М.В. Ломоносов и его вклад в естествознание. В.А. Перцов. Одиночество гения (о Ломоносове). Юрий Ключников. Добровольное пожертвование. Знамя Мира – красный крест Культуры. М.П. Куцарова. Звездное небо Михайлы Ломоносова. К 300- летию со дня рождения. Разрушение музея Рериха: игра по-крупному. Елена Кузнецова. Добровольное пожертвование. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Отвергнутый Вестник. Л.В. Шапошникова.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Деятельность Н.К. Рериха в Императорском обществе поощрения художеств и школе при нём. О.И. Ешалова


 

Н.К. Рерих.

Н.К. Рерих.

 

 

Двадцать лет жизни знаменитого русского художника Николая Константиновича Рериха (1874-1947) были связаны с Императорским обществом поощрения художеств (ИОПХ). Практически сразу после окончания Академии художеств (1897) и Петербургского университета (1898) молодого Рериха привёл в Общество известный писатель, член и сотрудник ИОПХ Дмитрий Васильевич Григорович. Вынужденное расставание с Обществом случилось из-за отъезда по болезни Николая Константиновича в Финляндию в 1917 году.

Работа Рериха в Обществе началась со службы помощником секретаря ИОПХ (1898), а менее чем через год Николай Константинович был назначен помощником директора музея при Обществе. В 1901 году Рерих стал секретарём Общества, в 1906 был избран директором рисовальной школы при ИОПХ (далее – Школа) и оставался на этом посту до последних дней пребывания в России.

Тема нашего сообщения столь обширна, что предполагает целую монографическую работу [1]. Мы же в рамках заявленного регламента ограничимся кратким обзором документов фонда 448 «Императорское общество поощрения художеств» в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб.). Фонд насчитывает более 2000 дел. Среди них и предлагаемая вниманию слушателей официальная деловая и финансовая переписка, журналы заседаний комитета Общества и педсоветов Школы.

На постах, занимаемых Н.К.Рерихом в разные годы в Обществе и Школе, приходилось касаться самых разнообразных аспектов их деятельности. Это и финансовые и хозяйственные вопросы – оплата счетов, рассмотрение смет, оплата пособий для учебного процесса, плата учащихся за обучение, ремонт помещений школы и т.д. Подорожные, выдаваемые Рериху во время путешествий, повествуют нам, куда и с какой целью он ездил. Так, в июле 1899 года он получил документ: «Сим удостоверяя, что на помощника Секретаря, члена-соучастника Имп[ераторского][2] Общества Поощр[ения] Художеств, художника Николая Константиновича Рериха, командированного Императорской Археологической Комиссией для производства раскопок в Новгородской и Псковской губ[ерниях], возложены выбор и приобретение предметов древнерусского художественного производства для Музея Общества Поощрения Художеств. Комитет последнего имеет честь покорнейше просить все военные, гражданские и духовные власти об оказании означенному Рериху всевозможного содействия к наиболее совершенному выполнению им возложенного на него поручения» [3].

Отправляясь в большое путешествие по России летом 1903 года, художник испросил бумаги к Владимирскому и Виленскому генерал-губернаторам [4]. Через год, продолжая художественные поездки по России, Рерих запасся уже универсальным свидетельством: «Сие дано Секретарю Императорского Общества Поощрения Художеств художнику Николаю Константиновичу Рериху в том, что он, отправляясь на летние месяцы 1904 г. во внутренние губернии Империи, нуждается в беспрепятственных работах с натуры в писании красками, зарисовывании и фотографировании местностей, построек и памятников старины, а потому Комитет... покорнейше просит местные власти не отказать в оказании означенному художнику... всевозможного содействия для успешного выполнения работ»[5] . Когда же в мае 1917 года Рерих заболел и по состоянию здоровья вынужден был уехать в Финляндию, то он получил именно официальную бумагу о предстоящей инспекции финских школ [6].

Просители осыпали директора школы ИОПХ самыми разнообразными ходатайствами. То обращались другие российские художественные школы со всевозможными просьбами: «Ввиду того, что Ревельская Художественно-Промышленная Школа начала свою деятельность сравнительно недавно и поэтому, естественно, не обладает пока ещё необходимым запасом пособий, руководств и книг, честь имею... просить Ваше Превосходительство сделать зависящее распоряжение о том, чтобы Ревельской Художественно-Промышленная Школе были присланы какие-либо могущие быть сборники ученических работ вверенной Вашему Превосходительству Школы, равно и, если это возможно, кое-какие образцовые ученические работы по разным классам и мастерским Школы, в особенности по классу графики»[7].

То просьбы поступали от учеников Школы: «Покорнейше прошу выдать мне бумагу для свободного доступа во все музеи, храмы и т. п., с правом делать съёмку и зарисовывать во всякое время» [8]. Даже бывшие ученики находили повод, чтобы, с одной стороны, быть полезными своей альма-матер, с другой, воспользоваться официальной бумагой, дающей большие преимущества: «Уезжая в Монголию (по маршруту – г. Иркутск, оз. Байкал, с. Тунка, оз. Косогол и верховья реки Енисея) и желая быть полезным музею Императорского Общества Поощрения Художеств в смысле пополнения его сокровищниц, – я, бывший ученик Рисовальной школы этого Общества, почтительнейше прошу Вас, Господин Директор, не отказать выдать мне удостоверение в том, что я еду с разрешения и согласия вышеупомянутого Императорского Общества Поощрения Художеств»[9].

Приходилось Рериху рассматривать и просьбы преподавателей Школы: «Доктора высказали непременное (своё) решение о безотлагательном моём отъезде за границу, в Италию, для поправления здоровья. Ввиду этого, покорнейше Вас прошу исходатайствовать у Комитета Императорского О[бщест]ва Поощрения Художеств мне отпуск с 1-го марта до 1-го сентября 1912 г. При этом могу сообщить, что преподаватель Рылов согласен меня заменить в рисовальном классе, а преподаватель Наумов в классе этюдном. Художник Г. Бобровский»[10] .

Одно из прошений, ввиду курьёзности его стиля изложения, приведём без купюр: «Высокочтимый Н.К.Рерих. Скрепя сердце, извиняюсь за нарушение Вашего спокойствия, убитый роком моей судьбы, я принуждён ненормально просить у Вас о нижеследующем. Как я Вам однажды сказал, я призываюсь в этом году и, сим лишённый спокойствия работы в прошлом полугодии у Бобровского, лишаюсь образования по пути искусства ещё на три года. Положение моё отчаянно, и время приближается. Решил подать прошение на Высочайшее Имя об отсрочке, и, быть может, одно важное лицо приложило б свою просьбу за меня, но необходим художественный авторитет Ваш, что занимаюсь в школе, и успешно, и т.д.

Обращался в канцелярию нашей школы, там ответили, что не могут без Вас, и не знают меня, и дали мне Ваш адрес. Вы, быть может, знаете меня; я Ваш стипендият, измученный (призывом) безвыходным положением, принуждённый вследствие этого оставаться в душном гранитном Питере, когда солнце манит, зовёт к внегородской природе, к этюдам зовёт. Я думаю, что не откажете в скорейшей присылке необходимой заметки к прошению и, быть может, посоветуете что-нибудь в этом моём несчастном деле. Слишком люблю искусство, слишком много потерял и потеряю, чтоб согласиться с мыслию бросить военной службой 3 года. Отсрочка по ней очень необходима, пока не найду себе прочную почву, не получу серьёзной подготовки в школе.

Ваш преданный Вам ученик V к. Шагал»[11] .

Директору Школы приходилось, конечно, рассматривать и всевозможные жалобы. В 1908 году преподаватель Андреолетти взывал к руководству Школы: «Многоуважаемый Николай Константинович! Уже неоднократно поведение служителя при мастерских Имп[ераторского] Общ[ества] Поощрен[ия] Художеств Егора Петухова возмущало меня, но последний случай во время формовки черепа, где он после отливки чуть ли не заставлял ученика убрать мусор, а по моему адресу выражался перед учеником нецензурными словами, заставляет обратиться к Вам с покорнейшей просьбой в будущем оградить меня и учеников от крайне возмутительного отношения сего служителя»[12] .

Разумеется были в напряжённой работе и приятные моменты: директора не забывали благодарить. Благодарности были и высочайшего уровня: «Начальник Канцелярии Министерства Императорского Двора сообщил в Собственную Его Императорского Величества Канцелярию, что Государю Императору благоугодно было повелеть объявить Высочайшую Его Величества благодарность... директору названной школы, академику, статскому советнику Николаю Рериху за отлично-усердную его службу» [13].

Отметим благодарственные письма в адрес благотворителей Общества: «Её Сият[ельству] княгине Марии Клавдиевне Тенишевой. Комитет И.О.П.Х. в заседании своём 22 Сент[ября] 1907, заслушав заявление Директора Школы Н.К.Рериха о пожертвовании Вами в Библиотеку Общества издания M.Verneuil «Etude la Plante» [«Изучение растения» (фр.)], постановил выразить Вам искреннюю признательность Комитета.

Вместе в этим Директор Школы считает долгом своим уведомить Ваше Сиятельство, что стипендия, учреждённая Вами в Школе Общества, назначена на текущий год ученику натур[ного] класса г. Платонову.

О таковом пост[ановлении] Комитета и Педагогич[еского] Совета считаю долгом Вам сообщить»[14] .

Н.К.Рерих, будучи директором школы, согласно своей должности входил во все комиссии по присуждению премий лучшим ученическим работам. Однако этим не ограничивался круг его деятельности в этой области. Специалистов из ИОПХ всегда приглашали на конкурсы в другие учебные заведения и даже на действующие предприятия декоративно-прикладного направления: в художественно-промышленное училище барона Штиглица, в Императорский фарфоровый и стеклянный заводы и т.д.[15].

 

Н.К. Рерих в группе художников Мир Искусства в здании ИОПХ

Н.КРерих в группе художников Мир Искусства в здании ИОПХ

 

Вопросы политики также не могли так или иначе не затрагивать руководство Общества и Школы. Вопросы цензуры, благонадёжности, проблема студенческих беспорядков стояли в их делопроизводстве едва ли не на первом месте. Приходилось директору Школы и в годы Первой русской революции, и в тревожном 1917-м году унимать пыл студентов, жаждущих «свобод» и желающих чуть ли не самостоятельно руководить учебным процессом. Рерих терпеливо объяснял, что яйцо никак не может учить курицу. Благодаря мудрой политике своего руководства школа Общества прошла эти трудные вехи русской истории с минимальными потерями.

В марте 1917 года Рерих вместе с другими членами ИОПХ подписал проект приветствия Временному правительству: «Собрание действительных членов Общества Поощрения Художеств постановило приветствовать Временное Правительство и выразить ему полную готовность посвятить все силы для укрепления новых начал свободной народной жизни. Собрание Действительных Членов Общества уверено, что завоёванная свобода даст возможность дорогой родине достигнуть полного расцвета творческих сил во славу родного искусства»[16].

Однако у Рериха вопросы искусства неизменно стояли на первом месте. Николай Константинович, конечно, участвовал в организации выставок Общества. Так, в сентябре 1901 года на заседании комитета ИОПХ, будучи тогда ещё секретарём, Рерих докладывал «о привлечении частных коллекционеров к в[ыстав]ке их собраний и об организации первой такой в[ыстав]ки старинных картин и рисунков частных коллекций»[17] Через несколько лет художник всячески способствовал устройству частной выставки японского искусства из собрания С.Н. Китаева[18]

В делах художественных аукционов в стенах ИОПХ Рерих как член соответствующей комиссии Общества принимал столь активное участие, что его имя даже воспринималось журналистами как имя главного ответственного лица по аукционам. В результате персонально к нему со страниц повременной печати обращались с критикой недостатков аукционного дела. Рерих реагировал немедленно делом – внёс на рассмотрение комитета ИОПХ ряд дельных предложений по усовершенствованию дела аукционов[19]

С началом Первой мировой войны Рерих высказал ряд предложений по проведению патриотических мероприятий от лица Общества: «Помолившись Богу о ниспослании нашему войску окончательного одоления врага, прежде всего, подумаем, чем можем мы внести свою скромную лепту в настоящее время великого русского и союзных государств подвига.

Конечно, прежде всего, приходит мысль об организации лазарета, но теснота и ветхость наших помещений не позволили бы приемлемо оборудовать это благое дело, таким образом, следует изыскать иные меры.

Во время прошлой русско-японской войны в нашем О[бщест]ве мы устраивали аукцион художественных предметов, пожертвованных в пользу раненых. Предлагаю и сейчас собрать разнородные художественные произведения как в среде нашей, товарищи, так и среди членов О[бщест]ва и прочих близких каждому из нас художников и любителей искусства, из которых устроить в О[бщест]ве аукцион, а вырученные суммы передать в распоряжение Великой Княгини Милицы Николаевны»[20]

Обратился Рерих и к вопросам зависимости отечественной промышленности от Германии и немецких товаров: «Нежданная для России война, как известно, обнаружила большую связь и даже зависимость от Германии в целом ряде производств и технических приспособлений; от этой зависимости во имя нашего достоинства, во имя значения и богатства нашего государства мы должны избавиться всемерно и неотложно. В ряду производств, испытывающих указанную зависимость, стоит и обойное дело, фабриканты которого уплачивали более полумиллиона в Германию за ресщицко-обойные [так в оригинале – О.Е.] формы, которые с таким же успехом могут быть изготовляемы в России. Не время ли нам придти на помощь этому производству, определив работу ресщицкой мастерской теперь же и в этом направлении. Вместе с этим чувством вполне понятного стыда мы должны сознаться, что стоим в зависимости от Германии в производстве красок, в особенности принятой теперь темперы, недостаток которой начнёт ощущаться в самое непродолжительное время. Нам, у которых имеется столько благодатного сырья, которые, кроме прочего, располагаем могучей по сохранности техникой иконописной, надлежит немедленно думать о восполнении этого существенного пробела в художественной работе. Подкрепите меня согласием при нашем учреждении начать хотя бы в скромных размерах производство доброкачественных красок»[21] Изготовление отечественных красок было успешно осуществлено фирмой «Изограф», как видно из отдельного делопроизводства «Переписка о заказе красок фирме “Изограф”»[22]

После варварского разрушения немцами памятников Бельгии, Франции Рерих обратился в комитет ИОПХ: «31-го августа с/г в газетной статье по поводу разрушения памятников искусства германцами я писал: “...надо запечатлеть, надо теперь же издать всё прекрасное, уничтоженное варварами. Изображение Лувена на обложке этого издания будет на столе каждого культурного человека.

Дети, любуясь книгою, запомнят вид замученных, погубленных произведений искусства. Дети вырастут, создадут новую, красивую жизнь и запомнят пути, которыми навсегда минуют Германию, сотворившую то, что непростимо, незабываемо”.

Со времени этой недавней статьи: “Враги рода человеческого” – совершили против искусства, против “Высшей молитвы человечества”, ещё новые злодеяния: разрушение Реймса, разрушение Термонда, обстрел Малин и пр. По-прежнему считаю, что издание погубленных памятников искусства, а также и тех, которым ближайшим образом угрожало уничтожение, было бы крайне своевременным...»[23]

Как член художественного объединения «Мир искусства» Рерих в сентябре 1914 года обратился в Общество с просьбой «разрешить устроить на общих основаниях аукцион в пользу раненых... из вещей, пожертвованных членами общества “Мир Искусства”»[24] – и получил такое разрешение.

Через год Рерих подал ещё одну записку в комитет ИОПХ: «В настоящее время мне представилась одна возможность осуществить стремление Школы быть полезной для нужд, вызванных военным временем. Северо-западный Отдел Красного Креста составил под председательством моим комиссию по организации художественно-ремесленных мастерских для увечных и раненых воинов.

Настоящее установление прямым образом относится к возможностям Школы Общества, и потому, входя в частные сношения с некоторыми участниками Педагогического Совета касательно трудов их в вышеуказанной комиссии и мастерских, я имею честь обратиться в Комитет Императорского Общества Поощрения Художеств с просьбою о разрешении пользоваться некоторыми художественными материалами и пособиями Школы для нужд художественно-ремесленных мастерских увечных и раненых воинов... Вместе с тем я просил бы разрешить временно выставлять около лестницы на выставку некоторые из работ увечных и раненых воинов с целью продажи. Этим наше Общество также могло бы прийти навстречу делу помощи, вызванной условиями настоящей войны»[25].

 

 

Н.К. Рерих. Короны.1914 Н.К. Рерих. Великанша Кримгерд (Эдда). 1915 Н.К.Рерих. Тайник. 1915

Н.К. Рерих. Короны.1914. Н.К. Рерих.     Великанша Кримгерд (Эдда). 1915.             Н.К.Рерих. Тайник. 1915

 

Развитие школы ИОПХ при директорстве Н.К.Рериха было отмечено многими современниками. Повременная печать освещала деятельность школы, отмечала расширение её мастерских, успехи её учеников, десятки статей посвящались ежегодным отчётным ученическим выставкам. Лучшим доказательством признания вклада Рериха в деятельность Общества и его школы является статья «заклятого друга» Рериха – А.Н.Бенуа, отметившего заслуги Николая Константиновича в деле позитивного развития школы[26] Особо отметим, что именно по предложению Рериха 15 сентября 1915 года при школе ИОПХ был учреждён Музей русского искусства. За первые 7 месяцев его существования он обогатился 186 произведениями, подаренными в него художниками и коллекционерами. Сам Рерих при создании музея подарил ему 9 своих произведений (темперы «Эскиз декорации к Сестре Беатрисе», «Короны», «Холмы» и «Этюд», пастели «Чайки» и «Поединок», автолитографии «Тайник» и «Великанша Кримгерд» и рисунок тушью «Эскиз декорации к Принцессе Мален») и 5 работ других художников из своей личной коллекции[27]. Также благодаря переговорам Н.К.Рериха с известным коллекционером Степаном Петровичем Крачковским последний завещал музею всё своё собрание картин русских художников. Переписка с собирателем была выделена в отдельное делопроизводство[28].

 

 

Н.К. Рерих. Холмы. 1915 Н.К. Рерих. Эскиз костюмов для постановки А. А. Давидова "Сестра Беатриса". 1914

Н.К. Рерих. Холмы.

1915. Н.К. Рерих. Эскиз костюмов для постановки А. А. Давидова "Сестра Беатриса". 1914

 

 

Отдельной единицей хранения рассматриваемого нами архивного фонда является папка «Переписка о художнике-академике Н.К.Рерихе». В неё вошли материалы о 25-летии художественной деятельности Рериха, пришедшемся на 10 декабря 1915 года, переписка о вручении шведским правительством академику Рериху Командорского креста I степени ордена Полярной Звезды за заслуги по устройству выставки в Мальмё, формулярный список Н.К.Рериха, письма и заявления Рериха в комитет ИОПХ, подорожные разных лет, письма к Рериху и т.п. Неожиданно в этом деле с официальными бумагами оказалось и открытое письмо Рериха личного характера к композитору И.Ф. Стравинскому, так, похоже, и не отправленное адресату[29].

 

Н.К. Рерих. Рисунок к пьесе М. Метерлинка "Принцесса Мален" (2). 1

Н.К. Рерих. Рисунок к пьесе М. Метерлинка "Принцесса Мален" (2). 1

 

Н.К.Рерих. Чайки [эскиз для фриза]. 1901

Н.К.Рерих. Чайки [эскиз для фриза]. 1901

 

Лебединой песней, венцом работы художника в школе ОПХ стал проект «Свободной академии», разработанный Рерихом в трудном для Общества и для всей России 1917-м году. В это время Рерих по состоянию здоровья жил в Финляндии, изредка наезжая в Петроград, но все его помыслы оставались с его детищем – Школой, которой он посвятил более десяти лет жизни. Основной идеей Свободной академии являлась у Рериха идея свободных художественных мастерских. Он составил три – для разного течения событий – варианта проекта и постоянно дорабатывал, усовершенствовал, дополнял их[30] Однако дальнейшее историческое развитие страны не позволило этому проекту воплотиться в жизнь.

В заключение подчеркнём, что богатейший и неоценимый опыт работы в Обществе поощрения художеств и школе при нём пригодился Н.К.Рериху и в дальнейшей жизни в эмиграции при создании им культурных учреждений в Соединённых Штатах Америки.

__________________________________

 

1. Оговоримся, что в сообщении нами как публикатором документов о жизни и творчестве Н.К. Рериха преследуется прежде всего задача введения в научный оборот новых данных, прямо цитированных из архивных источников.
2. Здесь и далее раскрытие сокращений – наше (О.Е.).
3. Удостоверение № 124 от 30.07.1899 // ЦГИА СПб. Ф. 448. Оп. 1. Д. 1120. Л. 14.
4. Там же. Д. 1283. Л. 70, 124.
5. Свидетельство № 227 от 26.05.1904 // Там же. Д. 1318. Л. 60.
6. Сертификат Н.К. Рериха от [29.04.1917]. Копия, перевод с фр. яз. // Там же. Д. 1750-а. Л. 2; Удостоверение Н.К.Рериха от [29.04.1917]. Копия // Там же. Д. 1120. Л. 56.
7. Письмо Ревельской художественно-промышленной школы за № 31 от 03.02.1917 // Там же. Д. 1736. Л. 17.
8. Прошение Н.Г. Бебиевой от 27.05.1908 // Там же Д. 879. Л. 168.
9. Прошение Э. Олькойна от 29.05.1908 // Там же. Л. 139.
10. Заявление Г.М. Бобровского от 21.02.1912 // Там же. Д. 1533. Л. 27.
11. Прошение М.Шагала. [Июнь 1908] // Там же. Д. 879. Л. 180 об.-180.
12. Жалоба И.И. Андреолетти от 15.05.1908 // Там же. Л. 246-246 об.
13. Отношение за № 2398 от 29.10.1914 // Там же. Д. 1120. Л. 23.
14. Черновик отпуска секретаря ИОПХ В.И. Зарубина – М.К. Тенишевой от [22.09.1907]. Автограф Н.К.Рериха // Там же. Д. 1413. Л. 164.
15. См., напр.: Отпуск в Императорский фарфоровый и стеклянный завод от ноября 1908 // Там же. Д. 879. Л. 275.
16. Проект обращения Собрания действительных членов ИОПХ к Временному правительству от [18.03.1917] // Там же. Д. 1736. Л. 26.
17. Журнал комитета ИОПХ за № 18 от 07.09.1901 // Там же. Д. 1178. Л.72.
18. Письмо Н.К.Рериха – членам комитета ИОПХ. Б/д // Там же. Д. 1356. Л. 194-194 об.
19. Там же. Д. 1701. Л. 54.
20. Там же. Д. 1624. Л. 1.
21. Там же. Л. 1 об.
22. Там же. Д. 1674.
23. Обращение Н.К.Рериха к Комитету ИОПХ от 15.09.1914 // Там же. Д. 1120. Л. 19.
24. Заявление Н.К.Рериха от 18.09.1914 // Там же. Д. 1628. Л. 1.
25. Записка Н.К.Рериха в комитет ИОПХ от 08.11.1915 // Там же. Д. 1655. Л. 46.
26. Бенуа Александр. Школа общества поощрения художеств // Речь. 1910. № 130. 14 мая. С. 2.
27. ЦГИА СПб. Ф. 448. Оп. 1. Д. 1716. Л. 1-11 об.
28. Там же. Д. 1587.
29. Переписка о художнике-академике Н.К.Рерихе 02.11.1899-29.04.1917 // Там же. Д. 1120.
30. Там же. Д. 1750-а. Л. 54-54 об., 56-58 об., 59-61, 63-63 об., 65, 66, 70-71.

12.05.2015 17:00АВТОР: О.И. Ешалова | ПРОСМОТРОВ: 1537




КОММЕНТАРИИ (3)
  • Марта18-05-2015 08:27:01

    Спасибо автору за интересную статью. Не подскажете, где можно более подробно познакомиться с проектом «Свободная академия», опубликован ли он?
    Возможно, сейчас этот проект можно будет воплотить в жизнь.

  • Алексей Анненко18-05-2015 17:48:01

    Ольга Ивановна меня дополнит и поправит, если не так. Но ознакомиться можно в замечательном издании Исследовательского фонда Рерихов: Н. К. Рерих. 1917-1919. Материалы к биографии. / [Сост. О. И. Ешалова, А. П. Соболев]. - СПб.: Фирма Коста, 2008. Например, в приложении 4 на стр. 216-225.

  • Марта21-05-2015 17:58:01

    Спасибо за подробную информацию!

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Николай Константинович Рерих. Биография. Жизнь и творчество. »