Международный Центр Рерихов поздравил Посла Доброй воли ЮНЕСКО А.В. Очирову с Юбилеем. Информационное письмо. II Международные научные чтения, посвященные Л.В. Шапошниковой. Космический язык. Часть 1. Хазрат Инайат Хан. «Позвольте мне сойти с пьедестала…». Л.В. Шапошникова. Мистицизм звука. Хазрат Инайят Хан. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Заметки на полях. Ю. Ю. Будникова


(о книге А.И.Андреева «Гималайское братство. Теософский миф и его творцы».)

 

Автор данных заметок честно хочет предуведомить читателя, что основной причиной появления этого отзыва явилось не стремление что-либо доказывать, а желание поразмышлять о деградации научного мышления (и вообще мышления) у нас в стране. Желания что-либо опровергать нет по одной простой причине: противно. Разражаться в ответ на опус такого пошиба уверениями, что, дескать, Рерихи были хорошие, кто-то что-то там не понял и вообще, «что вы себе позволяете!» – значит, просто опускаться ниже некуда и тратить время. Защита в данном случае подспудно означала бы, что есть, в чём оправдываться, а на самом деле, это уважаемому господину А.И.Андрееву стоило бы объяснить, зачем он коптит небосклон отечественной науки бурной, но не имеющей никакой научной и философской ценности деятельностью. В данном случае есть повод поразмышлять о типологических особенностях текстов таких авторов, как Андреев, Шишкин, Кураев, Минутко и других сошек помельче, дергающих «сенсационные факты» для своих продажных изданий у «мэтров».

Если в своё время возникло желание написать критический обзор диссертации В.А.Росова, так это именно потому, что это было явление в рериховедении, это были открытия, и их неверная интерпретация болезненно воспринималась теми, кто хотел максимального философского использования новых фактов и обстоятельств. Здесь же – перепев чужих трудов (в первую очередь, книг того же Росова и подготовленных им публикаций) с максимальным использованием негативно окрашенной лексики и прибавлением унизительных эпитетов. В первой части «Гималайского братства» цитаты из П.Джонсона, а также «бородатые» отчёт Ходжсона и «Современная жрица Изиды» Вс.Соловьёва, уже оскомину за сто лет набившие, по объёму занимают больше места, чем собственные раздражённые замечания автора, который оттачивает свой стиль в духе эстрадных пародистов. И это у нас теперь почитается научной работой! И это не стесняется печатать издательство Санкт-Петербургского университета. Увы, наш университет скомпрометировал себя в очередной раз, издавая квазинаучный пасквиль. Неужели ему не хватает подлинных заслуг и понадобились лавры бульварных газет? Где научный стиль? Где корректность в анализе материала, где элементарная чистоплотность, не позволяющая учёному заниматься выдумками, льющими воду на его гипотезу и при этом порочащими личности, которые уже не в состоянии сами опровергнуть клевету и оскорбления в свой адрес? Если мы возьмём классические труды отечественных историков о Второй мировой войне, то мы увидим: даже в отношении Гитлера они не позволяли себе личных выпадов, не относящихся к сути дела определений или эмоциональных выплесков. Их терминология и интонации были научно нейтральны. А в данном случае не о мировых извергах, а о деятелях культуры международного масштаба, вообще-то, идёт речь. К сожалению, в последнее время наши исследователи стараются подражать разного рода западным «разоблачителям», вроде Луи де Местра, не думая, что это, по сути, не учёные, а журналисты, и задачи у них иные – не систематизация данных, а сбор сенсационных фактов, позволяющих сразу сделать себе имя и заработать много денег на продаже своих книг. Цели науки стремительно размываются, из неё пытаются сделать оружие в борьбе личных воль, амбиций, карьер. И если мы не будем видеть этих первичных мотивов за нагромождением фактов, которыми нас забрасывают подобные учёные мужи, то мы, конечно, рискуем стать жертвами навязываемых ими мировоззренческих установок. Проблема не в том, что какие-то тексты или действия Рерихов «не научные» или «антихристианские», а в том, что исследователи, якобы с праведным гневом усматривающие в них что-то крамольное, по сути, жёстко и бесцеремонно навязывают читателю собственное мировоззрение и тоталитарную психологию, против которых – да, это надо признать – выступали Гималайские Братья. Мы имеем дело с принципиальным вульгарным материализмом, который всегда отличался агрессивностью, развязностью форм мышления и топорностью действий, а все «неопровержимые доказательства» – лишь повод прокричать о собственном неприятии духовных истин. Такие люди будут до бесконечности заниматься формальными придирками, возмущаться (находясь в положении абсолютно внешнем к опыту и мысли Востока), как это восточный мыслитель позволил себе вольно обращаться с терминами разных школ для объяснения какого-либо духовного феномена, но они никогда не признаются (хотя и выдадут себя с головой – «по делам их узнаете их»), что им не только не понятны космология и пафос действий Великих Учителей Востока, но они нравственно этого не приемлют в принципе. Им интересно, сколько ошибок сделал в английском языке Кут Хуми (или тот, кто писал по его просьбе письмо), но им абсолютно всё равно, какие последствия для человеческого рода как вида на Земле влечёт нарушение нравственных законов и духовных механизмов, что, в первую очередь, составляет содержание «Писем Махатм». Исследователи этого типа искренне полагают, что они устанавливают некую объективную истину в отношении Блаватской, Рерихов, Гималайских Братьев, на самом же деле, перед нами всё та же борьба позитивистского сознания с иным мировоззрением. Они ничем не отличаются от агитаторов 1920-х годов, в благородном запале убеждавших в сельском клубе крестьян, что Христос – никогда не существовал как исторический персонаж, Будда – миф, и вообще, учёные в телескоп на небо смотрели и никакого Бога там не увидали, значит, – его нет. На современной общественной и идеологической арене положение иное, Христос с Буддой не опасны – некоторые за них ещё и деньги получают как за объект своего научного или богословского исследования (за Маркса нынче плохо платят), а вот живых пророков, тем более, Мессию – гнать взашей, чтобы не дай Бог нам реально не пришлось меняться и в чём-то каяться.

Для того, чтобы вести разговор о Махатмах и хоть как-то понимать, о чём они говорили, надо, как минимум, обладать подлинным религиозным мироощущением, позволяющим адекватно воспринимать сам дискурс. С накоплением личного духовного опыта вопросы и сомнения насчёт того, выдумывали ли Рерихи и Блаватская «Письма Махатм», «Тайную доктрину», «Учение Живой Этики», а также мотивы своих поступков, будут отпадать сами собой, т.к. человек узнает в них ту истину, которая живёт внутри него самого.

Андреев ссылается на двух отечественных востоковедов, раскритиковавших знания Блаватской в некоторых вопросах. Но, во-первых, современные российские востоковеды, не имеющие никакой духовной преемственности у учителей-носителей того знания, которое они изучают, как энтомолог засушенное насекомое, никак не могут быть авторитетами в сокровенном знании Востока, это совершенно очевидно, а во-вторых, для объективности можно узнать мнение и какие-нибудь альтернативных исследователей. Например, Дэвида Райгла, автора статьи «Теософия в Тибете – учения школы Джонангпа», где он на обширном материале приводит параллели с текстами Блаватской, письмами Махатм и учением Калачакры. И что характерно, его всё устраивает в пояснениях Гималайских Братьев.

Исследователи, подобные Джонсону, Андрееву, де Местру, Шишкину и иже с ними, напоминают бородатых мальчиков, никак не могущих наиграться в разведчиков и шпионов, прилежно отыскивающих повсюду коварные заговоры и низменные цели, которые одни только, по их убеждению, и движут миром. Интриги ради интриг. Вся эта масономания, которой проникнута в том числе новая книга Андреева, просто смешна. Когда в каком-нибудь некрасивом деле замешаны люди, на поверку оказывающиеся масонами, это воспринимается как лишнее доказательство того, что единственная цель масонства – мировое господство. Но сколько безобразий творится членами других организаций или просто «добрыми христианами», мусульманами и иже с ними, и это никого не убеждает в том, что причина зла на Земле – пороки самого человека, а не какой-нибудь организации. С каким торжеством, например, заявляется о том, что, оказывается, вождь Рисорджименто Джузеппе Гарибальди, с которым сотрудничала Е.П.Блаватская, был карбонарием, членом тайного общества! Да это любому школьнику в благословенные времена, когда вменялось в обязанность читать по программе «Овод» Э.Л.Войнич, было известно. Вот только итальянский публицист де Местр, упоенно раскапывавший связи Елены Петровны с вдохновителями борьбы за объединение Италии (Гарибальди, Мадзини, Лемми и пр.) и обильно цитируемый Андреевым, так и не смог внятно объяснить, что же такого плохого для его родины сделали люди, прогнавшие иноземных оккупантов и создавшие впервые в итальянской истории единое национальное государство, начавшее после этого стремительно развиваться и ставшее полноценной европейской державой. А сам Андреев того менее понимает, чем так навредил Индии Махатма Ганди, поддержанный в трудный для него момент теософами, и вообще, что такого ужасного случилось в результате развала колониальной системы в Азии, стремление к которому историк инкриминирует Рерихам (и Махатмам). Да ничего плохого из этого не вышло! Однако обо всех перечисленных событиях пишется с такими разоблачительными интонациями, как будто людей застукали на том, что они кур воровали. И всё же «джинны строят храмы». Сам того, видимо, не желая, Андреев огромным фактическим материалом только подтверждает слова Махатм и Рерихов о том, что в переломные моменты истории их посланцы влияли на ход событий, разворачивая их в прогрессивном для той или иной ситуации направлении, способствуя освобождению стран, народов, а главное, сознаний.

Вообще, в устах Андреева чрезвычайно неодобрительно звучат слова «розенкрейцеры», «теософия», «мистика», «масонство», означающие явления, которые на протяжении веков были дрожжами европейской культуры. Это вот и называется манипуляцией сознания. Ну и что, что лучшие люди России были масонами, а мистики Гурджиев и Успенский, например, воспитали многих известных европейских писателей середины ХХ века – мы будем произносить эти слова с такой интонацией, с какой говорим о представителях сексуальных меньшинств. Ну а главное ругательство у Андреева – «религиозно-мистическое сознание». Особенно порочно, если кто-то или что-то – тайные. Мы уже забыли, что и русских философов и поэтов ХХ века, и наших публицистов – политических эмигрантов, равно как и исследования по генетике, трансперсональной психологии и многое другое мы читали ещё 25 лет назад тайно. И в глазах доброй половины нашего общества это был большой грех и преступление, а придворными учёными и философами объявлялось выдумками, научной и идеологической ошибкой. Редко в нашей истории, как и в истории других стран, истина и справедливость совпадали с государственной политикой.

Наш «совершенно объективный» исследователь, например, с удовольствием цитирует обвинения Ходжсона, но почему-то умалчивает о том факте, что через определённый срок Общество психических исследований, нанявшее Ходжсона, объявило о своих ошибках в отношении Блаватской. Андреев делает из Е.И.Рерих просто какого-то инвалида на голову, но не указывает читателю на наверняка известные ему самому факты того, что уже в шесть лет Елена Ивановна умела читать на трёх языках, обладала феноменальной памятью, будучи в состоянии с первого раза запомнить прочитанное стихотворение, окончила гимназию с золотой медалью и многое другое. Потому что это не вяжется с диагнозом мерцающего сознания, который он ей пытается поставить, и может «исказить образ», который должен возникнуть у читателя. О Борисе Рерихе мы узнаём только, что он один из авторов проекта Большого дома (то, что по насильственному принуждению, разумеется, не упоминается), а о том, что он автор большого количества проектов церквей и часовен, реставратор памятников древнерусской архитектуры, защитник киевской Лавры в годы революции – ни звука. Нам услужливо подбрасывают информацию, что отец художника, К.Ф.Рерих умер в состоянии помутнения разума (то, что это наступило лишь в последние месяцы жизни в результате тяжёлой болезни почек и подобное случается у миллионов стариков – об этом читателям Андреева знать не надо). Но где же сведения об энергии этого человека, одного из 25 первых нотариусов России, объединившего вокруг себя многих петербургских учёных, одного из основателей общества им. Т.Шевченко? Андреев, например, обвиняет Блаватскую в том, что она, говоря о буддизме, ни разу не упомянула понятия шуньяты. Да Боже мой! А разве сам Андреев, пишущий о Блаватской и Рерихах, всё о них сказал, что мог, что о них известно, разве он поведал читателю о всех их заслугах – так, для «полноты картины»? Почему же другой автор, говорящий о каком-либо предмете с определёнными целями, должен «просто так», походя, демонстрировать всё, что ему известно на эту тему? А если он этого не сделал, то он «шарлатан и обманщик». Надо сказать, что как раз эта манера выкладывать по ходу массу не относящихся к делу подробностей является одним из недостатков книги «Гималайское братство». Автору явно хотелось продемонстрировать, насколько он осведомлённый человек и какой у него широчайший кругозор, но, увы, помимо формального знания, заключающегося в удерживании в памяти тысяч фактов без их разбора, существует ещё знание (и мудрость) духа, которыми наш историк не обременён. Вообще, угнетает духовное и душевное убожество текста, бесцеремонность, с которой Андреев роется в чужих биографиях, мемуарах. Этому новоявленному Каю, в глаз и в сердце попали осколки – даже не льда, а кривого зеркала, и всё, на что он смотрит, искажается, становится уродливым. Александр Иванович явно считает излишним для себя «иметь глаз добрый», как в своё время призывал Н.К.Рерих. Такие психологические типы, как Андреев, без чувства и выражения, исключительно по необходимости переписывают в свои опусы строки о духовных руководителях человечества, о всемирном братстве людей и т.п., и при этом чувствуется, что это не находит ни малейшего отклика в их душах, но как только они наталкиваются на материал, из которого путём лёгких подмен, неграмотных силлогизмов (с последними у Андреева особенно туго, но мы к этому вернёмся чуть позже), литературной обработки в виде сгущения красок, специального выстраивания цитат, подбора фактов, замалчивания того, что мешает прилежно создаваемому образу, и пр. можно сделать «компромат», они тут же оживляются, интонация их становится куда выразительнее, темп речи ретивее, выводы и оценки сыплются, как из рога изобилия. Любую гадость, сказанную о Рерихе, любой плевочек, пусть даже самый пустенький, не поленился с любовью подобрать Александр Иванович и снести в одну общую кучу, которая, как ему кажется, похожа на научный труд и объективные исторические (и психологические, как он воображает) портреты. При этом высокая оценка личности и творчества Рериха невольно кажется Андрееву всегда преувеличенной, «патокой», зависящей от каких-то очень субъективных моментов, возможно, личной выгоды и т.п. А вот злословят (особенно собратья по цеху) – ему верится – всегда очень бескорыстно! Вообще, хочется сказать автору: «Слушайте, а действительно, какое Вам дело до того, были Великие Учителя, или нет? Вот Вы пишете, что другие мастера-эзотерики и мистики, вроде Гурджиева, Кришнамурти, Штайнера, Вивекананды призывали познавать себя, а не надеяться на спасение от каких бы то ни было распрекрасных Руководителей – ну так и займитесь самосовершенствованием, и не нервничайте так по поводу того, что кто-то рассказывает про каких-то Махатм. Вам они не нужны – и прекрасно. У Вас явно не всё в порядке в эмоциональной сфере, Вас раздражают некоторые люди, а ещё больше - идеи. Похоже, Вы завидуете некоторым вещам, и вообще, надо учиться объективности, состраданию, самоанализу, – которые Вы, судя по всему, считаете совершенно излишними в человеке качествами».

Всё это, конечно, тяжёлое советское наследие, которое получило наше общество. 70 лет царствования позитивизма, вульгарного материализма, идейной нетерпимости и иезуитской практики передёргивания фактов, перетолковывания чужих мыслей, а также рабского следования господствующей доктрине, не допускающей жизни духа в принципе, привели к тому, что огромное количество современных российских учёных и людей других интеллектуальных профессий не умеют мыслить. Про то, что «самого главного глазами не увидишь, зорко одно лишь сердце», – тут вообще говорить не приходится. Им доступны только плоские, одномерные понятия и факты, изложенные в форме служебных донесений. Всё, что сверх этого – почитается ими за какие-то психические отклонения, потому что когда многомерные понятия проецируются на плоскость, конечно же, получается дикая картина. Тут вспоминаются, кстати, и бессмертные творения Григория Климова, недавно почившего в бозе, в своё время убеждавшего весь мир, что и святые, и гениальные писатели – извращенцы, а их дар, выходящий за рамки привычного, и есть свидетельство их болезни.

Особенно среди историков масса людей не признаёт необходимости быть не только начётчиком текстов, но и философом, обладать духовным опытом для того, чтобы утверждать состоятельность своих выводов. Яркий пример: использование термина «миф». Для Андреева, как и многих других учёных, взращенных в лоне марксистско-ленинской науки, это слово означает выдумку, то, чего нет на свете, ложь. И ни Бердяев с Лосевым, ни Барт с Элиаде, ни Пятигорский с Голосовкером и многие-многие другие, объяснявшие, что миф – это способ описания и постижения действительности, что это знаковая система для многомерных явлений и понятий, – им не указ. Они никогда не поймут, что, в сущности, любое высказывание – это миф, любое утверждение – миф. Есть два основных типа мифов, составляющих содержание человеческой культуры. Более ранний тип – религиозный, более поздний – научный миф. Евангелие – это христианский миф, а дарвиновская теория или теория относительности – это научный миф. И в этом смысле миф о Шамбале, миф о Гималайском Братстве – это не хорошо и не плохо, это просто есть, и каждый это в состоянии воспринять соответственно своему потенциалу – интеллектуальному, душевному, духовному. «Каждая Истина должна быть уявлена в её относительности, когда она оявлена малому сознанию. Совершенно лживой Легенды не существует. Каждая версия уявляет новое развитие или детали Основной Истины» (Е.И.Рерих. Космологические записи // У порога Нового мира. М.: МЦР, 2000. С.268). Это система условных обозначений, более или менее удачно и адекватно отражающих, символизирующих действительность, которая нами воспринимается с помощью различных чувств (не забудем, что в древнеиндийской, а затем в буддийской философии ум – это тоже один из органов восприятия). Сердце в буддизме, кстати, синоним сознания, и что так насмешило господина Андреева в утверждении Елены Ивановны Рерих, что «мысли рождаются в сердце», – понять трудно. Существует также различие между мифами по степени охвата действительности. Например, некоторые положения книги «Гималайское братство» – это миф, имеющий отношение только к такому аспекту действительности, как сознание данного конкретного индивидуума – её автора, в то время как миф о Небесном Иерусалиме, например, имеет отношение к сознаниям и судьбам миллионов людей на протяжении тысячелетий. «Праистоки мировой культуры были мифом по природе своей», – считает петербургская исследовательница Г.Зеленская (Петербургская мистерия. Книга первая. СПб, 2005. С.8). Великий знаток античных мифов Л.Э.Голосовкер формулирует такой вывод: «Миф есть познанная тайна бытия и нечто предугаданное в нём» (Там же. С.9).

Грустно то, что несчастные жертвы духовного выхолащивания русского народа претендуют ныне на место верховных судей в анализе сложных научных, общественных, политических процессов, шедших в мире в конце XIX – ХХ вв., результатом чего является создавшаяся ныне ситуация, со всеми её успехами, преодолёнными опасностями и тяжелейшими язвами. Единственный modus operandi в мышлении им доступный – методы марксистско-ленинской философии. Да и ту, видно, они осваивали в своё время по принуждению и необходимости, так что сам процесс философствования даётся им с большим трудом и огрехами. А потому такой диковиной являются для них многие утверждения Рерихов и положения Агни Йоги, которые в восточных системах являются исходным постулатом (чтобы не сказать «общим местом»), без которого невозможен сам процесс философствования, а в истории западных философских течений занимают значительное место, составляя базу теологии, многих философских систем эпохи Возрождения и таких современных течений, как интуитивизм, например. В нашей стране, увы, широко распространено мнение, что можно быть учёным, не умея мыслить. А оттого многие не выдерживающие логического анализа гипотезы претендуют на научные полноценность, новизну и востребованность. К сожалению, вся эта активная, но лишённая света сознания работа востребована совсем другими силами, деструктивного характера, увеличивающими количество общего безумия. Речь идёт не только об истории или политологии, но и о позитивизме лишённых фактора духа точных наук. Насколько благополучнее обстояло дело в Древней Индии! В книге «Что такое политическая философия» (М., 2007) востоковед, философ Александр Пятигорский замечает: «В Древней Индии умственная дисциплина уже была дана в виде различных йог. Так, человека без дисциплинированного этического мышления в класс никто бы не пустил, да и он сам бы не пришёл! Ученик приходил ещё, может быть, невежественный, но уже с готовым к рефлексии мышлением, с уже педагогически, йогически подготовленным мышлением» (С.23).

Что в Рерихах как-то на очень личностном плане задевает Андреева, так это то, что они постоянно твердят о необходимости воспитания, созидательного труда, переустройства жизни на началах этики и красоты, о важности духовного восхождения для каждого в своём индивидуальном существовании, об опасности и вреде инертного существования, дурных мыслей. Любимая же идея Александра Ивановича заключается в том, что люди таковы, каковы они есть, тупость и свинство человеческих масс – это закон природы, и не надо ничего трогать, ничего переустраивать – это бесполезно. Вот, нашему историку всё смешно, что пишут Рерихи, а как нам не посмеяться, например, над таким пассажем: «Он пытался войти в контакт и завязать отношения с влиятельными американскими политиками и бизнесменами, внедряя в их умы идею глобального переустройства мира на принципах Красоты и Знания…» (С.271). И всё это пишется в таком ключе, с такой интонацией, что все должны сразу почувствовать, насколько это низко и коварно со стороны Рериха и, главное, – ненужно. Между тем, подобная точка зрения – мироощущение обывателя, не более того. Даже школьный учитель, не просто отбывающий повинность в школе, а хоть сколько-нибудь внимательный к своему делу, скажет вам, что из любой группы можно сделать сплочённый коллектив единомышленников, а можно – стадо, где один норовит затоптать другого. Всё зависит от способов воздействия, от среды существования, от окружающих человека образов и господствующих идеалов, от системы ценностей. Разница в том, что дружную команду сделать трудно и на это надо затратить много душевной энергии, а развратить до стада бездельем, безверием и извращёнными представлениями – ума не надо. Но то, что трудно – не обязательно несбыточно, а то, что катится под гору само собой, – совсем не означает, что оно движется в нужном направлении.

Старая уловка погасших сознаний – делать из носителей света чёрта с рогами, которым пугают младенцев. Этим занимались на протяжении столетий, если не тысячелетий, и в чём-то Андреев прав: под солнцем мало что меняется. Сегодня, как и в дни инквизиции, таким, как Рерихи, требуется не только добрая воля, но и готовность к самопожертвованию, к стрелам, которые полетят в тебя, к клевете и поруганию твоих святынь. И сегодня андреевы и шишкины с кураевыми пытаются гасить источник света, прикрываясь тем, что им якобы не нравятся не очень умные, экзальтированные последователи Рерихов, следовательно, от их учения больше вреда, чем пользы. Однако давайте вспомним, что веками творили те, кто называли себя последователями Христа. Одни иезуиты (от имени Jesus) чего стоят. Нацисты и фашисты, между прочим, тоже все крещёные были. А сегодняшние клоунские секты, в Америке, например?.. Они ведь тоже христианские тексты толкуют, молитвы читают. Если следовать такой логике, то имя Иисуса первым надо было бы вычеркнуть из списков человеческой культуры. Однако в «нём свет и спасение человеков». Ну, что делать, если сегодня примитивно понимают Учение Живой Этики, – завтра поймут. Другого всё равно не дано. К.философ.н., магистр кафедры религиоведения Санкт-петербургского государственного университета А.П.Чернеевский считает (и сотрудники Музея-института семьи Рерихов с ним согласны), что «Агни Йога и теософская традиция ЕДИНСТВЕННАЯ в современном культурном пространстве, которая внятно толкует мистические и оккультные опыты людей, не опускаясь при этом до чёрной магии, спиритизма и колдовства. Теософия создавалась для того, чтобы синтезировать самую возвышенную христианскую духовность и самые смелые оккультные искания Запада и Востока».

Становится модным инкриминировать Е.П.Блаватской то, что её труды инспирировали создание нацистской теории, а Рерихи предлагали советскому руководству идеологическую модель, в которой якобы угадывались черты сталинского тоталитаризма. Однако давайте не будем спешить, принимать подобие за оригинал и разберёмся во всём спокойно (если у кого-то есть желание разбираться в этом непредвзято и сосредоточенно). Пишущую эти строки, как вспышка молнии, поразила некогда одна вещь. Несколько лет назад по заказу отдела дублирования ТРК «Петербург – 5 канал» я переводила итальянский документальный фильм о Гитлере и его сподвижниках, в котором большое внимание уделялось оккультной стороне нацизма. Вдруг стало очевидно, что так же, как гитлеровцы закрутили в противоположную сторону древний солнечный знак – свастику, так они поставили с ног на голову не что-либо ещё, а именно Учение, данное современному человечеству Иерархией Света. Меньшее их не удовлетворяло и не интересовало. Армагеддон так Армагеддон. Нацистская идеология в той её части, которая касается происхождения арийцев, их миссии установления будущей цивилизации сверхлюдей под руководством мудрецов, обладающих бесконечными возможностями и способностями, и т.д. действительно очень похожа именно на Тайную доктрину, точнее, списана с неё, вот только внимательный взгляд подмечает, что знаки там поменяны с плюса на минус. Совершается тонкая, подчас ювелирная подмена. Это как в старые добрые времена, сатанисты тоже имели алтарь, мессы и т.п., вот только всё было зазеркалено и векторы сменены. Но ведь это и является целью! Тьма всегда подражает свету, а не себе самой. При этом стремясь скомпрометировать истину. Главный признак того, что мы имеем дело с настоящим мощным источником света в том и состоит, что его пытаются шельмовать, дискредитировать, извратить. Главная битва идёт в сознаниях и душах людей.

То же самое с коммунистической идеологией. Автору этих строк уже приходилось указывать в своих статьях о том, что к 1930-м годам в СССР была создана полная копия иерархической структуры, в которой, однако, была утрачена сакральность. Н.А.Бердяев в работе «Новое средневековье» отмечал, что тоталитаризм возникает тогда, когда утрачивается сакральное обоснование идеологии. Но, заменяя внутренние, органичные отношения внешними, он всё же нуждается в господствующей идее, которая переформулирует жизненные социальные ситуации, придавая им характерные черты мифа. Наша страна в своё время отвергла духовную помощь Махатм и предложение строить новый Храм, чтобы создать суррогат храма со всеми атрибутами: Отец («Отец народов» и ещё больший старейшина – «дедушка Ленин»), главный жрец (Генеральный секретарь), соборы (съезды КПСС), священные формулы (лозунги) и писания (собрания сочинений классиков марксизма-ленинизма), борцы и мученики за веру, жития святых (книжки для школьников вроде «Щорс» или «Бауман»), иконостас (портреты членов Политбюро), единое устремление, чаяния светлого будущего и т.п. В общем-то, вместо возможности движения к высшему знанию получили то, что писатель В.Н.Иванов прекрасно определил как «коммунистическое шаманство» в своей книге «Мы на Западе и на Востоке» (Харбин, 1926). Везде одно и то же, как видим. Подлинная Община, заповеданная ещё Буддой и Христом, была подменена её симулякром.

А.И.Андреев напрасно полагает, что всегдашние мечты и мифы человечества о Рае, Белом Граде, Золотом веке, Царстве Божьем, Шамбале – детские игрушки, с которыми должны бороться такие серьёзные и солидные взрослые дяди, как он сам. Стойкое бытование подобных представлений есть именно подтверждение того, что так устроена человеческая природа и Природа вообще, что в самом человеке заложен подобный вектор движения, что организация человеческого общежития имеет своим запрограммированным образцом именно братскую общину, как в желуде запрограммирован дуб. Не вина Великих Учителей, что советские узурпаторы власти, вынесенные на гребень народным движением и народными поисками новой жизни, в основе своей имеющими многовековые православные идеалы, подлинную Общину и Храм заменили тюрьмой и кумирней. Но внешне, как мы уже отметили, большевики тоже подражали моделям света и правды. А иначе было нельзя, иначе никого не обмануть.

И вот сегодня обманутые и запутавшиеся современные интеллигенты, не имеющие, как у нас в старину говаривали, «Бога за душой», не обладающие способностью духовного различения, принимают по формальным признакам одно за другое и пугают и тем, и другим растерянное, довольно невежественное в плане духовных знаний население.

Попутно хочется заметить, что материализм, восторжествовавший у нас в стране и в голове отдельно взятого историка Андреева, вовсе не означает отрицания скрытых сил. И многие коммунисты, и Андреев признают существование паранормальных явлений (ни для кого не секрет, что высшие чины партии вовсю пользовались услугами экстрасенсов). Что для них не приемлемо, так это признание руководства Высших сил. Вот тут они начинают рассуждать о свободе воли и насилии, о ненаучности и бездоказательности духовного опыта святых и т.п.

Основная цель книги Андреева – доказать, что никаких высших руководителей у Рерихов, у Блаватской, вообще, у нашей Земли нет и быть не может. Вечное требование наглядности, демонстрации чудес и желание «вложить персты в рану, дабы уверовать»! Но это всё аргументы на уровне «пощупать и понюхать». Мы же имеем дело со знаниями, с мыслью, прежде всего, с идеями, которые «движут миром», а оттого присутствие высших сил мы должны искать как на уровне феноменальном, так и на уровне ноуменальном. Для внимательного разума изучение жизненного пути Рерихов, чтение их записей раскроет постоянное присутствие как бы двух воль, что особенно явственно проявляется в ситуации начала 1920-х годов. Рерихи не приемлют большевиков, осуждают их методы, как почти вся культурная элита России начала ХХ века, и едут в СССР сотрудничать с коммунистами, фактически пытаться спасти Россию. Значит: или существовал более высокий и масштабнее смотрящий Разум, который строил поверх обид и настроений момента, или и Рерихи, и ещё раньше Блаватская страдали раздвоением личности, однако таким странным, что их «бессознательная», «больная» часть была гораздо мудрее их обычной личности. На самом деле, мы наблюдаем постепенное слияние двух воль, «дорастание» Блаватской и Рерихов до уровня тех задач и перспектив, которые открывали перед ними их руководители. Наши соотечественники кажутся кому-то не заслуживающими достаточного доверия оттого, что они часто меняли свою терминологию, планы, формы работы. Но ведь это и есть процесс роста, процесс духовной трансформации, на который они пошли сознательно и добровольно, по любви и тяге к определённым сторонам жизни (Андреев сам неосторожно рассказывает нам, как Елена Ивановна любила читать священные тексты, Библию и др.). Потому-то так просто было Е.И.Рерих узнать в Лондоне носителей света – факт, который изумляет Андреева и служит для него доказательством того, что этого вовсе не было. Наш милый учёный муж, наверное, никогда не испытывал в жизни такого состояния, как узнать сердцем свою суженную (или суженного). В этом, между прочим, коренное отличие сотрудников Махатм от людей, которые пытались устроить на земле дурное подобие высшего мира – Гитлера и Сталина. То, что эти люди были одержимы, теперь знают даже школьники, вот у них, как раз-то, не шло речи о свободном служении.

Представляется уместным поговорить о лингвистических и логических проблемах книги «Гималайское братство». Об одной мы уже упоминали. Глубокое филологическое заблуждение автора заключается в том, что он считает второе, просторечное значение слова «утопия» основным и единственным в русском языке. Для него утопия – это беспочвенное мечтание, не имеющее ничего общего с действительностью. Более того, согласно его психологии, если в автобусе сквернословят и толкаются, то пусть так и продолжают делать, ибо такова природа человека, а говорить, что это дурно, да ещё призывать вести себя культурно и самому пример показывать – это, извините, чистая утопия.

Совершенно очевидно, что Андреев не является специалистом в той области, в которую он так смело полез с критикой. Историк использует для описания оккультных явлений термины морально устаревшие, скомпрометировавшие себя неверным или сознательно уничижительным употреблением, не объясняет сути сложных для бытового сознания утверждений, а делает из них грубую карикатуру. Между тем, любое духовное учение несёт в себе заряд парадоксальности, ломающий устаревшие психологические клише, а оттого оно всегда непросто для восприятия и может дать благодатную почву для кривотолкований. Вообще, вывернуть наизнанку, задавшись целью, можно всё, что угодно. Слова Христа можно переставить и интонировать так, что выйдет бред сумасшедшего, а сказку о Дюймовочке, используя лексику гламурных изданий, перемешанную с фрейдистскими терминами, можно пересказать так, что даже у обитательниц улиц красных фонарей уши зардеют. Андреев сознательно постоянно прибегает к эпитетам «контактёры», «медиум», «спиритизм» – имеющим иностранные корни, которые не позволяют передать сущностные нюансы. И Блаватская, и Рерихи часто пользовались такими заимствованиями, поскольку действовали, в основном, в англоязычной среде, а оттого слова эти были «на слуху», к ним привыкли. Однако Андреев намеренно играет этими словами, некоторые из которых получили отрицательный оттенок за прошедший век в определённом историческом контексте, или же дифференцированное, более узкое значение по сравнению со временами столетней и больше давности. Учёный использует образовавшуюся двусмысленность для создания негативного эффекта в сознании современного читателя, заведомо зная, какую реакцию должен вызвать тот или иной термин. Между тем, современным исследователям, описывающим феномен семьи Рерихов, правильнее пользоваться историческими русскими терминами, которые более решительно разводят явления, смешать которые – цель Андреева. В случае с Рерихами, с Еленой Ивановной, прежде всего, мы имеем дело с тем, что традиционно называется духовидением, но не от словосочетания «духов видеть», как тут же бы не преминул предположить Андреев, а от выражения «духом видеть». Было ещё понятие восхищение духа, которое принципиально отличалось от состояния, когда духом человека овладевали низшие силы. Духовидцами были сотни известных личностей, сыгравших, как и Рерихи, большую роль в формировании нравственных идеалов своей эпохи и тоже не раз оклеветанных. Франциск Ассизский, Екатерина Сиенская, Тереза Авильская, св. Гертруда, Сергий Радонежский, Серафим Саровский, Александр Свирский – лишь наиболее известные из них, не только познавшие высшую реальность, но и повлиявшие на политическую или на социальную ситуацию своего времени. По классификации Андреева их всех надо записывать в «контактёры», раз у них были контакты с иными формами бытия и сознания. Между тем, те, кого ныне принято называть «контактёрами», нашим предкам были известны как «одержимые», основной же отличительной чертой последних была бессознательность в отношении того, что с ними происходит, нравственное неразличение событий. Сознательное служение Высшим силам, подчинение своей воли их воле – отличительная особенность святых. Почему у Рерихов или Блаватской подобная преданность расценивается в качестве диагноза – непонятно. Святые были проводниками высших сил, по-латыни читай «медиумами», но в русском языке для такого рода проводников использовалось слово «подвижник» – по названию качества, которое у них было особо развито в отличие от проводников иных потусторонних сил, ни к каким подвигам во имя человечества не стремившимся.

Противнее всего то, что человек, со всей очевидностью не имеющий ни малейших духовных знаний и этических идеалов, эстетически не развитый позволяет себе развязно копаться в записях духовного опыта, в которых он понимает столько же, сколько кастрат в куртуазных романах. Мотивы указаний Учителя Мории, его пояснения сложных метафизических понятий, те или иные решения Рерихов, принятые в отношении членов теософского общества, трактуются с утрированно обывательской точки зрения, на основе морали коммунальной кухни. Каждый судит по себе – это древнее наблюдение не потеряло с годами своей истинности.

Андреев всю книгу «ставит под сомнение» то, что пишут и говорят Блаватская и Рерихи. Но нигде не приводит однозначных контраргументов. Например, в дневниках Рерихов сообщается, что присланный им Камень хранился в тайном обществе в Париже. «Только вот беда, – восклицает исследователь, – никакого такого тайного общества в Париже не было!» Во-первых, чтобы делать такие решительные заявления, желательно быть ведущим французским специалистом по тайным обществам, потому что, чтобы ориентироваться в таких вещах, надо годами изучать эти материалы во Франции, иначе доверия таким заявлениям не много, а во-вторых, тайные общества для того окружают и себя тайной, чтобы о них поменьше знали и труднее было найти их следы. Откуда у Андреева такая уверенность, что он знает все тайны всех времён и народов? Ещё смехотворнее его заявление о том, что, по его наблюдениям, в Индии и в Тибете никто не слышал о Махатмах. В этих странах в общей сложности живут сотни миллионов людей, и как Андрееву удалось опросить их всех – Аллах ведает. Одно можно с уверенностью утверждать: людям с менталитетом Андреева на Востоке ни один из настоящих носителей духовных тайн никогда не станет их раскрывать. Восток – дело тонкое, и о сокровенном там не трубят на базарах. Ну, а что касается «статистики», – то примерно с тем же успехом какой-нибудь американец мог сейчас приехать в Россию и спросить в парикмахерской: «Вы слышали, кто такой Артемий Веркольский?» – или в продуктовом магазине: «Вы слышали про Паисия Величковского?» – и, вернувшись в Америку, напечатать научный труд, что таких никогда не было, т.к. «о них никто не слышал». Между прочим, я работаю в школе и со всей ответственностью заявляю, что не все школьники нынче отвечают на вопрос, кто такой Ленин. Так почему в Индии все должны знать, кто такие Махатмы?

Вообще, для научной работы Андреев слишком часто употребляет выражения «слабо верится», «кажется», «то есть, она, очевидно, хотела сказать, что…» и т.п. Да если бы хотела, прямо так и сказала бы! Зачем человеку вкладывать в уста то, что он сам не произнёс?! Если бы в исторической науке практиковались юридические критерии признания чего-либо доказанным или недоказанным, то с точки зрения судебной практики, оценивающей сумму улик и свидетельств, мы должны были бы констатировать, что ни одного неопровержимого доказательства существования или несуществования Гималайского Братства в тексте Андреева нет. Его книга – сплошные эмоции, субъективное мнение и неграмотные логические конструкции, когда от одной части силлогизма перепрыгивают через одну, две или более ступени сразу к желаемому выводу. Вроде следующего: Елена Ивановна видела Махатм в Гайд-парке без свидетелей. Когда она пришла домой и рассказала о встрече, то сын и муж сразу ей не поверили. Следовательно, – она лгала. Эти примитивные рассуждения можно уподобить следующей ситуации: в школе пропала ценная вещь. Обвинили одного ученика. Он сказал, что он этого не делал. Учитель ему не поверил. Следовательно, ученик врал. Т.е. не важно, есть ли неопровержимые доказательства того, что ученик крал или не крал, главное, – что в его слова не поверили. Я уж не говорю о том, что через некоторое время Николай и Юрий Рерихи так «поверили», что Андреев за голову хватается. Но обвинение кинуто. А «чисто научные» доказательства Андреева о том, кто такие Рерихи, Махатмы, что двигало Блаватской и т.д. все абсолютно работают по схеме «можно предположить», «можно сделать вывод». Аргументация находится на уровне следующей ситуации:

Обвинитель: «Рядом с домом, в котором было совершено убийство, видели человека. Можно предположить, что это и есть убийца». Или ещё лучше: «Можно сделать вывод, что это – убийца».

Судья: «А неопровержимые доказательства того, что именно этот человек убил, у вас есть? Ведь с тем же успехом, можно предположить, что этот человек не убийца, а случайный прохожий».

По такому принципу построено рассуждение, что Рерих предлагал себя в качестве шпиона советскому правительству перед путешествием в Тибет. Сохранилась стенограмма беседы Рериха с помощником полпреда Астаховым в Париже. Два советских исследователя в семидесятые годы попали в архив и читали её, а затем сообщили в своей публикации, что художник обещал передавать в СССР «все материалы» в случае взаимодействия. Андреев не сомневается, что под «материалами» подразумевается шпионаж за англичанами в Тибете. Конечно, что ещё ценного может собрать в другой стране художник и учёный! Для любого юриста всем выводам Андреева – грош цена. Но для СПбГУ, как видно, нет. И так во всём. Человек искренне неправильно понимает или намеренно неправильно толкует слова Блаватской, Махатм, Рерихов, чтобы потом их же уличить в противоречиях, вместо того, чтобы себя заподозрить в тугодумии. Раз Махатмы, по словам Елены Петровны, не обременены «гнётом плотского человека», – значит, у них непременно нет тела. Но при этом они «люди большой святости». А у людей тела есть. Всё. Андреев встаёт в тупик и обвиняет Блаватскую в грубой лжи. То, что они просто подчинили свою плоть высшим проявлениям личности, в голову учёному прийти не может. Так же понимает Андреев фразу Учителя Мории о том, что для Рерихов длительное время он «будет невидимым». Значит, – он непременно «астральный дух», а не просто находится далеко от своих учеников и общается с ними с помощью яснослышания, например, или другими способами. А потом вдруг Рерихи пишут, что встречаются с Учителем. Значит, он «материализовался». А потом опять дематериализовался, раз Елена Ивановна с ним телепатически общается. И т.п. Интересно, кому за такие рассуждения надо психиатрический диагноз ставить: Елене Ивановне, как делает Андреев, или ему самому? А в какой тупик загоняет его тот факт, что Блаватская пишет о Махатмах-дугпа, а в другом месте, о «ловких дугпа», занимающихся колдовством, и эти образы «плохо вяжутся» друг с другом в сознании историка (с.72). Какая неразрешимая задача! Между тем, если минуту подумать, то можно привести в пример подобную ситуацию с более понятными наименованиями. Так, были христиане-святые, а были и такие христиане-ханжи и святоши, которых высмеивал Лесков в своих произведениях. Все эти образы тоже «плохо вяжутся между собой», но такова жизнь, г-н Андреев! Хочется посоветовать многомудрому мужу побольше читать литературы по духовным практикам, тогда подобные вопросы не станут загонять его в такой глубокий умственный ступор. А то, что Андреев не слишком поднаторел в чтении таких книг, доказывает то, что он допускает не менее грубые неточности, чем те, на которых он всё время старается подловить Блаватскую (да, это верно, известно, что она бывала небрежна с названиями, датами и другими данными). Она, видите ли, не так написала на, в сущности, незнакомом для неё языке, пару индуистских и буддийских терминов! Отсюда сразу вывод: ни с какими Махатмами она не общалась, всех обмануть хотела. (Ради чего только? Ни одного доказательства её корыстности Андреев привести не смог). Ну а как быть с тем, что сам Андреев утверждает в своей книге, что на вершине горы Мориа пророк Исайя собирался принести в жертву Богу своего собственного сына (на стр. 56-57), тогда как даже школьнику известно, что это были Авраам и сын его Исаак? А это ничего! Потому что ведь Андреев зрит в корень, а всякие оговорки (и грамматические ошибки, которыми позорно переполнена книга университетского издательства) и незнание духовных истин, говоря о которых Андреев откровенно ёрничает – это все мелочи, не могущие умалить величия его научного подвига. Ошибаться нельзя только другим. Сестра Блаватской в воспоминаниях путает Сикким с Бутаном, – значит, кто-то кого пытался мистифицировать. А как нам относиться к тому, что сам Андреев путает Елизавету Петровну, официально разрешившую буддизм в России, с Екатериной II? Исторические факты пытается подтасовывать?

Та часть книги, где Андреев рассуждает о политическом авантюризме Махатм, о безответственном подстрекательстве Рериха к революции и проч. – сплошная демагогия и дешёвый пафос квазигуманиста. Несомненно, идеи Махатм и их посланцев Рерихов были революционны, но революция сама по себе не означает кровь. Это резкое и быстрое по времени изменение политического строя или отношений внутри общества. Пытаться бросить на Рериха кровавый отблеск большевистского террора и репрессий – с одной стороны неприличный, а с другой – бездарный ход. Позволю себе ещё раз обратиться к книге А.Пятигорского «Что такое политическая философия», в которой он выражает мнение о том, что в нашей стране в начале 1990-х годов политологи прохлопали самую настоящую революцию. Вот так. Её просто не заметили, когда она свершилась, а о том, что она была, Пятигорский судит по последствиям. Революционные процессы, хотим мы этого или не хотим, шли в 1910 – 1920-х годах прошлого века и в России, и в некоторых европейских странах, и в Азии с некоторым отставанием. А то, насколько им быть кровавыми, зависело как раз от того, каким содержанием, стремлением к чему их смогут наполнить лидеры. Именно спасти миллионы людей пытались Махатмы, и не их вина, что предлагаемые ими истины и духовные горизонты не были восприняты и увидены религиозными и светскими руководителями. Отсюда – не реализовавшиеся потенции тех ситуаций, которые складывались в мире, о которых пророчествовал Рерихам Учитель Мория.

Пожалуй, лучше всего о характере общественно-политической деятельности Рериха сказал на заседании Круглого стола «Н.К.Рерих: творимая легенда», проходившего 8 октября 2007 года в Эрмитаже в Зале Государственного Совета под председательством М.Б.Пиотровского, д. филолог. н. Я.В.Васильков, главный научный сотрудник Музея этнографии и антропологии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН. Стенограмма:

«Рерих был, несомненно, безусловно, политиком и дипломатом. И кроме всего, говоря современным языком, был великолепным менеджером. Он умел прекрасно добыть финансирование, в том числе государственное, найти поддержку своим религиозным проектам. Он смог это сделать, дойдя до советского правительства в 1926 году, прибыв в СССР. Сумел в Америке получить финансирование и для маньчжурской экспедиции, и проекта Канзас от американского конгресса. Это всё делалось для одной цели. Он был политиком не для политики, дипломатом не для дипломатии, и менеджером не для финансового успеха. Это была религиозная политика. Выше его лояльности не было лояльности. Сейчас, наоборот, бросились в крайности, считается, что если он взял деньги от Америки на проект Новой страны, то хотел объявить войну Советскому Союзу. Это плоды нашего современного мышления. В первую очередь, он был великий религиозный мыслитель... Если говорить о том, кем был Рерих: учёным, археологом и т.д., – он был и тем, и другим, но для своей высшей цели, он был сверхучёным. Действительно, были провиденные им какие-то вещи, была такая легенда рериховская, созданная Рерихом, потом это всё подтверждалось. Я бы добавил: Н.К.Рерих всегда подчёркивал, настойчиво, что существует связь Алтая и Индии. Юрий Рерих в статье о распространении индийского влияния в Азии приводил пути документированные, Алтай он обходил стороной. А вот сегодня время показывает, что прав оказался Николай Константинович. Покойный сотрудник Эрмитажа Борис Маршак доказал в своих работах, что Алтай явился в середине первых тысячелетий до н.э. той точкой, от которой распространились индийские художественные произведения по значительной части российской степи. Я полностью поддерживаю А.Ковалёва в том, что сейчас выясняется действительное культурное единство в значительных пространствах Евразии, от западной Европы до Монголии, на юг Индии и т.д. в третьем тысячелетии до нашей эры <…>.

Первая миссия западных буддистов к Далай Ламе что могла иметь ввиду? Везде, в дневниках, книгах его были сведения о том, что являлись вестники, близилось пришествие Майтрейи. Высшая лояльность Рериха была не по отношению к Советской России, не по отношению к США, она была в отношении к Шамбале, к грядущему царству Майтрейи. Все его действия направлены на то, чтобы пробудить Азию, расшевелить Азию, создать какой-то центр притяжения, вызвавший бы реакцию событий, которые быстро завершились бы Эрой Майтрейи. Подумайте сами, если является Майтрейя во всей своей славе, то где там Советский Союз, где там США? Всё преображённое человечество выходит на иной план бытия».

«Не могут не изумлять и невероятное самомнение и амбиции Рериха, – восклицает Андреев, – он не богослов и не религиовед, человек, никогда не живший в Тибете и даже не знающий тибетского языка, собирается ни много, ни мало реформировать тибетский буддизм…» (C.352). Абсолютно то же самое можно сказать о самом Андрееве: не богослов и не религиовед, человек, никогда не живший в Тибете и даже не знающий тибетского языка, собирается ни много, ни мало реформировать и смешивать с грязью Учение Великих Учителей Востока, их взгляды, знания, видение современных проблем человечества. Это нелепо, безумно, но исследователь видит только чужие амбиции, а того, что он переполнен собственными, совершенно не обоснованными, он замечать не собирается. Он воображает себя на голову выше своих коллег, историков-рериховедов, хотя, на самом деле, – он пользуется их находками, разработанными материалами, т.к. у него нет ничего своего, он мнит себя гораздо умнее и проницательнее как Рерихов, так и Махатм, тактику которых он презирает, духовные знания не признаёт, пользу их действий для человечества отрицает.

По мнению религиоведа А.П.Чернеевского, высказанному в переписке с автором заметок, «академические учёные находятся в других условиях ментальной необходимости. Для них нет живой насущной потребности в рационализации и структурировании своего оккультного, мистического опыта. Они видят мир без чудес, даже без телепатии, без видения ауры... Многие учёные просто не имеют интуиции, а без интуиции Теософия – нечто большое и страшное».

Трудно не согласиться с таким мнением (правда, я бы сказала, что персонально у Андреева есть своего рода метафизический опыт – владеющая им idée fixe). Переубеждать таких учёных бесполезно, хотя очевиден тот вред, который они приносят в государственном масштабе. Перед нашей страной стоят страшные – не побоюсь этого слова – проблемы деградации населения, снижения продолжительности жизни, повышения уровня смертности, в частности, из-за наркомании и самоубийств, и все эти явления социологи, психологи, врачи, педагоги связывают с отсутствием духовных знаний у населения, с разложением нравственной стороны жизни и потерей её смыслообразующих основ. Когда Учитель Мория говорил Рериху о том, что решено сделать его правителем России, то имелось в виду, прежде всего, именно духовное руководство, хотя не только историки, занимающиеся общественно-политической деятельностью Рериха, этого не поняли, но и его ближайшие сотрудники: у всех есть соблазн воспринять это буквально. Морально исцеляющий, раскрывающий горизонты бытия заряд рериховского творчества, Учения Живой Этики очевиден, и все, кто пытается его дискредитировать – роют могилу будущему собственной родины.

Ю.Ю.Будникова, Заведующая научно-методическим отделом Музея-института семьи Рерихов. Санкт-Петербург

14.04.2010 03:00АВТОР: Ю.Ю. Будникова | ПРОСМОТРОВ: 1326




КОММЕНТАРИИ (1)
  • сергей целух21-08-2013 21:14:01

    В 2009 – 2010 годах, после выхода книг Александра Андреева и Александра Сенкевича о Елене Блаватской и Рерихах, Россию взорвало. Люди не поверили своим глазам, что такой бред можно писать о великих людях России и всего мира. Сразу же посыпались отклики на эти «творения». В числе первых критиков, людей не равнодушных к Блаватской и Рерихам, к их творчеству, выступили ученные, чья совесть не могла вынести надругательства, гнусности, пошлости и не правды над своими великими соотечественниками. Первой свое смелое слово сказала на портале «Адамант» Т.П. Сергеева. Ее статья «Тайна пророка или великий заговор», размещенная на портале «Адамант» 10.09. 2009. Сергеева не могла понять, в чем же причина таких гонений, клеветы и осуждения этих великих мира сего. Что побудило двух российских «ученных» так беспардонно набросится на эти светлые имена. Она пишет о произволе этих смельчаков, не соблюдении ими методологического и этического порядка, разного вида домыслах, перекручивании фактов, подмене их, клевете, агрессивности, бесчестности и беспринципности. У В Сергеевой складывается впечатление, что А. Сенкевич, как «опытный преступник, умело создает иллюзию собственного помешательства, чтобы уйти от ответственности». Она говорит об «извращении писательского художества» автора, его «низком сознании», подлостью.
    Кандидат философских наук Н.А. Шлемова в статье «Ответ на научную паранойю Александра Андреева» - специалиста по «мифам», проявляет к нему несколько сдержанную позиции. Скорей она обвиняет северную Пальмиру, одну из культурных столиц мира за то, что «плодоносит порой такими гнилыми плодами». Больше о книге Н.А. Шлемова ничего хорошего не может добавить,в том числе и в адрес Андреева.
    Не сдержался по этому поводу и В.Г. Соколов, посвятивший свой этико-философский трактат – «Старые измышления о Е. П. Блаватской и Рерихах – с претензией на научность» книге А.И. Андреева – «Гималайское братство: Теософский миф и его творцы». Андреева он критикует за «крайне неграмотный, явно предвзятый подход к теме», за использование автором весьма сомнительных изданий, при написании своей книги, за голословные утверждения, не соответствующих действительности. Иными словами, говорит он, за «ложь на каждой странице. В его статье мы нашли много интересных идей и предложений.
    Есть еще статья Н.Е Самохиной, направленная на защиту славных имен - семьи Рерихов.
    Особенно наше внимание привлекли две статьи Ю.Ю. Будниковой, обе относятся к книге А.И. Андреева - «Гималайское братство: Теософский миф и его творцы». Это очень интересные работы. Написаны они большим профессионалом, тонким знатоком творчества Блаватской и Рерихом. Логика автора превосходная, доводы убедительные, читаешь эти статьи и видишь как душа, сердце и совесть русского ученного не могут выдержать клеветы, пошлости, скудости мысли и деградации научного мышления. Автор протестует против этой гнили всем своим существом, а особенно словом и логикой мышления. Особенно большие знания, любовь к своему предмету проявились в Ю.Ю. Будниковой в статье «Заметки на полях». Здесь ее талант тонкого аналитика, философа, литературоведа проявился на полную силу. Такую статью необходимо изучать студентам как гуманитарных, так и технических вузов. Ее стиль – это наследие наших славных учителей – Белинского, Чернышевского, Писарева, Владимира Соловьева, Кожева, Бердяева, Ахутина и Лева Шестого. Рекомендую каждому читателю портала «Адамант» познакомится с этим небольшим шедевром и высказать свое мнение о нем.
    Конечно-же, я благодарен автору за объективный разбор книги А.И. Андреева. Будникова не пощадила ни славы, ни авторитета, ни званий этого «мудрого ученного», написала все так, как оно есть в самом деле. Она называет работу Андреева «опусом», опровергать который, противно. Будникова называет своего коллегу «уважаемым господином» , ниже которого опускаться некуда. Она пытается ему объяснить «зачем он копит небосклон отечественной науки бурной, но не имеющей никакой научной и философской ценности доказательности». Она видит в его книге перепев чужих трудов, особенно В.А. Росова, с максимальным использованием негативно окрашенной лексики и прибавлением унизительных эпитетов. Обвиняет Санкт-Петербургский университет за выпуск такого дешевого «шедевра». Называет его книгу «квазинаучным пасквилем», в котором отсутствует корректность в анализе материала, элементарная чистоплотность, не позволяющая ученому заниматься выдумками. В этой книге она усматривает принципиальный вульгарный материализм, который всегда отличался агрессивностью, топорностью действий и демагогией. Они считают, что обладают объективной истиной, но их истина – это та же самая позитивистская классовая борьба с иным мировоззрением, которая исходит еще с революционных лет. Нет смысла пересказывать статью Ю. Будниковой, ее нужно читать и запоминать. Лично мне она доставила огромное удовольствие. Я убедился еще раз, что к пошлости, неправде, наглости, насилию и демагогии надо подходить с их мерками: давать беспощадный отпор этой гнили. Ложь надо раскрывать и судить мерками здоровой морали, а клевете не давать брать верх над правдой. Все вещи надо называть своими именами, иначе вруны, карьеристы, не чистые на руку люди – погубят нас. Я благодарен Будниковой за смелую, честную позицию ученого и настоящего человека, защитника правды, совести и наших христианских духовных ценностей. Чем принципиальнее, смелее мы будем выступать против серости и лжи, тем чище станет наше общество, в том числе наука, культура и мораль каждого из нас.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Недобросовестные СМИ »