Международный Центр Рерихов выпустил третий том Справочника по наследию Рерихов. 110 лет со дня рождения Сергея Павловича Королёва. Сергей Юферев Сообщение Международного Центра Рерихов. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



«Глупость или измена?...»


Государственная Церковь и ее «инквизиторы» способны расколоть страну, православных и гражданское общество.

Само по себе стремление сделать РПЦ МП общепризнанной на высшем российском уровне и наделить ее самыми разными преимуществами и привилегиями не является чем-то предосудительным и даже не нарушает принцип светскости государства, если одновременно соблюдаются права других конфессий. Однако в российской традиции государственная церковность сочетается с дикостью, нелепостями чиновников и деградацией церковного института как такового. Попытки возродить подобие дореволюционного прошлого в настоящее время превращаются в трагифарс и дискредитируют идею сильной православной Церкви в России.

Читая "патриотов во власти" и при власти хочется воскликнуть так же, как вопрошал в начале ХХ века историк и член кадетской партии Павел Милюков по поводу патриотических решений и нелепостей власть предержащих: "Что это, глупость или измена?"

Что бы ни говорили о значении православия в истории нашей страны, неужели именно этим надо оправдывать брутальное обогащение церковного руководства и его попытки при этом "духовно наставлять" армию, школу и ВАК РФ не в рамках законодательных установлений, а в рамках российского "обычного" права, то есть беззаконно? Вполне возможно, что теологию в вузах преподавать нужно и что учебники по православию (например, "Православная культура" в Белгородской области) чрезвычайно профессиональны и полезны для учащихся, а отец Димитрий Смирнов – прямо-таки "отец солдатам". Но непонятно, почему все это надо делать явочным порядком, в рамках жестких требований и действий (как изгнание музея из Рязанского кремля), по сути, без открытого общественного обсуждения решений, уже принятых наверху. Зачем из явочным порядком признанной официальной Церкви делать синодально-советского монстра?

Продвижение Церкви в различные сферы общественной жизни как будто бы специально и нарочито делается только силой государственных чиновников и только в обход Конституции РФ. Если размышлять стратегически, то это самый настоящий злой умысел против будущего Русской Православной Церкви Московского патриархата.

Самый яркий пример последнего времени – провоцирование общественности министром юстиции РФ Александром Коноваловым путём создания Экспертного совета из радикальных "сектоведов". Впервые за все постсоветское время создан реальный символ и инструмент религиозной политики власти с явно враждебными по отношению к другим конфессиям чертами. 15-16 мая в Петербурге при поддержке Минюста РФ прошла конференция "сектоведов", где министр и его заместитель А.М. Величко публично показаться побоялись, поскольку против "сектоведов", обосновавшихся в Минюсте РФ, проводится общероссийская акция "Инквизиторам-нет!". Правда, министр юстиции отправил приветствие конференции, а 17 мая встретился с одним из своих учителей – митрополитом Псковским и Великолукским Евсевием (Саввиным), которого поздравил с 70-летием. Министру явно неизвестно, какой репутацией пользуется Евсевий в церковно-клерикальной среде, а широкой общественности недавно он стал известен еще и своими абсурдными гонениями на исповедника и известного церковного публициста отца Павла Адельгейма, и на иконописца архимандрита Зинона (Теодора).

Вместе с тем, подобное "государственническое поведение", раскалывающее общество и провоцирующее конфликты между конфессиями (РПЦ МП и всемиостальными), между общественностью и чиновниками, находит полное оправдание в рамках квасного патриотизма.

Тяжелое ощущение возникает при чтении статьи Александра Дугина "В защиту иосифлянства" в "НГ-религии" от 20 мая, который предоставляет церковной иерархии полный карт-бланш на всё без разбора, а всем неправославным указывает на дверь – вялотекущий "философский пароход", который, не останавливая своего хода, с 1922 года и до сих пор непрерывно вывозит интеллигенцию из России.

Беспринципность подхода в статье Дугина сочетается с идеологическими штампами, достойными старшеклассника, который постоянно смотрит "Слово пастыря" и "Вести".

Однако, обладая опытом сервильного публициста, Дугин повторяет именно те штампы, которыми оперируют многие чиновники, в том числе и министр юстиции РФ А.В. Коновалов. К примеру, необходимость влияния Церкви объясняется по-детски просто - "национальной идеей" и "единством": "В условиях, когда стране нужна национальная идея, а её поиски так до сих пор и не дали результатов, Церковь могла бы стать объединяющим началом и выполнять функцию по объединению общества. А для того, чтобы выполнять такую функцию, Церкви нужны довольно большие финансовые возможности".

Весьма логично, с точки зрения Дугина, что "для идеи" нужны деньги и согласие власти на разрушение существующего демократического и светского строя: "Государство должно подстраивать свою деятельность под модель православия, православие должно принимать активное участие в социальной жизни, экономической и политической жизни, диктуя некие политические требования к партиям, лидерам, чиновникам и так далее".

В этой конструкции отсутствует общество и, в общем-то, сами православные, потому что, как это ни странно, против клерикализации общества и за светское государство выступают и те граждане, которые считают себя православными по культуре, иногда ходят в Церковь, но не хотят видеть ее в качестве "госдуховника".

Выход для Дугина очевиден, и этот выход вполне укладывается в его большевистско-православное сознание: "Кто не хочет с этим смириться – пусть выходит на демонстрации или уезжает из страны. Россия – православная страна, традиционные религии и конфессии блестяще уживаются здесь с православием, на всех крупных совместных собраниях представители этих религий и конфессий полностью поддерживают инициативы РПЦ". Учитывая, что "традиционные религии" и их лидеров Московская патриархия выбирает себе сама и сотрудничает только с избранными мусульманами, иудеями, буддистами, то и народ Церковь себе тоже может выбирать сама– отсеять силой государственной власти, в том числе и послушных православных. По логике А. Дугина так и получается.

Еще один штамп, который предлагает А. Дугин – это помощь Церкви против социальной революции, то есть также против части своего народа, только недовольного властью: "Если курс на дальнейшее усиление влияния Церкви в экономике и обществе будет продолжен – это и будет единственным способом избежать социальной революции, вызванной кризисным экономическим обвалом". Более того, Дугин уверен в необходимости "воцерковить ресурсы" – отдать Церкви награбленное олигархами. Сей тезис можно оставить без дальнейших комментариев – это апофеоз патриотизма самоубийц. Если бы не фамилия Дугина – вряд ли уважаемое издание стало бы публиковать эту статью.

У идеологии "нелепого патриотизма", раскалывающей страну, существует масса влиятельных сторонников – сходные с дугинскими идеи высказывал отец Всеволод Чаплин, также предлагая уехать из России тем, кому "больше нравится" Европа. Однако есть и конкретная программа воплощения этого "нелепого патриотизма" в реальность.

Программу встраивания РПЦ МП в общество и власть изложил самый подкованный православный политик и чиновник – Александр Коновалов, имеющий диплом Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (ПСТГУ). Еще в 2007 году, будучи полпредом президента РФ в Приволжском федеральном округе, будущий министр юстиции РФ на всероссийской научно-богословской конференции "Наследие преподобного Серафима Саровского и судьбы России" представил доклад "Роль традиционных конфессий в построении современного гражданского общества в России". В самом докладе так же, как и у А. Дугина, много стереотипов и просто мифов - например, о том, что социальные инициативы Церкви до революции 1917 года обеспечивало "широкое распространение в народе подлинно православного благочестия". Наиболее оптимально отвечающей вызовам современности А. Коновалов считает Социальную концепцию РПЦ МП 2000 года, которая разрабатывалась при активном участии будущего Патриарха Кирилла.

Александр Коновалов предвосхитил в 2007 году политику и инициативы Патриарха Кирилла – он призывает Церковь к активной миссионерской и социальной политике, к реформе церковного аппарата, которую провел Кирилл: по мнению Коновалова, должно быть "четкое разделение компетенции и "сфер влияния" основных церковных институтов в различных формах социальной активности".

Кроме того, А. Коновалов полагает, что РПЦ МП надо как бы "отыграться" за "проигрыш (носящий, хотелось бы надеяться, временный характер) традиционного для России православного христианства в его миссионерской эффективности инославным (в основном, протестантским) религиозным объединениям и, что особенно небезопасно, сектантским организациям, активно и агрессивно позиционирующим себя именно в сегменте социальной помощи". Реализация этого плана вытравливания неправославных религий из общественной сферы уже началось. Взамен власть будет следить, как отмечает будущий министр (юстиции – sic!), за преодолением "кризисных тенденций в самой Церкви".

Следующий шаг – законодательное закрепление государственных функций Церкви. По мнению А. Коновалова, "признаком адекватности положения Церкви в социальной сфере способно послужить действенное недекларативное законодательство о религиозных объединениях, … создание необходимых условий для вовлечения религиозных организаций традиционных российских конфессий в посильное им несение бремени социальных функций".

Государство намерено узаконить уже сложившийся тандем Церкви и власти, и очевидно, что эта программа начинает воплощаться в жизнь. Как показывает пример сервильного "патриотизма" Александра Дугина, такого рода политика даже не нуждается в квалифицированном оправдании. Именно поэтому сейчас пришло время ввести в рамки закона, как это сделано во многих вполне цивилизованных и светских государствах, все привилегии Церкви, в России – православия (платить зарплату армейским духовникам по родам войск, определить госсубсидию РПЦ МП, оплачивать факультатив "Основы православной культуры" из госсредств и т.д.), жестко увязав это с недопустимостью безудержной борьбы в социальной сфере с другими христианскими конфессиями под видом "сект". Но такая возможная законодательная прозрачность своей деятельности не устраивает РПЦ МП, поскольку вводит её в определённые законом рамки. Тем не менее, логика современного внеправового сближения РПЦ МП и власти такова, что усиление Церкви будет связываться именно с насильственной клерикализацией России, поскольку всем несогласным предлагают просто покинуть страну.

 

Роман Лункин - Директор Института религии и права.

22.05.2010 12:10АВТОР: Роман Лункин | ПРОСМОТРОВ: 1506


ИСТОЧНИК: Портал CReDO.RU http://www.portal-credo.ru/site/?act=fresh&id=960



КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Православие и Религии в России »