М.В. Ломоносов и его вклад в естествознание. В.А. Перцов. Одиночество гения (о Ломоносове). Юрий Ключников. Добровольное пожертвование. Знамя Мира – красный крест Культуры. М.П. Куцарова. Звездное небо Михайлы Ломоносова. К 300- летию со дня рождения. Разрушение музея Рериха: игра по-крупному. Елена Кузнецова. Добровольное пожертвование. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Отвергнутый Вестник. Л.В. Шапошникова.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Наскальное искусство в творчестве Н.К. Рериха. В.А. Мешкерис


Картина Н.К.Рериха «Скалы-Лахула» (Знаки-Гесэра) 1935 г.

 

В творчестве Н.К. Рериха можно выделить особую тему: наскальное искусство как весть древнейшей культуры, которой великий художник и мыслитель придавал огромное значение. В публикуемой нами статье автор рассказывает об истоках наскальной живописи и этнопалеографического творчества, об исследовательском характере творчества Н.К.Рериха, положившего начало ряду современных направлений археолого-искусствоведческих наук.

Многие исследователи отмечают тот интерес, который вызвало у Рериха наскальное искусство как проявление творческого художественного духа, присущего человеку с древнейших времен.

Предвиденные Николаем Рерихом новые открытия памятников искусства архаических эпох, его проницающий взгляд на изначальные истоки художественного творчества указывают на конвергенцию древних культур.

Он раскрыл общечеловеческую сущность древнего искусства, на его полотнах изображены реально сохранившиеся памятники этнопалеографических культур. С этой точки зрения картины Рериха, где отражены археологические сюжеты, требуют пристального изучения с позиций археолого-искусствоведческих наук и достижений исторических исследований.

Особое значение в осмыслении Николаем Рерихом древнейших пластов культуры приобретают памятники наскального искусства, в которых художник читает первое общечеловеческое слово. В них художник видит слитность человека и окружающей его природы, прямую связь духовного мира праотцов человечества с миром надвечным, без которой немыслима жизнь древних людей.

Из единения с природой вытекает мировосприятие человека как органической части космоса.

В конце XIX века наука еще находилась на пороге открытий наскального искусства Средней и Центральной Азии, еще не было обобщающих работ об изобразительном искусстве в первобытном обществе. Тем удивительней выглядит проникновение Рериха в мировоззренческую сущность древнего человека, связанную с восприятием мира как слитного единства человека и окружающей его действительности.

Поразительную логику исследователя проявляет Рерих в предложенной им классификационной схеме азиатского наскального искусства, разделенного на скальное добуддийское искусство первобытной эпохи, эпохи энеолита и бронзы, и буддийское искусство эпохи древности и раннего средневековья.

Тем интереснее осуществленный художником опыт сравнительного анализа изобразительных мотивов наскального искусства с археологическими находками. Параллелизм в явлениях искусства архаической эпохи, отмеченный в свое время Н.К.Рерихом, стал основой современного направления исторической науки, называемого конвергенцией. Это понятие означает сходство изобразительных мотивов, которое можно наблюдать в самых различных местах нахождения наскальных изображений, от Монголии и Тибета на востоке до Испании на западе, от Африки на юге до севера Европы и Сибири.

Что же характерно для этой каменной летописи человеческой культуры? Естественно, это, прежде всего, ритуальные сцены охоты, изображения тотемных животных и объектов охоты; сами охотники, подкрадывающиеся к своим жертвам. Люди изображены в масках, а иногда переодетыми в шкуры и перья. Это и понятно – искусство должно было магически обеспечить успешную охоту и обильную добычу. Но наряду с этим мы видим и элементы ритуально-обрядового действа, сцены танцев, сопровождаемые игрой на первобытных музыкальных инструментах, а иногда просто под ритмические хлопки и удары.

Тема музыки как древнейшего искусства, сопровождающего человека во все времена его существования, находит свое отражение во многих наскальных картинах. Собственно музыка незримо присутствует в танцевальных сценах, отражаясь в ритмических движениях изображаемых фигур.

Идентичные образы и сюжеты тысячелетней давности в музыкальной тематике наскального искусства в различных странах Евразии – одна из сложных проблем искусствоведения. Важным аспектом целенаправленного исследования представляется выявление аналогичных устойчивых формул, возникших параллельно по законам конвергенции. Эти законы находят частичное объяснение в сходных явлениях стадиального порядка, породившие близкие решения на ранней ступени зарождения художественного творчества. Тождественные процессы находят свое объяснение как в импульсах исторического взаимодействия, так и во внутреннем единстве человеческого духа, разума и воображения, в общности одних и тех же психологических побуждений, в наличии некоторых стереотипов мышления в отражении природы в человеческом сознании, присущих людям разных стран и эпох.

В разработке поставленной проблемы первобытной музыкальной археологии важно первоначально выделить кочующие сюжеты, повторяющиеся образные формулы, сходные типологически, которые характеризуют явления конвергенции стадиально сходных этапов в развитии первобытного художественного мышления.. Универсализм древнейших образов и понятий, их типологическое сходство, представляется как отражение общности корней первобытного творчества, основанного на единстве исторического процесса, охватывавшего Евразию.

Проблема конвергенции затрагивалась в теоретических трудах Х.Эллиса, Л.Леви-Брюля, К.Закса, М.Шмидта, У.Сорелла, М.Кагана, А.Д.Столляра. Общечеловеческие универсалии и явления конвергенции рассматривались в трудах А.П.Окладникова, Я.А.Шера, специально посвященных скальному искусству Средней и Центральной Азии.

С позиций сравнительной музыкальной археологии особый интерес представляют примеры в работах о происхождении музыкальных инструментов Лавергрена и об архаических танцах Э.А.Королевой.

Обратимся к сравнительному анализу материалов музыкальной археологии в скальном искусстве локальной евразийской территории. «Музыкальные находки» Средней Азии, Казахстана и Центральной Азии включают наскальные изображения ритуальных сцен мусического характера (живопись, петроглифы). Термин «музыкальный» – символический, потому что распространяется на ритуально-танцевальные сцены, в которых незримо присутствует музыка.

Древнейшие эпохи (мезолит, неолит, энеолит) фиксируют в наскальной живописи, выполненной охрой, два вида архаических танцев: мужской охотничий и круговой танец (обрядовый хоровод). Самое большое скопление живописных многофигурных сцен с ряжеными под птиц охотниками обнаружено в Зараутсай близ Термеза. Охотничий танец в масках является стадиально архаическим явлением, известным многим племенам примитивных культур. Североамериканские индейцы воспроизводили весь процесс охоты. Главную группу ритуальной сцены Зараутсая составляют ряженые охотники в колоколовидных одеждах. Некоторые участники изображены с трещотками. Замаскированные под дроф или страусов охотники являются участниками зрелищной пантомимы. Этот охотничий ритуал был связан с ритмическим танцем и музыкой. Замаскированная под страуса фигурка охотника изображена на росписи грота Шахты на Памире.

Аналоги в изображении первобытной охоты известны в широких пределах Евразийского континента: Аранья (Левант) в Испании, Чатал-Гуюк в Анатолии, а также в Африке (Адрар-Анет).

Зрелищным обрядом представляется известная сцена массовой облавной охоты на росписи Чатал-Гуюка (7 тысяч лет до н.э.). Д.Д.Штокман доказывает, что на росписи Чатал-Гуюка изображены танцующие охотники. В руках у них атрибуты: лук, маленькие барабаны и трещотки. Некоторые охотники держат барабаны в форме диска и какие-то крючкообразные предметы, вероятно, ударники. Такая интерпретация атрибутов подтверждается археологическими находками. Автор дает ценную информацию о существовании неолитических барабанов III – II тысячелетия до н.э. в виде двойных глиняных сосудов, обтянутых кожей, найденных в Европе: в Средней Германии, Силезии, Моравии. Барабан-песочница был известен с древнейших времен в Индии и зафиксирован наскальными изображениями в Бамбетке.

Ритуальный танец перед двумя солнечными великанами. Бронзовый век, III–II тыс. до н.э.  Каньон Тамгалы близ Алма-Аты (Казахстан)Ритуальный круговой танец был связан с происхождением мусических искусств. Изображение древнейшего кругового танца было найдено в пещере мезолитической эпохи Ак-Чункур в Киргизии. Уникальный круговой танец воспроизведен на наскальных изображениях IV – III тысячелетия до н.э. из Ходжикента (близ Ташкента). Женские фигурки изображены схематично и напоминают архаических богинь (без рук и головы) в Кобыстане (III тысячелетие до н.э.). Они изображены в ритуальном танце в одинаковых позах. Условный знак в форме круга «кап-марк» известен в скальном искусстве как символ плодородия, раскрывающий смысл образов. Одна из участниц сцены является музыкантшей. Она держит предмет, похожий на музыкальный лук – прародитель арфы. Женщина выступает здесь как магическая хозяйка зверей – объектов охоты, привлекающая их своим колдовством.

Три фигуры женщин в ритуальном танце с музыкальным инструментом, видимо, представляют собой устойчивую форму идеи плодородия, которая возникла самостоятельно вне определенных хронологических стадий в разных частях Евразийского континента. Примером парадоксальной конвергенции (без исторической связи) независимого идентичного психологического мироощущения можно признать живописную композицию на беотийской керамике VII века до н.э. в Греции. Считается, что музыкальный лук – один из древнейших музыкальных инструментов. Он стал главным инструментом, общепринятым в энеолитическую эпоху. Имеются изображения этого инструмента в наскальной живописи третьего тысячелетия до н.э. в Испании (пещера Эль-Синга в Гассиле), в Африке (Тассили). Охотники и танцоры извлекали ритмические звуки стрелами о луки. Имеется изображение музыкального лука на большой Боярской писанице (регион среднего Енисея).

Эпоха бронзы и раннего железа (III – I тысячелетия до н.э.) представлена развитой системой коллективных музыкальных ритуалов, связанных с сельскохозяйственными и скотоводческими культами и мифологией. Идея сверхъестественных сил, обеспечивающих хороший урожай, земное плодородие, благополучие общины, распространилась по всей Евразии. Поклонение солнцу становится одной из ведущих форм религии. Светило почиталось в образе божественных символических персонажей – солнце-людей, солнцеликих великанов. Магические коллективные и парные танцы перед фантастическими солярными божествами занимают большое место в тематике петроглифов.

Многочисленные изображения танцев с участием символических фигур солнце-людей представлены в «картинной» галерее комплекса Саймалы-таш в Киргизии. Замаскированные под животных участники ритуала разбиты на пары и потрясают в воздухе друг перед другом погремушками, бубнами, хлопают в ладоши. Имеются уникальные изображенияРитуальный танец перед солнечным божеством. Велькамоника. Бронзовая эпоха. Италия ритуального танца двенадцати человек перед двумя солнцеобразными божествами-великанами в петроглифах ущелья Тамгалы близ Алма-Аты в Казахстане. Другая сцена изображает ряженых охотников, ее персонажи одеты в шкуры с бубнами в руках. Другой фрагмент композиции показывает динамичный ритуальный танец с характерными жестами.

Широко распространенные мифы, связанные с солярным индоиранским божеством Митрой, отражены не только в Средней Азии и Индии, но и в глубинной Азии (пустыня Гоби), Сибири (Акызская стела).

В эпоху поздней бронзы и раннего железа (II – I тысячелетия до н.э.) в ритуальных сценах наскального искусства исчезают солнцеголовые божества. Художники (Фоссум, Бохуслан – Швеция, Валькомоника – Италия) изображают, в основном, участников ритуала танцоров-музыкантов, иногда даже с духовыми инструментами. Типичный танец на петроглифах этой эпохи исполняют птицеголовые участники с поднятыми над головой руками (в позе адорации), выражающий веру в связь быка и солнца (Каратау – Казахстан, эламская керамика, Биче-Злато – Украина). Источники таких сцен с птицеголовыми участниками можно видеть в мадленскую эпоху (Пеш-мерль, Лес-Казарес, Ляско – Франция, Грот Пелигримо в Палермо, Адлора, Леванцо – Сицилия), в эпоху энеолита (Чулуут – Монголия).

Жест поднятых рук, напоминающих рога быка, зафиксирован в скальном искусстве Индии в Сингапуре. Идея плодородия отражена как в солнечном быке (Сибирь), так и в солнечном всаднике (Казахстан). Круговой танец из цепи танцоров с соединенными опущенными руками является наиболее распространенным и постоянным сюжетом скального искусства Индии (Лакхаджар, Сингапур, Бамбетка, Казахстана (Чулак, Габаевка), Монголии (Гачурт), Сибири (Байкал), Азербайджана (Кобыстан), Финляндии (Тайпсаари), Италии (Велкамоника). Типичный круговой танец обнаружен на петроглифах Чулака (Казахстан).

Схемы картины Н.К.Рериха «Знаки Гэсэра» – ритуальный танец перед солнечным символическим знакомПроисхождение кругового танца связано с культурным наследием ирано-язычных протосакских племен, населявших Центральную Азию и Южную Сибирь. Группа людей с луками не петроглифах Чулак представляет особый интерес. Специалисты по древней культуре Казахстана предполагают, что лук, обращенный внешним углом наружу, является прототипом смычкового инструмента, где роль смычка представляла стрела. Возможно, что древний лук петроглифов Чулак был прототипом казахского инструмента «кыл-кобыз».

Ритуальный круговой танец встречается на изображениях близ села Габаевка в низовьях реки Чу. Он также связан с охотой. Здесь музыкант аккомпанирует танцорам.

Произведения скального искусства, которые изучались во время известной экспедиции Н.К.Рериха, нашли свое отражение на художественных полотнах, написанных в пути. Как уже было сказано, картины Рериха, запечатлевшие памятники наскального искусства, представляют научный интерес для исследователей. Н.К.Рерих понимал ценность наскальных изображений, пытался разделить их на добуддийские и буддийские, придавал большое значение символике знаков и видел в этих археологических памятниках следы больших исторических явлений, таких как, например, переселение народов. ОнСхемы картины Н.К.Рериха «Знаки Гэсэра» – ритуальный танец  перед солнечным символическим знаком. Фрагмент наметил путь сравнительного анализа скальных изображений и соответствующих им археологических находок. Так, например, «Меч Гэсэра» сопоставляется с предметами вооружения, найденными в Минусинских, Кавказских, Сарматских и кельтских могильниках. Если уже в 30-е годы были предложены эти далекие аналогии, то теперь представляется возможным сопоставить эти наскальные изображения с новыми находками на территории Средней и Центральной Азии.

Сюжет картины «Скалы Лахула» (1935 г.) связывался с легендарными знаками Гэсэра. На самом деле изображение представляет традиционную сцену кругового танца, посвященного солнечному божеству.

Ритуальный круговой танец в честь солнечного божества в скальной живописи Средней и Центральной Азии относится к эпохе бронзы. Теперь с уверенностью можно сопоставить этот сюжет с аналогичными сценами Бимбетки (Индия), Саймалы-Таш (Киргизия), Тамгалы (Казахстан), Чулуут (Монголия). В этой цепи известных археологических находок сюжет из Лахула (Западный Тибет) имеет дополнительное значение в исследовании кругового танца ритуального действа, который связывается учеными с культовой обрядностью индоевропейцев эпохи бронзы.

В те далекие времена магическое воздействие осуществлялось через общение с невидимым миром, с теми божественными и астральными силами, от которых зависело благополучие общины.

Картина «Меч Гэсэра», названная в честь легендарного героя монголо-тибетского эпоса Гэсэр-хана, с одной стороны, Изображение мечей. Бишкентская долина (I – II в.в.н.э.)отражает народные традиции изображения на скалах символа культового героя, с другой – определенный этап эволюции материальной культуры. Подобная форма меча или кинжала является традиционной. Аналогичные кинжалы* найдены на территории Узбекистана. Вооружение подобного типа связано с вторжением на эту территорию юджийских племен, с которыми связаны миграционные процессы движения народов Средней Азии. Изучению этих проблем большое внимание уделял Ю.Н.Рерих.

Легендарной фигуре Гэсэр-хана как персонажа тибетских мифов, объекта развитого культа, Николай Рерих уделял значительное внимание. На полотнах художника представлен и сам герой, и изображения, связывавшиеся с его культом. Рерих как бы раскрывает древнейшее ядро образа – ниспосланный небом культовый герой, очищающий землю от чудовищ. Как правитель-избранник и даже первый человек, спустившийся с неба, Гэсэр восходит к добуддийской, бонскойКартина Н.К.Рериха «Оплот Духа» традиции.

На картине «Оплот духа» (1932 г.) мы видим скалу с традиционной тибетской посвятительной надписью, связанной с проникновением буддизма: «Ом мани падме хум» (О, сокровище в лотосе). На картине Рериха дано начало надписи: «Ом мани...». Надписи на скалах связаны с буддийской традицией.

К настоящему времени исследованы наскальные изображения II века н.э. с надписями в казахстанском урочище Капчагай, представляющие три фигуры буддийской иконографии с посвятительными тибетскими надписями, расшифровывающими их имена. Это также связано с индийской традицией, представляющей троицу богов – Брахму, Вишну и Шиву. Картина Рериха имеет познавательный смысл в изучении подобного рода памятников.

Наскальные изображения II века н.э. в казахстанском урочище КапчагайВ настоящее время немецкими археологами обнаружен в Пакистане буддийский цикл наскального искусства.

Таким образом, наскальное искусство, представленное на картинах Н.К.Рериха, существенно дополняет наши представления о значительном культурном явлении в духовной жизни народов Центральной Азии в семантико-хронологическом аспекте на протяжении тысячелетий в свете новых археологических открытий.

Труды современных ученых воплощают развитие рериховских идей о духовной и художественной ценности первобытного искусства.

Эти исследования не абстрагируются в рамках недоступной академической науки. Взгляд ученых в глубину веков представляет собой плодотворный поиск путей к совершенствованию жизни в канун XXI века, осознание культурной общности земного шара, которая не может не волновать население планеты, остро переживающее будущие судьбы человечества. Не случайно в настоящее время состоялись международные конференции, посвященные наскальномуБуддийские наскальные изображения из Пакистана (VI – VII в.в. н.э.) искусству, в Дели (1993 г.) и в Турине (1995 г.). На конференциях обсуждались идеи создания галереи наскального искусства, скопированного различными современными изобразительными средствами, вплоть до голографии, базы перспективных исследований на основе компьютеризации полной библиографии перекрестно-культурных явлений, ставились проблемы усовершенствования методики изучения и фиксации наскальных росписей и петроглифов с помощью искусственного интеллекта.

Известный автограф Н.К.Рериха: «Из древних чудесных камней сложите ступени грядущего», – звучит как призыв к углубленному изучению скального искусства, этого неоспоримо великого наследия гуманизма.

Единение усилий археологов, искусствоведов, историков различной специализации в изучении изначальных духовных ценностей художественного творчества народов – задача новых поколений ученых всего мира. Высокие принципы будущей общечеловеческой культуры выражены в символике Знамени Мира, предложенной Н.К.Рерихом и утверждающей исключительно важные гуманистические понятия – Мир, Истина, Красота.

 

Литература
1. CeSMAP – centro studie museo d’frte preistorica, Pinerolo-Italu. News 95-International Rock Art congress Torino–Italy, 1995.
2. Global conference on rock art. Indira Gandi national center fo the art. New Delhi. 1993.
3. Karomatov F.M., Meskeris V.A., Vuzgo T.S. (Unter Mitarbeit von A.Hausler and A.Malkeeva) Mittelasien Musikgeschchte in Bildern (Begrunder von Heinrich Bessler und Max Shneider Herausgegeben von Werner Bachmann) Band 11 (Musik des Altertum) Lief. 9 Deutsscher V Verlag fur Musik, Leipzig, 1987.
4. Meshkeris V.A. Musical phenomena of convergency in eurasian Rock Art. Musical archaeological offprint No.1 (Papers related to music and dance in Rock Art. North and West Europe, Greece, Central Asia and North America, Hannover, 1996.
5. Zwishen Gandhara und den Seidenstrassen. Endkungen deutschpakistanischer Expeditionen 1979–1984 (Felsbilder am Karakorum Higghway) – Prof. D.K.Jeuttmar, Dr.V.Thewalt, Mainz am Rhein, 1985.
6. Древние государства Кавказа и Средней Азии. Археология СССР. М., 1985.
7. Древности Таджикистана. Каталог выставки. Душанбе. 1985.
8. Князева В.П. Николай Рерих. Летопись жизни и творчества. С.-Пб., 1994.
9. Мандельштам А.М. Кочевники на пути в Индию (Материалы исследования по археологии СССР, № 136). М. – Л., 1996.
10. Массон В.М. Конвергенция и дивергенция в процессе развития древних культур// Конвергенция и дивергенция в развитии культур эпохи энеолита-бронзы Средней и Восточной Европы. С.-Пб., 1995.
11. Мешкерис В.А. Наскальное искусство в творчестве Н.К.Рериха.
12. Нормухаммедов Н. Искусство Казахстана. М., 1970.
13. Полякова Е. Николай Рерих. М., 1985.
14. Рерих Ю.Н. По тропам Срединной Азии. Самара, 1993.
15. Рерих Ю.Н. Тохарская проблема.- Народы Азии и Африки. 1963, №6.

* Подобные мечи – двухлезвенные, клиновидные с перекрестием и прямым навершием появились в III веке до н.э., были наиболее характерны для первых веков н.э. и сохранились в раннем средневековье (V-VII в.в. н.э.)

01.01.2012 03:00АВТОР: В.А. Мешкерис | ПРОСМОТРОВ: 2097


ИСТОЧНИК: Электронный Журнал



КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «О картинах Николая Константиновича Рериха. »