Некоторые особенности современного Рериховского движения. Л.В. Шапошникова. Мы выживем только вместе. Л.В. Шапошникова. Международный конкурс социально значимых плакатов 2019/2020 годов «Люблю тебя, мой край родной!» 32-я Московская международная книжная ярмарка. Выставка фотографий Л.В.Шапошниковой «По маршруту Мастера» во Владивостоке. Вышла в свет работа Т. Книжник «Американская трагедия. Уроки, выводы, предостережения». Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Командировка на землю. Игорь Муханов


Очерк о художнике Александре Маранове

 

Фрагмент картины  Александра  Маранова   Эволюция

 

 

 

Вы знаете о существовании Полюса Нежности? Вы никогда не слышали о нем? Тогда наберите на компьютере имя «Александр Маранов», и поисковая система выдаст вам его местонахождение.

Александр Маранов – художник нового, XXI века. В ХХ веке, с его диктатурой материи, он явно бы не уместился. Критики называют его живопись «космической», выталкивая ее тем самым за пределы земли, но откуда в низкотемпературных слоях атмосферы столько нежности? Абстракционистом Маранова тоже не назовешь – нет игры, расчета. Так кто же он на самом деле, художник Маранов?

История отношений Маранова со своим временем может быть смело пропущена. Художник живет внутри себя, полеты космонавтов на Луну происходят в параллельной ему Вселенной. Изобретение цифрового фотоаппарата еще глубже загнало художника внутрь, заставило искать там, где еще не искали.

«Чего вы хотите?» - спросило Время художника.

«Нежности и любви», - прозвучал ответ.

«Ищите их на уровне Высшей материи».

Так образы картин художника - блестящего мастера формы, с отличием закончившего Ташкентское художественное училище и Государственный театрально-художественный институт имени А. Н. Островского, потекли в буквальном смысле.

 

* * *

 

Александра Маранова, преподавателя вышеназванного института, проводившего свои дни среди студентов и гипсовых копий с античных скульптур, хоронили со всеми положенными почестями. Знали: прежний художник умер, а новый…  Сумеет ли новый родиться?

Было нечто буддийское в отъезде Маранова в Москву. Суровым «или – или» он обращается к своей жизни. К художникам, как и к монахам, может быть применен, в случае победы над самим собой, термин «дважды рожденный».

Его программная работа, триптих «Сияние», давшая название первому по-настоящему марановскому циклу картин, хранит следы того времени. Есть что-то трагическое в этой работе. Словно пикассовская «Герника», увиденная в лучах рентгена, перекочевала из Мадрида в тесную московскую хрущевку. Но в «Гернике» – обреченность существования, тогда как марановская работа сияет костром жертвоприношения. И дым этого костра, устремляясь в небеса, достигает желанного источника.

И тут снова показывается стеклянный пятачок Фотоаппарата с предложением посоревноваться в пиксельной структуре изображения предметов. Фотоаппарат жужжит, словно жук, выдвигая свою цейзовскую оптику. Но с кем он хочет соревноваться? Художника нет в этом мире!

 

* * *

 

Словно светящийся дым, рожденный в храмах Высшего Мира, струятся и переливаются перед зрителем работы Александра Маранова. Изображенный им мир живет своей, особенной жизнью. Иногда он текуч и подвижен, как Океан Мыслящей Материи в романе фантаста Станислава Лема, иногда застывает, как лед реки, давая отдых своим уставшим атомам. Кажется, подойди к работам Маранова в другой раз, и что-то изменится. Работы станут другими, сохранив при этом основу своей лучезарной гармонии.

Как и всякий большой художник, Маранов сторонится праздных разговоров об искусстве. Они рождают вокруг его работ сквозняки, оседающие на еще не высохшей краске пылью отчуждения.

Особые отношения сложились у Маранова с детьми. Ведь дети помнят свое прошлое существование куда лучше, чем взрослые! Каждый ребенок качался в гамаке – силовом поле своих мыслей, прежде чем попасть на землю. Для детских глаз, умеющих видеть чудо, картины Маранова четырехмерны.

Искусствовед ежится, подглядывая в замочную скважину мастерской художника. Сказочная феерия, новогоднее представление - что там творится, за дверьми? Картины растекаются по полу, заполняют щели и скважины твоей судьбы, целые области существования. «А мне это надо? – плачет горькими слезами искусствовед. – Ушел из дома человеком, а вернулся - жителем Вселенной!»

Не плачь, искусствовед. В тебе оживает детство.

 

* * *

 

Слышали ли вы хотя б однажды, как шумят электронные дожди? Видели ли жизнь, обосновавшую свои очаги меж солнечных протуберанцев? Картины Александра Маранова притягивают в нашу трехмерность новые миры, снижая их киловатты, чтобы мы не ослепли.

Знал одного ученого-физика, который исследовал процессы распада вещества. После показа фотографий урановой руды, снятых электронным микроскопом, физик таинственно улыбнулся. И показал мне картину малоизвестного художника 20-х годов, написанную в технике авангарда. Впечатление было непередаваемым. И на картине, и на фото сверкало нашлепками молекулярных образований одно и то же изображение!

Когда наука всерьез заинтересуется искусством, она откроет для себя много нового. И то, чего не смогли ей дать самые современные приборы, даст искусство, стоящее поверх земной логики и познающее мир шестым развивающимся чувством.

Художники – это глаза будущей науки. Ведь рано или поздно наука вырастет из пеленок трехмерности и, улыбаясь новому дню, станет изучать лучезарный покров Матери Мира, как прежде изучала Туринскую плащаницу.

 

* * *

 

Талант – случайность, находка? Удачное сочетание аминокислот и азота в организме?

Не будем оспаривать веками сложившиеся стереотипы. Они уйдут сами собой, ослепленные новым искусством таких художников, как Александр Маранов.

Настоящий художник несет открытие. Его вифлееемские связи с небом известны давно. Здесь, на Земле, он в командировке. Впрочем, как и все другие жители Земли, которым еще предстоит открыть свое истинное происхождение.

Командировка на Землю оплачена любовью, снабжена инструкцией будущего дня и одобрена соседними галактиками. О ней мечтают по ночам мальчишки, ей посвящают свои гимны композиторы, именно об этой командировке, инструктируя молодых романтиков, пишет в своих стихах Пастернак:

Не спи, не спи, художник,
Не предавайся сну,
Ты – вечности заложник,
У времени в плену!

 

* * *

 

Уходя с выставки Маранова, никак не уйдешь. Мир, изображенный на его картинах, перетекает в тебя, заполняя межмолекулярные пустоты твоего существования. Происходит чистка организма, решение многих застоявшихся проблем. Медицина будущего планирует лечить человека звуком и цветом, искусство поможет ей в этом.

Сотрудница Центра имени Рерихов Александра Баркова считает творчество Маранова бесконфликтным. Это справедливо, ибо Высшая материя, которую изображает художник, еще не облеклась в форму. Боксерская перчатка критика вязнет в ней, как в тесте, ведь жизнь на Высших мирах знает сотрудничество, а не соперничество.

Когда художник теряет связь с Вечностью, начинаются сумерки искусства. Высокое отношение к своему делу, поиски гармонии и красоты заменяются игрой, эпатажем, иронией. Происходит умерщвление искусства вместо поступательного движения вперед. Но так ли было в начале?

Шестое чувство, которое Маранов с помощью искусства пытается в себе развить, содержит любовь и нежность. Именно эти два качества являют основу его творчества. Картины Маранова молитвенны и чисты, ведь он имеет дело с Высшей материей, из которой создается все. Но как она называется, эта Высшая материя? И что изображает на своих картинах художник?

 

* * *

 

Елена Рерих, пытаясь приблизить к людям будущее, писала в своем письме к Рудинскому: «Материя Люцида или Небесная Дева, как ее называли средневековые алхимики, облекает своим сиянием все формы Мира Высшего. Без Материи Люциды ничто не могло бы иметь проявления, потому ее и называют Матерью Мира».

А в книгах Живой Этики о ней говорится:

«Материя Люцида – это манифестация Красоты и Гармонии.

Являясь платом Матери Мира, доступна для лицезрения лишь чистому сознанию.

Материя Люцида превращает мечты наши в явь, самозарождает нашу видимую Вселенную.

Для некоторого зрения она представится световыми потоками и пятнами в пространстве.

Даже технические достижения несет человечеству Люцида. Будущее электричество, которое будет освещать дома городов и поселков, явит именно эта материя».

Подведем итог сказанному.

Придет время, когда искусством будут лечить, им будут познавать Вселенную, искусством будут очищать околоземные слои атмосферы, освещать ночные улицы, искусством будут жить. Ибо жизнь есть вечное стремление к Свету, и Светоносная материя пролагает для этого прямую дорогу.

Закончим советом.

Если в вашей квартире не хватает окон, чтобы ранним утром осветить все закоулки вашей души, повесьте на стену хотя б одну репродукцию Маранова. И тогда сама Вселенная, приглашенная в вашу жизнь, будет присматривать за вами.

Сайт Маранова: www.maranov.ru

30.03.2012 15:18АВТОР: Игорь Муханов | ПРОСМОТРОВ: 1483




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Проза разных авторов »