Пятая конференция «Русский космизм: история и современность» в Королёве. Выполнить волю Святослава Николаевича Рериха! Заявление Международного комитета по сохранению наследия Рерихов. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Спасти карабахские памятники. Обращение к президенту России В.В. Путину. Шапошникова Л.В. Магический мост синтеза // Культура и время, 2002, № 1–2. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Аль-Глория. Тамара Артемьева


 

 

 

 

Повествование уходит
К далёким звездным временам.
Добро и Зло, Печаль и Радость
К одним положены весам.
                      Э. Николаевская

 

 

             А̀ль-Гло̀рия была младшей дочерью царя А̀ль-То̀ни, правящего могучей   высокогорной державой Альта̀ков. Солнце с радостью заглядывало во дворец, чтобы осветить ее прекрасное лицо. Луна освещала золотистые волосы, и они переливались, словно падающие струи дождя в летний день.

      Кроме красоты - Аль-Глория обладала чарующим голосом. Когда девушка пела, усмиряли свой разум люди, замолкали птицы. Переставали порхать бабочки, словно боясь взмахом крыльев нарушить волшебную мелодию песни. Она наигрывала себе на семиструнной вио̀ле.

     Ее руки тоже пели. Нежно и неуловимо касались струн тонкие пальцы. Далеко от дворца были слышны звуки дивной музыки.

      Когда родилась Аль-Глория, верховная жрица храма Солнца сказала отцу: «Девочка, словно прозрачная слеза, входит в этот мир.  Она будет умна, чиста и красива, как цветок Милу̀рии в твоем саду, как яркая звезда на небе. Много радости принесет она близким людям и будет светить им своей добротой.

      Вторая жрица предсказала девочке: «А̀ль-Гло̀рия будет петь так, что все вокруг будет умолкать. Останутся только волшебные звуки её голоса».                                                           

      Младшая жрица, наклонясь над колыбелью принцессы, высказала свое предсказание: «Никто и никогда, ни в помыслах своих, ни взглядом не сможет оскорбить принцессу. Любовь и доброта будет ей защитой. Если похоть и страсть возникнут в мыслях человека, он превратится в животное, подобное его страсти.   Придет время и принцесса полюбит того, кто будет достоин её красоты и мудрости».   

 

       Долгим был век жизни Альтаков. Любовь и мудрость царили везде.  Расположенная в огромной чаше среди гор страна с высоты казалась райским садом.  Ведущая в долину дорога была вымощена базальтовой галькой. И казалась тонкой извилистой змейкой, сползающей с вершины. Вечнозеленые пѝэны густым ковром устилали горные склоны. Алые цветы пиэны, словно рубиновые капли, сияли и переливались в солнечных лучах.  Прекрасные мелодии наполняли сердца людей радостью. Трудились на полях люди, лелеяли землю, и она приносила все новые диковинные плоды. Животные почитались священной частью Природы и люди заботились о них. Радость и смех царили в государстве Альтаков, которым правил мудрый Аль-Тони.  Он знал все обо всем, духи стихий служили ему. Разнообразные искусства процветали в государстве. Люди творили прекрасное и наслаждались им.

 

       Был у царя молодой звездочет. Откуда он появился, никто не знал. Рассказывали, что однажды стражники привели во дворец маленького мальчика лет восьми, который требовал, не просил, а требовал, чтобы его отвели к повелителю.

      - Приведите сюда этого маленького храбреца, - приказал царь.  Мальчик вошел в голубую комнату, где отдыхал Аль-Тони. Одежда на нем была изорвана, но тело было чисто. 

Светло зеленые глаза раскосые глаза резко выделялись на загорелом лице, темно-каштановые волнистые волосы ниспадали на плечи.

     - Кто ты? - спросил его Аль-Тони. Ведь ты не из народа Альтаков.

     - Нет, царь, - гордо отвечал мальчик. - Я пришел сюда из долины, где был рабом у одного одноглазого скотовода. Мой отец погиб, защищая наш дом, а мама умерла здесь рабыней. Но я сумел сбежать. Мама всегда говорила, что наверху, в горах, есть царство, где правит справедливость и закон. «Нам не добраться туда вдвоем. Но ты должен попасть туда. Проси Мира и Любви у правителя, и ты будешь свободен». После смерти матери, я только и думал о том, как мне вырваться оттуда. Когда одноглазый поехал на Совет долины, мне удалось днем, когда я пас скот, сбежать.  Много дней пробирался по тропам гор, поднимаясь все выше и выше. Питался ягодами и фруктами, пил воду из водопадов. Звери не трогали меня. Я грелся в норе у медведицы вместе с её малышами, а ночью шел по тропе наверх, чтобы меня не заметил никто из людей долины.

       - Что ты умеешь делать? – спросил его Аль-Тони.

       - Я делал все, что меня заставляли, но больше всего люблю смотреть на звезды. Когда я был маленьким, отец брал меня на руки, поднимал высоко вверх и говорил, показывая на звёзды: «Посмотри, сынок, там тоже есть жизнь. Похожа ли она на земную или совсем другая? Когда ты вырастешь, ты обязательно должен познать это».     

      -  Значит, ты станешь звездочетом и будешь помогать старому Ту̀лио.  Как тебя зовут, незнакомец?

      - Все меня называли Сѝньо. Но перед смертью мама сказала мне, что я из рода Да̀рио и зовут меня А̀львио.

       - Я слышал об этом народе. Твой отец был верховным жрецом. Он устранился от дел и предоставил возможность управлять своему брату.  Но тот стал нарушать законы Мира. И гибель Дарио – результат его правления. Ты будешь мне сыном и у тебя будет второе имя – Аль-Та̀но, что указывает на принадлежность к царскому роду. Иди, мой мальчик, отоспись, слуга приведет тебя в порядок.

      Так А̀̀львио стал звездочетом.   Он редко спускался вниз, чтобы поесть. Башня стала ему домом. Старый Ту̀лио много знал и передал юноше свои знания. Принцесса часто поднималась по высокой лестнице в башню посмотреть звездное небо. Альвио рассказывал ей о звездах, о бесконечности мира:

       - Ты себе даже не представляешь, Аль-Глория, но там везде есть жизнь. Только формы этой жизни разные.

      Но все мы едины, несмотря на то, что пространство и время разделяет нас. Мы все - дети Солнца. Планеты вращаются вокруг него, и всем оно дает жизнь, согревает и питает своей любовью. Но все имеет начало и конец. Когда-нибудь наше солнце станет планетой, а другое солнце начнет новый круг жизни на небе. 

 

      Часами слушала его рассказы принцесса, и странные видения возникали перед ней.  Позже Аль-Глория стала сама летать на далекие планеты, где видела необыкновенную жизнь, отличную от земной. Она рассказывала отцу, как прекрасны жители Утренней звезды.

       - Дитя мое, ты обладаешь способностью перемещения в пространстве. И можешь бывать на любой планете. Благодаря твоей любви и доброте ты способна на это. Только любовь позволяет телу преодолеть сопротивление пространства. Такой человек может посещать любую планету. 

 

       Прошло несколько лет.  Ни одного дня не могли прожить друг без друга Аль-Глория и  Альвио. Ещё мальчиком, увидев принцессу, он полюбил её, но до сих пор не посмел признаться ей в своих чувствах. Аль-Глории также запал в душу малыш, который пришел сюда из долины. Они вместе росли, вместе проводили многие часы.  Их любовь расцветала как нежный куст роз и давала прекрасные, благоуханные цветы. Часто вдвоём они пели и играли на виоле. Вокруг разносились звуки, полные радости и любви.

 

     Не мог нарадоваться на них Аль-Тони. Одно только печалило. Наступали тяжёлые времена.  Из Долины приходили печальные вести. Люди стали убивать друг друга, и никто не мог быть спокоен за своё будущее. Появились рабы, и женщина из хозяйки очага становилась рабыней мужчины. Мерцающий блеск золота затмевал разум. Свобода духа была закована в цепи рабства и подчинения золотому тельцу. Аль-Тони понимал, что жизнь народов, основанная на силе, а не на свободной воле, приведет к вырождению человека, способного творить и воспринимать прекрасное. Женщина раба, могла родить только раба.

 

       Люди Альтаков спускаясь в долину, возвращались оттуда с другими мыслями и ощущениями. Их чувства грубели, напитанные эманациями Долины. Но что мог предпринять Аль-Тони? Он знал, что ничего не вечно. Есть рождение, жизнь и закат всего.  Придет время и Альтакия погибнет, как и другие могучие государства. Так устроена жизнь. Ничего нет постоянного даже камень точит вода.

       Был при дворе Аль-Тони молодой вельможа, который был влюблен в принцессу и решил добиться её взаимности. Но одно обстоятельство вызывало его недовольство. Она много времени проводила в башне, и у него не было возможности признаться ей в своих чувствах.

 Это был племянник Верховной жрицы, и она любила его, как сына.  

 

       - Аэ̀роний, сынок, сказала ему однажды Аг̀анатис,- Аль-Глория прекрасна, но принцесса любит другого, и тебе надо с этим смириться.

       - Нет…, - в исступлении кричал Аэ̀роний, - я не отдам её никому, даже если мне придется погибнуть.

        Ага̀натис ужаснулась ярости, прозвучавшей в его голосе. - Ты часто бываешь в Долине варваров. Их обычаи и порядки тревожат твою молодую душу. Откуда в тебе эта ненависть? Погаси её и открой сердце любви. Полюби Аль-Глорию и её суженого, как сестру и брата, иначе тебя постигнет жестокая участь.

        - Нет, тётя, она будет моей или не будет принадлежать никому!

        - Никто не сможет силой завладеть принцессой без её согласия. Страшная кара закона постигнет того, кто нарушит его, – пыталась объяснить ему Аганатис.

        Но ничего не захотел слушать Аэ̀роний, разгневанный и не умиротворенный ушёл он от неё.

 

       Великая жрица преклонила голову и опустилась на колени перед алтарем. Она молила:

«Могучее Светило, я знаю, что закону любви и ненависти подвержены все. Но прошу, тебя об одном. Помоги ему погасить эту страсть и выбрать любовь вместо ненависти. На все будет Воля Твоя!»  Затем   Аганатис зашла к Аль-Тони. 

        - Повелитель, прошу тебя отошли безумца Аэрония послом в Долину. Он влюблен в твою дочь и сгорает от страсти. Кара закона должна исполниться, и я с ужасом пытаюсь её отклонить. 

       - Великая Ага̀натис, - склонился перед ней царь. Долина варваров не принесет ему успокоения, а только дополнит его ненависть.  Ты знаешь, что там нет любви, она давно погасла. Пришло время и нам его не остановить. Каждый человек должен сам пройти через все ужасы жизни на земле, пока не осознает великое чувство единения и любви.        

        - Тогда прошу тебя, повелитель, отошли моего племянника в подземный город до совершеннолетия принцессы.  Может быть, красота камней очистит его душу и принесет покой.

       - Я выполню твою просьбу, Великая, хотя чувствую, что это только отодвинет события на более поздний срок.

      На следующий день Аэроний был приглашен к царю.

      - Я хочу предложить тебе спустится в природную кладовую Альтаков и отобрать ко дню совершеннолетия Аль-Глории девять камней, которые украсят свадебную диадему принцессы.          

        Аэроний ничем не выказал свое недовольство. А может быть, в душе он был этому рад. Как наваждение наплывали мысли об Аль-Глории, он прогонял их, но чем больше гнал, тем чаще они приходили снова Он так и не решился подойти к принцессе и сказать ей о своей любви. Показав себя   в день праздника, во время состязаний он завоюет любовь принцессы.

 

       Но красота камней не охладила пыла Аэрония. Блеск изумрудов успокаивал его, но ему больше нравилось горячее сияние рубинов. Нашел он также камень цвета алой крови, очень редкий лоредо̀ний, который притягивал взор. Трудно было оторваться от его очарования и волшебства.

       Перед самым праздником, вернувшись из подземных кладовых, принес он с собой десять камней. Среди них были большие   желтые   и белые сияющие алмазы, сапфиры и корунды, а также изумруды чистой воды и пьянящий лоредоний. 

        Посмотрел на камни Аль-Тони и отдал последний камень Аэронию.

      -  Невесте с ее чистотой не надлежит украшать голову дурманящим лоредо̀нием.  Послушай моего совета Аэ̀роний. Отдай этот камень Ага̀натис, очень трудно преодолеть человеку его чары. Он будит кровь и навевает плохие мысли.

       Аэроний кивнул головой в знак согласия, и направился в Храм. По дороге он еще раз взглянул на камень.  Бушующий внутри камня вулкан захватил его. Аэроний понял, что никогда не сможет расстаться с ним.     

 

       -  Я решил не приглашать гостей из Долины на праздник, – сказал жене Аль-Тони.  -Варвары, питающиеся мясом, совсем огрубели, утеряли чувственность и интуицию. Они полны страсти и зависти, и только голый разум движет ими.

        - Ты правильно решил, - сказала прекрасная   Аль-Ма̀рех.  Её темные, с медным отливом волосы, были уложены в замысловатую прическу и заколоты узорным гребнем из сандалового дерева, синие раскосые глаза всегда сияли радостью и любовью. Царица всегда решала все государственные вопросы вместе с мужем.  

 

         Я тоже думаю, что незачем увеличивать число «животных» в наших лесах, – сказала она - Пророчество должно исполниться, и ни ты, ни я не сможем помешать этому. Зависть не должна омрачить праздника Надежды.

       Наступил день праздника. К Храму Солнца собирались все жители Альтакии. Перед Храмом, была большая   открытая   площадка. Два огромных каменных кентавра охраняли вход, в высокую усеченную четырёхъярусную пирамиду, вырезанную в скале. Каждый ярус Храма украшали скульптуры, и фрески, а также художественные инкрустации из золота и драгоценных камней. На последнем ярусе, в центре   площадки, в красивой резной чаше из горного хрусталя, горел огонь. Свет, попадающий на него, преломлялся, и пестик играл и переливался всеми цветами радуги. Маленький язычок пламени горел в нем постоянно. Едва лишь первый луч солнца поднимался из-за скалы и касался чаши, огонь ярко вспыхивал, и вся чаща наполнялась радужным сиянием.

   Сорок девять девушек, достигших совершеннолетия, принимали участие в празднике. К Чаше девушки приносили подарки, предназначенные для своих избранников.

 

        Аль-Глория принесла картину, вышитую ее руками. Из разноцветных горных кристаллов, обработанных как мелкий бисер, она создала волшебный рисунок: В вышине, над горной вершиной искрилась и сияла серебристая летающая сфера. Три высоких существа, похожие на людей с большими миндалевидными глазами, спускались вниз по серебристой лестнице.   Их тела словно были созданы из белого тумана. Грациозные движения завораживали взгляд. Словно легкие бабочки парили они в воздухе. Внизу были видны удивительные деревья и цветы. Летающие рыбы, словно птицы, парили в воздухе.

        - Это её друзья с Утренней звезды, - пояснил Аль-Тано Верховной жрице.  Аль-Глория полюбила эту планету. Я думаю, что недолог тот час, когда она будет жить там.

 

      Пятьдесят четыре юноши состязались между собой за право называться избранниками.  Значит, пятеро из них останутся без пары, – сказал жене Аль-Тано. - Кто-то из них останется недовольным, а недовольство порождает зависть и ненависть.

      Это было необычным для народа Альтаков. Обычно пары заранее знали о своем выборе, и в соревнованиях участвовало такое же количество юношей. Но нравы Долины неумолимо вторгались в жизнь горного государства.                                                                                                                                                                              

      Аганатис просила Аэрония отказаться от участия в соревновании.

      - Ты же знаешь, что Алѐта любит тебя. Дождись следующего года, когда она достигнет совершеннолетия, и добивайся её любви.

       - Я не люблю Алѐту, тётя. Мое сердце занято другой.  К тому же я самый искусный стрелок из лука.  Я одержу победу, а победитель может выбирать.  И поэтический дар у меня неплохой.

       - Но Аль-Глория сделала выбор, нельзя разрушать любовь двоих.  Ты выиграешь, но останешься один. Последнее слово остается за девушкой.

       - Я люблю Аль-Глорию, и она будет моей.  Я увезу её в Долину, и она станет подчиняться мне, как все женщины Долины. 

      Даже у Аганатис, обладающей выдержкой и спокойствием защемило сердце. Она не смогла убедить Аэрония. Он сделал окончательный выбор.

        В манеже все было готово к соревнованиям.   Все зрительские места давно были заняты. Каждый юноша должен был сбить в полете летящую стрелу другой стрелой. Это было сложное задание, но мальчики Альтакии, с малых лет учились попадать в цель.

 

Аэроний знал, что ему нужна только победа.  Он выбил восемь из десяти. Это был лучший результат в стрельбе из лука среди соревнующихся юношей.

        Альвио почти всегда из десяти выстрелов попадал в девятку. Сегодня он боролся за любимую и знал, что должен выбить десять из десяти.  Он с радостью посылал стрелы, и они словно загипнотизированные летели в цель.  Когда число выстрелов дошло до семи, Альвио посмотрел на Аль-Глорию, улыбнулся и выстрелил. Но стрела не долетела до цели.

      Альвио сделал восьмой выстрел, но стрела снова упала на поле.  Аль-Глория взволнованно приподнялась.

        - Садись, дитя мое, - сказал Аль-Тони. То, что должно случиться, обязательно случится.   

       Вскоре объявили победителя. Это был Аэроний. Альвио не мог понять, почему три стрелы не долетели до цели.   Ведь он так легко поразил первые мишени.

        Но времени на анализ не оставалось. Предстояло соревнование поэтов.

       Стихи Альвио были признаны лучшими. Всю свою чистую любовь вложил в эти строки Альвио. Стихотворение Аэрония также было посвящено принцессе. Но оно было слишком напыщенным. Простота слов в стихе Альвио была понятна и затронула не одно любящее сердце. Стих Аэрония так и остался прекрасной однодневной бабочкой.

 

         На трибуну, где сидел Аль-Тони с женой, пробирался главный мастер по стрельбе из лука.

       -  Великий Царь, - сказал он, - стрелы Альвио надломаны и поэтому не долетели до цели.

        - Я это сразу понял, пусть все остается, как есть.  Ступай, не надо портить праздник.

      Оставалась последняя заключительная часть празднования. Девушки должны были сделать свой выбор.

       - Так как сегодня у нас небывалый случай - юношей больше чем девушек, - объявил распорядитель праздника, - то мы нарушим традицию, и юноша подойдет к девушке, которую он выбрал. Затем девушка скажет свое окончательное слово.

        По всему кругу манежа стояли девушки. Словно цветы распустились на поле, так прекрасны, и очаровательны были они. Они ждали своих суженых, и радость томления и ожидания наполняла их.

 

       Аэроний, опередив Альвио -  подошел к принцессе:

      - Я давно люблю тебя Аль-Глория. Ты должна быть моей.  Мы спустимся в Долину и начнем другую жизнь, не то, что в Альтакии, там ты будешь королевой.  Посмотри на этот камень. Он откроет тебе твою душу.

     Аль-Глория посмотрела на камень, который протянул ей Аэроний и отвела взгляд. 

       - Послушай меня, Аэроний. Я люблю твою тётю, но, ты мне можешь быть только братом. Смотри, как печально глядит на тебя Алета, она достойна, быть твоей королевой. Открой ей свое сердце!

         Почувствовав раздражение, Аэроний резко отошел в сторону: «Посмотрю, какой ответ она даст Альвио», - прошептал он злобно.   

        Когда Аэроний подошел к принцессе, сердце Альвио тревожно забилось в груди. Не потому, что он был неуверен в любви Аль-Глории. Нет! Он знал о несдержанности Аэрония.  Но когда Аэроний отошел от принцессы Альвио обрадовался, что тот смог сдержать свои чувства. 

       Он шел, нет, не шел, а летел к любимой. Это был миг их счастья, и ничто не могло очернить его.

       - Аль-Глория, - торжественно произнес имя любимой Альвио. - Перед лицом народа Альтакии я предлагаю тебе мою любовь и сердце.

      Аль-Глория протянула ему обе руки и четко произнесла: «Возьми мое сердце любимый, пусть они сольются в одно!

 

       Аэроний вспыхнул, услышав ответ принцессы, и разум его словно помутился. Он оттолкнул Альвио.-      

      -  Нет, она не будет твоей женой. - Он схватил принцессу за руку…

        Бедный Аэроний!  Через секунду его тело начало покрываться шерстью. Перед принцессой стоял на четырех ногах горный козел с короткой бородкой, Он в нетерпении топал копытами и мотал головой.  На трибуне, закрыв  лицо руками, вскрикнула Алета.  На секунду прикрыла глаза Аганатис.

 

       Прости, царь, моего неразумного племянника, – сказала Верховная жрица. - Закон свершился и нам надо смиренно его принять. Позволь мне отвести его в усадьбу Та̀мпо.  Там, высоко в горах он вскоре прозреет. 

      Два служителя на празднике вывели упирающегося Аэрония в козлином обличие.

       -  Мне жаль Ага̀натис, - сказала мужу Аль-Ма̀лех.

       -  Но что мы можем сделать, - сказал Аль-То̀ни, указывая на Солнце. -  Даже Оно, правящее Мирами, не способно изменить закон. Аэ̀роний сам сделал выбор, и мы можем только молиться за него и посылать ему любовь.

 

- Великая Ага̀натис, - подошла к верховной жрице Алѐта.-  Позволь мне поехать в усадьбу с Аэронием. Тебе надлежит быть на празднике, а мне…-  Алета ненадолго затаила дыхание и затем резко выдохнула, - а мне предстоит вернуть Аэрония к прежней жизни. Я думаю, что смогу это сделать. 

         - Поезжайте.  Пусть свет сердца освещает теплом и любовью твои устремления.  Ибо велика твоя любовь и велика твоя жертва. Я благословляю тебя.

        - Я думаю, -  сказала отцу Аль-Глория, - что мы скоро увидим здесь Аэрония и Алету. Она поможет ему, и он вновь станет человеком.  Потому что любовь творит невозможное.

 

       После праздника Альвио и Аль-Глория поднялись в башню.

       - Любимая, посмотри на это скопление звезд между Скорпионом и Девой. Не напоминает ли оно тебе две чаши весов? Я так и назову его Весами. Скорпион хотел укусить прекрасную Деву, но правосудие свершилось. Оно останется единственным «неживым» созвездием зодиакального круга, напоминая людям о том, что никто не может безнаказанно нарушать Божественный Закон. Горе тому, чья чаша, наполненная злом, перевесит чашу добра.  Такому человеку предстоит длинный путь страданий, пока чаши не уравновесятся.                  

 

       Прошли тысячелетия. Давно погребена под пучиной вод Альт̀акия. На небесной звездной карте появились новые светила. Были открыты неизвестные звезды и планеты. Но также ярко продолжает светить нам зодиакальное созвездие Весов. Так реальность стала легендой.

 

 

28.09.2019 08:41АВТОР: Тамара Артемьева | ПРОСМОТРОВ: 286




КОММЕНТАРИИ (2)
  • ксения29-09-2019 08:53:01

    Спасибо за прекрасную сказку. Сколько в ней красоты и мудрости!

  • Валерия Динабург06-10-2019 21:52:01

    Немного запоздала, но не могу не ответить Восхищением по вашей новой работе-сказке. Это ведь для Будущего, которое уже в настоящем работает. Очень выразительна и красива звуковая символичная связь имен. И столько всего заложено в идеях. Много всего можно было бы перечислить. Хотелось бы, чтобы ваше творчество было издано!!! И продолжено! Оно вдохновляет!

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Проза разных авторов »