Некоторые особенности современного Рериховского движения. Л.В. Шапошникова. Мы выживем только вместе. Л.В. Шапошникова. Международный конкурс социально значимых плакатов 2019/2020 годов «Люблю тебя, мой край родной!» 32-я Московская международная книжная ярмарка. Выставка фотографий Л.В.Шапошниковой «По маршруту Мастера» во Владивостоке. Вышла в свет работа Т. Книжник «Американская трагедия. Уроки, выводы, предостережения». Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Иван Ефремов: сквозь прошлое и будущее.


"Ефремов – это взгляд другой, более высокой, чем мы, цивилизации на нашу Землю"

(космонавт В. В. Аксёнов)

 

"Навсегда врезался в память образ этого удивительного человека – могучего, уравновешенного, независимого в мыслях и поступках, знающего истинную цену слов, всегда готового поделиться своими необозримыми и всегда точными познаниями... Поклонник красоты, он сам был красив во всём"

(академик Б. С. Соколов)


 

Иван Антонович Ефремов родился в деревне Вырица Царскосельского уезда Петербургской губернии 9 (22) апреля 1907 года... Его отец, Антип Харитонович Ефремов, отставной солдат, получив скромную пенсию, поселился в небольшой тогда деревне Вырице, где занялся мелкой торговлей лесоматериалами. Его дела очень быстро пошли в гору после 1904 года, когда до Вырицы дошла железная дорога. В жены Антип Харитонович взял местную красавицу Варвару Ананьеву, которая была намного

Иван Ефремов

Иван Ефремов

моложе его… Несмотря на крестьянское происхождение, Антип Харитонович понимал ценность образования, по его инициативе и при непосредственном участии были построены первые в истории Вырицы школы – начальная и Торговая.

 

Сложным и противоречивым было детство Ивана Ефремова. С одной стороны – деспотический, властный характер отца, неопределённое положение матери в гражданском браке, с другой стороны – возможность удовлетворить более чем детское любопытство, тягу к знаниям. У отца были книги. За пыльными дверцами тяжелых шкафов таился неведомый мир…

Из–за слабого здоровья младшего сына Василия в 1916 году Варвара Александровна уезжает с детьми в Бердянск. Несмотря на «провинциальность», город Бердянск обладал превосходной гимназией. Здесь впервые Иван увидел море…

Отъезд из Вырицы фактически стал давно назревавшим разводом родителей. Настоящие трудности начались во время Гражданской войны. Спасением для едва подросшего Ивана стала автоброневая рота Красной армии, с которой он прошел с весь оставшийся боевой путь Гражданской войны.

В 1921 году рота была расформирована, и повзрослевший Иван уехал в Петроград. В доме № 23 по улице Троицкой (Рубинштейна), некогда принадлежавшем Антипу Харитоновичу, в квартире номер 4, где он тихо жил после революции, вновь собралась семья. Иван работал, сначала грузчиком, а потом автомехаником, и еще учился. Учился…

За два года он успел окончить два курса Ленинградского морского техникума (а не упомянутые в книге Чудинова «Петроградские мореходные классы») и сдать экзамены на штурмана каботажного плавания, параллельно – экстерном – закончить среднюю школу, и не какую–нибудь, а 23–ю Единую трудовую, самую лучшую и самую сильную на тот момент в Петрограде!

«…В Ленинграде прямо с вокзала мы всегда ехали на одну и ту же улицу, к одному и тому же дому. Иван Антонович выходил из машины и подолгу стоял молча, склонив голову... Я как–то стеснялась спросить его, что это за дом, а потом все–таки спросила. В доме на Серпуховской жил Василий Александрович Давыдов, школьный учитель, которому Иван Антонович был многим обязан...» ТАИСИЯ ИОСИФОВНА ЕФРЕМОВА

Когда–то давно, после прочтения книги «Затерянный мир» Конан–Дойля, пробудился интерес к палеонтологии… На последние деньги Иван купил и проработал «Курс палеонтологии» А. А. Борисяка. После обращения к Председателю палеонтологического общества А.Яковлева получил возможность читать книги из Геологической библиотеки.

Но судьбоносной стала статья профессора Петра Сушкина об уникальной коллекции ящеров с Северной Двины. Наука о мёртвых окаменелостях открыла необъятную перспективу времени в 170 миллионов лет, процесс развития форм жизни.

Эволюция носит целенаправленный (телеологический) характер усложнения живых форм в природе. Но важно учитывать экспериментальный характер биологической эволюции, в котором важно не выяснение, того кто ставит эксперимент, а самая спонтанность процесса. В биологической эволюции есть момент её непредсказуемости и только самоё развитие, бытие вида в определённой среде, может указать на грядущую тупиковость его существования. «Нужно найти ответ, почему совокупность черт строения организма складывается так, а не иначе, найти и проследить всесторонне взаимодействие энергетической системы организма со средой. Это можно вскрыть только с помощью тончайших методов физики и химии, которые дают возможность подобрать ключи к любой адаптации – приспособлению вымершего организма, по аналогии с современностью», – писал позже Ефремов.

Долгожданная встреча с профессором произошла 18 марта 1923 года. В течение длительной беседы Петр Петрович убедился в подлинности интереса Ефремова к палеонтологии. Иван стал часто приходить в Геологический музей, на Менделеевскую линию, а после переезда музея – в здание на набережной Макарова.

Но мечта о море не отпускала. Весной 1924 года он поехал во Владивосток. Вакансии штурмана не было. Ефремов нанялся матросом на парусно–моторное судно «III Интернационал». Во время кратких стоянок в Японии, Ефремов познакомился с удивительной гармонией человека и природы, свойственной японской архитектуре и образу жизни. В плаваниях по Охотскому и Японскому морю прошло лето и осень…

В том же 1924–м, после возвращения в Ленинград, происходит еще одна знаменательная встреча – с Дмитрием Лухмановым, прославленным капитаном дальнего плавания. После завершения деятельности организации «Доброфлот» Лухманов получил назначение в Ленинград на должность начальника Ленинградского Морского техникума. Именно к нему Иван пришел за советом. «Иди, Иван, в науку! – сказал тогда старый капитан юноше. – А море… море от тебя никуда не уйдёт. Оно, как соль, въелось в тебя». И Иван поступил на биологические отделение физико–математического факультета Ленинградского университета, параллельно занимаясь палеонтологией под руководством П. П. Сушкина. Учёбу приходилось сочетать с работой – разнорабочим, автомехаником, шофёром. Свободной вакансии в Геологическом музее всё не было, и в 1925 году после первой экспедиции Иван Ефремов направился в Ленкорань, где отработал один сезон командиром лоцманского катера. В том же году оформляет перевод в Горный институт на геологическое отделение. И после получения долгожданной телеграммы о возможности устройства на работу в Геологический музей возвращается в Ленинград. И снова уезжает. В экспедиции.

Петр Сушкин не дожил два года до организации Палеозоолгического института на базе Геологического музея в 1930–м году. Наследником его дела, его идей стал молодой научный сотрудник Иван Ефремов. В том же 1930–м происходит его встреча с Алексеем Быстровым. И – получение первой крупной премии, за написанную совместно с ним научную работу. Через много лет память о слишком рано ушедшем друге Иван Ефремов увековечит в романе «Лезвие Бритвы».

К моменту переезда Палеонтологического института в Москву в 1935 году Иван Ефремов – автор научных работ, опытный руководитель экспедиций. И студент–заочник. Диплом кандидата наук он получает раньше, чем диплом Горного института о высшем образовании. Интересная работа, блестящие перспективы, мечты… В мае 1941 года он – уже доктор наук.

… Как многие, он пишет заявление с просьбой отправить его на фронт. А получает назначение в глубокий тыл. С октября 1941 года Иван Ефремов – начальник Приуральского отряда и консультант Экспедиции особого назначения Академии Наук СССР. Это почти всё, что известно о его жизни и деятельности в 1941 и начале 1942 года. В чем заключалось «срочное задание» Управления тыла Красной Армии, что и где искал известный уже в ту пору геолог? Золото, так нужное для оплаты военных поставок союзников? Полудрагоценные турмалины, из которых делали детали – нет, не украшения, а детали лучших оптических прицелов для артиллерийских орудий? Месторождения хрома, ванадия, никеля, без которых невозможно производство брони?

Работу прервала тяжелая болезнь. С конца 1942 года Иван Ефремов в Алма–Ате, вместе с эвакуированным туда Палеонтологическим институтом. В «кабинете» между двойными дверями, на столе – деревянном ящике Иван Ефремов пишет главный научный труд своей жизни – «Тафономию». Возвращение в Москву в 1944–м, вера в Победу позволили составить грандиозные планы…

Первый послевоенный год ознаменован мощным прорывом во всей мировой палеонтологии – экспедиция в Монголию богатейший материал. Следующий год уходит на обработку полученных данных и подготовку – сезоны 1948 и 1949 годы «Начальник отдела драконьих костей» проводит в пустыне Гоби, во главе экспедиции Палеонтологического института. И в следующем 1950–м наконец заканчивает и издаёт фундаментальный труд «Тафономия и геологическая летопись». Труд получает заслуженное признание. В 1952–м Иван Ефремов – Лауреат Государственной премии.

Работа, переписка с учёными, поездка в Китай для подготовки новой экспедиции… И снова болезнь. Обострённые отношения с давним другом и соперником в науке – директором Палеонтологического института Юрием Орловым…

Новое занятие – литература.

Еще в 1944 году выходят два сборника рассказов «Встреча над Тускарой» и «Пять румбов». Во время болезни энергичный и деятельный Иван Ефремов не мог позволить себе пребывать в безделье. Воспоминания, впечатления от экспедиций, и представления о мире, о Вселенной, о человеке потребовали выхода, оформления в слова и образы…

Центром философских размышлений Ефремова становится понимание человека: «Человек – та же вселенная, глубокая, таинственная, неисчерпаемая. Самое главное – найти в человеке все, что ему нужно теперь же, не откладывая это на сотни лет в будущее!»

Человек. Человек – Личность и Человек – часть Общества. Одна из задач социума, возникающего в процессе биологической эволюции человека снять случайность в процессе поступательного развития его в природе, снизить опасность развития тупиковых ветвей самоорганизации общества.

Созданная Иваном Ефремовым теория Инферно покоится на представлении об основном мотиве поведения как страхе перед смертью. Противостояние смерти заставляет заботится о потомстве, продолжении жизни, формирование и передачу культурно–исторического опыта. Экспериментальный характер эволюции общества носит двойственный характер и с одной стороны, напрямую зависит от того, кто руководит им, а с другой – от уровня самосознания отдельного индивида. Поэтому, находясь в поле биологического эксперимента процесс эволюции общества резко индивидуализируется и зависит от личного пути самопознания.

Опорным пунктом для Ефремова в вопросе социальной эволюции человека была «палеонтология сознания», открытие механизма балансирования между развитием по восходящему пути космической эволюции и по нисходящему пути «инферно». Развитие по восходящему пути требует от человека знаний, развитого сознания и бесстрашия духа в осознании тысячелетнего опыта культурно–исторического и биологического развития. Осмысление жизни погружает человека в цепь необходимости, зависимой от его свободного выбора. Парадокс развития заключается в том, что человек воспринимает прошлое и будущее внутри себя, открывает исток эволюции бытийных возможностей в себе.

Для Ефремова как естествоиспытателя в этом вопросе важно показать диалектичность процесса, два альтернативных пути развития эволюции по восходящей и нисходящей линии. Потребительское отношение к жизни, природе, другому человеку как к средству достижения своих целей ведёт к накоплению негативного опыта в обществе и усилению нарастания энтропийных процессов внутри социальных структур религии, права, экономики, культуры. Развитие же творческих потенций, выявление в человеке задатков творца, исследователя, более целесообразно с точки зрения эволюции и включение в активные процесс самопознания, включает возможности разума, совершенствуя сознание.

Процесс формирования диалектического сознания непосредственно связан с принципом красоты. Красота у Ефремова не сводится к эстетическому совершенству живых форм, а связана с античным представлением о красоте как онтологическом принципе развития Космоса. Исходя из представления о Космосе как живом организме, возникает многотональное звучание целостного чувственно – воспринимаемой Вселенной, внутри которого происходит синтез гераклитовых противоположностей Лука и Лиры. Лук как предшественник и прародитель музыкального инструмента, и Лира – живое олицетворение музыки, моделируют диалектическую гармонию Космоса как природного, так и социального.

Креативная сущность красоты в области антропогенеза становится высшей точкой его развития, константой социального бытия, его интенцией самосовершенствования. Для Ефремова античный миф о двух Афродитах – Земной и Небесной (роман «Таис Афинская») создаёт тождество равноценных и равнозначных начал Великого Единого с рефлексией резонанса стихии Эроса с Логосом. Данный союз лежит в основе существования форм живой природы и культуры, противостоящей энтропии дикости, беспамятству духа и силам Хаоса (4). Чем меньше в обществе людей тяготеющих к прекрасному, тем сильнее в нём состояние диссонанса. Отклонение от изначальной интенции Космоса – красоты снижает творческую активность человека, ведёт к депрессии, неудовлетворённости, психозам, агрессии и бесцельности собственного существования.

Ирина Горина, Иван Цыбин, Санкт-Петербург, 2007

Ирина Горина, Иван Цыбин, Санкт-Петербург, 2007

 

Идея красоты как онтологического принципа Космоса выводит человечество на на более высокий виток эволюции. В этом вопросе Ефремов является продолжателем традиции В. И. Вернадского, которого он считал "самым великим учёным ХХ века и одним из выдающихся во все времена". Вслед за ним Ефремов полагал, что примат материальных ценностей – тупиковый путь технической цивилизации. Идеалы космической эволюции имеют ввиду приоритет духовных ценносте, свободу личности от экономического гнёта и несправедливого устройства общества.

Ефремовский мир – это не "конец истории". Преодолевая социальное неблагополучие, человечество продолжает раздвигать границы познания, борясь с энтропией.

Сегодня, когда на дворе стоит Час Быка – время с двух до четырёх часов ночи, важно, наступит ли рассвет. Это зависит в определённой мере от каждого, живущего на нашей планете.

Возможно, юбилейные Ефремовские чтения как живой интеллектуальный эксперимент и обмен мнениями по различным аспекта творчества учёного послужит реальным напоминанием, что осмысленная эволюция продолжается.

«Пусть будет место для духовных конфликтов, неудовлетворённости, желания улучшить мир» (И. Ефремов).

 

Ирина Горина, Иван Цыбин
Сосновый Бор — СПб

 


 

______________________________

Материал предоставлен
культурологом Ириной Гориной
Дата публикации 26.05.07


 

     

26.05.2007 15:18АВТОР: Ирина Горина | ПРОСМОТРОВ: 2261




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Люди искусства »