Антон Надточеев. Всего лишь ширма? // Версия. Вышла в свет книга Учения Живой Этики «Община» на финском языке. СОЗЫВ II МЕЖДУНАРОДНОГО СЪЕЗДА РЕРИХОВСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ «ЕДИНЕНИЕ И СОТРУДНИЧЕСТВО РЕРИХОВСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ – ПУТЬ К СОХРАНЕНИЮ НАСЛЕДИЯ РЕРИХОВ». Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Шапошникова Л.В. Магический мост синтеза // Культура и время, 2002, № 1–2. Сбор средств для восстановления культурной деятельности общественного Музея имени Н.К. Рериха. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



И мы не проходим мимо. Квартира Ю.Н. Рерих. Владимир Кондюрин


Известия об ужасах, происходящих с наследием Рерихов, находящихся в мемориальной квартире Ю.Н.Рериха, ввергают в Н. К. Рерих. Свет побеждает тьму. 1933смятение. Не во времена средневековья, а на наших глазах в центре Москвы творится чудовищное вероломство – разбазаривается наследие тех, кто как никто другой много времени и сил отдали работе по сохранению Мировых культурных ценностей. Почему, по воле нелепой случайности или злонамеренных действий часть наследия Великой Семьи, являющегося мировым достоянием и ценностью для всего человечества, перешло в руки частных лиц, закрыто для доступа к нему и бесследно распродается по частям неизвестно кому. Какую Судьбу складывает себе наш народ, допуская подобное! Какими катастрофами будем расплачиваться мы, за допущение подобного кощунства. Происходящее не случайно. Мы все находимся на испытании. Оно как мерило для последователей Рерихов, мерило равнодушия или преданности, как шанс объединиться пока еще разрозненному Рериховскому движению для спасения наследия Семьи Рерихов.

Хочется сказать спасибо инициативной группе «Соратники» за то правое дело, которое они ведут по спасению Рериховского наследия из квартиры Ю.Н.Рериха. К сожалению, пока их усилия недостаточны, для благополучного разрешения ситуации. Их упорная борьба за возвращение наследия Рерихов народу заслуживает уважения и всяческой поддержки.

Я долго размышлял над тем, чем могу быть полезен в этом деле. Как, находясь за тысячи километров от Москвы хоть чем-то помочь правому делу? Что может сделать каждый из нас? Сейчас для положительного разрешения ситуации не хватает силы общенародного негодования, громких статей и репортажей в СМИ, заставивших бы чиновников, от которых зависит судьба решения проблемы, не отмахиваться от требований возвратить наследие Семьи Рерихов народу. И в наших руках придать делу широкую известность. Каждому в сфере своего общения и влияния. Вместе мы можем создать большую волну, которая вернет справедливость и смоет всех стоящих на пути бесчинствующих чиновников. Мы можем стучаться во все двери, не упуская каждого случая, обращать внимание общества к происходящему беспределу. Благо современные средства коммуникаций позволяют это делать практически с любого участка земного шара. Нужно, чтобы количество людей в обществе неравнодушных к судьбе наследия Великой Семьи, превысило ту «критическую массу», выражаясь языком физики, которая заставит официальных лиц, в чьих руках сейчас судьба решения вопроса, не отстраняться от проблемы, а приступить к ее решению. Пока еще есть что спасать!

Кондюрин Владимир

 

Ниже представлены материалы с сайта группы «Соратники», наиболее полно описывающие положение дел с наследием Семьи Рерих, хранящихся в мемориальной квартире Ю.Н. Рериха.

* * *

В августе 1957 года благодаря личному вмешательству Н.С.Хрущева, с которым ему удалось переговорить во время визита правительственной делегации СССР в Индию, Юрий Николаевич Рерих возвращается на Родину.

Ю. Н. Рерих привез с собой крупную художественную и научную библиотеку, материалы трансгималайской экспедиции, совершенной его семьей в 1925-1928 годах, ценнейшую коллекцию тибетских танок, около 550 картин отца, семейный архив с рукописями Н.К.Рериха и другие культурные и антикварные ценности. Но не только и не столько это. Именно он привез нам, образно говоря, самих Рерихов – наше ценнейшее национальное достояние, в корне изменив общественное мнение об этой выдающейся семье.

Одновременно с организацией выставок отца Юрий Николаевич ставит вопрос о создании на Родине персонального Музея Николая Константиновича Рериха.

Из письма Ю.Н.Рериха Р.Рудзитису: «Хочу кратко рассказать Вам о наших делах. ... И вот хочется поделиться с Вами и со всеми Вашими нашей радостью. Говорили о Музее (Москва или Ленинград) с отделом-филиалом в Сибире, на Алтае».

 

Ю.Н.Рерих – С.Н.Рериху (08.11.1958г.): «Предлагают устроить музей при Русском музее в Ленинграде, где в настоящее время заканчивается аппекс с отдельным входом и хорошими залами. В Москве помещений мало, разве что старые особняки, но это сложно. Затем думаю о филиале Музея в Сибири, на Алтае».

 

Из воспоминаний Р.Рудзитиса: «Юрий добивается, чтобы Музей был обязательно автономным, чтобы там были выставлены и книги, фотоснимки, письма и т.д. Сетует, что нет работников. Снова идет война между Москвой и Ленинградом из-за Музея. Москва готова даже построить отдельное здание. Разумеется, в Москве пока нельзя, ибо другие художники завидовали бы такому исключительному отношению. Значит, самое надежное – в квартире Н.К. в Ленинграде».

 

Однако при жизни Юрия Николаевича музей так и не был создан. 5 мая 1960 года, незадолго до ухода Юрия Николаевича, вышел приказ Министра культуры Михайлова о передаче «в постоянное пользование Государственному Русскому музею и Новосибирской областной картинной галерее (согласно приложениям №№1,2) картины Н.К.Рериха, переданные в дар государству его сыном Ю.Н.Рерихом». Ни слова об организации музея Н.К.Рериха, или хотя бы автономной экспозиции – просто произошла передача картин «в постоянное пользование». Никакой речи о «книгах, фотоснимках, письмах и т.д.», без чего невозможно организовать полноценный музей художника, - нет. Нет и письменной дарственной от Юрия Николаевича в пользу государства. Видимо окончательная договоренность государства с сыном художника не была достигнута, и государство стало действовать за спиной Ю.Н.Рериха. Картины распределялись без участия Юрия Николаевича. 16 мая Новосибирская галерея забрала 60 полотен. В начале июня, уже после ухода Юрия Николаевича из жизни, Русский музей забрал остававшиеся в Третьяковке 361-у картину Н.К.Рериха.

И тут не обошлось без «странностей». В акте приема-передачи картин из Государственной Третьяковской Галереи (ГТГ) в Русский музей (№86 от 3 июня 1960г.) стоит примечание: «В списке помечено к передаче 361 произведение. Однако 6 работ художника, порядковые №№ ..., – были выданы Ю.Н.Рериху еще в 1958 г. и больше в Галерею не возвращались». Действительно, в акте №78 от 22 августа 1958 г. на выдачу из Государственной Третьяковской галереи экспонатов Ю.Н.Рериху присутствует три из 6-ти указанных в примечании картин. А где остальные три картины? Если произвести простой арифметический подсчет по всем актам поступления в ГТГ на временное хранение картин Н.К.Рериха и по всем актам выдачи, то получится: поступило на временное хранение 501 картина, выдано Юрию Николаевичу в разное время по шести актам 80 картин, передано в постоянное пользование в Новосибирскую картинную галерею 60 картин, в Русский музей – 361 картина. Вроде бы сходится – получена 501 картина, возвращена 501 картина ..., если не учитывать этого примечания о шести картинах из акта приема-передачи в Русский музей. Если даже три из этих шести картин продублированы и в акте Русского музея, и в акте возврата картин Юрию Николаевичу в 1958 году – то из общей арифметической суммы выданных картин эти три картины приходится отнять! И «недостача» остается все та же – 6 картин.

Но эта «странность» – не главное в действиях государственных чиновников. Главное, не был создан музей Н.К.Рериха, на чем настаивал Юрий Николаевич. Автономная экспозиция в Русском музее была открыта доступу посетителей не долго, затем большую часть картин переместили в запасники. В постоянной экспозиции осталось двадцать картин, затерявшихся в одном из залов музея.

Более 120 картин Н.К.Рериха и 30 картин С.Н.Рериха, богатейшая библиотека, часть семейных архивов и экспедиционных материалов, культурные антикварные коллекции оставались на квартире Юрия Николаевича.

И тут начинается детективная история – лжи, интриг, подковерной борьбы и усилий государства и неизвестных влиятельных лиц по отторжению С.Н.Рериха от наследства семьи Рерих, оставшейся на квартире брата, – история, длящаяся и в наши дни.

Из ответа Гагаринской межрайонной Прокуратуры ЮЗАО г.Москвы от 30 декабря 2005г.: «По рекомендации должностных лиц Министерства культуры СССР С.Н. Рерих заполнил и оставил в Министерстве культуры СССР для последующего оформления бланк-заявление на имя Первой нотариальной конторы о выдаче ему как единственному наследнику свидетельства о праве наследования вклада и авторского права брата, а также наследственного имущества умершего. Хранить находящиеся в квартире брата ценности до присвоения ей статуса музея он поручил Богдановым.

... Однако официальное оформление квартиры-музея Министерством культуры не было произведено, также не было оформлено на С.Н. Рериха и свидетельство о праве наследования на оставшееся после смерти Ю.Н. Рериха наследственное имущество».

После отъезда С.Н.Рериха в Индию упомянутый в письме Гагаринской прокуратуры бланк-заявление Святослава Николаевича на выдачу ему свидетельства о праве наследования куда-то «затерялся». А те, которые, очевидно, помогли его «затерять», дали сестрам Богдановым «мудрый совет»: оформить себя как «иждивенок» Ю.Н.Рериха.

В результате цепочки этих махинаций вместо С.Н.Рериха официальной наследницей части имущества Ю.Н.Рериха стала старшая из сестер Богдановых, Людмила.

Из письма Гагаринской межрайонной Прокуратуры ЮЗАО г.Москвы от 30 декабря 2005г.: «В тоже время 05.08.1960 года по инициативе Министерства культуры СССР заместитель Председателя Совета Министров культуры СССР Микоян А.И. издал распоряжение № 2338-р, в соответствии с которым Богдановы Л.М. и И.М. были признаны длительное время находившимися на иждивении у профессора Ю.Н. Рериха, в связи с чем им была установлена пенсия и выдано единовременное пособие, и, кроме того, за Богдановыми были закреплены «пожизненно» квартира профессора Ю.Н. Рериха в городе Москве и его дача.

После этого Богдановой Л.М., как иждивенке умершего, достигшей пенсионного возраста, нотариус выдал свидетельство о праве наследования вклада и авторского права Ю.Н. Рериха. Научные и культурные ценности, которыми С.Н. Рерих распорядился в пользу государства, в свидетельство о праве наследования Богданова Л.М. не включала».

Людмила Богданова пережила Юрия Николаевича всего на один год. Наследницей стала её младшая сестра Ираида. Первое время после этого ситуация на мемориальной квартире была благопристойной. Святослав Николаевич жил в Индии и не имел возможности повлиять на юридическую сторону вопроса о наследовании. Более того, в Министерстве культуры, куда С.Н.Рерих обратился через индийское посольство, заверили, что все считают его единственным наследником брата, а Богданову лишь уполномоченной им хранительницей квартиры.

Квартиру Ю.Н.Рериха с помощью его друзей и коллег переоборудовали под музей, где стали проводить экскурсии и отмечать памятные дни членов семьи Рерихов, а специалисты имели возможность работать с архивными материалами. Но через несколько лет Ираида Богданова приблизила к себе некоего В.Ю.Васильчика, не имеющего определенного места жительства и рода занятий. И тут начались «чудеса». Младше Ираиды Михайловны почти на тридцать лет, он сразу начал активно за ней ухаживать. Действуя тонкой лестью и игрой на ее  душевных слабостях, он вскружил Ираиде Михайловне голову ее якобы привилегированным «происхождением» и «блестящими перспективами», полностью подчинил своей власти, отвадил от мемориальной квартиры всех прежних друзей и помощников, а в 1980 году вступил с 66-летней «богатой наследницей» в официальный брак. Но, еще будучи «женихом» Васильчик настолько вошел в доверие к И.М.Богдановой, что практически единолично стал определять судьбу оставленных С.Н. Рерихом для государства научных и культурных ценностей. В печати стали появляться публикации из архива Ю.Н.Рериха за подписью (составителя) «Богданова-Рерих»; стали проводится выставки картин с этикеткой «из собрания Богдановой-Рерих»; были проданы и подарены некоторые картины и художественные коллекции.

С.Н.Рерих, посетивший в 1974 году СССР, в связи с празднованием 100-летнего юбилея Н.К.Рериха, убедился лично в неприглядной ситуации, сложившейся на мемориальной квартире его брата, и стал предпринимать ряд шагов по разрешению этой проблемы. В том же 1974 году он имел по этому поводу беседу с министром культуры СССР П. Н. Демичевым и оставил в Министерстве культуры памятную записку, обозначившую проблему и возможный вариант ее разрешения.

В 1970-1980 годах Министерства культуры СССР и РСФСР неоднократно пытались описать оставшиеся после смерти Ю. Н. Рериха ценности, чтобы поставить их на учет как памятники истории и культуры и решить вопрос о создании квартиры-музея Ю.Н.Рериха, но Богданова и Васильчик не пустили в квартиру комиссию специалистов. Но здесь не обошлось без чьей-то злой воли. Ведь законы СССР того времени позволяли взять на государственный учет культурные ценности и без желания их случайных владельцев.

Из письма П.Ф.Беликова Т.Л.Шевелевой 17 июня 1976 г.

«Дорогая Татьяна Львовна,

...В отношении квартиры Ю.Н. могу дополнить, что у меня был разговор о юридической стороне с одним доктором юридических наук, юристом-международником, который сказал, что у нас имеется закон, по которому художественное или научное наследие, представляющее собой общегосударственную ценность, может быть взято на учет и использование его может быть передано в ведение компетентных органов. На этот счет не так давно я читал какую-то статью даже в «Известиях», причем в статье указывалось как раз, что Министерство культуры почему-то редко прибегает к этому закону, чем наносится вред, т.к. некоторые люди монополизируют и не допускают к попавшему в их руки наследию соответствующих специалистов и исследователей».

С.Н. Рерих в течение многих лет продолжает обращаться в различные государственные инстанции с просьбой принять меры к сохранности находившегося в квартире брата наследственного имущества и создать на его основе квартиру-музей Ю. Н. Рериха. В частности, известны его письма двум председателям Совета Министров СССР – А. Н. Косыгину в 1979году и Н.А. Тихонову в 1981 году. Об этом же он пишет и в своем письме от 6 января 1988 года на имя министра культуры СССР В.Г. Захарова.

Но все обращения Святослава Николаевича остались безрезультатны. В апреле 1989 года, вероятно по результатам последнего обращения С.Н. Рериха, Генеральная Прокуратура СССР намеревалась обратиться «с иском в суд об истребовании из незаконного владения государственного имущества», находящегося в мемориальной квартире Ю.Н. Рериха.

 

Из ответа Гагаринской межрайонной Прокуратуры ЮЗАО г. Москвы от 30 декабря 2005г.: «Проведенной проверкой установлено, что вопрос о том, кто является наследником имущества семьи Рерихов решался и в советское время. Как видно из письма Генерального прокурора СССР Сухарева А.Я. от 28.04.1989 года № 8/3007-87 на имя председателя Совета Министров СССР ...»

Письмо об этом, и не одно, как видно из «Справки» ниже, с подробным обоснованием существа дела было направлено из Генеральной Прокуратуры на имя Председателя Совета Министров СССР. Однако на это письмо последовал звонок из Совета Министров, в результате чего Прокуратура в суд обращаться не стала.

 

«СПРАВКА. На письма Прокуратуры СССР от 28 апреля 1989 г. №8/300 7-87 и от 28 декабря 1989 г. №8/3007-87 Отделом культуры и народного образования совместно с Юридическим отделом был подготовлен проект письма-уведомления о мерах Правительства, соответствующих центральных органов по упорядочению всех вопросов, связанных с наследием семьи Рерихов. Материалы обсуждены в феврале 1990 г. на совещании у помощника Председателя Совмина СССР (т. Панова В.П.). 11 марта 1990 г. т. Панов В.П. дал указание Отделу культуры и народного образования (т. Афанасьеву Ю.С.) не направлять официальный ответ Прокуратуре СССР, а дать соответствующую информацию заместителю Генерального прокурора СССР т. Дзенитису Я.Э. по телефону. Указание выполнено. В дело. Две подписи: 1-я неразборчива, 2-я – Афанасьев.».

Более того, вскоре и само это письмо Генеральной Прокуратуры было «затеряно».

Из ответа Гагаринской межрайонной Прокуратуры ЮЗАО г. Москвы от 30 декабря 2005г.: «Установлено также, что Прокуратура СССР намеревалась в интересах государства обратиться с иском в суд об истребовании из незаконного владения Васильчика В.Ю. и Богдановой И.М. государственного имущества, однако по данным судов с такими исками никто не обращался.

Согласно полученному из Генеральной прокуратуры Российской Федерации ответу на запрос о необходимости предоставления надзорного производства по факту проводившейся проверки сохранности культурных ценностей профессора Ю.Н. Рериха, оно было уничтожено в 1992 году при ликвидации Прокуратуры СССР».

Так кто-то из власть придержащих, используя тайные рычаги влияния, старательно поддерживал «статус-кво» – бесхозности наследия Рерихов на квартире Юрия Николаевича. В.Ю.Васильчик активно этим пользовался и неоднократно предпринимал попытки распродажи коллекций Ю.Н.Рериха – оптом и по частям. Но масштабным распродажам, по-видимому, противилась Ираида Михайловна Богданова. Ситуация усугубилась трагическим завершением жизни И.М.Богдановой, которая стала мешать грабительским планам Васильчика.

Из воспоминаний свидетелей последних дней жизни И.М.Богдановой: «Последние месяцы жизни Ираиды Михайловны приезжие женщины из разных городов: Сочи, Рязани, Чебоксар, Новосибирска, подмосковных городов, поочередно ухаживали за слабой здоровьем престарелой, но бодрой духом охранительницей наследия. Деспотичный «хозяин» Васильчик убеждал этих помощниц, что никогда квартира Юрия Николаевича не была мемориальным музеем, что она всегда была и будет частной квартирой, а содержащееся в ней огромное рериховское наследие является частной собственностью частных лиц, прописанных в квартире, которые правомочны распоряжаться наследием по личному усмотрению. Однако, с не обеспеченным юридически статусом «директора» несуществующего «музея-квартиры» Васильчик составлял одну за другой договорные бумаги об залоге, а фактически о продаже картин Н. К. Рериха. Для никогда нигде не работавшего Васильчика это стало хорошим доходом. Наконец, завершившему свое падение Васильчику Ираида Михайловна стала помехой в осуществлении планов, созревших в его голове. Получив за сделку очередные пачки купюр, Васильчик приступил к выдворению из родного дома престарелой Ираиды Михайловны. Он подготовил последний акт трагедии: нанял юриста, согласного за деньги отмывать его грязные дела, и видеохроникера — для засвидетельствования «своей нежной заботы» об Ираиде Михайловне.

Холодным ноябрьским вечером Васильчик ввалился в квартиру в сопровождении крепких ребят-санитаров, грубо приказал женщинам срочно одеть Ираиду Михайловну в дорогу: «За городом она будет дышать свежим воздухом».

* * *

Васильчик, часто со свитой, заявлялся на дачу в любое время суток. Даже глубокой ночью он грубо будил Ираиду Михайловну, совал ей кипу бумаг, требуя подписать. Её слабые пальцы плохо держали авторучку, он начинал их выкручивать до синяков. Кончалось обычно тем, что он сам за неё и расписывался. Женщин, пытавшихся защитить Ираиду Михайловну от насилия и психовоздействия, грубо отшвыривали, не гнушаясь и рукоприкладством. Одна за другой защитницы изгонялись Васильчиком. Особняк заполнился ящиками с водкой, вином, горами еды, матом, пьяными оргиями. Но охранительницы Ираиды Михайловны делали чудеса — в часы отлучек Васильчика они прогуливали её на свежем воздухе, доставали ей свежие продукты, и та, набираясь сил, все спрашивала, когда же её отвезут домой в Москву. Когда этот её вопрос женщины задали Васильчику, тот ответил: «Она никогда не вернётся домой».

***

Трое суток наступившего 2004-го года Ираида Михайловна провела, не вставая с постели, без еды, без ухода. Приехавшая проведать дачу хозяйка застала валяющиеся тела мертвецки пьяных нанятой женщины и двух личностей, принятых ею за бомжей. Ираида Михайловна лежала еле живая, голодная. Хозяйка навела порядок, но дьявольский план Васильчика шел к завершению.

Утром 7 января телефонный контроль из Москвы показал, что посадская женщина вполне трезва и занята хозяйством, что Ираида Михайловна умыта и накормлена. Но примерно часа в 2 дня женщина сама звонит в Москву и перепуганно сообщает: «Здесь твориться что-то ужасное», но тут у неё трубку выхватил Васильчик, недавно прибывший на дачу, и разразился бранью.

Произошло следующее — 7-го января в 14 часов Ираиды Михайловны Богдановой не стало.

8 января на дачу приехало несколько человек, которым посадская женщина сказала, что 7-го января Васильчик привёз из Москвы «чистую похоронную одежду для ещё живой Ираиды Михайловны» и что «он её убил». Со словами: «Никаких денег мне от него не надо» — женщина в страхе убежала. Соседи по улице рассказали, что ночью с 7 на 8-е на даче шел кутёж, гремели музыка, хохот, пьяные голоса.

Васильчик объявил, что своим уходом в праздник Рождества Христова Ираида Михайловна всем доказала, что является настоящей святой. ...»

 

Так глумливо завершился захват наследия Ю.Н.Рериха. Обеспокоенные таким уголовно-трагическим развитием ситуации свидетели последних дней Ираиды Михайловны, ее ближайшее окружение, создали инициативную группу, которая пошла «по кругам бюрократического ада». Рассылались обращения в различные инстанции. Получались стандартные бюрократические отписки. Но какое-то из обращений все же, казалось, сработало.

 

Из ответа Гагаринской межрайонной прокуратуры г.Москвы: «19.03.2004 года по результатам проведенной Гагаринской межрайонной прокуратурой города Москвы проверки (№ 109пр-04) по обращению руководителя департамента Министерства культуры РФ Петракова В.В. и коллективному заявлению граждан в отношении Васильчика В.Ю. и другим вопросам о сохранении культурного наследия семьи Рерихов межрайонной прокуратурой было возбуждено и принято к производству уголовное дело № 313946 по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 164 (хищение предметов, имеющих особую ценность) Уголовного кодекса Российской Федерации».

В рамках уголовного дела были опрошены свидетели из института Грабаря, куда подручные или покупатели Васильчика приносили картины Н.К.Рериха на освидетельствование. Были выявлены нефтяные бизнесмены, которые получили у Васильчика эти картины под залог по бросовым ценам. Все эти факты стали достоянием общественности после публикации в «Московских новостях» от 4 февраля 2005 года статьи И.Королькова «Рерих под колпаком у Шелленберга». Но довольно скоро уголовное дело было закрыто со странной формулировкой.

 

Из ответа Гагаринской межрайонной прокуратуры г.Москвы: «Данное уголовное дело было законно и обоснованно прекращено 16.07.2004 года на основании п. 1 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с отсутствием события преступления, так как в рамках дела не установлено фактов хищения, а также не установлено, кто является владельцем имущества Ю.Н. Рериха после его смерти и на каком основании».

«В рамках дела не установлено фактов хищения» несмотря на то, что прокуратуре были предоставлены видеоматериалы, зафиксировавшие художественные коллекции семьи Рерихов, хранившиеся на квартире Ю.Н.Рериха. Оставалось только провести сопоставление с современным состоянием коллекций и их наличием ...

В середине 2005 года была создана другая инициативная группа – «Соратники», инициативная группа по спасению части наследия семьи Рерихов, находящейся в квартире Ю.Н.Рериха. Инициативная группа разослала обращения во все высшие инстанции исполнительной власти России и города Москвы. Но ответы пришли стандартные – без согласия хозяина квартиры Васильчика ничего сделать не можем. Самый содержательный ответ пришел из Гагаринской межрайонной прокуратуры г. Москвы, который уже частично цитировался. Суть этого ответа сводилась к тому, что единственный способ изменить ситуацию – реализовать завещание И.М.Богдановой, которое она составила еще в 1988 году в пользу Советского (ныне Российского) Фонда Культуры. Но в процессе реализации этого пути было «выяснено» очевидное, – что отсутствуют какие-либо документы, подтверждающие право собственности самой И.М.Богдановой на художественные коллекции семьи Рерихов. И становится совсем непонятным, на каком основании 1-я нотариальная контора приняла завещание И.М.Богдановой в 1988 году.

Таким образом, до сих пор эти ценнейшие коллекции и архивы являются бесхозными, не поставлены на государственный учет, содержатся в безобразных условиях, закрыты для доступа специалистов и любителей и, втихую, распродаются разными незаконными путями их случайным «владельцем» Васильчиком.

По предварительным оценкам свидетелей, из квартиры Ю.Н.Рериха пропало уже около половины картин Н.К.Рериха. В начале 2007 года, после неудачной попытки Российского Фонда Культуры получить свидетельство на право собственности по завещанию И.М.Богдановой, в Интернете стали появляться объявления о продаже картин из этой ценнейшей коллекции, ориентированные на богатых покупателей из Объединенных Арабских Эмиратов и США.

Беспринципный грабеж продолжается...

Так давайте же объединимся для восстановления справедливости в желании вернуть наследие Рерихов народу. Каждый может быть полезен.

Полностью материал о ходе дел по мемориальной квартире Ю.Н. Рериха можно посмотреть:

1.Сайт «СОРАТНИКИ»

2.Форум Интернет-община сайта «Живая Этика в Германии».

Фотографии квартиры Ю.Н. Рериха с имеющимися там картинами (медиатека)

Список (фотографии) проданных В.Ю.Васильчиком картин из квартиры Ю.Н.Рериха. Информация на январь 2008 года.

01.04.2008 03:00АВТОР: Владимир Кондюрин | ПРОСМОТРОВ: 2229




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Перспективы рериховского движения »