М.В. Ломоносов и его вклад в естествознание. В.А. Перцов. Одиночество гения (о Ломоносове). Юрий Ключников. Добровольное пожертвование. Знамя Мира – красный крест Культуры. М.П. Куцарова. Звездное небо Михайлы Ломоносова. К 300- летию со дня рождения. Разрушение музея Рериха: игра по-крупному. Елена Кузнецова. Добровольное пожертвование. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Отвергнутый Вестник. Л.В. Шапошникова.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Идолы в произведениях Н.К. Рериха. Е.П. Маточкин, В.Л. Мельников


Н.К.Рерих. Славяне на Днепре. 1905

 

Тема идолов в творчестве Н. К. Рериха — уникальная линия в развитии русской исторической живописи. Ее отличает поразительное художественное проникновение в язычество древних людей, где главное — не события или сюжет, а их образы и представления о мире. Она суммирует в себе увлеченность Рериха археологией и антропологией, его научные познания о памятниках древности и исторических источниках, почерпнутые им из собственных раскопок и наблюдений. В этой теме — поиски нового живописного языка и его удивительные интуитивные прозрения. Тема еще ни разу не была предметом специального исследования, поэтому представляется важным прежде всего выявить произведения, связанные с идолами и доступные для изучения, дать им краткую характеристику и обозначить круг тех археологических источников, которые тесно связаны с ними.

Поскольку, как выяснилось, Рерих изучал и антропоморфные, так называемые "шаманские изображения" или "чудские образки", находимые повсеместно на Урале и в Сибири, а также каменные изваяния — "бабы", до сих пор стоящие в разных областях Евразии, то целесообразно и их рисунки включить в общий список его произведений на тему идолов. Ниже в хронологическом порядке указаны наиболее характерные произведения из этого списка:

 

1.Виньетка, изображающая каменную бабу установленную на каменистом возвышении в степи. 1896. На голове изваяния заметен головной убор, на груди его подобие ожерелья, в длинных руках, опущенных ниже чрева, едва заметен какой-то предмет, скорее всего урна, едва виден пояс. Иллюстрация к "Литературному сборнику произведений студентов Императорского С.-Петербургского университета", СПб., 1896, с. 136, выполненная с рисунка Н. К. Рериха не позднее 16 марта 1896 г. в художественной фото-хемиграфической мастерской Эдуарда Гоппе. Помещена в конце публикации Гонбожапа Цыбикова — перевода с монгольского буддийской притчи "Добродетельный и порочный". Возможно, что прообразом для рисунка послужила публикация Аспелиным половецких изваяний XI-XIII вв [1]. Таким образом, каменные стражи пустынь и степей привлекали внимание художника уже в университетские годы.

 

2. Идол. 1897. Карандаш, бумага; 17x12,5. Две страницы с зарисовками различных граней известного Николай Рерих во время экспедиции в Монголию. 1935 Збручского идола в альбоме рисунков из собрания ГТГ, № 2381 архива графики. Этот памятник, найденный в 1848 г. на русско-австрийской границе в реке Збруче, и в наше время остается совершенно исключительным на фоне всего того, что известно о славянских идолах как по реальным находкам, так и по древним описаниям. Основная причина этого в том, что Збручский Род-Святовит, хранящийся ныне в Краковском музее, представляет собою не изображение какого-либо отдельного божества, а дает целую космогоническую систему, четко сложившуюся к IX веку. Думается, это и явилось основой интереса к нему Рериха, всегда стремившегося до конца разобраться в интересующих его темах.

 

Н.К.Рерих. Идол. 18983. Идол. (Перед городской стеной-оградой). 1898. Эскиз. Масло. Настоящее местонахождение неизвестно. В "Каталоге выставки картин, этюдов и рисунков Н. К. Рериха" ("Современное искусство", СПб., 1 марта 1903 г.) назван этюдом к картине "Сходятся старцы". На эскизе всего два идола: один в фас с рогом, другой — вдали со стороны спины. Можно предположить, что здесь Рерих ориентировался на бронзовые антропоморфные фигурки начала II-го тыс. н. э., изображающие, как считают исследователи, языческого бога Перуна. Наиболее близким аналогом является подвеска с рогом в руке X-XIII вв. из Кинтусовского могильника (Тобольский музей-заповедник). Глаза у рериховских идолов обоих произведений вставные, как на личине новгородского домового X в. [2]

 

4. Сходятся старцы. 1898. Масло, холст. В настоящее время в Музее Н. К. Рериха в Нью-Йорке. Для темы идолов в творчестве художника представляет интерес ее первоначальный вариант, до радикальных изменений, сделанных в 1904 г., перед отправкой на выставку в США, когда идол с картины исчез. Благодаря тому, что картина имела успех и не осталась без внимания критики, сохранилось несколько воспроизведений именно в том виде, в каком ее впервые увидела публика.

Фотографию картины впервые воспроизвел в 1901 г. И. И. Лазаревский, в статье посвященной Рериху [3]. На ней, как и на гравюре, выполненной на дереве известным гравером г-жой К. А. Зоммер [4], отчетливо видны вставные глаза идола. Также И. И. Лазаревский первый опубликовал фрагмент из сопроводительной былины Рериха к картине. Уже первые ее строки не оставляют сомнений в том, какой идол хотел изобразить художник:

 

"За дальним Перуновым озером
В заповедном от дедов урочище
Стоит над яром высокий дуб.
Любил Сварожич то дерево,
А славяне ильменские чтут его..."

 

Место, послужившее прототипом для картины, было художнику хорошо знакомо, более того — он произвел его специальное археологическое исследование, о чем сообщил 19 сентября 1897 г. на заседании Отделения Русской и Славянской археологии ИРАО. Указав целый ряд объектов в Петербургской губернии, связанных с преданиями и имеющих археологическое значение, Николай Константинович коснулся и этого места. Сохранился автограф этого выступления: "Недалеко от деревни Озертицы, близ которой были вскрыты курганы разной древности от X - [до] XIV века (по Шведским писцовым книгам Ижорской земли Озертицы значатся погостом), мне было указано место и остатки корней огромного дуба. Как говорят, прежде этот дуб пользовался уважением всего края; по исконному обычаю окружные деревни собирались к нему по праздникам. Здесь водились хороводы и даже вершились общие дела. Место, где стоял дуб — высокое, красивое, саженях в 120 от Грызовского озера, которое, судя по берегам, прежде было значительно ближе. (...) На целине шагах в 50 от корней были замечены два продолговатых возвышения, оказавшиеся остатками многолетних, гигантских костров (...). Как слышно, дуб был не менее 12 вершков; при сравнительной редкости этого дерева в нашем краю и крайне медленном росте его в этом предании можно видеть следы очень древнего обычая, исчезнувшего около 50 лет тому назад" [5]. Таким образом, вся основа будущей картины налицо — дуб, озеро, костер, сбор деревень для вершения общих дел, древний обычай. Естественно предположить наличие идола - всеми почитаемой святыни. Пять лет с момента создания картина и являла это предположение, и в таком виде оказала существенное влияние как на современное ей искусство (вспомним отлики В. М. Васнецова, А. И. Куинджи, С. П. Дягилева и А. Н. Бенуа), так и на науку, о чем свидетельствует общий рост интереса в обществе к древнейшей истории Руси на рубеже веков.

 

5. 9 проектов мебели — люльки, кресла и стулья, составленные на основе чудских зооантропоморфных изображений. 1899. Проекты были опубликованы в статье Рериха "Нехудожественность наших художественных магазинов" [6].Местонахождение неизвестно, как неизвестно, была ли кем-нибудь сделана по ним мебель. Рассмотрим в качестве примера один из проектов.

Проект стула: спинка — чудской образок о 3-х фигурах; ножки — ряд дивовищ, стоящих на звере [7]. Памятник, положенный в основу спинки, в 1899 г. находился в собрании Ф. А. Теплоухова, который дал интересную и во многом не устаревающую его трактовку. Рерих, скурпулезно изучивший многие вещи из Теплоуховской коллекции, неоднократно обращавшийся к ним в своем творчестве, конечно же, был знаком с нею. Еще в 1893 г. в одной из своих программных статей [8], в разделе "Идолы в виде человека", Федор Александрович охарактеризовал предметы, особенно дорогие Рериху: "...Между вещественными памятниками Пермской Чуди встречаются металлические пластинки, представляющие человеческое лицо или фигуру человека, соединенную нередко с изображениями мифических животных. Такие изображения уже вполне соответствуют общепринятому представлению об идоле и потому называются жителями местностей, где они встречаются, довольно метко чудскими образками". В Мемориальном собрании С. С. Митусова в Петербурге хранится калька, на которую Рерих нанес три таких образка, причем один из них близок использованному в проекте стула; другой трижды фигурировал в мебели и декорациях в 1904 и 1910 гг. На прототипном образке представлены три человекоподобные существа с заостренными головами, из которых средняя фигура несколько крупнее крайних. Отлит этот идол из желтой меди, руки и прочие подробности только намечены. Средняя и левая фигуры должны изображать, по-видимому, существа мужского пола. Лосиные головы образуют небосвод, а из фигуры ящера изображена голова и большая часть тела, но без конечностей. Этот образок найден на р. Колве, в Чердынском уезде.

 

6. Рисунок пером двух идолов в письме к В. В. Стасову. Январь 1901, Париж. Оригинал в архиве Института Рисунок пером двух идолов в письме к В.В. Стасову. 1901русской литературы, СПб., ф. 294, оп. 1, д. 443. Один идол повернут к зрителю лицом, другой — спиной. За идолами частокол, река и лесистый берег. Рисунок выполнен по изображению, подаренному В. В. Стасовым. По-видимому, он был одного типа с известной глиняной статуэткой из Кличевана (Югославия), высотой 34 см., представляющей богиню плодородия земледельческой культуры дубовач-жуто-брдо (гырла-маре) эпохи средней бронзы [9]. Данный рисунок является наброском композиции картины "Идолы", называемой художником также "Языческое", "Святыня" и "Идольское", известной в нескольких вариантах и эскизах. Рассмотрим их более подробно.<>

 Идолы. 1901. Пастель, картон. Краснодарская картинная галерея7. Идолы. 1901. Пастель, бумага на картоне; 42,5x27,5. Слева внизу надпись: "Н. Рерих. 1901. Paris". Краснодарская картинная галерея им. Ф. А. Коваленко, Ж-1187. За деревянным частоколом стоят два идола. Оба — близкие подобия идолу из Кличевана. Вдали река и возвышающийся берег. Это произведение в своей основе почти повторяет рисунок из письма Стасову.

В письмах Елене Ивановне Шапошниковой, пока еще своей невесте, Рерих оставил определения, вызывающие ассоциации с этой солнечной пастелью. Рассматривая ее, зритель невольно проникается "здоровым языческим настроением" (выражение Рериха), и это, наверное, то главное, что стремился достичь и что достиг в этой работе художник. Рерих писал: "Сегодня написал эскизец, вроде как при Тебе рисовал... идолы, река все в самых ярких тонах. Думаю написать эту штуку; она должна мне удасться и будет для меня полезна, ибо замолчат все кричавшие, что я не пишу в ярких тонах" [10]. В другом письме на родину: "Эскиз к "Идолам" меня радует — он сильный, яркий, в нем ни драмы, ни сантиментов" [11].

 

8. Идолы. 1901. Рисунок. Акварель с гуашью, бумага; 37x19. Слева внизу надпись: "Многоуважаемой Е. Л. Румановой. Н. Рерих. 6 нояб. 1908". Краснодарская картинная галерея им. Ф. А. Коваленко, инв. № 373. Три деревянных идола на фоне частокола, за которым видна река и другой ее берег. Центральный идол с рогом в правой руке обращен спиной к зрителю. В обрисовке идолов можно усмотреть родство с древнерусскими изображениями деревянных идолов X-XIII вв. из Новгорода [12].

 

9. Идолы. (Идольское). 1901. Эскиз. Масло, холст на картоне; 40x33,5. Башкирский республиканский художественный музей имени М. В. Нестерова, Уфа. Первоначально был подарен Нестерову. Возможно, это первый вариант задуманной картины, поскольку он наиболее близок описанию в письме Стасову: "... В левой части картины еще идолы (в середине большой), и старик, что при них, ну там жрец, что ли. Он смотрит на реку, и по ней бегут варяжские драконы с цветными парусами. Яркое солнце. На всем должна быть яркая языческая нота. Назвать можно скорее "Святыня". Когда буду иметь фотографию, — вышлю" [13]. (Письмо написано в январе 1901 г. в Париже и содержит одно из самых ранних упоминаний об этой картине). На эскизе, также как и в описании, изображен старик среди языческого капища с идолами. Трактовка пяти идолов эскизна и близка акварельному листу.

 Н.К.Рерих. Идолы. 1901Доброжелательность Фернана Кормона, поддержавшего Рериха в его художественных исканиях, много способствовала появлению большого числа вариантов и эскизов на любимые Рерихом исторические и доисторические темы, и прежде всего на тему идолов. Увидев однажды новые работы Рериха, Кормон воскликнул: "Наконец-то я вижу, что в Париже написано нечто славянское, а не интернациональное" [14]. Картины "Идолы" и "Охота" Кормон советовал заявить в весенний Салон, так как был уверен, что они пройдут конкурс. И учитель Рериха не ошибся — картины были приняты, несмотря на то, что не всем "мэтрам" они понравились

В своих лекциях "Художественная техника в применении к археологии", прочитанных в 1898/1899 учебном году в Петербургском археологическом институте, Рерих писал: "Климатические условия России прежде всего повлияли на развитие строительного искусства, постепенно приближающегося к понятию зодчества. Как у народа языческого, у нас ваяние естественно предшествовало живописи. Следовательно, первые наши художники должны быть строители и ваятели. На это указывают первые источники... Первыми памятниками ваяния были идолы... Ахмет Ибн-Фадлан, писавший в 20-х годах Х века [15], говорит: "...(Русъ) подходит к высокому вставленному столбу, имеющему лице, похожее на человеческое, а кругом его малыя изображения, позади этих изображений вставлены въ землю высокие столбы". [16] " Во всех вариантах "Идолов" Рерих следует этому описанию арабского путешественника. В конкретных деталях идолы на картине близки металлопластике из древнего Новгорода [17].

 

10. Идолы. 1901. Эскиз. Гуашь, картон; 49x58. ГРМ, Ж-1961. Поступил в 1910 г. от княгини М. К. Николай Рерих. Идолы. 1902. Эскиз. ГРМ, Санкт-ПетербургТенишевой. Изображено языческое капище вокруг большого камня у реки. Центральный большой идол с рогом поставлен спиной, за ним просматривается идол со вставными глазами. Справа спиной к зрителю возвышается изваяние по типу статуэтки из Кличевана. Ближний к реке идол напоминает половецкое изваяние с сомкнутыми на животе руками. Крайний левый идол неопределенного облика, похожий и на половецкое изваяние и на идол Макоши с опущенными руками северных полотенечных вышивок [18].

 

Отметим возможность еще одной аналогии. В археологической коллекции Рериха были памятники, свидетельствующие о его интересе к языческим антропоморфным изображениям, которые могли ему дать верную основу для художественной реконструкции идолов. Например, его фибула Пастырского типа [19]. К нему она попала из Зеньковского клада (Полтавская губерния) и является типичной для Среднеднепровья VI-VII вв. По мнению Б. А. Рыбакова, мужская (верхняя) фигура в фибуле олицетворяет Дажьбога, женская (нижняя) — Макошь [20]. Необычно круглая голова, возможно, изображает солнце как светило и в этом сближается со сколотскими изваяниями скифского времени. Подчеркнуто выделенные глаза напоминают аналогичные вставные на многих идолах, изображенных Рерихом.

В этом произведении Рериха впервые так ярко проявился новый живописный язык, основанный на более декоративном, обобщенном и плоскостном письме. В феврале 1901 г., когда уже было создано несколько вариантов картины "Идолы", Рерих задумал новую живописную сюиту. "В картинах является новая и скоро осуществимая задача, — писал он Елене Ивановне, — к написанной уже "Святыне" прибавятся еще две картины, уже сочиненные; одна знакомый Тебе "Небесный огонь", а другая "Рассказ о Боге" (над широким водным и лесным простором, на бугре высоком, у кургана, старик говорит внуку о Боге; над ними плывут могучие Боги-облака). Все три картины дадут небольшую симфонию религиозную. 1. Grave. Maestoso. Небес[ны]й огонь. 2. Andante sensibile Largo. Рассказ о Боге. 3. Scherzo. Allеgro animato Marciale. Святыня (Идолы)" [21]. Указанные музыкальные параллели позволяют глубже понять живописный язык, который так поразительно развил Рерих. Ему были присущи: духовная мощь, лаконичность, музыкальность и композиционная завершенность. Подмеченная Рерихом связь больших камней (иногда со знаками и "громовыми жилами") с языческим капищем объясняется современными авторами ритуальным смыслом мегалитических сооружений [22].

 

11. Каменная баба. Рисунок. Карандаш, бумага. Из альбома наклеенных рисунков разных лет. Размер альбома 31,6x21,4. ГТГ, архив графики, № 2383. Возможно, этот рисунок выполнен в 1901 г. Изображено вкопанное в землю женское половецкое изваяние. Оно близко известной скульптуре из Днепропетровского исторического музея [23].

 

12. Идолы. (Языческое). 1901. Масло. Местонахождение неизвестно. Находилась в собрании княгини М. К. Тенишевой, Смоленск. Во всех списках эта работа названа первой среди "Идолов" 1901 г., что указывает на то, что она являлась основным вариантом картины. Сохранившиеся репродукции запечатлели действительно наиболее разработанный вариант сюжета, изложенного Рерихом в письме к Стасову.

 

 Идолы. 1902. Х., м. 131х52. ГМВ, Москва13. Идолы. 1902. Масло, холст; 131x52. Музей искусств народов Востока. На фоне бревенчатых срубов изображена компактная группа из четырех идолов; два из них даны фрагментарно. У центрального идола в фас накладные глаза и фигурная пластина, объединяющая брови и раздвоенный треугольником нос, как на статуэтке из Кличевана. На шее и плечах гривны, как на половецких изваяниях. В его круглом лице и витой гривне - священном знаке солнца - наследуются характерные особенности "скифских" (сколотских) идолов VI-V вв. до н. э. [24] Еще один идол на картине женский, он представлен в профиль, с опущенными руками и огромными пальцами. В облике идола видятся и черты половецких изваяний, и полногрудых палеолитических "венер" из Костенок, Авдеево, Елисеевичей (Украина) или Парабита (Италия).

Николай Рерих. Идолы. 1902. Эскиз. ГРМ, Санкт-Петербург14. Идолы. 1902. Рисунок. Цветной карандаш, акварель, картон; 30,8x26,6. ГРМ, Р-6473. Та же группа идолов на фоне серо-розового частокола, зеленых крыш и деревьев вдали. По всей вероятности, эта графическая работа является эскизом к предыдущей картине.

 

15. Эскизы мебели, воспроизведенной в мастерских в Талашкине. Эскизы для резьбы по дереву. 1904. Акварель. Настоящее местонахождение неизвестно. Из них по крайней мере три имеют прямое отношение к теме идолов. Об этом можно судить по двум готовым предметам - столу и креслу [25]. В обоих предметах использован антропоморфный идольский образок, взятый Рерихом и на кальку из МСССМ. Его воспроизведение в мебели не является таким "буквальным", как в проектах 1899 г. Выполнена искусная стилизация. Два "хозяина дома" разделены художником и украшают нижнюю часть ножек, выполняя здесь роль охранителей. Их изображения придают предметам значительность и имеют смысл не случайного украшения, а одухотворенного символа. С ними мебель как бы оживает, в помещении возникает атмосфера сказки с персонажами из полузабытых преданий.

 

16. Славяне на Днепре. 1905. Темпера, картон; 67x89. ГРМ, Ж-1975. Поступила в 1920 г. из собрания А. А. Коровина. В центре картины на дальнем плане художник изобразил языческое капище с четырьмя идолами (возможно, еще один оказался заслоненным центральным). Центральный, самый большой идол с рогом в руке и спиной к зрителю аналогичен такой же скульптуре из эскиза 1901 г. из ГРМ и из собрания кн. М. К. Тенишевой. Остальные кумиры даны обобщенным силуэтом в красных островерхих шапках с полями. Подобная шапка венчает Збручский идол. Каменные фаллические идолы из Шексны и Себежа IV-XI вв. одеты в такие же характерные шапки [26].

Название картины, ее композиция, отдельные детали, всё в целом наводит на мысль, что художник хотел воссоздать движение жизни во всех ее проявлениях. Обобщенную реконструкцию славянского капища художник отнес на дальний план. Остальное пространство картины заполнено событиями, действиями, трудом многих людей. Так передан "дух времени" — государства князя Владимира. Перед зрителем предстает Киевская Русь с ее религией, торговлей, строительством, судоходством и другими атрибутами жизни. Теперь, после археологических открытий 1970-1980-х гг. в Киеве, можно говорить об удивительной точности рериховского видения той эпохи. Впрочем, еще более наглядно достоверность рериховских реконструкций можно оценить на следующем творении художника, вошедшем в летопись не только российского искусства, но и Америки.

 

Идолы. 1910 (начата в 1901). Местонахождение, предположительно, частное собрание, США17. Идолы — Pagan Russia. 1910 (начато в 1901). Темпера, холст. В 1920-х гг. в собрании Музея Н. К. Рериха в Нью-Йорке. Ныне в частном собрании, США. На высоком берегу реки изображено языческое капище с пятью идолами за частоколом с лошадиными черепами. Черепа, образовавшие внушительное по площади "ожерелье" картины, самые крупные из всех на произведениях идольской темы. Посетители капища связывали их с культом лошади и огня, имевших большое влияние на духовную жизнь древних славян; культов, дошедших до нас в фольклоре, вышивке, резьбе (например, в образе огненного Сивки-бурки) [27]. Центральный идол представляет божество с рогом в вытянутой руке; типологически связан с литыми бронзовыми привесками. Справа от него идол, написанный по образцу статуэтки эпохи бронзы из Кличевана. В остальных идолах (левый представляет женское изваяние — Макошь?) есть черты, близкие половецким изваяниям. Левое из них женское; обращенное спиной к зрителю — мужское с длинной косой. Все идолы деревянные и богато орнаментированы красным огненным цветом.

Реконструкция Рериха соответствует открытию украинских археологов в 1975 г., обнаруживших наличие пяти кумиров киевского княжеского пантеона [28]. О кумирах Владимира в Киеве — Перуна, Хорса, Дажьбога, Стрибога и Макоши сообщается в "Повести временных лет". Это место летописи заинтересовало Рериха еще в 1898 г.; его анализу он посвятил часть лекции из курса "Художественная техника в применении к археологии", уже цитировавшегося выше. Именно это сообщение летописи позволило ему предполагать появление на Руси специалистов-ваятелей не позднее времени князя Владимира. Приведем это место лекции Рериха: "Речь... о специалистах ваятелях вряд ли может быть до возобновления Владимиром кумиров, когда летописец говорит: “И нача княжити Володимеръ в Кiевњ один и постави кумиры на хълме внњ двора теремного: Перуна древяна, а голову его сьребряну, а усъ златъ, Хорса, Дажьбога и Стрибога и Симарьгла и Мокошь”. Тут уже нет сомнения в существовании ваятельного искусства. (...) Ясно, что идолы были не слишком безобразны, что они постепенно улучшались, что они могут быть названы художественными произведениями, а люди, создавшие их, художниками". Действительно, рассматривая произведения Н. К. Рериха на тему идолов, убеждаешься в этом. Его восхищение древними безымянными мастерами передается и зрителю, будь он любитель искусства как такового, или ученый, обративший внимание на эти произведения с точки зрения археологии.

О том, что Николай Константинович тщательно изучал все сведения об идолах и капищах уже в 1898 г., указывает и другой фрагмент из его лекций: "Кто же эти ваятели? Не всякому можно было поручить такое важное дело, как ваяние божества. Всякое божество должно было быть известного вида, иметь те или другие вполне определенные атрибуты... Все эти традиции могли быть известны одним ближайшим служителям бога — жрецам. Наиболее вероятно будет предположить, что они и были художниками этого дела, т. е., имея для более специальных работ, как то: литье, чеканка, тесанье специальных мастеров, они заведовали художественной стороной дела".

Интересно, что не только славянам оказалась близка рериховская трактовка тотемных кумиров. Об этом читаем в его очерке "Одеяние духа", написанном в Чикаго в 1921 г.: "В Art Institute была выставлена моя картина "Pagan Russia". Многие приняли ее за Alaska"s Totem Pales. И они были правы — так много общего было и в древних изображениях и пейзаже картины. Но древние русские идолы отошли в предание. Alaska"s Totem Pales переходит из жизни в зал Музея. Но обобщающий голос все-таки остается. И за нациями поднимается Лик Человечества"[29].

 

18. Идол. 1910. Рисунок. Карандаш, бумага. Из альбома рисунков. ГТГ, № 2385 архива графики. Изображен один женский идол в профиль, близкий идолам 1902 г. с выпуклой грудью и седалищной частью, напоминающей так называемые "ягодичные" статуэтки палеолитических "венер". Большой акцент на далеком пространстве.

 

Терем Кикиморы. 191019. Терем Кикиморы. 1910. Эскиз декорации к сюите А. К. Лядова. Темпера. Местонахождение неизвестно. Это произведение - наиболее наглядное свидетельство тому, как Н. К. Рерих глубоко осмыслял образы древнего звериного стиля. Всего в интерьере терема Кикиморы можно насчитать 17 отдельных элементов, соответствующих разным чудским образкам. Большинство включенных в эскиз изображений антропоморфны.

 

Пейзаж для Рогнеды [рисунок] . 191220. Пейзаж для "Рогнеды". 1912. Рисунок тушью. Впервые опубликован в книге А. Мантеля (1912) [30]. Пейзаж с городом у воды. На переднем плане у камня  четыре идола. Два левых заставляют вспомнить новгородские древности. У центрального идола антропоморфная личина, у двух других справа несколько экзотические, экстравагантные формы. Рисунок выполнен штрихами и пуантелью в русле искусства модерна. Поводом для рисунка послужило предложение частной оперы С. И. Зимина (Москва), сделанное художнику в начале 1912 г.[31]

 

21. Языческое. (Условное название картины, известной по репродукциям). Конец 1910-х - начало 1920-х гг. Темпера, холст. США. На высоком холме за частоколом изображено языческое капище. Стоит один большой идол, написанный по подобию кличеванской богини. Справа и слева шаманы, камлающие в бубны, и пританцовывающий, ряженый в медвежью шкуру человек. Наглядно реконструирован ритуал, связанный с культом медведя, а также богини природы и плодородия. Магическое содействие возрождению жизни в пору весеннего пробуждения природы со времен отдаленной индоевропейской древности дожило у славян до XIX века в медвежьих праздниках - комоедицах, известных на территории Белоруссии.

Во время Центрально-Азиатской экспедиции Рерих воочию наблюдал древнетюркские изваяния второй половины I-го тысячелетия н. э., подобные самому первому его произведению на тему идолов — каменной бабе 1896-го г. Эти изваяния он изобразил в целом ряде своих картин.

 

22. Хранитель чаши. 1928-1930. Частное собрание, США.

 

23. Каменная баба. Монголия. 1935-1936. Местонахождение неизвестно.

 

24. Держатель чаши. 1937. Частное собрание, США.

 

25. Страж пустыни. 1941. Темпера, холст; 48x79. Мемориальная квартира Ю. Н. Рериха, Москва.

Во всех этих произведениях отражена основополагающая художественная концепция номадических культур — образ человека в пространстве, когда каменотёсная скульптура воспринимается вместе со специально выбранной окружающей панорамой. Как бы заключенная в камне душа человека соединяется в этом образе с Беспредельностью пространства-времени.

 

26. Идолы. 1943. Местонахождение неизвестно.

Николай Рерих. Идолы. 1943. К., т. 31х46. Новосибирская картинная галерея27. Идолы. 1943. Темпера, картон; 31x46. Новосибирская картинная галерея, Ж-74. Принципиально новое решение темы с оттенком философского миросозерцания. Языческое капище представлено на дальнем плане на холме, на фоне обширной панорамы. Идолы показаны обобщенным силуэтом в островерхих красных шапках в сочетании трех стихий земли, воды и неба. В этой поздней работе основное внимание отдано не столько внешней характеристике идолов, сколько тем представлениям, которые древние славяне связывали со своими божествами.

Данная статья не претендует на исчерпывающее освещение заявленной темы. Многие произведения художника ныне вне пределов досягаемости и основная работа по их выявлению еще впереди.

Для понимания темы идолов в творчестве Рериха большим подспорьем могла бы быть богатейшая археологическая коллекция Рериха, насчитывавшая к 1917 г. 100.000 экспонатов. Как уже было показано, в ней были памятники, имеющие прямое отношение к идолам. Известны также неолитические антропоморфные фигурки из кремня, найденные Рерихом в 1904-1907 гг. у озер бассейна реки Мсты (Мстино и Пирос) и в Волосово близ Мурома [32].

Произведения Рериха на тему идолов, основанные на большой источниковедческой базе, дают нам возможность представить художественный облик языческих божеств. Его реконструкции оказались настолько удачными и убедительными, что в сознании всех последующих поколений россиян как бы ожила воочию дохристианская эпоха. Сегодня ее мы видим глазами Рериха.

Примечания
1. См. fig. 372-375 в книге: Antiquites du Nord Finno-Ougrien, publiees a l"aide d"une subvention de l"Etat par J. R. Aspelin. I. Ages de la pierre et du Bronze. Helsingfors. 1877.
2. Колчин Б. А. Новгородские древности. Резное дерево. // Археология СССР. Свод археологиче-ских источников. Выпуск ЕI-55. М.: Наука, 1971. № 224.
3. Лазаревский И. Николай Константинович Рерих. // Новый Мир. СПб., 1901. № 66, С. 329.
4. Опубликована: Искусство и художественная промышленность, № 9-10 за 1899 г. Один из ав-торских оттисков гравюры ныне хранится в Отделе эстампов РНБ, на тонкой бумаге, наклеенной на толстый картон; 13x24,5; шифр ГИс 536/4-3830, инв. № 50038.
5. РА ИИМК, ф. 1, № 54/1897, лл. 15об., 15.
6. Искусство и художественная промышленность. СПб., 1899. № 11. С. 914-918.
7. Текст, выделенный курсивом, взят из авторской подписи к проекту.
8. Теплоухов Ф. А. Древности Пермской Чуди в виде баснословных людей и животных. С 3 табли-цами. // Пермский Край. Т. II. Пермь, 1893. С. 1-74.
9. Монгайт А. Л. Археология Западной Европы. Бронзовый и железный века. М.: Наука, 1974. Рис. на с. 85.
10. Письмо Е. И. Шапошниковой. Без даты. (Пятница). // ОР ГТГ, ф. 44, ед. хр. № 162.
11. Цит. по: Алехин А. Д. Как начинается художник. М.: Просвещение, Владос, 1994. С. 116.
12. Колчин Б. А. Указ. соч., № 225, 228а, 231.
13. Рерих Н. К. Письма к В. В. Стасову. СПб.: Сердце, 1993. С. 21-23.
14. Цит. по: Короткина Л. В. Рерих в Петербурге-Петрограде. Лениздат, 1985. С. 98.
15. Здесь Рерих делает ссылку: Гаркави А. Я. Сказания мусульманских писателей о Славянах и Русских. СПб., 1870. С. 95.
16. Рерих Н. К. Художники Древней Руси. Лекции курса "Художественная техника в применении к археологии". Издание слушателя С. Н. Чельцова. СПб., 1899. С. 5-11.
17. Древний Новгород. Прикладное искусство и археология. М: Искусство, 1985. Рис. 96 (рукоятка ножа с изображением сидящей человеческой фигурки, X в.). Рис. 203 (изображение бога Перуна, XII в.).
18. Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. М.: Наука, 1981. Рис. на с. 495.
19. Спицын А. А. Из собрания Н. К. Рериха. Оттиск из "Записок Отделения Русской и Славянской Археологии ИРАО", т. VII, вып. 2. СПб., 1907. С. 9, 10. Рис. 20.
20. Рыбаков Б. А. Указанное сочинение. С. 203, 204. Ср. фибулы на рис. 38.
21. Письмо Е. И. Шапошниковой. Февраль 1901. Париж. // ОР ГТГ, ф. 44, ед. хр. № 184.
22. Файдыш Е. А. Механизмы контакта с информационными планами реальности и мегалитиче-ские сооружения. // Сознание и физическая реальность. Т. 1, № 4. 1996. С. 90-94.
23. Плетнева С. А. Половецкие каменные изваяния. // Археология СССР. Свод археологических источников Е4-2. М.: Наука, 1974. Рис. 14.
24. Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. М.: Наука, 1988. С. 67. Рис. 9.
25. См. Талашкино. Изделия мастерских кн. М. К. Тенишевой. СПб.: Содружество, 1905. С. 55. Илл. 86, 89 и 120.
26. Рыбаков Б. А. Указанное сочинение. С. 235. Рис. 47 (1, 2).
27. Быковский В. В. Огненный череп мамонта и его возможная интерпретация. // II Рериховские чтения. 1979 год. Материалы конференции. Новосибирск, 1980. С. 56.
28. Толочко П. П., Боровський Я. Е. Язычницьке капище в "городi" Володимира. // Археологiя Киiва. Дослiдження i матерiли. Киiв, 1979. С. 3-10.
29. Рерих Н. К. Из литературного наследия. М.: Изобразительное искусство, 1974. С. 323.
30. Мантель А. Н. Рерих. Казань, изд. под ред. Н. Н. Андреева, MCMXII.
31. См. также: Яковлева Е. П. Яковлева Е. П. Театрально-декорационное искусство Н. К. Рериха. Самара: АГНИ, 1996. С. 77.
32. Спицын А. А. Указанное сочинение. С. 8.

Евгений Маточкин
Владимир Мельников
июль-ноябрь 1997
Новосибирск - Санкт-Петербург

13.10.2007 03:00АВТОР: Е.П. Маточкин, В.Л. Мельников | ПРОСМОТРОВ: 3120




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «О картинах Николая Константиновича Рериха. »