Некоторые особенности современного Рериховского движения. Л.В. Шапошникова. Мы выживем только вместе. Л.В. Шапошникова. Международный конкурс социально значимых плакатов 2019/2020 годов «Люблю тебя, мой край родной!» 32-я Московская международная книжная ярмарка. Выставка фотографий Л.В.Шапошниковой «По маршруту Мастера» во Владивостоке. Вышла в свет работа Т. Книжник «Американская трагедия. Уроки, выводы, предостережения». Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Быт и бытие. Владимир Бендюрин


Философско-психологическое эссе

 

Соотношение этих понятий сейчас очень актуально. Годы лишений кому-то показали, что без многого бытового жить можно, а кто-то плюнул в отчаянии на свою совесть, поймался в ловушку зависти, тоже стал добывать криминальными способами (воровать, грабить, обманывать) и погряз в самом пошлом быту. Идет испытание всего общества и каждого человека на мещанство, что может повернуть в две-три разные стороны. Очень легко сейчас поскользнуться, впасть в темные чувства, поскольку темное давление, провокация, шантаж очень велики. Крайне важно уметь решать вопрос здорового отношения к быту. Я в основном буду подбирать определения явления быта с разных сторон, поскольку осознание, называние вещей своими именами – половина решения проблемы. В основном буду развивать точку зрения на быт, как на патологию, то есть не как на что-то глубоко естественное. Кто-то, конечно, под этим словом понимает нечто другое.

Быт – разновидность Бытия, но низменная (вообще говоря, не самая низкая: это придонная муть сознания). Именно сознания, поскольку быт – "иллюзорная" оболочка в сознании, заслоняющая истинную реальность, искусственное явление, заменяющее многим естественное Бытие. Отображение явлений может замещать в сознании сами явления, и без сущности (смысла) такие образы пусты, безжизненны. Общаться с ними всерьез равносильно общению с фотографиями (более или менее плохими) взамен живого общения с человеком. Питательны ли пластмассовые фрукты?

Это формы без духа, без духовности, пережиточные. Быт – порождение Бытия, но без поступления живоначальных токов он – труп. Разлагающийся труп. В быту принято сначала умертвить, потом употреблять. Вытаскиваем морковку из земли; отскребаем кожу, содержащую витамины; варим, уничтожая витамины окончательно; потом эту обезжизненную массу потребляем. Даже в морковке есть элементы духовности – высшей психической энергии, в быту же они исчезают.

Быт связан с вещами, но это не столько мир имущества плотного тела (и не истинного Я, конечно), сколько других оболочек человека. Быт интеллекта: открытый закон природы признаем только в той части, какая регистрируется приборами из неживой материи, отбрасываем все, что не вписывается в наше мировоззрение; подвергаем логическому "анализу", то есть буквально "разложению"; интерпретируем для якобы понятности, легкости усвоения, упрощая, примитивизируя; и только после этого помещаем в массовые учебники, потом еще удивляясь, почему от этой мертвечины детей тошнит. Что тут удивляться: "логика" и "ложь" – однокоренные слова. Политика и реклама, например, – ремесло внедрения хитрых логических, ложных, структур вместо образов истины. И наука часто превращается в цепляние слов за слова. "Мысль изреченная есть ложь": взаимосвязь всего со всем, первичный синтез Бытия разваливается от приземленной определенности выражения, занудного уточнения и тому подобных формальных операций.

Быт чувств: искренние чувства, выглядящие странно (поскольку они по сути своей не от мира сего!), начинаем контролировать, "подстригать", приглаживать, чтобы окружающие приняли их без критики, превращаем в "приличное", оформляем в стандартные рамки, а потом удивляемся их неискренности, лживости, ложности. Показательно сравнить, например, оба смысла слова "брак": есть поговорка "хорошее дело браком не назовут". Искренние интерес и притяжение превращаются в темную страсть длительного обладания и тому подобные механичные самоцели.

В аспекте действий быт – монотонно повторяющаяся обыденность, консервация уже принятых, "почивших на лаврах" форм. Это стремление бездействовать или сопротивляться трансформациям, что будто бы обещает спокойное равновесие. Но искусственная остановка в развитии всегда приводит только к разложению, с чем формалисты справиться не способны в принципе. Что касается равновесия, то оно как раз предельно нарушено: снизу густо, сверху пусто. Сбережение, по космической законности, – благо, но сбережение универсальной энергии, а не формы. Закосневшая форма даже изымает из живого оборота ценности. Энергия тратится и на сохранение формы-трупа.

Преклонение перед формой всегда чревато потерей духовного содержания и, как следствие, окончательной смертью этой формы – зачем, спрашивается, такие труды? Так что быт – бальзамирование трупов. Иногда – "оживление" трупов ходячих.

Бытовое сознание предрассудочно: ситуации воспринимаются не живьем, то есть с учетом расширения и обновления обстоятельств, а по застывшему в сознании образу. Но застывшее в монотонной обыденности сознание не способно усмотреть новые движения, не способно усмотреть выход в изменившихся обстоятельствах. Остановившийся во мнении от будущего ждет лишь повторения настоящего, с его пороками: вечный физический и интеллектуальный голод без утоления, вечную преступность, вечную тупость, рабство и т.д. А ведь решения и улучшения возможны, их можно увидеть не только во времени (будущем, а иногда и в прошлом), но и в пространстве – у ближних или дальних соседей, бытие которых предрассудочное сознание видеть просто не желает. Свободное, раскрепощенное сознание может черпать ответы даже из других галактик (силами духа, для которого нет ограничений), но предрассудочное приковано к пятачку земли и отрывку времени (настоящего и отчасти прошлого, образ которого хранится в этом сознании). Многие смиряются со ставшей привычной частицей бытия (да еще и узко и искаженно понятой) и более не ищут принципиальных решений. Или пользуются типичными рецептами быта, которые часто нарушают нравственные законы, насильственно отбирая что-то у других – но разве это можно считать истинным решением? Бытовое сознание скотски трусливо или (на обратной стороне монеты) зверски нагло. Нет в том и другом полета воображения, отрыва сознания от привычного, просветления, нахождения новых форм, творческого преображения обстоятельств. Ближний шум не дает слышать маленькому сознанию нечто иное, ближние обычаи рабски повторяются.

Это я все об отвратительном, мертвом быте говорил. Однако можно под этим словом понимать и что-то живое, но, отличая от прочего Бытия, – в мире плотнейших материй. Возможен, как говорится, прекрасный быт. Красота (корень этого слова) – явление мира форм, то есть быт прекрасный – это подражание лучшим образцам астрального мира. Те, в свою очередь, прекрасны благодаря возвышенности, но посредничество астрального для явления быта все равно имеет место. Типичный пример – материалистический Запад, настойчиво украшающий быт. С одной стороны, тиражируется прекрасная форма, с другой – красивой оберткой очень уж часто обманно прикрывают некачественные, то есть с низкой сущностью, изделия – пищу, музыку, политику и т.д. Бывает, конечно, что украшают и качественные.

Буквально, "быт" – сокращение и принижение "Бытия".

Примером быта является, кстати, почти любая церковная организация: видим признаки посредничества (в якобы передаче высокого), искусственное ограничение, жесткие запреты. Красота (искусство) в религиях может быть запрещена, и посредничество тогда идет через моральные формализованные догмы (ментал) и ритуальные телодвижения. Живой дух прекрасных Учений очень быстро вытесняется мертвыми ритуалами религий.

Каковы еще атрибуты быта (низшей реальности), в отличие от Высшей реальности? Низшая материя крайне дифференцирована, разграничена, отдельные ее объекты могут сильно различаться и противоречить друг другу, если не ощущается единая их высшая основа. Так, в духе мы все едины, а конфликты всегда происходят на бытовой почве. Чем более конкретна, приземлена тема общения, тем напряженней борьба.

Принято называть эти сферы внешними, поверхностными: поверхностные чувства и мысли, плоский юмор, суждение по одежке... Неглубокий (глубинные сферы психики – околодуховные), поверхностный человек видит лишь формальную поверхность, мыслит, чувствует и действует формально, а не по сути.

Быт – сфера внешних, поверхностных границ, защитных оболочек. Чувство страха разрушений, не свойственное одухотворенным слоям психики, этим уровням как раз очень свойственно. Духовные Учения говорят, что страх не является естественным, обязательным чувством. Все бытовое необязательно. Необязательны неподвижность и комфорт-роскошь.

Быт – явление плотное, тех уровней и подуровней бытия, которым свойственно накопление. Именно бытовой психологии соответствует чувство собственничества – в отношении вещей, людей, идей и т.д. Те, кто знает о перевоплощениях духа, понимают, что все чисто бытовые накопления теряются индивидуумом, как шелуха, сохраняются лишь действительные ценности (творческий опыт и т.д.).

Таковы сравнительно естественные качества быта – следующие из его места среди мировых явлений, из свойств слоев бытия, в которых быт проявляется. Но есть еще класс искусственных качеств быта. Быт вообще искусствен. Это искусственно построенная среда физического, астрального и ментального тел. На здоровой основе трех наших "естеств" наращивается не очень-то естественная "одежка" – оболочки на оболочках. Не Бог-Природа их творит, а человек. Иногда творения органичны и расцениваются надчеловеческими уровнями эволюции как ценные изобретения. Так человек участвует в эволюционном совершенствовании. Но чаще изделия ограниченного человека уродливы, бездуховны (и тем самым безжизненны), являют собой неудачные эксперименты, мусор. Мусор мыслей, слов, страстей, действий, плотноматериальных изделий. Делать нечаянно уродцев – еще не грех, но грех – намеренно сохранять темный мусор в своих душах и внешнем мире. Грех – заражать других личной патологией и низостью. Чистота – залог здоровья. Высокодуховное, созвучное высшим законам Бытия – чистота; искажения законности и негармоничные сочетания – грязь. И необходимо регулярное очищение души, сознания, а не только тела и квартиры. Все неуместные для достойной жизни вещи – тоже мусор. А уж предрассудки – мусор тяжкий, особо вредный, и надо не дать ему вырасти до такой величины, что для удаления его придется ломать сам дом.

Человеку дарована свобода воли – это закон. Иначе не было бы творчества. Но и такого количества злоупотреблений. На творчество тратится личная сила, потом сила идет на внедрение изобретения в окружающем мире. Это естественно, но в быту появляется незаконное насилие примитивных форм над утонченными (не вещей, конечно, а ревностных поклонников форм, овладевших их сознанием). В мире быта властвует грубая сила. Быт, пожалуй, можно расценивать, как поле деятельности для тьмы, – всякая тварь (т. е. сотворенная) имеет право быть творцом, вдруг да возвысится-просветится. Всякий низкий быт имеет шансы развиться до высокого Бытия, уродливо-кривобокое – до прекрасного, до полной гармонии, потому выходки низких "тварей", естественные для них, до определенной степени дозволяются. Между бытом и адом разницы, по сути, пожалуй, никакой. Формы низших слоев астрала овладевают сознаниями людей и строят быт под себя, и происходят страдания болезненной неполноты: не достигшее полного Света Истины, Красоты, Добра упорствует в негармоничных воздействиях на окружение, за что после приходится тяжко работать на уравновешивание своих искажений ("отрабатывать карму" нарушения равновесия). Чем больше привязанность к чему-то отдельному, тем больше проблем. Ключ к освобождению от рабства – расширение сознания (ценнее всего – вверх). Только, пожалуй, одержимые низшими темными духами всерьез принимают темный быт. Быт – сфера одержимости (страстями и т.п.).

Человек в любом случае подчиняется чему-то, ищет в чем-то опору – закон иерархии всегда действует. Но примитивное сознание не вмещает крупный идеал, оно заменяет его мелким подобием. Знание приземленного ума – не знание духа. Скажем, в Бытии есть качество дисциплины духа – соблюдение космических законов, а в быту уродливая копия – дисциплина рабства, подчинение личной воле. Быт, в общем-то, – не абсолютное извращение, не прямое отрицание, но жалкое подобие Бытия. Проявленное сознание в принципе может вмещать огненное знание духа, иметь прямой канал вдохновения от духа, но это очень трудно, и вместо этого сознание заполняется более низкими формами, в том числе элементалами-паразитами, ничего полезного не дающими, но жадно поглощающими жизненные силы. Лживая мысль, грубая страсть, дурная привычка действия – все это паразиты сознания, зародыши болезней, вроде червей, микробов или бесов. Ну а как следует обращаться с паразитами – известно всем. Кого-то, впрочем, жжет внутренний огонь, зовущий к творчеству, но трудиться не хочется, и они селят внутрь пожирателей психической энергии – духовности. Не хочется свою волю развивать – впускают чужую волю. И получается искусственность: чуждая воля внушает неестественные для человека проблемы, стремления, заставляет работать на паразитов. Делать из своей психики приют с кормежкой для нечисти – самоубийственно.

Бытие, как основа, – важнее, но в каждом конкретном воплощении человека или в поколении, к астрологическому и кармическому сроку, есть частные (можно сказать, бытовые) задачи работы с материей. Проявленное сознание перенимает структуру бытия ("бытие определяет сознание"), а именно, с одной стороны, – мира внешнего материала, с другой, – мира духа-творца. В сознании и разыгрывается драма взаимодействия. Собственно, и явление быта – в сознании, а не в природе. Растительный и минеральный мир – не быт. Как говорится, в природе грязи нет, в том числе буквально: в лесу отсутствует пыль. Контакт с природой отвращения не вызывает и возвышенным состояниям, вообще говоря, не мешает. Мир животный – тоже не быт, хотя сходство человека с животным весьма характерно для быта. Даже вещи – не быт. Быт – определенного рода отношение к окружению. Майя – внимание людей.

Сознание далее в свою очередь определяет (создает) искусственное внешнее бытие – то, что именуют "второй природой". Эту вторую природу кто-то может воспринимать как естественную – так родились технократия, власть общественных предрассудков и прочая власть порождений над создателем – человечеством. Люди ухитряются творить воображением даже псевдоВысший Мир, а потом этой мерзкой карикатуре поклоняются. А у Бога и Ангелов основное занятие, знамо дело, уважать людей, их вкусы и желания, учиться у них мудрости. Обычно получается, по сути, поклонение самому себе. Дело не ограничивается "просто воображением", люди действительно насаждают в Тонкий (не Высший, конечно) Мир образы бытового сознания, превращают Тонкий Мир в мир быта. Бывает, что на небо взгромождают, как бога, образ земного политического и тому подобного кумира.

Хитрость еще в том, что сознание легко попадает в ловушки определенности, что и используется темными силами, подсовывающими сознательно и корыстно псевдосхемы Бытия и т.п. Наибольший успех у масс имеет не Учитель Истины, которая по сути не может быть "конкретно" оформлена, а псевдогуру, решительно провозглашающий якобы точные детали о высшем, о будущем и т.д. То, что вскоре обнаруживается лживость всего этого, часто ничуть не разочаровывает собравшуюся толпу: они "обманываться рады".

Есть три варианта отношения к быту: рабское подчинение ему, бегство от него и подчинение быта Высшему Бытию, опираясь на естественный закон Иерархии.

Бегство от быта – не грех, но часто ошибка. Как этап отдыха, отвыкания проявленного сознания от форм быта, это бывает полезно. Но бегство в небеса, пусть даже и ради чистоты, чревато несовершенством. Если человек ужаснулся скотству быта и отвернулся от него, он еще не справился с ним. Загнанный-таки в бытовую ситуацию насильно, он может повести себя как еще худшая скотина – скотина горделиво-циничная. Пренебрежение низшей своей природой, отсутствие работы по ее практической трансформации порождает монстров или неуспешных пропагандистов высоких идей, которых ловят на том, что они сочли мелочью, и это губит дело. Это опять же грубое отношение к быту, неумение с ним справиться при большом желании, обращающемся в страсть уничтожения. Бегство – разновидность отрицания, самоограничения, то есть игра по тем же примитивным правилам быта. Бегство на свободу лучше, чем рабство, но часто это лишь иллюзия свободы. Вообще, говоря шире, для того ли мы воплощаемся, чтобы избегать разных граней воплощенного бытия или становиться рабом низких материй? Человек – высшее существо в своей основе и призван в этот мир управлять вещами и явлениями, точнее, помогать Иерархии в управлении.

По закону кармы, достижение человека лишь тогда идет в полный зачет, когда высший принцип проявлен практически, в быту. Хорошо, когда мечтаешь о чистом, высшем, но пока не утвердил это в низшей материи своей психофизики – это не твое. И не может человек эффективно внедрять высшее в окружении, пока сам до самого низа не очистился и не проникся высшим. Пересказывать, упоминать высокое Учение, конечно, не грех всегда, но насаждать, при неготовности, – неэффективное насилие.

Борьба с бытом бывает грубо насильственна. Нечистое, конечно, иногда надо уничтожать. Но, как сказано, не разрушай храм, если не можешь построить новый, лучший. Отлучать от низшего бытия насильно, как другого, так и себя, незаконно еще и потому, что физическое тело естественно, а потому имеет права на достаточное обеспечение. Могут быть примитивные, но законные потребности и у астрального, и у ментального тела. История последствий советских перегибов очень показательна: насилие, пусть и из стремления к благу, будит зверя в человеке. Надо не столько уничтожать быт, сколько улучшать его качество.  Скажем, техника, сокращающая время на бытовые обязанности, – благо, а мещанское убийство освободившегося времени на зарабатывание все большего количества техники, уже как самоцель, уже как создание лишней обузы, превращение тем самым в машину – раба машин, – самоубийство человека.

Откуда берутся претензии на бегство от быта? Типично обвинять близких, а то и Бога – создателя мира: экий гнусный мир Он сотворил, да моя бы воля, я бы такой совершенный создал! Но гнусность-то создана человеком! Благодаря закону свободной воли, данному людям Богом. Люди пробуют создать мир по своей воле, по своему проекту, творят и совершенные формы, и уродства, а после ужасаются их и бегут от своих творений, а вовсе не от божьего мира. Быт, с его гнусностями, создан именно человеком, и именно ему суждено быт трансформировать в совершенные формы. Убегать от быта нелогично, непоследовательно, безответственно! Сначала очисти быт, в загрязнении которого принял участие, а потом, может быть, и убегать не захочется.

Но здесь находят другое возражение: это не я создал, это до меня, и почему я должен это терпеть? Но живем-то мы не первый раз, и прошлое – наше личное творение в том числе. Как раз типично, по закону кармы, встречаться именно со своими прежними порождениями для изжития уродств. Не конкретно, может быть, с ними (их уже кто-то, может быть, исправил), но с того же рода. Так что оставить можно лишь некоторую претензию к социальности происхождения нынешнего быта: человек – существо коллективное, и уродства творятся часто сообща, и ответственность коллективна. Однако, хотя быт по происхождению в основном социален, отношение к нему может быть личное. Каждый отдельный вправе исправлять общее. Как уже стало аксиомой говорить: если хочешь переделать мир, начни с себя. Вместо того, чтобы жертвой прикидываться.

Подробнее о социальности быта. В одиночку бытовые "проблемы" решаются проще, они часто даже не встают. Без сознательного внимания проблемы нет вовсе. Проблема – в бытовых о т н о ш е н и я х. Быт и проблемы с ним – почти всегда явление социальное. Например, жена требует от мужа, чтобы то и это было как у других. Сам муж и не заметил никакой проблемы, для его индивидуального сознания ее просто не было!.. БЫТовые обычаи (оБЫТшьаи), привычки (приВЫТшьки) навязывает социум. Иногда среднеобщественный уровень выше личного, а часто – ниже индивидуального. Скажем, наука установила существование микробов, и возникла система гигиены телесной жизни – здесь социальное знание помогает индивидууму в пользовании телом (до того, как воплотиться, он и не подозревал (точнее, уже забыл) о телесных заразах – порчах тела). Пример обратного – общественные предрассудки убивают силы и жизненное время на совершенно не необходимые труды добывания модной именно сейчас одежды, мебели, прочих вещей и статусов.

В моде, правда, тоже есть нечто относительно высокое: некие небесные ритмы закономерно оформляют психику, что порождает для именно этого времени определенные доминанты в мыслях, чувствах и, наконец, в предметах быта. Формы отражают, колоритно выражают содержание времени. Как наверху, так и внизу. Но эти ритмы – не самая высшая природа, но временная, "иллюзорная", как говорят в Индии. Для слабо развитых индивидуумов приобщение хотя бы к этому уровню возвышенности – благо, потому что поднимает уровень психики, но для уже высоко развитого индивидуальный творческий стиль – заведомо выше социальной средней моды. Он, по идее, должен всего лишь изучить ее, понять общественный колорит и включить в индивидуальные накопления духа самое важное. Та же задача и у низкоразвитых, но им труднее смотреть на все сверху, обобщать, а потому подчинение моде обычно проходит без пользы. Осознать суть моды – полезно; стать рабом быта, формального обычая – вредно.

В бытовых отношениях человек воспринимается как имущество и как внешние функции, но не как индивидуум-дух. В семье – ее член, ребенок, родитель, супруг и т.д., а не человек. Мужчина или женщина определенной национальности и веры, гражданин определенного государства, а не человек. На работе – начальник, подчиненный, шестеренка определенной профессии и т.д. Ограниченный до функции, человек становится просто предметом быта. Бытовая система интенсивно переваривает человека: не можешь – научим, не хочешь – заставим! Возьмем на испуг, подкупим деньгами на обслуживание требующей деньги ячейки государства – семьи. Навяжем искусственные потребности и страх выглядеть "хуже других"... ПЫТка БЫТом. Или исПЫТание БЫТом, если дух все же силен достаточно, чтобы устоять перед созданными коллективно бытовыми условностями. По закону иерархии индивидуальнысть, но духовного плана, выше, чем коллективные заблуждения. Так что решающийся на личный подвиг находит другую опору – мир духа – взамен коллективной круговой поруки. А если группа героев заложит экспериментальный образец новых, более совершенных, общественных отношений – тем более Космос приходит на поддержку!

Социальное сознание выше эгоистического сознания, но космическое сознание выше социального. Законы социальные могут быть прогрессивней личных или прошлых социальных, но они всегда были лишь более или менее несовершенным подобием законов космических и должны быть явно подчиняемы космическим принципам Бытия. Например, законы государства могут закрепить права некоторого прогрессивно действующего класса, но обстоятельства меняются, и ограниченность земного закона оборачивается преступлением в отношении народа в целом. Космичность – тоже социальность, но тонкая, духовная, никогда вполне не материализованная, и она шире по охвату времен, мест и видов людей и очищена от шелухи. Известно ведь психологическое ощущение веры в человечество, включая идеализируемых предков, или в народ в целом, при разочарованности в то же время в конкретном социальном окружении, в его быте – это сопоставление высшей незримой социальности и воплощенной бытовой.

Теперь, наконец, о лучшем способе – законном подчинении быта Бытию. Есть замечательное правило: как вверху, так и внизу. Проблема очищения форм мира от шелухи, коросты может эффективно решаться усмотрением высшего Бытия в быту. Скажем, принято большинством народов кланяться в знак почтения – что это? А это, в первичном смысле, направление темени, психофизического центра "колодца", канала общения с высшим, на источник высших качеств, энергий. Обычно он направлен в небо, в храмах – на излучающие высшую энергию иконы и прочие культовые предметы, в миру – на более великого, чем ты. В извращенном быту – на того, перед кем ты заискиваешь, пресмыкаешься. Ну неужели понимание энергетического механизма этого явления не приведет к разборчивости – кому кланяться и стоит ли вообще кланяться в низком быту, где легко нахватать заразы и подпасть под низкое влияние. А если уж окружение принуждает тебя к ритуальным жестам рукопожатий, объятий, поцелуев и прочих психоэнергетических контактов, можно сознательно закрывать энергопоток, даже если тело и создало условия для него. Или не закрывать, когда это к лучшему, когда тело поможет духу.

В случае тотальной просвещенности в таких вопросах многая бытовая ритуальность исчезнет из санитарных и тому подобных соображений. А после достижения массовой чистоты в светлом будущем возродится опять или переродится в лучшем направлении. Сознательность – лучшее оружие Света!

Лучший метод – обнаружение, до очевидности, высшего в низшем. Тогда низшее, вспомнив родителя, свои корни, послушно подчиняется высшим качествам. Самое достойное – не уходя от быта служить Высшему Миру. Это крайне ценно как синтез сознания и как сближение Миров. В описанном примере не случайно открываются глаза именно на высшие энергии – надо именно обнаружить Мир Огненный в мире обыденном. А впущенный в сознание огонь только и может гармонично трансмутировать быт.

Сознание человека во временном воплощенном состоянии сильно приковано к плотному миру, отвлекаясь от не прерывающегося, даже во плоти, бытия на тонком, "духовном" уровне материальности. Сущность, "Я" человека – его дух, вечное зерно, а оболочки его сменяемы, невечны. Быт учит ценить временное (два варианта ударения уместны здесь), но одухотворенный человек имеет другую систему ценностей – вечную, духовную. Человек, сознание которого забито образами плотного мира, предан ему, забывая о своей вечной Родине – Высшем Мире. Вся проблема в состоянии сознания – какой мир оно воспринимает, а следовательно, ценит, больше. Человек бытового сознания только бытовой мир и знает, не может искренне ощущать себя хозяином быта (он только раб его) и управлять бытом, поскольку для этого надо ощутить дух – создатель, творец и высших, и низших форм бытия. Сознание воплощенного, если хочет быть здоровым, должно знать дух и по возможности отражать, выражать знание духа, который знает, по сути, потенциально, все. А это ясновидение, огненное видение доступно каждому при помощи собственного духа или огненного воздействия другого человека. Преподаватель бездуховный набивает голову рецептами быта, истинный учитель зажигает и поддерживает в душе ученика огонь духовности.

Даже если человек не очевидит Тонкий и Огненный Мир, в духе он их знает, и можно опираться на интуицию. Скажем, кто из нас может утверждать, что знает точно свои прошлые воплощения? Никто, но для многих из нас уже "очевидна" естественность феномена перевоплощений: они объясняют жизнь гораздо лучше.  Атомы тоже до сих пор почти никто не видел, но они естественно принимаются в образовании уже сто лет. Можно опираться на закон аналогии (как вверху, так и внизу; как внизу, так и вверху), возможно возвышенное обучение даже бытовым примером, после которого дается более высокая аналогия и, если доступно, формулируется общий для них закон с высшей точки зрения. Взлет и новая посадка на землю, но уже с более ясным, глубоким и широким взглядом на вещи. Аналогия пробуждает резонанс уровней психофизики, создает внутренний ток одухотворения. Разновидность обучения методом аналогии – притчи. Вообще, через алгебраические формулы понять высшие законы гораздо труднее, чем через аналогии. Не случайно грубоматериалистические наука и образование почти отвергли древний (вечный) метод аналогий.

Раскрывать глаза грубым материалистам трудно, поскольку законы сцепления духоматерии на разных уровнях плотности могут различаться, формально, формульно, количественно не очень-то стыковываться, однако аналогии (в качестве) могут быть выявлены.

Наука, в силу честности подхода, все же раскрывает постепенно высшую реальность обыденному уму. Гениальные физики в начале века ввели в моду принцип "достаточной безумности идеи", что позволило провозглашать более верные модели Бытия хотя бы как гипотезы. Появляются и тонкие приборы, регистрирующие тонкие энергии и даже дающие очевидные снимки аур. Уже изучается психическая энергия, то есть высшее входит в обыденность.

В этом опускании высшего мира на землю, конечно, должна быть соблюдаема техника безопасности. Простое глубокое осознание естественно и безопасно, но бессмысленны псевдооккультные лжетолкования истин, сводят с ума мистические лжесозерцания и крайне вредоносно магическое насилие. Все эти проблемы не возникают при совершенном очищении, но типичны при поверхностном, искусственном смешивании бытийного и бытового. Чудеса, сенсационные возглашения почти всегда есть сочетание второпях ухваченного "на небе" куска с бытовыми страстями и тому подобной шелухой. Так, например, полчища современных плохих экстрасенсов, с одной стороны, "служат Богу", открывая высший мир, но, с другой, – дьяволу, когда примешивают корысть, насилие и обман. Зрители этого шоу, да и организаторы, лишь изредка осознают суть высшего явления. Внешне "очевидные" чудеса бессмысленны без тонкого, внутреннего видения. Бесполезны и вредны демонстрации высших энергий, когда свидетель, участник не способен понять явления, а следовательно, соблюдать естественность. Всегда надо следить за готовностью адекватного приема. Погруженность в быт этому как раз не способствует. Быт, считая себя естественным, называет тонкоэнергетические феномены "сверхъестественными", но для утонченного человека высшее просто естественно, а быт – искусствен.

Несколько соображений, связанных со временем. Распространенная проблема: ежедневность чего-то – быт или не быт? Если в каждодневных операциях присутствует творчество, импровизация, то есть духовность, – не быт, но важный труд. А вынужденно чисто механические операции можно, по возможностям психофизиологии, совершать без участия сознания, отдавать подсознанию, биологической природе, что поэтому тоже перестает быть бытом. Если же монотонная повторность совершается с привлечением внимания, видим типичный признак быта. Тело требует для устойчивого своего существования максимально регулярного ритма в среде обитания и внутренней среде. Это нормально для физической материи. Но для Бытия более тонкого, возвышенного ритм должен быть восходящим: движение не по самоповторяющемуся кругу, а по восходящей спирали. Однообразие – отказ от лучших возможностей. В опыте есть на что опираться, при соблюдении чистоты, периодически к нему обращаться, но монотонно, буквально повторять старые формы - слишком примитивно для эволюции. Обстоятельства меняются, и реанимация трупов неуместна.

Можно сказать и шире: быт – сфера подражания формам прошлого и формам соседнего личного или нынешнего социального. То есть обезьянничанье. Обезьяне простительно – она не ощущает будущего. Вообще, конечно, увидеть пример для подражания, лучший вариант жизни – великий стимул для изменения быта. Если мы подражаем огню духа, буквального повторения не получается. От огня зажигается другой огонь, но тоже неповторимый в формах воплощения. Огонь и быт несовместимы. Очень редко Учителя находят замечательные "огненные" выражения высших законов, которые трудно оказывается испортить повторением.

Изредка в обрядах встречается вечное – обычно в очень древних и распространенных у большинства народов. Например, в свадебных, если не обращать внимание на мелкие детали. Это можно называть мистериями посвящения, полусознательного приобщения к истинам психодинамики мира. Чаще, впрочем, вовсе бессознательного: остается лишь образ светлого, чистого начала серых будней семейного быта. Впрочем, ухитряются опошлить уже и свадьбу. А возможно ведь осознание через брачные отношения законов жизни Космоса, начиная с самого простого, первичного – взаимодействия Двух Начал. Не зря искусство бесконечно, снова и снова относительно возвышенно разыгрывает все тот же сюжет-архетип: есть шансы, что люди подымут голову от почти животного существования и увидят некую вечную основу и, глядишь, очистят жизнь от мусора, который, было, стали считать смыслом жизни.

Из-за типичной путаницы вечного и нагромождений прошлого семья служит чаще рассадником мерзейшего быта. Не только семья, конечно, но ведь даже работа – крайне механичное занятие – часто служит отдушиной от семейной обыденности. Семья, древнейшее явление, дольше всего сохраняет привычки и предрассудки; и одновременно семья отражает, скрыто или явно для сознания, простоту высших элементарных законов Бытия. Низшее (брак можно видеть у животных и даже, напрягши воображение, у растений и минералов) зеркально повторяет высшее, но грубый материал построений искажает вечную Истину. А грубость физических и психических чувств заставляет считать реальностью лишь внешние формы.

Скоротечность чувства не позволяет ощущать вечное. Интеллект схватывает более длительное, но путает искусственные построения с естественными основами и т.п. Только утончение разума и чувств позволяет непосредственно видеть глубоко реальное и вечное. И не только видеть, но и оформлять мир более гармонично, более соответствующе Высшим законам. Если бы только видеть – зачем, спрашивается, было воплощаться в теле. В материальном мире принцип единства истины дополняется принципом разнообразия красоты. Воплощенное бытие – игра комбинаций, и мы собираем опыт комбинирования, но без стратегии целостности детали рассыпаются. Детали быта бессмысленны без закона их сцепления. Игрок, выучивший лучшие ходы нескольких отдельных комбинаций, может стать в них высшим специалистом, но проиграет универсальному стратегу при любом неожиданном раскладе. Сел за стол – играй непрерывно, а не только знакомые варианты, замирая на время незнакомых. Иначе не станешь великим игроком. Пришел в мир – не прячься лишь в изученные щели быта. Вечных щелей не бывает.

Длительно существование лишь вечного или максимально на него похожего. А вечно лишь самое высокое. Быт конкретен, ощутим, но актуален он лишь в этот момент или период и в этом месте. Добившись максимальной конкретности, теряют в продолжительности существования результата. Так вот в сознаниях и соседствуют вечные или почти вечные истины-законы-праформы Бытия и временные, но легко привлекающие внимание бытовые формы. Как вечный океан и переменчивые волны на его поверхности.

Главное, что хочется отметить: быт – в сознании; быт – от социума, то есть внушаем извне, с поверхности; быт – искусствен; быт – пережиток форм прошлого, сфера закосневших форм.

 

На основе доклада для конференции "Алтай – Гималаи", 7.7.1996)

09.07.2008 15:33АВТОР: В.Бендюрин | ПРОСМОТРОВ: 3491




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Проза разных авторов »