.
9. А. Сташулане. Рериховское движение в Латвии.

 

Многие уже, наверное, успели ознакомиться с этим сборником. Ещё больше людей, интересующихся новинками в рериховедении, слышали о нём и его скандальном характере. Последнее, впрочем, вполне было ожидаемо, т.к. трудно предположить, что с г-ном Андреевым за истекшие два года могло случиться «преображение Савла». Не тот психотип – я бы так выразилась. Больше полугода коллеги и друзья призывали меня ознакомиться с сим выдающимся творением и написать, так сказать, отпор. Если честно, особого желания читать статьи сборника у меня не было. Говоря откровенно, после прочтения предыдущей книги Андреева мне очень понятны были слова одного уважаемого мной учёного, к. философ. наук, который в ответ на вопрос, почему он не хочет читать книги Росова и Андреева, отвечал, что это то же самое, что мыть унитаз голыми руками, а он не видел надобности делать над собой это усилие, точнее даже насилие. Так вот, повторюсь, читать новую книгу, состряпанную Андреевым, было лень, но после того, как одна уважаемая мной давняя участница рериховского движения лично привезла мне в музей текст, отлынивать далее было уже просто невежливо и не уважительно по отношению к единомышленникам.

 

Итак, книга прочитана. И я пишу о ней по просьбе коллег. Скажу откровенно, точно обозначить цель написания данного очерка я даже сама затрудняюсь. Убеждать авторов статей в том, что они не правы и им надо пересмотреть свои взгляды, а, главное, своё отношение к некоторым основам бытия, я не собираюсь. Это было бы слишком наивно – если бы у них было хоть малейшее желание серьёзно разобраться в вопросе, они давно бы уже это сделали и без меня. Кричать и скандалить: «Фулюганы, что вы себе позволяете!» – я тоже не собираюсь, т.к. понятно, что книга была подготовлена именно для этого: «подразнить собак». Убеждать читателей в том, что, мол, не верьте им, это они специально достижения Рерихов принижают – тоже, наверное, не стоит. Рериховеды, даже начинающие, и так это всерьёз не воспримут, хотя бы по причине большого количества фактических ошибок, которые встречаются в текстах и красноречиво свидетельствуют о том, что пишущим, по правде говоря, совсем не интересно ни рериховское творчество, ни нюансы их биографии – всё это они излагают с небрежностью, часто с чужих слов, движимые лишь одной сверхцелью: навязать читателям свою откровенную нелюбовь к Рерихам, создать образ этаких амбициозных недалёких хитрецов. И вот этим-то последним обстоятельством они сами, без помощи специалистов-рериховедов роняют свой авторитет в глазах настоящих учёных, работающих в других областях и не могущих «поймать за руку» на деталях этих графоманов. Потому что, простите, любой нормальный человек заподозрит неладное, когда начнёт читать примитивные, анекдотичные по форме толкования рериховских идей. Это само по себе уже наводит на мысль о каком-то внутреннем противоречии текстов сборника: как же так, человек получил всемирное признание (что сами авторы не только не отрицают, но порой и подчёркивают), был уважаем крупнейшими творцами своей эпохи, а нёс такую ахинею. Неувязочка получается: либо Ромен Роллан с Эйнштейном и митрополит Кирилл с Джевахарлалом Неру дураками были, либо авторы статей, мягко выражаясь, неглубоко копают. Когда я читала пояснения положений Учения Живой Этики в исполнении А. И. Андреева или Р. Н. Лункина с С. Б. Филатовым, мне всё это сильно напоминало уровень восприятия русской действительности европейскими обывателями. Что-то вроде представлений о том, что по улицам Москвы бродят медведи, на Северном полюсе кроме мха ничего не растёт, в XVII веке в России жёны купцов (sic!) носили парики из религиозных соображений (sic!) и т.д. Последний перл, между прочим, выдала профессор Сорбонны, автор книги о мировых религиях, которую я редактировала, – что лишний раз доказывает, что учёные степени не спасают от глупостей и невежества. (Как говорится, не степень красит человека, а человек степень.)

 

Про фактические ошибки, встречающиеся на страницах сборника, мы ещё упомянём, но вначале всё же хочется поблагодарить авторов за проделанную поисковую работу. Сейчас я совершенно уверена в том, что читать этот сборник было нужно. Сколько десятков часов сидения в архивах сэкономили нам А. И. Андреев, Д. Савелли, А. Сташулане и другие, предоставив в распоряжение редкие документы, рассказывающие о выдающихся, преданных сотрудниках и последователях Рерихов в разных странах, которые воспламенились их благородными идеями и смогли познакомить с ними широкую общественность. Поучительно также было подробнее узнать о тех рериховских сотрудниках, кто воодушевился тем новым, необыкновенным, что вошло в их обыденную жизнь, но, с одной стороны, соблазнился открывшимися возможностями, а с другой – не смог преодолеть каких-то своих человеческих слабостей, которые вернули их опять в ту же обывательскую действительность, в которой они продолжали выращивать клубнику, играть на бирже и пр., но уже запачкав свою совесть предательством (и так и не поумнев). Читая документальные свидетельства, лишний раз поражаешься тому, насколько люди способны не видеть собственной подлости и искренне считать себя «хорошими парнями» (и «девчонками»), которые прекрасно различают, где добро, где зло, и, конечно, стоят на стороне добра. Это относится, видимо, и к авторам сборника, но я уже в начале своего «пасквиля» говорила о том, что пытаться объяснить им, что им чего-то сильно не хватает по жизни, каких-то органов внутреннего восприятия, совершенно бесполезно. Одно можно сказать: Господь миловал от тесного контакта с этими людьми. Не дай Бог оказаться в одной компании или соседями по работе с людьми такого сорта. Очевидно, что те грехи и комплексы, те низменные цели и амбиции, которые они приписывают Рериху, владеют ими самими, оттого они во всех, на кого смотрят, видят те же черты, а главное, обнаруживают те же мотивы действий. Общение с такими людьми очень тяжело и вызывает у меня лично какую-то душевную тошноту.

 

А вот их усидчивость и методичность в проработке материала может служить примером и, полагаю, очень пригодится тем, кто будет составлять тексты методических пособий, экскурсий, научных докладов. Я, например, давно хотела поподробнее узнать о мадам де Во Фалипо, и вот, прямо «по щучьему велению, по моему хотению» получила обширный компендиум из архива МЦР, в котором не имею возможности работать в силу большой служебной занятости и территориальной удалённости. В этом году мы проводили конференцию «Предшественники, сотрудники, продолжатели Рерихов», и хотя я и так подготовила для неё три доклада, но к моменту выхода Трудов конференции обязательно напишу ещё одно эссе, где поразмышляю об этой аристократке, такой чуткой к идеям Рерихов, которая смогла так много сделать в труднейшей обстановке Европы начала 1930-х годов (конечно, не забыв поблагодарить г-жу Савелли за предоставленные материалы). Я давно уже задавалась вопросом, читая о поддержке Пакта видными европейскими деятелями культуры, откуда они вдруг обо всём этом узнали, каковы были реальные механизмы распространения этих идей, которые, в конце концов, «сработали» в Европе, хотя и гораздо позднее – после трагедии второй мировой войны и гибели стольких памятников культуры – в 1954 году. Ибо бессмысленно отрицать очевидный факт: в тексте Гаагской конвенции написано, что в её основе лежит Пакт Рериха. И вот за прошедший год, поближе познакомившись с такими личностями, как итальянский индолог Карпани (руководитель Итальянского комитета Пакта Рериха), швейцарский искусствовед Э. Шауб-Кох, французская аристократка де Во Фалипо, барон М. А. Таубе – я лучше осмысляю причины прогресса в этом деле, которое поначалу выглядело совсем неподъёмным.

 

Такую же пищу для размышлений дают и другие, собранные в архивах материалы. Если абстрагироваться от настойчивого, совершенно не научного навязывания собственного отношения к предмету, что, конечно, не может не раздражать, чтение многих статей может стать весьма продуктивным делом в плане освоения рериховского наследия. Есть, конечно, совершенно бесполезные статьи, полные «пустышки», вроде позёрской статьи «Призрак китча как эстетическое basso ostinato у Николая Рериха», о которой хочется сказать то же, что в своё время написал А. П. Чехов о «Буревестнике»: «набор трескучих фраз». Я только могу посоветовать Н. Щеткиной-Роше не закручивать таких заумных фраз, если она не в совершенстве владеет русским языком. У меня как у редактора, чесались руки «пройтись красным карандашом» по стилистическим нелепостям. А самовлюблённость и самолюбование автора настолько перевешивали содержательную ценность статьи, что я так и не одолела её до конца. Думаю, немного потеряла.

 

Но, например, статья о японских исследователях творчества Рерихов открывает нам совершенно новую страницу рериховедения, и, надо сказать, далеко не самую слабую. Очевидно, что японские исследователи как истинно восточные люди сосредоточились на теме Шамбалы в творчестве Рериха и поняли её присущей представителям восточных религий глубиной.

 

Есть одна вещь, которая роднит всех авторов сборника, работающих в разных направлениях – люди не любят культуру и искусство. На первый взгляд, странно, но факт: их всех раздражает борьба Рериха за сохранение культурного достояния человечества. Это неприятие в них так же сильно, как их нелюбовь к религиозной стороне человеческой жизни – это совершенно очевидно. Порой они вроде как маскируются под «ортодоксов» (и выполняют-то они их заказ), но внимательному читателю вскоре становится ясно, что жизнь духа и всё, с ней связанное, не интересует этих людей в принципе. Ни в «санкционированной» форме – т.е. в виде традиционных религий (метанарратив современной культуры), ни в виде т.н. «переферийного знания», нарратива, т.е. эзотерики, ни даже в виде проникнутого духовными поисками художественного творчества. Все эти люди глухи и равнодушны к подобного рода вещам, и вся эта кампания по «низвержению дутого авторитета» Рерихов – не что иное как эта нашедшая конкретного адресата нелюбовь к подобным аспектам бытия. Поэтому в аннотации к данной книге, после фразы «Сборник предназначен для историков, религиоведов и широкой читательской аудитории» – по-хорошему, надо было бы добавить: «которая не любит ни истории культуры, ни историософии, ни религии, ни искусства, ни какой-либо духовной работы вообще». Во всяком случае, ясно, что единственное, что любят авторы сборника – это себя в науке, а точнее, в паранауке.

 

Почему я «смею» утверждать, что это не учёные, а параучёные? Во-первых, потому, что у них отсутствует главное – объективность. Они все создают своим псевдонаучным стилем видимость объективности, а на самом деле те данные, которые они обнаруживают, нужны им для одного: гасить человеческую мысль и огонь духа. Ни один настоящий учёный-биограф никогда не станет пытаться «рыться в нижнем белье» объекта своего исследования, который он должен исследовать только с точки зрения того, что этот деятель искусства или науки сделал для культуры, каков его вклад в развитие той или иной отрасли, ценность его открытий и т.п. Иначе это уже не учёный, а «озабоченный» чем-либо человек. Потом, они слишком много лгут. Иногда авторы статей клевещут на взгляды и намерения Рерихов бессознательно, просто оттого, что им «кажется», что это надо понимать так. Например, Андреев цитирует Рериха: «Мы делаем из огненного восхищения возвышенных духов Hysteria Magna с повышенной температурой. Вишудха – центр гортани – лишь клубок истерический», – утверждая, что для «Н. К. “большая истерия” – это вовсе не психическое заболевание, а проявление “огней” – неизученный вид тонкой энергии» (с. 101). На самом деле, ясно, что Рерих как раз прекрасно знает, что такое «большая истерия», он не без горечи иронизирует над теми, кто стремится свести к ней все духовные явления, объявить святых больными людьми. И такой пример не единственный. Очевидно, что Андреев порой совершенно не понимает, о чём говорили или писали Рерихи. Он приводит фразу Е. И. «связи очень большие», где та говорит о кармических связях, и смеётся, что вот, дескать, у Махатм были большие связи, вроде как у чиновников госаппарата. Ну что тут сказать?.. Но порой авторы совершенно сознательно занимаются передёргиванием и подтасовкой фактов – после чего разговор о научности становится уже пустой формальностью. Если люди сознательно не хотят честной науки, то никто за их спиной «со свечкой стоять» не может и не будет, но и разговор о научной ценности подобного творчества отпадает сам собой. Если говорить о каких-то мелочах, то они тоже весьма показательны. Как, например, может главный редактор, составитель сборника и якобы «знаток Рериха», пропускать такие ляпы переводчика, как названия рериховских картин «Царица небес» (вместо «Царица Небесная»), «Беженцы» (вместо «Беглецы»), «художник М. Сараян» (M. Sarian – в английском оригинале статьи) или «Л. Масин». Если ты не узнаёшь имени величайшего армянского художника ХХ века Мартироса Сарьяна или легенды русского балета Леонида Мясина, то как же ты можешь претендовать на статус специалиста в вопросах культуры той эпохи! Зачем рассуждать о «болезнях» Е. И. Рерих, если ты даже не понимаешь, что «эпилептоидная аура», о которой писал доктор (а точнее, фельдшер, у него не было высшего медицинского образования) Яловенко, и которой якобы страдала Е. И., это не болезнь, а симптом (Андрееву достаточно было спросить любого психиатра и не позориться). Это то же самое, что утверждать, что у кого-то в медицинской карточке специалистом поставлен диагноз «боль в животе». И по этому диагнозу его лечат от этой болезни. Зачем с апломбом утверждать в статье «Оккультизм и мистика…», что на собраниях круга американских сотрудников Рерихов постоянно наблюдались случаи массового гипноза (дескать, им всё примерещилось, что с ними было). А Вы знаете, что это такое, г-н Андреев? Вы изучали этот вопрос? Давайте откроем книгу П. Успенского «Новая модель Вселенной» (М: ФАИР, 2010): «Известно, например, множество рассказов о массовом гипнозе; несмотря на своё широкое распространение, это – чистейшая выдумка…» (с. 309). Ай-ай, Андрей Иванович, не хорошо выдумками заниматься, и даже в них верить, а тем более использовать в своих работах – Вы же сами постоянно Рерихов в этом упрекаете. А как, наверное, повеселились бы востоковеды, читая, что Е. И. «занималась йогой по системе Вивекананды» (с. 103), и не только потому, что у Вивекананды не было своей особой системы, но и потому, что сама формулировка выдаёт человека, совершенно не знакомого с теорией и практикой этого вопроса. Ну, не тянет это на настоящую науку, г-н Андреев!

 

Вообще, топорного, конечно, немало в этом коллективном труде. Чего стоит одно только заключение статьи Ю. Китамуры «Обзор японских публикаций о Н. К. Рерихе». На протяжении всего текста речь идёт о том, как воспринимали творчество Рериха японские писатели и искусствоведы, причём очевидно, что их глубоко волновало и восхищало творчество русского художника и его работа по сохранению культурного наследия, и они совершенно не испытывали потребности лезть в японские архивы для того, чтобы уловить message великого Мастера. Им, собственно, и без этого был ясен пафос его деятельности. И вдруг в конце статьи, в разделе «Заключение», который по классическим правилам написания даже школьных сочинений, не говоря уже о научных трудах, должен содержать выводы из прочитанного и сказанного, мы с удивлением читаем: «Ни одна из японских публикаций не упоминает тайных планов Рериха создания буддийской конфедерации в Азии и нового миропорядка; в то же время следует отметить, что никто из японских учёных не исследовал материалы японских архивов… многие вопросы остаются неизученными, в том числе, подробности пребывания Рерихов в Японии и подоплёка политического вмешательства японских властей в планы Рериха в середине 1930-х» (с.210). – Ну что тут сказать… Во-первых, милая девушка, в русской школе Вам поставили бы двойку за логику типа «В огороде бузина, в Киеве дядька». Во-вторых, меньше давайте пудрить себе мозги таким маниакально одержимым навязчивой идеей типам, как А. И. Андреев, тогда Вам станет понятнее, почему не только в японской, но и в мировой литературе Вы не сможете найти упоминаний об этих «тайных планах». Ну, а в-третьих, вопрос о причинах травли Рериха японцами в Харбине в 1935 г. изучен В. А. Росовым, но, видимо, Ваш наставник (и переводчик на русский язык) Андреев не советует читать Вам книги своих конкурентов на ниве стрижки академических лавров, к которым он испытывает нескрываемое раздражение и желание затушевать их успехи.

 

Изрядное невежество в области древней мифологии демонстрирует канадец Дж. Маккентон, договаривающийся до того, что Матерь Мира – это придуманная Рерихом богиня. А дальше следуют рассуждения на тему о том, в каких «реинкарнациях» появляется эта богиня на полотнах Рериха. Ну как такое называется с научной и философской точки зрения? Подберите эпитет сами, чтобы меня лишний раз не обвиняли в употреблении стилистически не нейтральной лексики. Впрочем, надо заметить, я уже не первый раз сталкиваюсь с таким примитивным пониманием религиозных символов и терминологии у дипломированных специалистов молодого во всех смыслах континента.

 

Разговор о паранаучности разбираемой книги можно продолжать долго. Главным его признаком является научная и квазинаучная терминология и стилистика, призванная замаскировать отсутствие мысли в этих текстах. Авторам, конечно, с Рерихом всё понятно: вся его деятельность была движима непомерной жаждой славы и господства над людьми. А для меня вот мотивировка этих исследователей – загадочна. Люди столько времени просиживают в архивах и за книгами, добывая горы материала, худо-бедно систематизируют и обрабатывают его для читателя, и всё с одной целью – чтобы злорадно крикнуть в конце: «Вот видите, этот Рерих старался-старался, а ничего у него не получилось! Памятники культуры продолжали разрушать, более просвещённое общество не создали, на Родину художника не пустили. Ха-ха-ха! Ура-ура!». Спрашивается: кто больше потерял? Художник Рерих или наша несчастная страна, или Дрезден с Флоренцией, лежавшие в руинах после Второй мировой? Это разве не психиатрический диагноз, господин Андреев, когда людям чем хуже, тем лучше? Когда они раздуются тому, что не сложилось какое-нибудь хорошее дело, а беды, метания и заблуждения человечества встречают с нескрываемым удовлетворением: главное, что получилось не так, как хотели Рерихи или предрекали Великие Учителя. И ведь такое духовное убожество из статьи в статью. Разве заморский господин, написавший статью «Невозвратившийся “блудный сын”», в которой он не может скрыть своей радости по поводу того, что Рерих ошибся в своих надеждах на быстрейший исход войны и Ленинград попал в кольцо блокады, сможет когда-нибудь понять, что «блудным» был не сын, а мать, которая никак не хотела вернуться к Отцу своему Небесному. Впрочем, какой с них спрос, с иностранцев, если даже главный редактор сборника, вроде и русский по происхождению, ленинградец к тому же, занимается самым настоящим безобразием, пытаясь отторгнуть Рерихов от русской культуры и позволяя печатать в своём сборнике такие глумливые статьи о Великой Отечественной войне.

 

Очень любят авторы апеллировать к архивным источникам: дескать, факты – упрямая вещь. Это касается, в частности, статьи И. Силарса «Предки Николая Рериха». Коллеги просили высказаться меня, в частности, по этому вопросу. Я могу сказать лишь одно: прежде чем делать достоянием рериховедения изложенные г-ном Силарсом факты, их надо тщательно проверить, так же, как проверяли в своё время ссылки в книгах О. Шишкина (и, разумеется, никаких таких документов и приводимых Шишкиным цитат из них в архивах НКВД-КГБ не нашли). Верить выпискам из документов, которые видел (и ничего случайно не перепутал или специально не подтасовал) лишь один человек, разумеется, нельзя. Вот моё мнение. Конечно, попытаться проверить их стоит, чтобы, возможно, подтвердить подлинность утверждений И. Силарса, однако кто и когда это сделает – пока неизвестно. С моей точки зрения, это не самый актуальный вопрос рериховедения, он ничего не меняет по существу. Тем более, что очевидно: Н. К. Рерих ничего не знал о том, что он, может быть, не родной по крови внук Фридриха Рериха, и никого намеренно ни в какое заблуждение вводить не собирался. Моё собственное частное мнение таково: а что, собственно меняет тот факт, что дедом Николая Рериха был другой человек? Это что, доказывает то, что вдохновенные картины Рериха рисовал не он, или его статьи и книги написал другой человек? Или гениальные дети Николая Рериха были не его детьми? Фамилию они носили Рерихи – это факт неоспоримый, так почему Николай Константинович и Юрий Николаевич не могли интересоваться её происхождением и гордиться ею? «Как вы яхту назовёте, так она и поплывёт». А для нас, в конце концов, что будет такого деморализующего в обстоятельстве, если вдруг художник по происхождению окажется гораздо более родовитым, чем мы привыкли думать? Поскольку И. Силарс сам пишет, что латвийские Рерихи были мастеровыми, а Э. фон Ропп, которому приписывается отцовство нотариуса К. Ф. Рериха, принадлежал к одному из самых древних и богатых родов Латвии (разумеется, немецкого рыцарского происхождения). Тот факт, что Николай Рерих может оказаться потомком рыцарей, не меньше подходит его духовному облику, чем полулегендарная родословная от бесстрашных вояк викингов. В любом случае, художник и по имени, и по крови соединяет противоположности, создававшие в столкновении и сотрудничестве русскую цивилизацию, которая нашла своё идеальное выражение в Николае Рерихе. Обращать внимание на разоблачительный тон в отношении рассказов Е. И. Рерих (о рижском бургомистре преподнёсшем шапку Мономаха Петру Великому и получившем за это фамилию Шапошников) мы просто не будем, т.к. всем известно, что Елена Ивановна вспоминала эти семейные легенды в старости, оторванная от родины и тех, кто мог бы что-то скорректировать в том, как она помнила рассказы, переданные ей ещё в детстве. Рериховеды знают, что там есть неточности, на эту тему уже были публикации. Любая семья имеет арсенал таких непроверяемых в силу времени семейных преданий, которые передаются из уст в уста, но, разумеется, не могут служить источником для генеалогических или исторических трудов. Пытаться внушить читателям мысль, что кто-то кого-то пытался специально обмануть и что, мол, таково всё, сказанное Еленой Ивановной – топорный и дешёвый приём.

 

Отдельно стоит сказать несколько слов о статье А. И. Андреева «Оккультизм и мистика в жизни и творчестве Н. К. и Е. И. Рерих». Уже в самом названии заключена ошибка: по правилам русской грамматики надо было бы написать «…Н. К. и Е. И. Рерихов». Пустяк, но факт примечательный – говорящий и о небрежности по отношению к предмету, и о недостаточной внутренней грамотности автора, и о многом другом. Нет смысла разбирать в подробностях, что именно не так понял или преподал читателям Андреев, для которого слова «эзотерика», «оккультизм», «мистика» – страшилка для детей. Он постоянно колет Рерихам глаза их «нехристианностью», но если мы откроем уже упоминавшуюся книгу П. Успенского, например, то прочтём там, что Евангелие – абсолютно эзотерический текст, который можно правильно понять, только изучая эзотерику. И не один Успенский об этом писал. Так что не всё так однозначно, как Вам кажется, уважаемый историк! Мне уже случалось в своих критических статьях на книгу Андреева «Миф о гималайских Махатмах» отмечать, что этот человек совершенно нерелигиозен по природе своей, а оттого всякого рода проявления религиозного опыта он склонен относить к области внимания психиатрии. Его тексты на тему о Рерихах можно уподобить следующей ситуации. Допустим, я, имеющая школьный объём знаний по физике и химии, да к тому же ещё, скажу честно, будучи человеком совсем не склонным к естественным наукам, без нужной «жилки», беру докторские диссертации по данным предметам и не просто начинаю их комментировать, объяснять гипотетическим читателям, как надо понимать те или иные пассажи автора-химика или физика, но ещё и начинаю уличать их в некомпетентности, очковтирательстве, издеваться над высказываниями, смысл которых мне непонятен, а оттого кажется нелепым или смешным. Читать такие комментарии и искать в подобном критическом анализе ключ к истине может быть интересно только идиотам. Я не против тех фактов, которые Андреев выносит на обсуждение в своей статье и в сборнике в целом, я против уровня их интерпретации. Это убогое ёрничанье в разговоре о таких понятиях, как новые принципы общественного устройства, Новый мир, Шамбала/Царство Небесное, духовное преображение, духоразумение – ни на йоту не приближает нас к пониманию сложнейших процессов, происходивших в мире, роли Рерихов в культурной и общественной жизни той эпохи и их мировоззрения. Андреев наивно полагает, что доблестно сражается с мифами, но на самом деле он сам порождает новые, уродливые – не более того. Историк всячески с осуждением подчёркивает, что Рерихи, дескать, занимались мифологизацией действительности, но он упорно не хочет видеть того, что таким же созданием мифа занимались большевики – и они таки его создали в довольно цельном виде, со своей специальной символикой, марксистско-ленинской философией и советской историей, которые все вместе дают не менее несовершенную, не менее вымышленную картину мира, чем древнегреческие мифы. А Запад создавал свою мифологию, со своей атрибутикой и объектами культа. Так было и так будет, потому что человечество не может существовать в мире иначе, как мифологизируя реальность. Разве кинематограф ХХ века – «фабрика грёз» – не производство тех же самых мифов, которые призваны формировать систему ценностей, модели поведения, векторы движения в том или ином обществе? Почему бы Андрееву с компанией не обрушиться на эту область искусства с разоблачительной критикой? Только вот сразу встаёт вопрос: а зачем? Человечеству нужны образцы, идеалы, легенды. Это его, человечества, сущностная, экзистенциальная потребность. Чем прекраснее, возвышеннее будет миф, руководящий обществом, тем достойнее плоды его воздействия на людей и тем больше будут удовлетворены их духовные потребности. А они, представьте себе, г-н Андреев, у многих имеются.

 

Надо, наверное, уже подводить итоги. В заключение хочется процитировать умных людей. Недавно у нас в музее на культурологическом семинаре выступал замечательный, уважаемый художник, А. К. Крылов – непревзойдённый знаток и спаситель памятников древнерусского искусства. Воцерковлённый и очень религиозный – подлинно религиозный – человек. То, что он давно любит и высоко ценит Рериха как выразителя национальной идеи, мы узнали почти случайно, это был первый разговор с ним на эту тему. Крылов, в частности, выразился по поводу действий дьякона Кураева так: «Кураев – большой человек. Но как сказали бы ещё лет тридцать назад, то, что он делает по отношению к Рериху, – это вредительство в государственных масштабах, идеологическая диверсия». Абсолютно так же следует квалифицировать бурную деятельность А. И. Андреева и его клики.

 

Второй, кого мне хотелось бы процитировать, это Франсуа Утар (Francois Houtart: в русских переводах встречается англизированное написание его имени – Фрэнк Хотарт), род. в 1925 г., доктор социологии и католический священник, почётный профессор Католического университета Лувена. В своей статье для социологического учебника «Азбука гармонии» он пишет: «Интер-культурализм означает взаимодействие, обмен, культурную гармонию в динамической перспективе построения Общего блага человечества. Он включает также духовное измерение – это главное, когда цивилизация находится в кризисе. Духовность – это сила, которая выходит за пределы материального мира и наполняет его смыслом. Однако она предполагает, с другой стороны, что нет никакого смысла без духа… Могут возникать возражения, что это – причудливая утопия. Факт в том, что людям нужны утопии, а капитализм разрушил их, объявляя о конце истории («альтернатив нет»). Поиск Общего блага человечества действительно является утопией в смысле цели, которая не существует сегодня, но может существовать завтра. В то же время утопия обладает динамичным измерением: завтра будет всегда. Утопия – это призыв к движению вперёд». – Давайте согласимся, что Рерихи и Великие Учителя сто лет назад говорили о том же самом, хотя и не были докторами социологии. Общество не может жить без утопии, без мифа, который формулирует перспективы развития человеческого общества и человека как вида. Но именно это больше всего бесит – прошу прощения за вульгарное, но точное слово – А. И. Андреева. У человека не должно быть никакой веры, никаких идеалов – считает он. Один «научный материализм», позитивизм и буржуазная мораль правы. Между тем, человек не познаёт и не описывает действительность иначе, как мифами (в том числе, капиталистическими или православными). Если у людей разбивают красивые, возвышенные, поэтичные, мудрые мифы, коренящиеся в их культуре, они тут же, вместо «научного мировоззрения» начинают создавать другие мифы (вроде того, что западная демократия нас спасёт, или что земляне произошли от инопланетян, что нас контролирует внеземной разум и т.п. – короче, откройте Интернет!). Большая удача для народа, когда среди него появляются такие творческие личности и мыслители, как Рерихи. И пора, наверное, перестать злобствовать, а спасать с помощью их творческого наследия то и тех, кого ещё можно спасти от затапливающей Землю волны невежества, пошлости и примитивности мышления.

Спасибо за внимание.

Ю. Ю. Будникова, заместитель директора Музея-института семьи Рерихов.

04.02.2012 03:00АВТОР: Ю.Ю. Будникова | ПРОСМОТРОВ: 1430




КОММЕНТАРИИ (2)
  • София Ургас.03-04-2012 15:25:01

    Сказать "СПАСИБО" - ничего не сказать... Были, есть и будут те, кто по сути своей - "ПСЕВДО". Ладно, если они по невежеству такие! Но когда эти "ПСЕВДО" сознательно умаляют, пачкают, передёргивают действительность, это уже не "псевдо", а настоящие враги. Это касается не только тех, кто старается ну, хоть чем-то очернить Рерихов, а вообще всех таких недолюдей. И я от всей души благодарю Вас, Юленька за эту статью.

  • Наталья11-03-2013 15:26:01

    Блестящая статья. Спасибо автору.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Недобросовестные СМИ »