Некоторые особенности современного Рериховского движения. Международный съезд «Единение и сотрудничество рериховских организаций – путь к сохранению наследия Рерихов». Фоторепортаж. «ПОЗВОЛЬТЕ МНЕ СОЙТИ С ПЬЕДЕСТАЛА…». Л.В. ШАПОШНИКОВА. Сознание красоты спасет мир(о Р. Я. Рудзитисе). Татьяна Бойкова. Симфония красок и идей. Рихард Рудзитис. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



«Всеединство» и индивидуальность в человекознании. В.А. Богданов


Словно молоты громовые
Или воды гневных морей,
Золотое сердце России
Мерно бьётся в груди моей.
Н.С. Гумилёв.

 

В сегодняшней российской психодиагностике воцарилось понимание человека, теснейшим образом связанное с вульгарным фрейдизмом. Унифицированные тесты диктуют стандарт понимания Человека, абсолютно игнорирующий в нём высшие сферы духовного, надличностного развития. К сожалению, ныне забыто то, что было аксиомой для первых отечественных психологов – Г. Челпанова. Н. Грота, Л. Лопатина, Н. Лосского, С. Франка. А именно: категория личности характеризует всех людей, а вот уровня индивидуальности, уровня «высшего Я» достигают не все. И это равносильно отрыву от Бога, который в Европе произошёл на границе XVI в. Для К. Юнга усложнение личности (индивидуация) означала Крах одухотворения человека вообще. Это – вывод, который можно подтвердить статистически, с увеличением числа людей, стремящихся к самореализации «любой ценой», но в целом я его разделить не могу. Проблемы структуры «эго» для меня смыкаются с моделями изменённых состояний сознания, сверхсознания, паранормальных явлений. А их разработка развивает идеи космизма применительно к конкретным вопросам психологии. Многолетнее подавление всех, кроме официозного марксизма, вариаций отечественной философской мысли обусловило ситуацию тупика в поисках адекватной современности методологической базы для конкретных гуманитарных дисциплин. Психологию также формировали вначале по немецкому образцу, а затем и по англо-американскому подобию, изолируя от русской философской базы. Психодиагностические тесты, используемые сегодня, опираются на плоскую и достаточно аморфную модель «носителя личностных черт», лишённую «вертикали» духа. «Глубина» таких факторных схем отображает элементы фрейдистской теории, унифицированные адекватно идеям глобализации мира. Печально мало психологов понимает отличие «всеединства» универсума от унификации. А ведь в своё время идеи Владимира Соловьёва нашли воплощение не только в концепции ноосферы В. Вернадского, но и в наборе универсалий макро- и микрокосма, которые В. Бехтерев и его школа предлагали для развития психологии. Близок этим мыслям был и Д. Узнадзе, защитивший в Германии диссертацию по «всеединству». Известно, что русскую философию отличало сосредоточение на вопросах духа, человеческой судьбы и отношения человека к Богу (А. Лосев) [1]. Потому в ней предпочитают использовать систему символов и образов вместо системы логических понятий и определений.

К тому же в ней, так или иначе, сказывался и евразийский опыт её творцов. Отличия от иудео-христианской традиции были настолько заметны, что православие со стороны то называли вариантом ислама, то подчёркивали его византийские корни. Вот этой специфики национального менталитета не желает признавать, поскольку не умеет учитывать, практика современной психодиагностики. Концепции, излагаемые в активно издаваемых переводах западных хрестоматий и преподаваемых курсах, кажутся карикатурой на человека гуманитарного, хоть что-то слышавшего о «русской идее».

Впрочем, не надо забывать, что именно И.В. Гёте, наследником которого ощущал себя великий психолог К.Г. Юнг, назвал Космос «Всеединством». В идее всеединства можно углядеть и след учения Сведенборга, и более древних взглядов.

Однако конфессиональные предрассудки и по сей день обуславливают обструкцию позиции тех учёных, кто упоминает о единой картине мира как о свидетельстве наличия единой «пра-религии». С такой реакцией сталкивались и Юнг, и Рерихи, и их последователи. Ортодоксы, вроде яростного противника мировой закулисы О. Платонова, и ныне именуют Живую Этику «смесью сатанизма и шарлатанства», «версией талмудического иудаизма», «расистским представлением о “новой расе богочеловеков”» [2]. С тем же успехом можно объявить иудаизмом и софиологию  о. С. Булгакова, ссылавшегося на книгу «Зогар», и анализировавшие Библию работы князя С. Трубецкого, как и работы индологов. Ведь единство символообразующих генераторов психики порождает и единство первоначал различных вероучений. Но нельзя игнорировать психологическую специфику этнокультурных интерпретаций этих первоначальных символов.

По К. Юнгу, символом бессознательной части психики выступает космическое дерево, врастающее в то, что вечно и неизменно, что произрастает из союза противоположностей [3]. И модель этого «древа жизни», и модель концентрических сфер, отделяющих небо вечной жизни от земной, присущи как каббале, так и антропологии иных этносов. К. Юнг сравнивал бессознательное и с грибницей, из которой появляются отдельные стволы грибов (индивидуальности). Ведические учения, с которыми связан русский космизм (В. Дёмин) описывают переход в «восьмое сознание», расширяющее сознание до масштабов, способных охватить всё человечество. Можно сопоставить это утверждение с тезисом о. С. Булгакова: «Психологизм, углубляясь, становится космизмом. Берёт человека уже как существо микрокосмическое». Иначе, психика углубляется до слоя архетипов, тождественного макрокосмической структуре. Как напоминал о. С. Булгаков, согласно каббале, все души исходят из великого и могучего «древа» (находящегося в высшей области), тогда как умные духи исходят из другого «древа», меньшего, чем первое (в низшей области). Они «соединяются по образу мужского и женского и, только соединившись вместе, и светят, и отражают высший свет». В этом комплексном образе два "древа" (познания и жизни) подобны друг другу, как составляющие матрёшки, но имеют и отношения асимметрии.

По о. С. Булгакову, заслуга оккультизма, близкого поэтическому восприятию природы, в постижении софийности, всеобщей одушевлённости мира, «великой иерархии идейного организма» из родовых и вместе с тем индивидуальных сущностей. Великая правда «оккультного» мировоззрения состоит в том, что Логос Вселенной содержит и «орлиность», и «львиность», и другие душевные качества, составляющие «спектр, на который может быть разложен белый цвет человечества» [4] [или всеединство, плерома. – В. Б.]. Кстати, и в упоминании белого цвета параноик может узреть намёк на символику высших ступеней масонства. Увязывая интуитивизм с идеей князя С. Трубецкого о приоритете соборности, психолог С. Франк также писал о реализации смысла жизни в моменты, «когда в нас и вокруг нас проступает вечное начало».

Вместо огульного отвержения оккультизма, вместо поношения учения о мировой душе (софиологии) следует заметить: не только Библия и каббала, но и Веды используют понятия забытого языка «стихий», символы тотемных (и зодиакальных) зверей, софийный символ семицветной радуги как моста в область Высшего Разума. Но истолковывает те же символы несколько иначе. Киевский пантеон, остатки которого обнаружили уже в наше время, содержал семь богов, отвечающих за основные элементы древнего мироздания славян – небо, землю, солнце и т. п. во главе с великокняжеским Перуном. Путём уравнивания их прав пытался закрепить союз племён дохристианской Руси князь Владимир. В. Розанов подчёркивал: для специфического психического склада народов арийского племени религиозное чувство почти всегда не является прямым. Я бы сравнил ведическое понимание космического сознания с общей кроной тропического леса. Дух Библии нисходит свыше в умы неразумных и недостойных тварей. Живую «мандалу» ноосферы, о которой писал друг востоковедов Ольденбургов В. Вернадский, напротив, питает почва эмоций. Из неё же истекает разум, оплодотворяющий человеческий дух. Осознав, что небо и подземный мир смыкаются; что «вершки» мира станут «корешками» следующего поколения в новой сфере, новой октаве жизни, мы поймём и то, как корни наших душ, архетипы, духовные «детекторы» настраивают наше восприятие трёхуровневой реальности.

Метафизика мысли изначально обращает наши ум и сердце к первым основаниям и высшим целям (корням и кроне) мироздания. Если в социуме вершину древа понимают как посмертное слияние всех индивидуальностей в единый созерцающий Дух, то там найдётся место всем вне всякой иерархии. На таком уровне порядок и толерантность слиты в целом Вечности и не различимы формально. Если же коллективный субъект (общность единоверцев, этнос) видит себя в картине мира одновременно корнем цивилизации и её вершиной, то вместо транзитного движения он зацикливается в порочный круг. Собственно, отличия в отношениях Бога и человека у разных конфессиях знают давно. Но специфика религии лишь компенсирует специфику архетипов. Не могут быть равно эффективными и обращённые к последним формы психотерапии. И если отношения ячеек социума – личностей – представимы схемами кибернетики, то отношения ячеек духа – индивидуальностей – могут представить схемы чисел Пифагора или иные архетипы.

Противоречия в этнических архетипах предопределяют не только вектор «растекания мысли по древу» истории, но и векторы разветвление ствола на «левое» и «правое». По мнению многих народов, «левое» означает дурное, женское, ведущее в царство мёртвых. А вот С. Франк, напротив, полагал, что «левое» служит синонимом человеколюбия, а «правое» – формализма, жестокости и ненависти. Ни таинство крещения, ни православные обряды не смогли в данном случае Одолеть установку архетипа (выраженную, кроме прочего, и в выборе вектора письма и чтения – справа налево). Восток и Запад взаимно противоположны не только по идее вектора развития (прогресс – деградация), но и по эволюционной последовательности стадий развития, отображённых натурфилософскими стихиями (от огня к воде либо от воды к огню). Русские же, люди лунного света, как сказал В. Розанов, «оба этих гения носят внутри себя». В этом «реципрокном» развитии загадка и секрет русской души, как её передал вождь революции словами одесской песенки: «Шаг вперёд и два назад».

Старые религии видели в самом первом архетипе, в Высшем Прообразе [5] Центр статики, отличной от суетного мира. Ход небесных светил, используемый в качестве неизменного камертона земных процессов, подтверждал стабильность бытия.

Однако Живая Этика считает неразумным полагать, что какие-то части мироздания закончены и находятся в статическом состоянии. И уж конечно, это касается развития психики человека, в которой присутствие высших энергий лучше всего указывает на его подобие Высшему Логосу. Племенного Бога иудеев Иегову вначале отождествляли с богом времени Сатурном, а затем он обрёл черты гневливого Марса. Восточные славяне особый почёт воздавали женственным архетипам Луны и Венеры (Купалы и Мокоши). Да и ныне нетрадиционные культы женского начала или с женщиной в роли духовного лидера ( «Богородицы», Шри Матаджи) в России были более демонстративны (если не более популярны) по сравнению с новыми религиозными движениями, ориентированными на Ветхий Завет.

В эзотерике есть представление о том, что Сатурн каким-то образом связан с наследственностью по отцу, а Луна – с геномом матери. Перечень архетипической специфики картины мира нетрудно продолжить, но и изложенного достаточно, чтобы сделать вывод о различиях контекстуального значения одних и тех же операндов древней эзотерической системы. Обращение Агни-Йоги к понятиям стихий или элементам астрологии, вопреки всем наветам, не имеет ничего общего с шарлатанством. Этика живой планеты, вводя концепт психической энергии, уделяла наибольшее внимание тому глубинному аспекту психики (пси-волновым процессам), который играет роль пятой стихии, поля квинтэссенции в мировоззрении древних, а теперь и новейших космологов. Россия, как бы принимая в себя его колебания, уравновешивает весь мир. Отсюда в ней самой всегда дисбаланс между носителями «левой» и «правой» идеологии. Её диссимметрия (между реальным и виртуальным) играет роль живого гироскопа для идейных завихрений прочего населения планеты. История России обеспечивает золотое сечение в истории Европы, выступая в своих процессах как бы в противофазе к ней.

Не случайно в 1618 г. в Европе разгорелась религиозная Тридцатилетняя война между протестантскими и католическими державами. В Россию же к этому узлу истории вернулся из плена патриарх и основатель династии Романовых.

В 1617 г. заключили Столбовский мир, освободив Тихвин и прочие новгородские земли, захваченные шведами. Судьба России, сопоставленная с ритмами Космоса, влечёт идею решения глобального кризиса, полярную по отношению к христианской футурологии (эсхатологии), для которой в роли «Божьих часов» выступала история «избранного» народа. Развитие идей русского космизма применительно к психологии обращает нас к проблеме синергии настоящего с миром мнимых реалий. Если социум ставит себе цели в настоящем, то его конформные члены живут как трава. Реализация виртуальных целей в утопии будущей России казалась привлекательной, пока имела опору в подсознательной памяти населения в целом. Однако такой не было в архетипах её лидеров, решивших, что наличие единых, «общечеловеческих ценностей» равнозначно унификации методов их обеспечения в обществе.

Ученик В. Бехтерева Б. Ананьев считал главным для понимания индивидуальности понятие «духовного центра», совпадающее по содержанию с установкой. На концептуальной схеме человека по Б. Ананьеву «стрелочки» связей от духовного центра уходят в Космос, в ноосферу. Тем самым «вершинная» модель психологической науки вовсе не завершается её социальной детерминацией. Эта многомерная модель согласуется с рериховским определением соборной иерархии светлых сил (духовных сущностей) мироздания, стоящих выше человека на эволюционной лестнице. По аналогии с ней естествознание, наконец, начало сознавать фрактальность Вселенной. Фрактал означает не только вложенность структур друг в друга по «принципу матрёшки» в пространстве, но и то, как стихии пронизывают друг друга во времени. Предположение о фрактальной структуре ноосферы влечёт за собой дополнительные теоремы. Так, реинкарнация также может иметь не тотальный, а фрактальный характер. То есть мы можем унаследовать из инобытия, скажем, чужой опыт, чужую память, опознавая их как «дежавю», однако прочих составляющих иного духа не получим. В ком-то воплотится гений, допустим, Леонардо, при темпераменте, обусловленном генами биологических родителей. Несмотря на все усилия и заботу семьи и воспитателей в ком-то могут неожиданно пробудиться аморальный характер, преступные склонности и т. п. Подцензурное существование науки в нашей стране в течение многих десятилетий привело к забвению плодотворных гипотез либо приписыванию их авторства «идеологически приемлемой» персоне. Так, сегодня в науку вернулось понятие сверхсознания, детально проработанное теософами и широко употреблявшееся до революции в литературе. Именно данное понятие позволяет в психологии отойти от концепции индивидуальности как «сексуально озабоченного автомата». Но многие авторы искренне полагают, что идею сверхсознания внедрил в умы русских мыслителей режиссёр К. Станиславский. В русле восточной метафизики, вслед за теософами, излагал своё понимание проблем бессмертия души и реинкарнации и В. Бехтерев. Трактуя их как проявления закона сохранения энергии, он уточнял, что в определении психической энергии согласен не столько с Н. Гротом и В. Оствальдом, сколько с К. Жаковым. Но кто сегодня знаком с теософской книгой К. Жакова «Семигранное растение», изданной между войнами в Риге теми же кругами, что пропагандировали и Живую Этику? Однако ничто не мешает заинтересованному психологу ознакомиться с аналогичным толкованием психической энергии по изданиям Агни-Йоги и в его духе объяснять жизнь индивидуальности. Такая психология будет отвечать на вопрос «зачем?», который в русской традиции всегда был важнее вопроса «как?».

 

ПРИМЕЧАНИЯ
1 Гарднер К. Грядущая философия. – М., 1994. – С. 16, 58, 81, 84, 106.
2 Платонов О.А. Тайна беззакония. – М., 2004, – С. 505.
3 Юнг К.Г. Алхимия снов. – СПб., 1997. – С. 207.
4 Булгаков С.Н. Свет невечерний. – М., 1994. – С. 201, 248, 252, 280.
5 Учение Живой Этики (Агни-Йога). Беспредельность. Ч. I, § 40. Сердце. § 432. Мир Огненный.
Ч. I, § 336, 490. Ч. III, § 130, 147.

17.07.2010 03:00АВТОР: В.А. Богданов | ПРОСМОТРОВ: 1640




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Философия »