Выставка «Мы — дети Космоса» открылась в Берёзовском (Кузбасс). Выставка «Пакт Рериха. История и современность» в Волосовской школе искусств (Ленинградская область). Вышел в свет сборник «Пакт Рериха: вчера, сегодня, завтра. 115 годовщина экспедиции Рерихов “По старине”…». Вышел в свет научный сборник «Л.В.Шапошникова: ученый, мыслитель, общественный деятель...». Второе секционное заседание Международной междисциплинарной конференции «Россия-Восток: искусство, философия, культура» в Международном Мемориальном Тресте Рерихов (Индия). В Республике Беларусь проходит выставка изданий Международного Центра Рерихов. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



«В этой ситуации я не мог молчать…» или признания президента МЦР. Алексей Анненко


Получив приглашение принять участие в церемонии торжественного награждения победителей Всероссийского творческого конкурса на лучшее литературное произведение (14 ноября 2012 года в Зале Церковных Соборов Храма Христа Спасителя), в котором участвовала моя книга, я его принял.  Поездку в Москву решила также возможность побывать на выставке картин Н. К. Рериха из частных собраний в Международном Центре Рерихов. Кроме того, на мое предложение Президенту МЦР Алексею Владимировичу Постникову о встрече («хотелось бы узнать Ваше мнение по некоторым вопросам в личном общении в любом месте и в любое время») во время нахождения в Москве, я получил ответ: «Я могу с Вами встретиться 14 ноября в 12.00 в МЦР».  Предлагаю изложение нашей беседы.

 – Прежде, чем перейти к теме нашей встречи: может у вас ко мне есть какие-то вопросы?

– Нет.

– Хорошо. Предполагаю, вы имеете представление о том, что я достаточно давно осваиваю наследие Рерихов. В этом году исполнилось сорок лет. Мне случалось здесь, в МЦР, работать по приглашению Людмилы Васильевны Шапошниковой. Правда, я недолго проработал. Это к тому, что с темой я знаком не понаслышкех[1].

– Это мне известно.>

 

МОТИВАЦИЯ

 

 

Первый вопрос тогда. Алексей Владимирович, когда вы впервые встретились с рериховской темой?

– Вы знаете, моя встреча с Рерихами была почти случайной. Только благодаря моей научной деятельности. Наш институт, теперь уже где-то лет десять назад, если не больше, вступил в творческое сотрудничество с Международным Центром Рерихов. Я тогда был еще заместителем директора, затем стал директором (Институт истории естествознания и техники имени С. И. Вавилова РАН – А. А.). И именно благодаря тому, что я долго занимался Центральной Азией, вообще Азией, у меня вышла книжка про становление рубежей России, занимался русско-китайской границей, мне был интересен Памир, так или иначе, я с этой тематикой сталкивался. Но не с позиций искусствоведческих, а с позиций географической науки. Потому что, я вообще – географ, а еще вернее – картограф, изначально, по образованию. Но уже давным-давно занимаюсь исторической географией, историей картографии. Историей геополитики, поскольку занимался вопросами русско-китайской границы… Благодаря этому я был включен в совет МЦР, когда он был создан лет десять назад. А потом, совершенно неожиданно для меня, случилось, что Людмила Васильевна Шапошникова предложила мне возглавить Международный Центр Рерихов, стать Президентом. Честно говоря, я был этим удивлен, но в то же самое время это было честью для меня. Самое главное, что меня очень интересует проблема восстановления Кулу и института «Урусвати», в особенности. Институт гималайских исследований меня всегда интересовал, я никогда ничего о нем не писал, но занимался материалами. Сейчас как раз очень серьезные шаги предпринимаются для того, что создать этот институт и я принимаю активное участие в формулировании неких исследовательских программ. Главным образом, в естественно-научной области этих программ. Философией Рерихов я никогда специально не занимался. Будучи историком, и, прежде всего, естественником, концентрировал свое внимание на научной деятельности, особенно: Центрально-азиатская экспедиция, работы Георгия Николаевича – Юрия Николаевича – Рериха, Святослава Николаевича… Это меня интересовало. Философская часть мне известна, но я ей не занимаюсь совсем. И в ближайшем будущем не планирую заниматься…

–Вы – крупный ученый академического уровня. И вдруг приняли предложение возглавить МЦР, хотя, конечно, были осведомлены о неоднозначной оценке деятельности этой организации. Зачем?

– Зачем? Ну я уже сказал об основной мотивации. Я очень заинтересован в воссоздании деятельности Института гималайских исследований «Урусвати». Именно, как представитель естественных наук. Я в этом очень заинтересован. И, конечно, я совсем не безразличен к творчеству Рерихов – художников. Вот почему меня на этот пост пригласила Людмила Васильевна – не могу ответить. Но она дала мотивацию, которую просто не буду воспроизводить, поскольку она слишком мне льстит, так сказать…

 

 

ПОЗИЦИЯ

 

 

– Перехожу к той части вопросов, которые еще в 2006 и в 2009 году задавал вашему предшественнику – Ю. М. Воронцову, но не получил ответа. Вместо «Юлий Михайлович», я обращаюсь к вам, Алексей Владимирович: не откажите в просьбе кратко ответить на вопросы, волнующие многочисленных почитателей великой русской семьи Рерихов.<Почему наследие Рерихов, переданное Святославом Николаевичем Рерихом 19 марта 1990 года Советскому Фонду Рерихов, привезенное из Индии, было получено почти через год – на основании акта приема-передачи 23 апреля 1991 года – от Людмилы Васильевны Шапошниковой? Почему от частного лица при жизни Святослава Николаевича?

>– Все дело в том, что Святослав Николаевич ее сделал, насколько я знаю эту историю – не берусь утверждать, что я знаю ее документально, будучи историком, я привык опираться на документы – именно Людмилу Васильевну как бы своим представителем здесь. И поручил ей, ее заботам, это наследие. Вот и все. Это то, что я знаю. Причем я знаю даже, что этот вопрос был, к сожалению, к сожалению… Вообще, я полагаю, что светлое имя Рериха не должно быть запятнано всякого рода судебными процессами… Вопрос, к сожалению, проходил через суд и в конце концов это было признано.

Является или нет в настоящее время МЦР юридическим правопреемником Советского фонда Рерихов?

– Да. Бесспорно. Это абсолютно документально подтверждено многими документами. Более того, это подтверждено решением… Есть Департамент общественной информации при Организации Объединенных Наций… Вот решением этого Департамента мы являемся организацией, входящей в этот Департамент. Мы признаны Организацией Объединенных Наций.

Есть или нет юридическая проблема владения Международным Центром Рерихов «усадьбы Лопухиных»?

– Нет. Сейчас нет. Она уже решена полностью. Насколько я знаю, поскольку я в эти вещи специально не влезаю. А Людмила Васильевна, хорошо понимая и принимая мою позицию, вот во всякие эти дела, связанные с процессами разными, тяжбами, меня абсолютно не втягивает.

На 95 или на 96 процентов содержание и деятельность Международного центра Рерихов и Музея имени Н. К. Рериха финансируется частным лицом?

– Частными лицами. Потому что Борис Ильич Булочник не единственный, кто много вкладывает. Конечно, он – главный меценат и Центра, и Музея, но есть и другие. Есть ведь и другие, очень авторитетные международные организации, которые финансируются богатыми людьми.

– Алексей Владимирович, вы – признанный авторитет мирового уровня в картографии…

– В истории картографии, точнее. Геополитики.

– …В истории картографии. Существует, с точки зрения вашей науки, земная Шамбала? Где-то отмечена или была отмечена?

– Нет.

– Но она существует?

– Этого я не знаю. Понимаете, на этот вопрос у меня ответа нет. Опять же повторяю: как естественник я опираюсь на материальные факты. Абсолютно не отрицаю возможность существования духовной Шамбалы, которое соответствует представлениям и других духовных течений… Но вот насчет ее материального положения и существования… У меня насчет этого нет данных…

– На ваш взгляд, существование Махатм Шамбалы – это вопрос веры или вопрос научного знания?

– Ну куда ж денешься?! Конечно, это вопрос веры. Конечно! Сам я человек религиозный, православный христианин, поэтому как любой православный христианин я признаю право на существование любых других религиозных течений. В том числе и буддизма. В книгах Живой этики на пятьдесят процентов – буддизм. В том смысле, что излагаются буддийские взгляды. Поэтому я считаю, что это конечно, конечно, понятие религиозное. Хотя прошу иметь в виду, что официальная позиция МЦР, и я ее излагал на официальном уровне в Госдуме, когда меня спрашивал председатель думского комитета по культуре: «Это что у вас – религия? То, что пропагандируется в Центре?», я сказал: «Нет». Это, надо сказать, и точка зрения Людмилы Васильевны. Она не считает это течение религиозным, она считает это течение, ну, идеалистически-духовным, скажем так. Но многие организации считают это течение стопроцентно религиозным, что не соответствует представлениям Рерихов. И нашим убеждениям.

 

 

ЧАСТНОЕ ЗАВЕДЕНИЕ

 

 

Некоторое время назад к вам – главе организации – обратились с официальным письмом о невозможности доступа к архивным документам, хранящимся в МЦР, представляющим научный и общественный интерес. И попросили помочь. В ответ 27 марта 2012 года вы написали: «Со своим президентством в МЦР я "попал как кур в ощип", так как в момент моего избрания ничего не знал о творящихся в этой "общественной" организации делах. На самом деле это частное заведение, принадлежащее Л. В. Шапошниковой и банкиру Булочнику…». Насчет частного заведения. У Павла Федоровича Беликова был крупнейший частный архив по Рерихам в Советском Союзе. Но это был всесоюзный центр притяжения и благожелательного отношения к исследователям рериховского наследия. МЦР же расшифровывают, как «Международный Центр Раздоров». Намерена ли организация, которую Вы возглавляете, прекратить оскорбительную травлю (в письмах в инстанции, в своих изданиях, на своих сайтах) ученых, представителей общественных организаций, людей, имеющих иное, чем у руководства МЦР, мнение в теме творческого наследия семьи Рерихов? Вот я сижу сейчас перед вами, мне доверял Святослав Николаевич Рерих, Павел Фёдорович Беликов, а на сайтах и в изданиях организации, которую вы возглавляете, я прохожу по списку «лжерериховцев»…

– Я не подписывал такого рода информацию. И вообще, честно вам скажу, во всей этой кампании я не участвую. Меня Людмила Васильевна и другие действующие лица в это никак не втягивают. Ни одного официального письма по этому поводу я не подписывал…

– Намерен ли МЦР открыть рериховедам доступ к своим архивам? Ведь они переданы в общественное достояние.

>– Насколько я знаю, доступ открыт.

Передаю вам это обращение-просьбу: «Уважаемый Алексей Владимирович, в фондах Вашей организации хранятся материалы, имеющие важное значение для рериховедения, но уже почти двадцать лет недоступные для исследователей. Я имею в виду материалы архивных фондов Службы внешней разведки России, переданные на хранение Пресс-бюро СВР в Международный Центр Рерихов 9 сентября 1993 года.
В «Списке материалов», подписанном руководителем Пресс-бюро СВР России Ю. Г. Кобаладзе и «Директором международного рериховского центра» Л. В. Шапошниковой указывается на их историческую и научную ценность («Список» прилагается).

Обращаюсь к Вам с просьбой разрешить мне ознакомиться с этими материалами для использования в исследованиях, относящихся к жизни и деятельности Николая Константиновича Рериха».

– Я узнал о существовании этих материалов от Александра Ивановича Андреева. Вскоре поеду в Читу, буду там разбираться. Мне нужно самому узнать, как Служба внешней разведки передала эти материалы, куда они попали…

– Вы не знаете – хранятся ли они в МЦР или нет?

– Мне это надо узнать самому. Будучи в Чите я намерен познакомиться с состоянием дел вот с этими документами. Я имел некоторые контакты со Службой внешней разведки. И хочу попробовать выяснить, где эти документы сейчас. Понимаете, тут ведь есть еще одна сложность. В период развала СССР многие материалы были открыты, раскрыты, переданы. Сейчас ситуация изменилась, и довольно давно уже изменилась. Сейчас часть материалов снова закрывается. И не знаю: может быть, эти материалы относятся к их числу? Не знаю… Как руководитель этой организации я не могу ответить вам: есть они у нас или нет? Я сам архивом МЦР пользуюсь, но совершенно в другой теме…

– Странное признание: едете в Читу, вместо того, чтобы узнать – есть ли эти материалы в МЦР. Они были переданы для открытого изучения. Поэтому и обращаюсь, Алексей Владимирович, к вам официально. Вот список, подписанный Кобаладзе и Шапошниковой.

– Могу вам ответить сразу, у нас же тоже есть распределение обязанностей. По архиву доступ весь идет через Людмилу Васильевну.

– В таком случае – передайте ей. Алексей Владимирович, как вы смотрите на ситуацию, когда вашим именем известного ученого, именами других известных ученых пользуются для прикрытия сомнительных «философских» концепций фактического руководителя МЦР?

– Ну, наш Ученый совет возглавляет, ни много ни мало, академик РАН, председатель комитета по науке и наукоемким технологиям Госдумы. Так что, можно считать, что и его подставляют?

Конечно, да. Конечно. Ведь и список Попечительского совета МЦР в настоящий момент на сайте МЦР является фактически липовым. Вы можете считать, что все в порядке с правопреемственностью и, например, с «апрельскими письмами» 1992 года якобы от Святослава Николаевича. Но хорошо известно, и я писал об этом – здесь жульничество чистой воды.>

 

 

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

 

 

– Повторяю то, что я уже вам сказал: это не моя тема, я этим никогда не интересовался. Юридическими делами с нашим центром я, слава Богу, не занимаюсь вообще. Нет ни одной моей подписи ни на одном юридическом документе или заявлении, и никогда не будет.

– Да, верю. Вот сейчас существует ситуация с коллекцией картин, находящихся в государственном Музее Востока. Стоило общественной организации из Калининграда не согласиться с тем, чтобы из государственного музейного фонда картины Рерихов передавали в МЦР, частную, как мы установили, организацию, тут же в наказание в адрес калининградцев и в прокуратуру пришли письма из МЦР с требованием снять рериховский знак триединства. Подписали не вы, подписала ваша подчиненная – уважаемая в других областях Марина Лаврентьевна Попович, вице-президент МЦР…

– Я к этому вообще никакого отношения не имею.

– А почему? Вы же руководитель МЦР. Вы несете за свой пост какую-то ответственность? За то, что творят ваши подчиненные?

– Если честно, то основным руководителем является, конечно, Людмила Васильевна Шапошникова. На ней вся ответственность и она, кстати, и берет ее всю на себя. А знак триединства был официально утвержден в качестве нашего знака и что там за ситуация с калининградским обществом я просто не в курсе дела. Мне эти вещи просто даже не докладываются. За мною – наука.

– Но ведь наукой у вас считается и «философия космической реальности» от Махатм, сочиненная Людмилой Васильевной. Следовательно, и эта сфера должна быть в вашем ведении…

– Я так не считаю…

– Вы так не считаете, но вы возглавляете МЦР…

– Это философия. А любая философия…

– Лишь философствование по поводу науки? Как известно, ваш коллега по академическому институту выпустил книгу, которая критически оценивает идейную основу организации, где вы глава…

– Я знаю эту книгу. Читал. Как любое научное издание она имеет право на существование. Вообще, я неплохо знаком с современной литературой по Рерихам. Причем даже с той, которая считается запрещенной в стенах этого здания. Ну, например «Red Shambhala» Андрея Знаменского…

Вы говорили о своем интересе к развитию научного проекта в Кулу. Но по вашим словам: «Последнее время ситуация в МЦР стала просто возмутительной, до такой степени, что Шапошникова практически разорвала связи с нашим посольством и Александром Михайловичем Кадакиным, что, по моему глубокому убеждению, приведёт (если уже не привело) к потере нами Кулу. В этой ситуации я не мог молчать, но мои разговоры с Шапошниковой и Булочником не имели никакого эффекта…». Вы даже не подписывали договор о сотрудничестве в Кулу между МЦР и ММТР, когда в Москву привозили руководство штата Химачал Прадеш…

– Как это я не подписывал?! Подписывала Людмила Васильевна, потому что речь шла о музее. А я его засвидетельствовал, этот договор. Ничего плохого в этом договоре невозможно усмотреть…

– Да, это было бы хорошо. Но раньше ведь речь шла о деятельности на уровне отношений между Россией и Индией, а не на уровне отдельного штата Индии и МЦР.

– Когда я находился в Кулу, я высказывал свою точку зрения. Но в вопросах тактики вопрос очень и очень сложный…

– Алексей Владимирович, как выглядит в ракурсе обыкновенной этики факт, когда известный ученый прикрывает своим авторитетом липовый общественный статус организации и воззрения, которые он сам не разделяет?

– Никого  и ничего я не прикрываю. У меня своя независимая линия. Мое направление – обеспечение связи с иностранными организациями, где я могу появляться благодаря своим научным заслугам. Я не ухожу со своего поста только потому, что пользуюсь определенным уважением иностранных коллег в «Голубом Щите» и «Европа Ностра», где стараюсь доказывать, что МЦР это не только центр изучения Живой этики и Космического мышления. В конце концов, самое важное – сохранение наследия Рериха и выполнение его заветов.

Нельзя не согласиться с этим… Большое спасибо за возможность побеседовать и получить ответы на вопросы.
 
Ноябрь 2012 г.
Абакан - Москва - Абакан

 

1. Абаканский городской портал (http://gorod.abakan-rf.ru/autors_projects/hronograf_annenko/)

09.01.2013 18:09АВТОР: Алексей Анненко | ПРОСМОТРОВ: 1146




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Точка зрения »