М.В. Ломоносов и его вклад в естествознание. В.А. Перцов. Одиночество гения (о Ломоносове). Юрий Ключников. Добровольное пожертвование. Знамя Мира – красный крест Культуры. М.П. Куцарова. Звездное небо Михайлы Ломоносова. К 300- летию со дня рождения. Разрушение музея Рериха: игра по-крупному. Елена Кузнецова. Добровольное пожертвование. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Отвергнутый Вестник. Л.В. Шапошникова.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Мечта преображения. Часть II. Е.П.Маточкин


Серия «Его страна» Н.К. Рериха и «Мистерия» А.Н. Скрябина

 

На картине «Недра» изображен человек, который проник в глубокое подземелье. На дальнем плане просматривается выход к свету. С этим произведением можно соотнести литературные записи Рериха: «У Н.К.Рерих. Недра.1924подножия Гималаев есть множество пещер, и говорят, что из этих пещер подземные ходы ведут далеко за Канченджангу. Некоторые даже видели каменную дверь, которая никогда не открывалась, потому что время еще не пришло. Глубокие ходы ведут к Прекрасной Долине. Вы можете понять происхождение и реальность легенд, когда вы знакомитесь с неожиданными образованиями в природе Гималаев, когда вы лично осознаете, как близко соприкасаются ледники и богатая растительность»[16].

 

Это, пожалуй, самое загадочное произведение Рериха. Цветовая гамма его совершенно необычна. Черная тьма глубин, небесно-голубые рефлексы и чистое белое сияние — всё сопоставляется в крайних ипостасях, всё преобразуется и переходит из одного состояния в другое. Рисунок столь же разнообразен: он то предельно жесткий и угловатый — в изображении каменных нагромождений, то мягкий и плавный — в застывших и будто живых натечных сводах, то совсем потерявший определенность — в светопространственных видениях. Линия либо следует реальным очертаниям земной тверди, либо выводит какие-то условные антропоморфные силуэты, стерегущие что-то похожее на проем в скале или на спину входящего в недра великана. Даль пространства то преграждается могучим монолитом, то раскрывается прорывом в глубину, то растворяется в сине-зеленом мареве. Там, кажется, слышится речь и видится полупрозрачная, бестелесная сущность, своим абрисом напоминающая человека с книгой мудрости.

 

Что тут легенда? Что явь? У Рериха всё спаяно в едином художественном образе, в котором дух и материя неразделимы и совсем по-скрябински звучат то мрачные интонации нисхождения в бездну, то истаивающие вибрации земных очарований, то трубный призыв к воспарению ввысь. Эта работа, вероятно, символизирует человеческое сознание, погрузившееся в глубины почти полного оцепенения и вдруг принявшее глас к духовному полету.

 

«Превыше гор» возносит нас из бездны недр в небесные выси. Картина поражает своей окрыленностъю. Н.К.Рерих. Превыше гор. 1924Рерих изображает летящую над горами женскую фигуру. В раскинутых руках героини большой шарф, который, как парус, несет ее по небесным сферам. Всё внизу погружено в море облаков; над ними встают только макушки гор, да какая-то туча в виде огромной птицы в изумлении глядит на пролетающего человека. Произведение художника родственно скрябинским темам прорыва в запредельное и популярным в искусстве буддийского Востока образам летающих персонажей: достаточно вспомнить о возносящихся бодхисаттвах или подобных эльфам женских существах китайских фресок Дуньхуаня. Ощущение парения создают и светлые прозрачные краски небесных оттенков, нанесенные легкими прикосновениями кисти. Живопись здесь словно утратила свою материальную плотность, как и героиня, движимая дуновением мирового эфира.

 

«И как апофеоз... духовного стремления, мне хотелось в картине «Ведущая» дать светлый облик женщины, ведущей искателя подвига к сияющим вершинам» [17], — писал Рерих в своей книге «Держава Н.К.Рерих. Ведущая.1924Света». Мастер размещает своих героев — женщину и следующего за ней мужчину — в правом нижнем углу, по принципу одноугольной композиции китайских свитков. Остальное пространство заполняет встающая во всё небо Канченджанга. Земной мир остался позади, он скрыт плотной завесой облаков.

 

Персонажи картины написаны обобщенно, особенно женщина. Бесплотные формы, мягкие складки кремово-белой одежды — всё наводит на мысль, что художник изображает здесь не реального человека, а его духовную сущность. Облик мужчины более земной — и выражением лица, и своими движениями. Округлый абрис его спины повторен дугообразными очертаниями темно-вишневых камней. Мужчина — носитель материального начала, подверженного притяжению Земли. В сравнении с ним женская фигура кажется невесомой, изменчивой в своих формах, как волны тумана. Эти явные живописные ассоциации воплощают в полотне Рериха широко распространенную в китайском искусстве концепцию пейзажа — шань-шуй —воды-горы, в которой место вод в альпийских видах занимают облака. Не случайно Юрий Николаевич Рерих писал, что его отец творил «подобно старым китайским пейзажистам, сочетавшим глубокую философию с поразительным изобразительным искусством и чувством природы [18].

 

Две стихии — земная горная твердь и зыбкая пелена тумана — олицетворяют в традиционном мировосприятии китайцев мужское и женское начала —ян и инь, а их взаимодействие - Единое. Эти две вселенские ипостаси, взаимно дополняя друг друга, творят миры и гармонию всего сущего. Своим рисунком художник также подчеркивает согласованные очертания персонажей, словно уравновешивая линии одного из них линиями другого и вписывая фигуры в круг — символ совершенства. Их цветовая противопоставленность находит разрешение в живописи дальнего плана. Там земное, вишневое, слилось с кремово-белым и стало розовым, радостным. Четкая оформленность камней и аморфность облаков преобразились в огненные всплески скал и снегов, сверкающих чистейшей белизной — символом духовного синтеза.

 

На полотне «Спешащий» — первые утренние лучи. Когда розовым пожаром заполыхали в полнеба Н.К.Рерих. Спешащий. 1924склоны Канченджанги, куда-то на север помчался гонец, которого через пропасти быстро несет конь — традиционно на Востоке изображают легкокрылого скакуна, летящего над горами. Вся картина построена на контрасте холодных и теплых тонов. Фиолетово-синее, ночное сменяется ликующими красками восхода. «Где еще можно получить такую радость, как восход солнца над Гималаями...» [19], — писал сам художник. Розовому цвету на полотне явно придан метафорический смысл благой вести. С быстротой зари мчится гонец Солнца - символ наступающего света. Алое пламя, шествующее с Востока, кажется, вскоре наполнит собою весь мир.

 

Полотно — Звезда Матери Мира» поначалу неожиданно смотрится в серии «Его страна», поскольку здесь нет гор, да и место действия не индийский ландшафт, а пустыни Востока. Однако логика авторского Н.К.Рерих. Звезда Матери Мира. 1924замысла наводит на мысль, что в Его стране должен жить образ Матери Мира — олицетворения вселенского женского начала, общей Матери всех Учителей Света. Чуть-чуть забрезжил рассвет, и уже погасли все звезды. Только невысоко над горизонтом, на темной полосе неба ярко светит Венера, предвосхищая грядущий день и указывая путь каравану, двигающемуся по зыбучим пескам. Когда это было?.. Может быть, картина воплощает евангельское предание о рождении Христа и Вифлеемской звезде, когда волхвы «видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему» (Матф. 2:1-2)? А может быть, изображенные бескрайние пески - это пустыни духа, олицетворение современного состояния человечества, а «звезда Его» вновь указует путь к Мессии, новому Владыке мира, которого ждут во всех частях света? Ждут его и в Гималаях в образе десятого воплощения Вишну - Великого Майтрейи.

 

На картине «Сжигание тьмы» - снова ночь... Удивительная монохромная работа, выполненная оттенками синего цвета. Иссиня-черные тени, разбросанные по всему пространству полотна, сменяются Н.К.Рерих. Сжигание тьмы. 1924голубым свечением стекающего по диагонали ледника и в центре — ярким белым свечением, словно идущим от раскаленной до предела материи. Создается впечатление, что этот огненный феномен просветляет всё вокруг. Ясное композиционное и цветосветовое построение имеет глубокий символический подтекст.

 

...В глухую ночь из глубокой расщелины на склоне Эвереста выходит процессия людей в длинных одеждах, по которым струится неземное сияние. Немного впереди - человек, бережно держащий ларец, окруженный ослепительным светом. Такой же свет идет и от созвездия Ориона, три звезды которого — Три Мага — указывают на ларец, в котором согласно легенде, записанной Рерихом, хранится священный осколок с Ориона. Герои полотна — это, по-видимому, те же великие духи, о которых пишет Скрябин:

 

Воззри: семь ангелов в эфирных облаченьях.
Пречистых вестников твоих нетленных слав.
Возлетно-огненных столпов, лучистых глав
Твоих слепительно сверкающих держав
Грядут служить тебе в священных совлеченьях!..
То небожители
Огне-носители
Судеб вершители
Мира строители
Граней хранители
С Богом воители
Стен разрушители [20].

 

На картине Рериха хаотическое нагромождение скал и снегов сменяется на среднем плане упорядоченным «шествием»: в нем видятся пирамиды или сфинксы незапамятной древности. Чуть ниже следует череда обломков глетчера, своим ритмическим строем напоминающих застывшие человеческие фигуры. Эти ледяные образования словно стремятся впитать исходящее от ларца живительное излучение. Оно постепенно просвечивает их полупрозрачную темную сущность и заполняет искорками света— Огонь загорается в каждом из них, приобщая к духотворящей вселенской стихии. Кажется, всё полотно начинает фосфоресцировать. Мир становится иным: тьма отступает.

 

«Световая» цикличность структурной организации серии, а также идея возвращения, ясно читаемая после вифлеемских событий, наводит на мысль, что в «Сжигании тьмы» Рерих предвещает приход нового Мессии, ожидаемого как в России, так и в Гималаях. Более того, замысел картины перекликается с известным иконописным сюжетом «Сошествие во ад», в котором Христос спустился в преисподнюю к томящимся там душам и выводит их к вечной жизни. Так и в рериховской символике заледенелые глыбы преображаются огнем, принесенным новым Мессией. Духовный мрак рассеивается огненным Светом.

 

В «Его стране» реальность и легенда, прошлое, настоящее и будущее —всё спаяно в едином художественном строе. В нем миф порождает образ —«Жар-Цвет», «Сокровище мира», а реальность мифологизуется —«Спешащий», «Помни». И таинственный смысл названия Канченджанги — Горы Пяти Сокровищ — раскрывается в пяти картинах серии, и в каждой действие разворачивается на фоне священной вершины Гималаев. Важно, что миф и реальность, органично сосуществуя в едином художественном образе, определяют многозначность и смысловую наполненность полотен. Всякое авторское преображение имеет ясную цель, которая выступает в ранге своеобразной художественной проповеди, призванной пробудить дух человека, восхитить его красотой и увлечь идеей служения высшему Свету.

 

Нельзя не отметить, что через всю серию проходят одни и те же сакральные образы, которые воспринимаются как художественные символы и важные нравственные категории. В то же время этические формулы эстетезируются и преобразуются в образы-символы. Их синтез воплощает Всеединство, составляющее основу художественного мышления мастера. Так, Канченджанга - это и высочайшая вершина, и своего рода высший эталон красоты. Идеи духовного возвышения или падения символически отождествляются с восхождением на высокие вершины или нисхождением к глубинам земных недр. Утренняя Венера - обитель Матери Мира — притягательная своей красотой звезда и ведущее начало. Огонь — символ творческого горения, Святого Духа и субстанция, наделенная высшей космической красотой. Ларец — поражающий чудесным сиянием сакральный ковчег с камнем Чинтамани и символ огненной, магнетической связи мира. Всё это в целом составляет смысловое поле и узнаваемые черты Его страны.

 

Все двенадцать произведений серии представляют собой необычный художественный ансамбль, в котором Рерих воплотил характерные для символистского мышления идеи синтеза искусств. Тяготение к сериальности, к последовательному изложению замысла в ряде полотен говорит о стремлении автора выйти из оков остановленного мига одной картины в пространственно-временной  континуум, не ограниченный никакими рамками, — к эстетике космической беспредельности. Эта временная протяженность восприятия серии произведений сродни музыкальному образу, разворачивающемуся во времени и организованному в рамках определенных ритмических структур. Музыкальность произведений Рериха проявляется и в особой мелодичности линий, и в строгой организации композиций, и в гармонии красочных сочетаний. Монохромность рождает аналогию с унисонным звучанием, красочные аккорды - с симфонической насыщенностью. Однако есть и чисто интонационные эффекты, как в «Недрах», где полупрозрачные цветосветовые сферы рождают ощущение речевого пространственного эха. Ансамбль из двенадцати полотен соответствует структуре темперированного звукоряда из октав, каждая из которых состоит из 12 полутонов хроматической гаммы.

 

Возможно, Рерих остановился на создании двенадцати картин серии еще и потому, что число 12 издревле считается счастливым и принадлежит к наиболее употребительным в мифопоэтической культуре числовым шаблонам. Так известная двенадцатичленная формула буддийского Колеса бытия включает двенадцать этапов на пути перерождения.

 

Однако более всего картины серии говорят о ступенях духовного развития, на которые может подняться человек. Рериховские герои не только твердо стоят на земле и смело взбираются на вершины, но и существуют, как у Циолковского, в мировом эфире в виде тонкой светящейся материи — «Книга мудрости», «Недра». Они парят и пролетают над бездной — «Превыше гор», «Спешащий», олицетворяя собой сложившийся в древности образ духа. Как пишет К.- Г. Юнг, архетип духа в образе людей и животных возникает в зависимости от обстоятельств в тех ситуациях, когда крайне необходимы такие качества, которые не могут быть порождены собственными силами [21].Такую роль помощников в героическом эпосе народов Востока выполняют конь богатыря — в «Спешащем» или, как в «Ведущей», невесомое женское существо, которое больше принадлежит, кажется, к сфере духа, чем к материальному миру. Неземным сиянием окружена в картине «Сжигание тьмы» выходящая из недр процессия людей, которых, говоря словами Скрябина, можно назвать «небожители и огне-носители». Во главе предводитель, держащий ларец, - новый Мессия, который установит справедливый порядок в мире. Этот эсхатологический исход созвучен скрябинской мечте о новой фазе эволюции Вселенной.

 

Немало сходного в образах героев Рериха и Скрябина. В серии «Его страна» два главных действующих лица — он и она. Он — отважный искатель — опускается в земные глубины, поднимается на вершины, внимает мудрости, добирается до горных сокровищ, уезжая, прощается с ней, спешит с важным поручением. Она — провожает его в путь, вдохновляет на подвиг, увлекает в заоблачный мир к сияющим высотам. Вместе они любуются надземными красотами. В произведениях Рериха нередко присутствует некий элемент автобиографичности. По-видимому, наличествует он и здесь. Своей вдохновительницей называл он жену Елену Ивановну. Она не только была для него ведущей в жизни, но являлась часто и соавтором художественных замыслов. «Творили вместе, — писал Николай Константинович,— и недаром давно сказано, что произведения должны бы носить два имени — женское и мужское» [22]. Быть может, это его замечание более всего применимо к серии «Его страна»: ведь само содержание картин пронизано идеей важности женского начала, его водительства.

 

У Скрябина тоже присутствуют два героя — «голосъ мужественнаго» и призывающий его «с высот лучезарных парений божественных» «голосъ женственнаго» [23]. Герой «Предварительного действия», следуя за ведущей, поет:
Ты мне поведай, как взлететь к тебе желанной.
Меня безумящей лучей своих игрой,
Где твой чертог, волшебным светом осиянный [24].

 

Волшебный преображающий свет в картинах Рериха излучает ларец, внутри которого находится камень с Ориона. С его помощью, согласно легенде, произойдет огненное преображение мира. В скрябинской «Мистерии» этот сакральный предмет имеет свой мистический аналог; он предстает опять-таки как «голосъ женственнаго», который есть одновременно и «радость светлая последнего свершенья», и, совсем как у Рериха, — «в белом пламени сгорающий алмаз» [25].

 

Скрябин мечтал, чтобы к звуковой ткани и световой партитуре « Мистерии» присоединялись еще «краски восхода и заката солнца» [26]. Именно эти утренние и вечерние свечения особенно интересовали Рериха. Его Гималаи буквально пылают под лучами низкого светила. Мечты Скрябина о разгорающемся пожаре неба, о вибрирующих и звучащих пространственных светах, об огненной Вселенной, о лучеструнах находят свои художественные параллели в искусстве Рериха. Живописную материю его полотен можно соответственно назвать звукотоном. Везде его цветосвет наполняется особой космической компонентой, непривычной для глаза низин и так восхищающей на высокогорье. И даже там, где в картинах господствует ночь, не менее ярко горят звезда Матери Мира, Жар-Цвет или священный ларец. Эффект огненного свечения придают его картинам тонкие лессировки и смелые фактурные находки, которые подчас заставляют вибрировать красочный тон. Расходящиеся в виде волн цветовые сферы вызывают ассоциации с субстанцией, источающей светозвук. Единая природа огня и света, выраженная художественными средствами, подсказывает, что в красках восхода или ясного полдня надо видеть символ всеохватного высшего Света — космического Огня. Действительно, в произведениях Рериха ощущается нечто живое, быть может, незримое присутствие духа гор или духа Вселенной. Эта символизация проведена художником столь ярко, воплощена столь темпераментно и вдохновенно, что можно сказать, Его страна — это страна огненного Света.

 

Это тот огонь, который стал главным героем творчества Скрябина: в его симфоническом «Прометее. Поэме огня» (1909-1910), фортепианной поэме «К пламени» (1914), танце «Мрачное пламя» (1914). Однако, помимо центральных произведений, стихия огня пронизывает почти все его поздние сочинения: то это прорыв в бесконечность, то мощь низвергающегося падения в горящую бездну. Это нечто Божественное, некая всесветная ипостась, которая одухотворяет всё сущее и направляет эволюцию космоса. Огонь — в различных звуковых и световых образах - выражает некое космическое начало, которое объединяет дух творца с духом Вселенной. И этой силою «чар гармонии небесной» Скрябин мечтал избавить человечество от «страданий и скорбей»:

 

Когда звезда моя пожаром разгорится
И землю свет волшебный обоймет,
Тогда в сердцах людей огонь мой отразится
И мир свое призвание поймет [27].

 

И русские философы Всеединства, и творцы символизма видели в искусстве великую силу, способную при участии Божественного провидения выйти за пределы эстетики и создать Новую Землю и Новое человечество — стать теургией, реальным творением которой, возможно, и является синтетическое искусство Рериха и Скрябина. Индия и Гималаи предстают в их творчестве как некий сакральный центр, где должен произойти этот знаменательный акт планетарной эволюции. «Его страна» — это образ Новой Земли и духовно совершенных героев. «Предварительное действие» — мистерия преображения человечества. И то и другое призвано было создать гармоничный лад космического и земного, просветленного духа и окрыленной материи. Решение этой сверхзадачи оба выдающихся представителя Русского космизма мыслили с помощью Великих Учителей и огненных вибраций: у Рериха их рождает легендарный камень в руках Мессии, у Скрябина — «кристалл гармонии», как называл он свою «Мистерию».

 

Грезы русской религиозно-философской мысли о богочеловечестве, обогащенные в искусстве Рериха и Скрябина мистическими идеями Востока, нашли в их творениях гениальное воплощение. Оно останется в истории человечества уникальной дерзновенной попыткой огненного пересоздания мира красотой.

 

Литература:

16. Рерих Н.К.Шамбала. С.47.
17. Рерих Н. Держава Света. Священный дозор. С.40.
18. Рерих Юрий. Листки воспоминаний// Держава Рериха. М:. Изобраз. искусство, 1994. С.326.
19. Рерих Н.К. Шамбала. С.47.
20. Записи А.Н.Скрябина.// Русские пропилеи. С.238.
21. Юнг К.-Г Структура психики и процесс индивидуализации.М:. Наука,1996.С.92.
22. Рерих Н.К. Листы дневника, т. 2. С.460.
23. Записи А.Н. Скрябина//Русские пропилеи С. 237.
24. Там же С. 216
25. Записи А.Н. Скрябина// Руccкие пропилеи. С.236.
26. Цит.по: Михайлов М. Александр Николаевич Скрябин. Л.: Музыка,1984. С.87.
27. Записи А.Н. Скрябина// Руccкие пропилеи. С. 129.

01.01.2008 02:00АВТОР: Е.П. Маточкин | ПРОСМОТРОВ: 1792




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «О картинах Николая Константиновича Рериха. »