Международный Центр Рерихов поздравил Посла Доброй воли ЮНЕСКО А.В. Очирову с Юбилеем. Информационное письмо. II Международные научные чтения, посвященные Л.В. Шапошниковой. Космический язык. Часть 1. Хазрат Инайат Хан. «Позвольте мне сойти с пьедестала…». Л.В. Шапошникова. Мистицизм звука. Хазрат Инайят Хан. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



«Хочу быть Святой» (о Терезе Авильской). Татьяна Бойкова


Статуя Терезы Авильской в Авиле

 

«Кто делает усилия, чтобы взойти на вершину совершенства, тот никогда не всходит на эту вершину один, но всегда ведет за собой, как доблестный вождь бесчисленное воинство»

Тереза Авильская

 

Всем советую прочесть автобиографию Св. Терезы, несмотря на то, что сочинение это прошло цензуру «духовного» ока падре, все же сохранились изумительные страницы. Ведь Жанна Д'Арк, Св. Тереза и Сестра Ориола Бел. Бр. – одна Индивидуальность.

Е. И. Рерих, т.3, от 31.12.35г.

 

Основной задачей Новой Эпохи является возрождение женщины. «Ведь все величие Космоса слагается двумя Началами. Возможно ли умаление одного из них», пишет Е.И.Рерих. Она, олицетворявшая собой, прекрасный облик женщины будущего оставила нам много ценных мыслей и советов по этому поводу, подчеркивая, что вопреки существующему заблуждению, женщина совсем не ниже мужчины в умственном отношении, а в духовном даже превосходит его. И этот подвиг духовного подъема человечества и должна взять на себя женщина. Для того чтобы выполнить эту предназначенную ей миссию, женщина должна готовиться к ней, самосовершенствуясь, вооружаясь знаниями. На этом пути необходимо иметь перед собой образец, идеал, которому можно следовать.

«Соберем все самые прекрасные героические облики всех времен и народов и претворим их качества и достижения в духе нашей эпохи, лишь такое подражание даст правильную основу для дальнейшего продвижения» (Е.И.Рерих, 01.03.29).

 

Среди замечательных женщин подвижниц, Е.И. не раз называет, особенно ею любимую Святую Терезу Испанскую и советует ознакомиться с ее биографией, подчеркивая при этом, что многие положения Учения станут яснее.

 

Тереза Авильская занимает совершенно особое место в ряду христианских святых. Это единственная женщина, приравненная к Отцам и Учителям церкви, удостоенная степени доктора Богословия. Причиной этого послужили ее многочисленные сочинения. В них говорится о духовной жизни человека и пути самоусовершенствования. Особое значение среди ее трудов принадлежит автобиографии, дающей нам свидетельство духовного пути этой удивительной подвижницы. «В книге этой я говорю так просто и точно, как только могу, о том, что происходит в душе моей… Я ничего не буду говорить, о чем не знала бы по моему собственному или чужому опыту», пишет св. Тереза. В этих словах заключена самая точная оценка ее книги, которая написана просто, искренне, без каких-либо приукрашиваний. И именно эта простота и придает ей особую силу и убедительность. С четырехлетнего возраста и до самой смерти у Терезы всегда было одно желание: «Хочу быть святой…»

 

Город Авила в старой Кастилии, город рыцарей и святых, как его называли, был похож на неприступную крепость. В одном из замков этого города и родилась 28 марта 1515 года Тереза Санчес де Сепеда и Аумада. Отец Терезы, дон Алонзо де Сепеда, был богатым и благородным идальго, предки которого в средние века, сражались с маврами, и пользовался в Авиле полным уважением.

 

Мать Терезы донья Беатриса Аумада, происходила из одного из древнейших родов. Она отличалась большой красотой, которую как будто не замечала. Добрая и приветливая в общении с людьми, донья Беатриса любила жить в мире фантазий. Отчего нередко ее можно было застать за чтением рыцарских романов. Действительность ее мало радовала: мать большого семейства, озабоченная воспитанием детей и хозяйством, она часто хворала. Шесть сыновей и три дочери было у дона Алонсо и доньи Беатрисы. Тереза была третьей, после брата Родриго и была очень живым и подвижным ребенком. Быстро усвоив грамоту, в шесть лет она уже умела читать, и зачитывалась своей любимой книгой «Цвет Святых», где наряду с жизнеописанием Христа были собраны жизнеописания некоторых святых; мучеников, отшельников и святых дев. Ее сердце так пламенело от повествований о муках и смерти исповедников христовых, что вскоре и сама она пожелала умереть, как они, чтобы “такого же венца удостоиться”. С этой целью она попыталась убежать в землю мавров, подражая подвигу христианских миссионеров и рыцарей. Взяв немного съестных продуктов, и выйдя из городских ворот, они с братом продолжали свой путь до тех пор, пока им не встретился один из родственников, который принудил их вернуться домой, к великой радости матери уже пославшей искать их повсюду. Терезе было в ту пору семь, а брату 11 лет. Родриго так был испуган гневом родителей, что, оправдывая себя, всю вину свалил на сестру. Тереза же ни в чем не извинялась, но восторженно отвечала: «Я хочу увидеть Бога»!

 

Лучше сломаться, чем согнуться уже тогда впервые почувствовала она и была верна этому всю свою жизнь. Проявившиеся так рано в детстве порывы к духовному подвигу, затем на какое-то время были поглощены светской жизнью. Терезу окружала утонченная аристократическая обстановка, роскошь. Она любила изысканно одеваться, с упоением читала рыцарские романы, очень популярные в то время.

 

Кроме военных подвигов ее воображение занимали и ухаживание рыцарей за прекрасными дамами: «Я полюбила наряжаться, потому что хотела нравиться», вспоминала Тереза. Она очень заботилась о белизне рук, о прическе и всяких украшениях, на которые была большая мастерица.

 

Ей было 14 лет. В Испании до сих пор сохранился обычай ночных бесед девушек с молодыми людьми через оконную решетку. Но если теперь это делается совершенно открыто и никем не осуждается, то в старину приходилось говорить украдкой, чтобы не быть замеченной отцом, дядей или братом, зорко следившими за поведением опекаемой дочери или родственницы. Лишенная самостоятельности испанка, не имела своей личной чести, но была лишь носительницей чести тех, кому принадлежала.

 

Расплата за нарушение чести была страшной: он убит шпагой, а ее путь лежал в монастырь. Беседой через решетку занялась и юная Тереза. В монотонной, затворнической жизни отцовского дома, такая беседа была очень заманчивой. Привлекало не только желание показать себя и услышать похвалу своей красоте, но и сама опасность свидания при свете луны. «Я, впрочем, не чувствовала никакого соблазна потерять честь мою…я искала только развлечения в невинных беседах. Но и это могло быть опасным для чести отца и братьев. Бог один спас меня в те дни от гибели».

 

Только она начала узнавать, что такое любовь, как узнала, и что такое смерть; скончалась ее мать. «Слишком хорошо я чувствовала, что я потеряла с ней», пишет Тереза. В своем первом большом горе она ищет утешения у близких людей, но не находит его. Она чувствует, что люди не могут ей помочь и бежит от них к Богу. « Я пошла в церковь и пав перед изваянием Божьей матери, со многими слезами молила ее, чтобы она заменила мне мать. И молитва моя была услышана. С этого дня я никогда не обращалась к Божьей матери, без того, чтобы не почувствовать тотчас же Ее осязаемой помощи». Но скорбь прошла, и снова стали проявляться мирские сообразны, возобновились разговоры через решетку. Вскоре на поведение дочери обратил внимание отец. Человек тихого нрава, он положил конец ночным свиданиям тихо и миролюбиво, отдав дочь на воспитание в монастырь.

 

« Крайняя нежность ко мне отца и то, что я умела скрывать от него чувства мои, делали меня в его глазах менее виновной, и он сохранил ко мне прежнюю любовь».

 

Монастырская школа, в которую поместили Терезу находилась в Августинской женской обители в г. Авиле. Она была красавицей. Но, не только красота, но и необыкновенное обаяние Терезы ее врожденная доброта и мудрость магнетически привлекала к ней людей. Она писала: « Чувствовала я всегда, как великую милость Божью, то, что всюду, где бы я не была, мой вид был всем приятен». Не только в детстве, но и позднее все окружающие испытывали к ней необыкновенное доверие. Тянулись и находили в ней не только внимательную слушательницу и поверенную, но и мудрую советчицу, доброго друга и верную хранительницу их самых сокровенных тайн. В монастыре она сразу стала любимицей всех монахинь, которые сразу расположились к ней. Она же в это время говорит о себе, что мучительно завидовала если кто-то из монахинь делал что-то доброе или плакал во время молитвы. Ее же сердце было настолько ожесточено, что она читала все повествования о Страстях Господних без единой слезинки. Эта бесчувственность приводила ее в сильное отчаяние. Она спрашивала совета у своего духовника и других умных людей, но все говорили, что она ничего не делает противного воле Господней. Благодаря доброму отношению Тереза скоро успокоилась и стала чувствовать себя хорошо. Особенно добрые отношения у нее сложились со своей наставницей Марией Бриченьо.

 

Терезе нравились ее мудрые и святые беседы. «В эти дни Господь, чтобы приготовить меня к пути своему, послал мне тяжкую болезнь, которая принудила меня вернуться домой». Как только Терезе стало легче, отец решил перевезти ее к своей сестре жившей за городом. По пути они заехали к дяде, глубокому старику, после смерти жены ушедшему от мира, чтобы приготовиться к монашеству. Беседы с ним оставили в душе Терезы неизгладимый след. Видела она ничтожество и быстроту, с которой все проходит, и ужас охватывал ее, что если бы она внезапно умерла, то не избегла бы ада. Она видела единственный для нее верный путь – монашество. Но, как она считала, что более рабский страх гнал ее на этот путь более, чем любовь. Она непоколебимо решает уйти из мира и сообщает об этом отцу. И одним этим уже словно приняла постриг, так как была очень ревнива к чести слова своего. Отец, как она его не убеждала, не соглашался на подобное. Он согласился лишь на то, что после его смерти она может делать все, что ей будет угодно. Но сама себе не доверяя, она уговаривает одного из своих братьев постричься. Тот соглашается, и рано поутру он провожает ее в обитель Благовещения, где была одна ее любимая подруга. Так же, как и в 7-летнем возрасте с Братом Родриго, теперь она бежит с братом Антонио, 20-летней девушкой.

 

«Всей душой хотела я спастись и более ни о чем не думала… Но, когда выходила из дома, мне было так тяжело, что, кажется, и в смертный час тяжелее не будет. Точно все кости ломались в теле моем…потому, что не было у меня такой любви к Богу, чтобы поделить свою любовь к отцу и близким моим. Я делала над собой бесконечное насилие… Но знал о том один только Бог, потому, что снаружи я казалась невозмутимо спокойной и мужественной».

 

3 ноября 1536 года донья Тереза де Сепеда и Аумада приняла монашество в кармелитском монастыре Благовещения в Святая ТерезаАвиле. После года жизни там, она опять заболевает, и вторая болезнь оказывается много тяжелее первой. Но главная причина была не в теле, как считала сама Тереза, а в душе, в том бесконечном над собой насилии, которое сделала она, уходя из дома, и продолжала делать в монастыре. Взяв ее оттуда, отец ее везет к знаменитейшим врачам того времени. Но они едва не залечили ее до смерти. Отец опять спасает ее, вырывая из их рук, перевозит Терезу домой. Дня четыре пролежала она без памяти, так, что ее причастили и читали над ней отходную, а когда она приходила в себя, то чувствовала на своих щеках капли воска, падавшие со свечей, которые подносили ее к лицу, чтобы узнать, жива ли еще. Вырытая для нее могила на монастырском кладбище ожидала ее в течение полутора суток, и монахини уже служили по ней заупокойные обедни. Многие, думая, что она умерла, хотели положить ее в гроб. Но, отец не давал похоронить ее заживо, прикладываясь к ее сердцу, он один слышал, как оно еще бьется. Только на пятый день очнулась и, когда заговорила, то слова ее были жалобой, что «вернули ее к жизни оттуда, куда она уже уходила, и где ей было так хорошо». Как только стало легче пожелала она вернуться в обитель, и ее перенесли туда на руках. «Все мое тело была одна сплошная боль», — вспоминает Тереза. Силы ее восстанавливались медленно. Еще три года она передвигалась с трудом и чувствовала себя очень слабой.

 

Женская обитель Благовещения находилась в прекрасной долине. Инокини обители, большей частью молодые девушки из богатых и знатных семейств жили в свое удовольствие: носили золотые ожерелья, серьги, кольца, забывая, что умерли для мира, что монастырь есть могила, и драгоценности не пристали покойникам. Кельи были обширными и светлыми, с роскошными уютными приемными, куда к ним приходили гости и беседовали с ними хоть и через решетку, но свободно и весело, как в великосветских гостиных. Кроме этого гости делали им обычные для мира подарки и передавали любовные записочки. А в лунные летние ночи молодые кабальеро играли на гитарах и пели серенады под окнами келий. « Я бы посоветовала родителям, мало думающим о вечном спасении своих дочерей и отдающих их в монастыри, где все эти мирские соблазны терпятся, подумать, по крайней мере, о семейной чести своей и выдавать их лучше замуж…», — скажет Тереза, вспоминая годы этой жизни. «Бедные молодые девушки! Молодость, чувственность и прочие соблазны Диавола вовлекают их в совершенно мирскую жизнь». То же самое происходило и с ней. Сначала она увлекалась беседами с мирскими людьми, приходившими в обитель, так как не видела в этом никакого зла. Но во время беседы с одним из посетителей, духовным очам ее вдруг предстал Христос с таким строгим лицом, что ее охватил ужас, и она не хотела больше видеть этого человека.

 

Немного позднее, учитывая мысленные внушения, что видение было мнимым, а так же уступая многим советам не отказываться от этих свиданий и бесед, и уверений, что она этим никому не причиняет никакого вреда, свидания эти возобновились, как и другие. Все они отравляли ее душу и особенно с тем человеком, так как она была к нему очень привязана. Но, как-то раз, во время беседы с ним она увидела, и не только она, но многие находившиеся там, что к ним подползает подобное огромной жабе, но быстрее, чем жаба двигающееся чудовище. Она не могла понять, откуда среди бела дня взялось такое невиданное чудовищное животное, и не могла почувствовать в этом таинственного предупреждения. «Так от рассеяния к рассеянию, от суеты к суете, от греха к греху я дошла до того, что мне было стыдно обращаться к Богу с молитвой: я чувствовала себя такой недостойной, что под предлогом смирения боялась молиться…Совесть обличала меня, а духовники оправдывали. Бедная душа моя! Когда я вспоминаю, как она лишена была всякой помощи, свободно предаваясь развлечениям и удовольствиям, которые считались дозволенными, то не могу не пожалеть себя». Тереза падала и поднималась и снова падала. Бог звал ее к себе, мир — себе. Это было страшное борение, и она сама не понимала, как могла его вынести. Она считала себя самым слабым и презренным творением из всех людей. Можно только догадываться, какая глубокая внутренняя драма происходила в ее душе. Конечно, речь идет о драме не свойственной обычным людям.

 

Ростом она была высока и стройна. Все ее движения были величавы; волосы темно-коричневые с рыжеватым отливом, очень густые, цвет лица напоминал золотистую бледность. Тонкая улыбка тонких губ была так обаятельна, что раз ее увидевший, никогда не мог забыть. Взор темных глаз ее яснел такою детско-ангельскою ясностью, что людям становилось легко и радостно от него на сердце. Силу своего очарования хорошо знала и сама Тереза. Было ей уже за 40, когда усердный, но неискусный живописец, кармелитский монах, начал писать с нее портрет. А когда закончил, то взглянув на него, она воскликнула горестно: «Да простит Вам Бог, брат Хуан, что Вы сделали меня таким уродом»!

 

Люди знавшие Терезу, говорили, что ее изящество, красота, приветливость и ум пленяли решительно всех. Впоследствии, пользуясь обаянием своей личности Тереза значительно облегчала свою деятельность. Часто случалось, что люди, бывшие ее врагами, после знакомства с нею становились ее пламенными поклонниками.

 

Она ко всем относилась одинаково, не делая ни для кого исключения в своем уважении к ним и простоте общения. Обладая большим знанием людей, после нескольких слов собеседника, она могла догадаться о его характере. Поэтому она умела говорить со всяким собеседником, на любые доступные ему темы, на его языке, то есть, по сознанию. Часто, даже отец Терезы приезжал к ней за духовными советами, и советы эти немало ему помогали. В 1544 году, когда ей было 29 лет, заболел и умер ее отец. Но, перед смертью, придя в сознание, он произнес простые и обычные, вроде бы слова, которые для Терезы возымели необычайный и все решающий смысл на всю ее жизнь: «Помните, дети мои, что все проходит». В 1538 году умер брат, с которым они в детстве бежали к маврам, а после смерти отца, в 1546 году был убит в сражении ее брат Антонио, с которым бежала она из отчего дома в монастырь.

 

Эти три смерти были для нее пробуждением от жизни, как от глубокого сна. В эти дни кто-то дал ей прочесть исповедь св. Августина. Она любила его, так как он был таким же грешником, как и она. Она долго плакала над этой исповедью, изнемогая от раскаяния, но духовник убедил ее вернуться к молитве, что она и сделала. Но, как она говорила, что при свете молитвы еще яснее увидела грехи свои. «В Свете Божественного Солнца душа видит в себе не только паутину больших грехов, но и малейшие пылинки».

 

Однажды, измученная и усталая, Тереза вошла часовню, где увидела скульптурное изображение истерзанного ранами Христа. Муки Христа за людей, это изваяние изображало так живо, что, едва взглянув на него, она была потрясена до глубины души и испытала такую боль, такое раскаяние, вспомнив всю свою неблагодарность по отношению к нему все эти годы, Сердце ее разрывалось. И она бросилась к его ногам, обливаясь слезами, моля с его милости укрепить ее, чтобы она уже не мучила его более. Что чувствовала она в ту минуту, может и сама не понимала до конца, а поняла лишь много лет спустя, когда в другом видении услышала: « Разве я не Бог твой и разве ты не видишь, что со мною делают люди? Если ты любишь меня, то почему не жалеешь?» С этого момента Тереза навсегда избавилась от душевной раздвоенности и со всей пламенностью своей натуры предалась Богу. Все ее мысли были непрестанно обращены к Христу. Она постоянно чувствовала его присутствие справа от себя, вела с ним мысленные беседы и неописуемая радость и духовный восторг, наполнял все ее существо. «Жизнь моя кончилась, началась жизнь Бога во мне», — писала она.

 

Семь лет уходит у Терезы на божественное общение. За эти семь лет отрешения от внешнего мира Тереза познает семь восходящих ступеней.

 

1. Это самопогружение, сосредоточение всех душевных сил на одной мысли, совершенное соединение человека с Богом. Осознание присутствия его внутри себя, своей души, сердца. «Я приду с Отцом моим и Духом Святым и Обитель сотворим у того, кто любит меня». Слышать эти слова, и даже верить в них как далеко это отстоит, чтобы почувствовать! И ей, получившей эту милость теперь кажется, что они не покидали ее никогда, а всегда были внутри ее, как в глубочайшей бездне.

 

2. Ступень восхищения Духа, при котором является постижение созерцания всех вещей в Боге, и способность «поднятия на воздух». Восхищение духа увлекает за собой и тело. Чудо поднятия так привычно святым, что может происходить не только в молитвах, но и в будничных смиренных делах. Монахини видели, как, будучи уже игуменьей в обители св. Иосифа, в г. Авиле, стряпала мать Тереза на кухне для сестер новое лакомое блюдо из яиц и рыбы, когда несколько монахинь войдя в кухню, видели, что она поднялась на воздух, держа в руке сковородку.

 

3-я ступень, как она ее называет мука желания соединения с Богом, когда человеком овладевает бесконечная любовь к Богу. К нему же стремится душа, но чувствует невозможность соединения с Богом, не умерев, а так как самоубийство не дозволено, то душа умирает от желания умереть, чувствуя себя как бы висящей между землей и небом, и не зная, что ей делать. Нет на земле большей муки, чем эта.

 

4-ая ступень, ясное ощущение Христа, где она постоянно чувствует его постоянное присутствие, слышит его голос. Все ее видения не внешние, но внутренние. «Блеск ослепляющий, белизна сладчайшая», вспоминает Тереза. «Солнечный свет так темен, что и глаз на него открывать не хотелось бы».

 

5-ая ступень - видение. Тереза видит Иисуса почти всегда, в прославленном теле. «Солнцу подобен Он, покрытому чем-то прозрачным, как алмаз. Ткань Его одежды, как тончайший батист. Однажды, когда я молилась, угодно было Ему показать мне свои руки. Их красота была таковой, что не могу ее выразить ни какими словами. А немного дней спустя я увидела и божественное лицо Его».

 

В этот период часто мучили Терезу и злые духи, с которыми она боролась непрестанно, которые преследовали ее не только в виде дьяволов, но воздействовали на нее и через духовников. Она видела дьяволов в разных отвратительных образах, которые то рычали на нее, то могли усесться на молитвенник, иногда просто нападали на нее, но ее защищал окружавший ее большой свет. Но, по ее признанию, она имела еще более страшного врага в лице своих духовников. Она писала, что более боится людей боящихся дьявола, чем его самого, так он ей ничего не сможет сделать, а вот люди, особенно если они духовники, очень беспокоят.

 

А духовники действительно безжалостно мучили св. Терезу. Не понимая ее переживаний, они объявили святую одержимой нечистой силой и приказали отгонять высокие видения непристойным знаком, что приводило монахиню в отчаяние. Она не сомневалась, что имеет дело с Богом, и вместе с тем не могла не подчиниться данному приказу. Ей было невыносимо тяжело, вспоминая вынесенные Христом оскорбления добавлять еще и эти. Неуверенная в себе, уважая ученость своих духовников, Тереза и сама стала, наконец, сомневаться в своих переживаниях и подозревать в них нехорошее.

 

Мысль о возможности быть обманутой дьяволом наполняла ее душу скорбью. Когда Терезе стали изменять силы, то за нее вступились два известных авторитета тех времен, заявившие, что в своих переживаниях она имеет Лоренцо Бернини. Экстаз св. Терезы. дело исключительно с Богом, отчего о дьяволе не может быть никакой речи. Впоследствии и сама Тереза научилась распознавать свои видения. «Как дурной сон не освежает, но еще более утомляет, так и некоторые создания воображения только обессиливают душу. Вместо обогащения души они вселяют в нее одно томление и отвращение. Тогда, как истинное небесное видение дает несказанные духовные сокровища и чудотворное оживление телесных сил…».

 

7-ая ступень, это полная, насколько это только возможно в земном теле, соединение с Богом-Духом. Дух полностью подчиняет тело божественной работе, и тело становится одухотворенным или божественным. Эта высшая точка постижения открылась, когда Христос ей сказал: «С этого дня ты будешь супругой моей…Я отныне не только Творец твой, Бог, но и супруг». Экстаз Богосупружества, главного религиозного переживания св. Терезы, и ее предчувствие, что мир погибнет от разделения церквей, и, что человечество может спастись только их соединением, являются откровениями глубокого общечеловеческого значения. Вот те семь степеней восхождения, пройденные Терезой за семь лет.

 

Но, когда по прошествии 7 лет взгляд ее упал на землю, то окружающий мир потряс ее несовершенством и несоответствием миру божественному.

 

И увидев эту дисгармонию Божественного и человеческого, небесного и земного, она не может более оставаться в бездействии. Но, поскольку она ясно понимала, что сознание людей сразу изменить нельзя, то она приходит к мысли о создании маленьких монастырских общин, где сестры жили бы в совершенном следовании Учению Христа, являя собой образец такой жизни. Первая такая обитель была создана на окраине города Авила, в небольшом бедном домике. Здесь поселилась мать Тереза и четыре послушницы. «Так как в новой обители я хотела жить в совершенной бедности и непрестанной молитве, то не слишком надеялась найти для такой жизни много совершенных душ. Но сестры понесли иго свое с такой совершенной радостью, что считали себя недостойными столь святого убежища». Узнав об этих намерениях Терезы и ее общины, на них начались гонения. Не было в городе никого, даже из благочестивых людей, кто бы не считал их замысла величайшим безумием. Конечно, жаловались и Благовещенские сестры, что Тереза их опозорила, что они живут не так, как подобает монахиням. Когда в результате всех этих обвинений Терезу вызвали в суд, то она отвечала так спокойно, разумно и просто, что стало совершенно ясно, что судить ее не за что и отпустили с миром. Впоследствии не раз делались попытки осудить Терезу и даже привлечь к инквизиции за создание монастырей, за ее книги, но все заканчивалось безрезультатно для зла. Тереза не успокоилась созданием одной обители, за нею последовали еще 15 монастырей в разных городах Испании. «Дух, оживляющий ее, не давал ей покоя», признавался один из современников. «Страстно желать, в этом вся моя природа», признается она сама.

 

Самое удивительное, что все эти основания монастырей происходят при величайшей бедности. Для обителей монахини всегда выбирали ветхие полуразрушенные дома, и сами приводили их в порядок. Но, при этом жили в величайшей радости, принимая эти испытания за особую милость Божью. «Благословенны препятствия, ими растем», говорит Живая Этика. « Камни на пути, лишь ступени восхождения».

 

На тяжелых, скрипучих телегах, путешествует Тереза вместе с сестрами по дорогам Испании. А где нет больших дорог, едет верхом или идет пешком. Мокнет до последней нитки под осенними ливнями, мерзнет под ледяными ветрами и вьюгами, задыхается от зноя в пышущих жаром горных ущельях, терпит оскорбления и поношения. В оправдание человеческой природы надо сказать, что к счастью неприязнь к Терезе не была повсеместной. Во многих городах к ней относились очень сочувственно, особенно простые люди. Бывало, что жители и духовенство устраивали в честь ее процессию. А в Севилье, сам архиепископ, прося благословения, стал перед Терезой на колени. Она смутилась как девочка, но епископ отказался встать раньше удовлетворения его просьбы.

 

Отчего же монастыри, создаваемые св. Терезой, возбуждали в одних пылающую ненависть, а в других не менее пылкую любовь? Да, от того, что были они основаны на новых началах, и, как все новое, но сильное, они допускали к себе лишь два отношения, любви или ненависти, исключая возможность равнодушия. Главная трудность заключалась в том, что управлять многими и иногда строптивыми сестрами, ей приходилось издалека. Она знала по горькому опыту, что значит много женщин, собранных в одном месте, вот поэтому она уменьшала до последней возможности число монахинь в каждой обители. «Так как мы живем только добровольными даяниями и милостыней, то не можем быть многочисленны» Число сестер бывшее в начале 12, и только в последствии было увеличено до 20. «Дочери мои, заклинаю вас любовью Отца и кровью Сына, берегитесь строить большие и великолепные обители. Если же это случится, то обрушаться они на ваши головы, как только будут достроены. Малыми и бедными должны быть ваши обители… Будем в этом подобны нашему Царю, имевшему в мире только два пристанища — Вифлеемские ясли, где Он родился и Крест, где он умер».

 

Малые семена великой жатвы все эти ее пустыньки. На двух основаниях любви и радости, строятся обители св. Терезы. Монахини их не жили в праздности, но занимались в основном пряжей, что давало им небольшой доход, который выручал их в черные дни. Вставали они в 5-6 часов, в зависимости от времени года. Первым делом была молитва, после которой расходились по своим кельям для работы. В 8-9 утра, прослушав обедню, возвращались к прерванной работе. В 10-11 часов был обед, после которого монахини с игуменьей немного отдыхали за благочестивой беседой. Затем опять молились и расходились по кельям, для чтения в течение часа, а затем вновь занимались работой. Ужинали в 5-6 часов вечера, после опять молились, проверяли свою совесть и в 11 ложились спать. Несмотря на такую, вроде бы однообразную, полную лишений жизнь, в монастырях Терезы царило всегда веселье, о котором она заботилась сама. Тереза сама писала для монахинь песенки, которые исполнялись под аккомпанемент музыкальных инструментов, да и о многом другом заботилась она. « Да избавит нас Бог от унылых святых… скучных молитв терпеть не могу». Наша мать Тереза, хотя и святая, но такая же простая, как и все люди, радовались ее сестры. Тех же сестер, что смеются, поджав губы, терпеть не могла. Она говорила, что лучше совсем не строить обителей, чем принимать в них унылых монахинь, так как это гибель монастырей. « Часто уныние доводит человека до настоящего сумасшествия…Следует считать уныние опасной болезнью и лечить его, как болезнь. В противоположность всем остальным болезням, кончающимся выздоровлением или смертью, от уныния так же редко выздоравливают, как и умирают». Меньше всего страдает этой болезнью сама Тереза. Она никогда не сердилась на врагов своих, всегда стараясь оправдать их в глазах людей.

 

Особенно печалилось ее сердце о бедных и больных. Сама, живя в бедности, Тереза постоянно заботилась о нищих, часто отказывая в чем-то себе. Когда заболевала какая-либо монахиня, она не отходила от постели, ухаживая за ней и пытаясь развеселить. Она относилась к своим монахиням с трогательной заботливостью. Она не только думала о спасении их души, но и заботилась об улучшении и облегчении их земного существования. Правнучка, леонских королей, она потихоньку встает ночью, обходит кельи и, становясь на колени, целует ноги спящих дочерей своих и греет их дыханием своим, так осторожно и ласково, чтобы они не проснулись.

 

Тереза была человеком редкой сильной воли, которую ничто не могло сломить. Раз на что-либо решившись, она не останавливалась ни перед какими препятствиями. Очень уважала науку, много читала, стараясь в книгах найти объяснения всем своим переживаниям.

 

Хрупкая женщина, терпящая боли и страдания, воспитанная когда-то в роскоши, она была готова претерпеть все трудности, горя единым благородным желанием, омыть Лик Христа и тем очистить человеческие души, вернуть им утраченную радость вечного бытия. Около 20-ти лет длится эта ее подвижническая жизнь по основанию монастырей.

 

В 1582 году Тереза получила приглашение от герцогини Альба. Прибыв в город, Тереза сразу хотела приняться за дело, но силы изменили ей. Казалось, на какое-то время она превозмогла себя, но у нее открылось горловое кровотечение. Сестры, прибывшие с нею, стали молиться за нее, но она их попросила: «Заклинаю вас дочери мои не желать, чтобы я осталась дольше на земле, нечего мне на ней больше делать». К 9-ти часам вечера, незадолго до смерти, лицо Терезы внезапно просияло и сделалось таким молодым и прекрасным, каким никогда не бывало. Умерла она, улыбаясь и как будто говоря с кем-то незримым. «Смерть моя была таким восторгом любви, что тело мое не могло этого вынести!» - скажет она после своей кончины, явившись одному из иноков Кармеля. Монахини рассказывали про трогательное чудо. Перед окном, где умирала Тереза, было маленькое засохшее дерево, которое никогда не цвело и не приносило плодов. А на утро, после ее смерти все дерево покрылось белыми как снег цветами. Святая Тереза сказала о себе «Господу было угодно, чтобы в моей душе с самого раннего детства, запечатлелся путь истины».

 

Святая Тереза Авильская. СкульптураКаждый великий дух осуществляет этот путь истины по-своему, сообразно с его духовным дарованием. Тереза была с людьми, но пребывала с Богом. Это двойное состояние порождало эффект необычный. Божественное распространялось на земное и проникало во все дела. Тереза создавала духовные общины, писала письма и богословские труды, но главным внутренним ее делом была молитва. Молитва — это действо, силу и значимость которого можно оценить только сверху. Снизу же, от земли об этом можно только отчасти догадываться. Тереза создавала монастыри магнитом связи своей с Богом, находясь по существу в постоянной молитве.

 

А вокруг этого неземного магнита, по закону соответствия, начали группироваться созвучные ангельской гармонии, души. Страна, задыхавшаяся в клещах железного террора инквизиции, не терпевшей ни малейшего отклонения от ее жесточайших канонов, боявшейся этих отклонений гораздо больше, чем дьявола, с которым она якобы боролась, но которому верно служила. Церковь, в которой не было Христа, и народ по существу религиозный, но не знавший пути к Богу, и вдруг получивший глоток свежего воздуха.

 

16 монастырей и частые путешествия Терезы по стране, оставлявшие за собой светлые трассы, оживляли и пробуждали заглохшие ростки душ. Не было ли это главным чудом из тех чудес, которые она совершала во множестве.

 

В 1622 году св. Престол объявил Терезу Святой, а Саламанкский университет еще раньше объявит Терезу «Доктором богословия». В 1970 году Святая Тереза была причислена к лику Учителей Церкви, и стала первой женщиной удостоенной этого титула.

 

Облик Терезы прекрасен в совмещении лучших человеческих качеств. Она излучала Свет небесный, и тьма отступала, расцветали сияющие цветы духа. И, мы, думая и, говоря о ней, как и ее современники, имеем счастье соприкоснуться с этим Неземным Светом.

 

Имеет доступ к сладостной беседе
С Вершиной высочайшей, Солнцем Духа,
Лишь тот, кто любит…
Но любовь должна быть
Сильнее смерти и сильнее жизни.
Н. Д. Спирина

 

Литература: Подвижники. Избранные жизнеописания и труды. Издательство «АГНИ». Самара. 1998.

25.02.2012 03:00АВТОР: Татьяна Бойкова | ПРОСМОТРОВ: 2306




КОММЕНТАРИИ (1)
  • Любовь Калинина27-02-2012 15:19:01

    Прочитала Вашу статью о Терезе Авильской. Великолепно! Читая о таких высоких духах, хочется и самому стать лучше и чище.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Святые религий Мира »