М.В. Ломоносов и его вклад в естествознание. В.А. Перцов. Одиночество гения (о Ломоносове). Юрий Ключников. Добровольное пожертвование. Знамя Мира – красный крест Культуры. М.П. Куцарова. Звездное небо Михайлы Ломоносова. К 300- летию со дня рождения. Разрушение музея Рериха: игра по-крупному. Елена Кузнецова. Добровольное пожертвование. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Отвергнутый Вестник. Л.В. Шапошникова.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Ю.Н.Рерих. К 50-летию возвращения на родину. Ю. Будникова


Юрий Николаевич Рерих. 1958 год.Юрий Николаевич Рерих (1902—1960) - выдающийся российский востоковед - внёс серьёзный вклад в развитие ряда областей современной ориенталистики. Обладая широкой эрудицией и знанием многих восточных языков, он сумел поднять и осветить такие проблемы, которые долгое время оставались неисследованными. Ю.Н. Рериху принадлежат труды по индологии, тибетологии и монголоведению. Разносторонний исследователь, Ю.Н. Рерих изучал историю, этнографию, религию, литературу, искусство и языки целого ряда народов Азии. Ю.Н. Рерих являлся достойным продолжателем традиций русского востоковедения, которое всегда было проникнуто чувствами симпатии и уважения к народам Востока и раскрывало их вклад в сокровищницу мировой культуры.

Юрий Рерих родился 16 августа 1902 года в Новгородской губернии близ села Окуловка в усадьбе Кунёво. Его появление на свет произошло почти в походных условиях - мать, Елена Ивановна Рерих, сопровождала мужа в археологической экспедиции. Это было своего рода предвестие дальнейшей судьбы. Одним из его любимых героев детства был Чингисхан. Склонность к военному делу, как и к большим странствиям, проявилась в нём с юных лет. Елена Ивановна писала в одном из писем: «Старший проявлял любовь к истории и к оловянным солдатикам. Он имел их тысячами. Страсть его к военному делу осталась до сих пор. Стратегия - его конёк. Между прочим, талант этот у него врождённый, и он очень гордится своим предком - фельдмаршалом Михаилом Илларионовичем Голенищевым-Кутузовым, героем войны 1812 года».

Детские и отроческие годы будущего учёного прошли в Петербурге и на Валдае, в атмосфере семьи, где интерес к духовной культуре разных исторических и доисторических эпох был очень велик. Проблемы Великого переселения народов, загадки рождения и гибели кочевых империй, тайны древних курганов и могильников - всё это с ранних лет глубоко запало в сознание будущего востоковеда, непрестанно питая его творческое воображение.

Культурная среда, в которой воспитывался Юрий, была особенно благоприятна для раскрытия художественного потенциала. Свидетельством тому остались его лепка и рисунки, выполненные в гимназические годы. Его первые живописные композиции выглядят как многообещающее начало художнического пути, но в дальнейшем он целиком посвятил себя науке. Родители Юрия Николаевича принадлежали к цвету тогдашней прогрессивной русской интеллигенции. Он начал свой путь исследователя Востока тогда, когда русское классическое востоковедение, уже вполне сформировавшееся в своих основных областях и направлениях, переживало исключительный подъём. Петербург начала XX века был одним из крупнейших востоковедных центров мира. К тому времени, когда Юрий окончил гимназию и готовился начать своё востоковедное образование, уже были написаны основные работы Минаева и Васильева, Щербатского и Ольденбурга, Сталь-Гольштейна и других индологов и тибетологов, предпринявших исключительное по своей ценности издание «Bibliotheca Buddhica». Египтологическая школа была прославлена именами Тураева и Голенищева-Кутузова, арабистическая - Крачковского, семитологическая - Коковцева и т. д.

Растущий интерес русской общественности к Востоку не только определял направление исследований крупнейших учёных, мотивы Востока всё сильнее проникали в литературу и живопись того времени. Можно без преувеличения сказать, что востоковедение становилось частью русской культуры. Достаточно назвать имена Льва Толстого, Василия Верещагина, Александра Блока, Валерия Брюсова, Юргиса Балтрушайтиса, Константина Бальмонта и других. В 1913 году в Петербурге был освящён Буддийский храм, в создании и оформлении которого деятельное участие принимал Н.К. Рерих.

Юрий Рерих ещё в гимназические годы, проведённые в одной из лучших петербургских школ К.И. Мая, начинает всерьёз интересоваться историей древнейших очагов человеческой культуры. Занятия египтологией с замечательным русским египтологом Б.А. Тураевым, а затем монгольским языком и литературой с А.Д. Рудневым положили начало тем удивительным многосторонним знаниям Юрия Николаевича, которые всегда так потрясали тех, кто работал с ним в пору его научной зрелости. Занятия монголистикой были не случайны, они в какой-то мере связаны с семейными традициями и интересами. Одна из прабабок по матери (А.В. Азарьева) вела свой род от ханов Золотой орды, и в семье хранились предания об этом. Занятия с Рудневым, соседом Рерихов по даче в Финляндии, заложили настолько прочные основы, что впоследствии Юрий Николаевич говорил по-монгольски как природный монгол.

Столь рано зародившееся у Ю.Н. Рериха тяготение к Востоку имело и другой источник. Восток привлекал старших Рерихов и как хранитель определённых знаний и культурных традиций, и как эстетический источник вдохновения. Их влекло духовное наследие древнего и средневекового Востока, волновали идеи синтеза западной и восточной культур, в котором виделся выход из противоречий современной западной цивилизации. Этот интерес отражал искания части интеллигенции, осознавшей глубокую отчуждённость этой цивилизации от человека и воспринявшей культурное наследие Востока как нечто гораздо более органичное и человечное. «Восточная атмосфера» семьи, по-видимому, уже вполне реализовалась в планах и намерениях совсем ещё молодого Юрия Николаевича.

1919-1923 были годами непрерывного востоковедного ученичества Ю.Н. Рериха, во время которого выявилась поразительная многосторонность его интересов (индология, тибетология, монголоведение, иранистика, тюркология) и были заложены прочные основы для всей последующей его деятельности как филолога, историка и этнографа-путешественника. Студенческие годы Ю.Н. Рериха прошли сначала в Англии, где он окончил индоиранское отделение Школы восточных языков при Лондонском университете, затем в Америке в Гарвардском университете. Окончив Гарвардский университет в 1922 году со степенью бакалавра по отделению индийской филологии, он завершает образование в Париже, в Школе восточных языков при Сорбонне, тогдашнем крупнейшем центре европейского востоковедения, где, в частности, занимается средневековым монгольским языком у светила тогдашней науки Поля Пеллио. Здесь он получает звание магистра индийской филологии. За годы учения Юрий Николаевич приобретает уникальную филологическую подготовку. Свободно владея многими европейскими языками, Рерих великолепно знал также греческий и латынь, санскрит и пали, тибетский, китайский и монгольский, иранские и многие живые языки Индии. Уже в возрасте 21 года Юрий Рерих начинает самостоятельную научно-исследовательскую работу. С этого момента вся его дальнейшая научная деятельность будет пронизана высокими гуманистическими устремлениями.

Рассказу о жизни учёного в России посвящена значительная часть экспозиции, приуроченной к 50-летию возвращения Ю.Н. Рериха на Родину. Фонды Санкт-Николай Константинович с сыновьями Юрием и Святославом. 1915-1916 гг.Петербургского государственного Музея-института семьи Рерихов хранят детские фотографии, рисунки, статуэтку «Дружок», рукописи Юрия периода учёбы в гимназии, мебель из детской комнаты. Свидетельством глубокого изучения гуманитарных предметов в домашних условиях осталось письмо учительницы М. Кановецкой Юрию Рериху от 26 ноября 1912 года, в котором она поздравляет своего воспитанника с успехами в прохождении курса истории:

«От души поздравляю моего маленького историка - Юрочку!

Посылаю Тебе Твоего любимца - Наполеона, но, надеюсь, что Ты не будешь ему подражать в честолюбивом искании славы и власти, погубившей столько человеческих жизней!

Если же заимствуешь его военный гений, то воспользуешься им, лишь если придётся Тебе встать на защиту родины своей. Больше всего желаю Тебе успеха в науках и искусствах, которые улучшают и скрашивают жизнь людей. Но это всё для будущего, а для настоящего желаю Тебе, Юрочка, быть всегда здоровым, иметь много радостей и также хорошо учиться, как Ты начал в этом году! Любящая Тебя М. Кановецкая».

Семья Митусовых сохранила также наполненные детской фантазией поздравительный адрес Юрика (как его звали родные) и черновик его стихотворения «Предания». Первый - свидетельство взаимной любви и уважения, царивших в семье Рерихов. Это стихотворение, написанное в канун дня рождения матери 30 января (по ст. стилю) 1916 года:

«Дорогой маме!»

     ПРИГОТОВЛЕНИЯ
Ночь. Последний свет потух.
Только луна освещает из-за занавески предметы. Слушаешь!
Где-то в углу что-то зашумело, двинулся стул.
У дедушкина кресла кто-то сказал речь
непонятную.
На стенах картины начали двигаться,
фигуры на них стали отряхивать
одежду свою; рыцари оружие, доспехи
чистили. На столе фарфоровые
фигурки лепетали: «Завтра праздник!
По стульям пошла дума.
Блеска прибавили, пыль отряхнули.
Бодрые стали.
В шкафу книги разговор
держали, говорили о торжестве.
В мастерской на картинах
тихий знаменья искал, вестник
о празднике весть принёс.
Медведь речь держал, о былом
вспоминал. С зеркала смотрели
маркиз и маркиза, улыбались,
радовались завтрашнему дню.
Курильница закурилась
и распустила благоухания.
Всё приготовилось.
Праздника ждут!..»

 

Второе стихотворение, навеянное мотивами новгородских валдайских преданий, доносит до нас любовь к старине и мудрости веков, какую-то врождённую историчность и одухотворённость мышления:


Ночью выходят на городища русалки изрек,
Плачут и волосы чешут.
Путники, ночной путь державшие, видали их.
Зарыты в городищах древние храмы,
Никто не видал их ещё, только
Порой слышно бывает, как колокол
Под землёю заунывно гудит.
Когда зарыты храмы?
Не знает никто, только предание говорит:
«Взойдут храмы тогда, когда в дни
Невиданной славы матушка Русь зануждается в них...»
Стоят городища, рвом окружённые.
Заложены во рвах цепи длинные, железные.
Лежат в реках колокола медные.
Видали их мудрые люди,
Про них народу сказали.
Знает народ колокола, что в реках лежат,
Знает их и хранит их.
Знает и помнит предания Новгородский народ.
Свято хранит он то, что древние люди сказали.

 

Атмосфера последнего периода жизни учёного на Родине оживает в привезённых им вещах, а также книгах и документах из архива Митусовых. Это печатная машинка, прошедшая «по тропам Срединной Азии», экспедиционное одеяло, перстень восточной работы с бирюзой, подаренный Л.С. Митусовой, издания книг Живой Этики, журналы «Урусвати», первые издания трудов учёного на родине, многочисленные фотографии зарубежного и московского периодов, письма сестрам Митусовым и другие памятные предметы. Имение Рерихов в долине Кулу. 1933 год. С середины 1930-х до середины 1950-х годов Ю.Н. Рерих живёт преимущественно в Индии, ведёт большую научную работу в Институте Гималайских исследований «Урусвати», преподаёт в университете в Калимпонге, продолжает экспедиционную деятельность в Индии, Тибете и Китае, обрабатывает данные экспедиций, составляет тибетский словарь, пишет труд по истории Центральной Азии. Благодаря широким личным связям отца, а также своему собственному научному и человеческому авторитету, Юрий Николаевич имел возможность обсуждать проблемы буддизма и вообще индийской философии с такими выдающимися умами Индии, как Неру, Радхакришнан и многими другими. Беседы с известными пандитами, йогами, ламами, отсутствие у Ю.Н. Рериха каких бы то ни было языковых преград открыли ему глубину современной жизни древних культурных традиций Востока.

Сквозь все эти годы он пронёс глубочайшую любовь к России. Боль за судьбу отечества ярко проявилась в том, что летом 1941 года, когда гитлеровская Германия напала на Советский Союз, Юрий Николаевич немедленно послал телеграмму в Лондон И.М. Майскому, советскому послу в Англии, с просьбой зачислить его добровольцем в ряды Красной Армии. В годы второй мировой войны Ю.Н. Рерих принимал активнейшее участие в продвижении созданного по инициативе Н.К. Рериха Международного договора об охране научных и художественных учреждений и исторических памятников.

В августе 1957 года осуществилась мечта Юрия Николаевича: по приглашению Н.С. Хрущёва он вернулся на Родину. Всего два с половиной года прожил Рерих в Советском Союзе, когда смерть внезапно оборвала его замечательную, полную творческого горения жизнь. Однако и за этот небольшой срок он сделал очень много. Возглавляя Сектор истории религии и философии Индии Института народов Азии АН СССР, Ю.Н. Рерих руководил работами по изучению, переводу и публикации древних философских памятников народов Востока, продолжал собственные научные изыскания. На Родине он успел опубликовать несколько работ, внёсших большой вклад в отечественное востоковедение. Возвращение Ю.Н. Рериха на Родину сыграло существенную роль в дальнейшем развитии русской школы «классической» индологии (буддология, история культуры и философии Индии), которая понесла столь значительные утраты со смертью таких выдающихся своих представителей, как С.Ф. Ольденбург, Е.Е. Обермиллер, Ф.И. Щербатской, а также молодых талантливых индологов и тибетологов В.С. Воробьёва-Десятовского и А.И. Вострикова. Возникшие ещё в 1930-х годах новые отрасли советской индологии (живые индийские языки, гражданская история и экономика Индии) были слабо связаны с изучением культурных традиций. За короткий срок Юрию Николаевичу удалось в значительной мере возродить отрасли «классической» индологии, оживить интерес к ней широких кругов учёных в смежных дисциплинах. Ю.Н. Рерих организовал преподавание тибетского языка и изучение тибетских источников. Он руководил всеми тибетологическими работами в Москве, Ленинграде и на периферии (особенно в Бурятской АССР). Он фактически возглавил исследование в области монгольского источниковедения и средневековой истории Монголии. В связи с этим следует отметить большую работу Ю.Н. Рериха над тибетоязычной монгольской исторической литературой, значительно расширяющей круг источников по истории Монголии. Ю.Н. Рерих в течение четверти века работал над созданием тибетско-санскритско-русско-английского словаря и подготовил его к опубликованию. Объём словаря достигает 98 авторских листов и не имеет себе равных в мировой тибетологии. Уже после смерти Ю.Н. Рериха в 1961 году Ю.Н.Рерих с аспирантами института Востоковедения АН СССР. Конец 1950 годов. в Москве увидела свет подготовленная им монография «Тибетский язык». После приезда в Советский Союз Ю.Н. Рерих опубликовал и подготовил к печати большое количество статей, связанных главным образом с историей политических и культурных связей народов Азии. Совместно с Н.П. Шастиной Ю.Н. Рерих написал статью «Грамота царя Петра I к Лубсан-тайджи и её составитель». В статье устанавливается, что грамота Петра I, написанная на монгольском языке тибетскими буквами, составлена знатоком «тангутского письма» Павлом Ивановичем Кульвинским. Эта публикация проливает свет на историю связей России со странами Азии. Большое внимание уделил Ю.Н. Рерих связям Тибета и Монголии. Этому вопросу он посвятил статьи «Монголо-тибетские отношения в XIII и XIV вв.» и «Монголо-тибетские отношения в XVI и начале XVII в.», широко использовав тибетские источники.

В 1958 году Ю.Н. Рерих опубликовал статью «Основные проблемы тибетского языкознания», в которой как бы подводит итоги своей двадцатипятилетней работы в области тибетского языкознания. Особенно важно то, что в этой статье Ю.Н. Рерих наметил основные проблемы, над решением которых должны работать лингвисты-тибетологи - это, во-первых, изучение современных наречий и составление лингвистической карты; во-вторых, выяснение фонетического строя древне-тибетского письменного языка, а также развитие тибетского письменного языка и его отношение к разговорному; в-третьих, освещение истории развития письменного языка и его отношения к разговорной стихии; в-четвертых, разработка тангугской проблемы; в-пятых, сравнительное изучение тибетских наречий и других тибето-бирманских языков. Ю.Н. Рерих оживил всю работу по переводу древних философских и литературных источников и начал преподавание ведийского языка. Он был членом редколлегии возобновлённого издания «Bibliotheca Buddhica». К XXV Международному конгрессу востоковедов Ю.Н. Рерих подготовил доклад «Сказание о Раме в Тибете». Но эта работа обсуждалась на конгрессе уже в отсутствие автора.

Ю.Н.Рерих. Дом в Калимпонге. 1950-е годы.Деятельность Ю.Н. Рериха как монголоведа требует особого упоминания. Он написал статью о некоторых терминах «Сокровенного Сказания». Ю.Н. Рерих принимал также самое активное участие в организации и работе Первого Международного съезда монголоведов-филологов, где им был прочитан доклад о монгольских заимствованиях в тибетском языке.

Юрий Николаевич Рерих очень много сил отдавал работе с молодёжью. Он делился своими обширными знаниями с каждым, кто проявлял интерес к востоковедению. Ю.Н. Рерих был не только исключительным по глубине и эрудиции специалистом, но и человеком, который страстно любил науку. Он был удивительно скромен и прост, всегда спокоен и оптимистичен. Для всех, кому посчастливилось сотрудничать с Ю.Н. Рерихом, незабываемым осталось время совместной работы с ним. За те недолгие годы, что он прожил после возвращения на Родину, Рерих сумел создать плеяду молодых учёных-индологов и тибетологов, которые плодотворно трудятся и успешно продолжают разработку открытых им направлений. Ученики и коллеги Рериха в Институте востоковедения — А.М. Пятигорский, Е.С. Семека, Н.П. Шастина, В.А. Богословский - писали в 1967 г. в предисловии к составленному ими сборнику «Ю.Н. Рерих. Избранные труды»: «Его роль в индологической работе выражалась не только в том, что он преподавал три индийских языка и тибетский и продолжал свои исследования. Для молодых исследователей он был замечательным наставником в области индийской культуры. И действительно, такие понятия, как "веда", "буддизм", "веданта", "карма" и др., бывшие до того либо сухими абстракциями, либо экзотическими образами, представали в его беседах как явления, вполне переводимые на язык русской культуры».

Чем дальше уходит время, тем яснее становится, что задача, с которой Юрий Николаевич приехал на Родину, была гораздо шире чисто научной сферы и заключалась в том, чтобы дать импульс новому сознанию соотечественников, подвести их к новым идеям и путям. Один из учеников Ю.Н. Рериха, Андрей Николаевич Зелинский, оценивает его роль так: «Есть одна важная вещь, когда мы говорим о том вкладе в науку, который человек сделал. Если учёный оставил огромные словари, переводы, работы по филологии, это вызывает уважение, восхищение, но это ещё не определяет главного: во-первых, ради чего он это делал, и, во-вторых, что эти словари и переводы могут дать нам сейчас. Для нас важно знать, осуществил ли этот человек ту идею, ради которой он это делал. Оставил ли он следы своих внутренних замыслов, своего осмысления исторической  реальности прошлого и настоящего. Если он их оставил, значит, он нам какие-то просеки проложил. Так вот, Юрий Николаевич, несомненно, эти просеки проложил».

Не менее важной задачей, чем возрождение школы индологии и тибетологии в России, было возвращение Родине наследия Рерихов. Юрий Николаевич Рерих привёз с собой сотни картин своего отца, архив Центрально-Азиатской экспедиции, обширную библиотеку, включавшую сотни манускриптов на восточных языках, часть фамильных коллекций (буддийская живопись, древняя бронза), личные вещи старших Рерихов. Именно Юрию Николаевичу удалось пробить стену запретов и умолчания, окружавшую в СССР имена и творчество Рерихов, и тем самым вернуть Родине её национальное достояние. 12 апреля 1958 года в Москве на Кузнецком мосту впервые за долгий период открылась выставка полотен кисти Н.К. Рериха. «Выставка продвигается. Грандиозный успех. Ежедневно тысяч пять посетителей», - писал Юрий Рерих брату Святославу в Индию. «Когда 4 мая думали, что выставку закроют, толпа не выходила до 11 часов вечера и не выпускала дирекцию. Книга отзывов - в 6томах!» - радостно сообщал он позднее. Москва, Ленинград, Киев, Рига, Тбилиси - и повсюду колоссальный успех.

Юрий Николаевич в своей квартире, в Москве. Конец 1950-х. Было выпущено два издания каталога выставки Н.К. Рериха в Москве. Вышли статьи в центральных журналах, снимался фильм. Юрий Николаевич общался с биографом Н.К. Рериха П.Ф. Беликовым, который неоднократно приезжал к нему из Таллинна; с Р.Я. Рудзитисом (Рига), также писавшим о Н.К. Рерихе. В.П. Князевой при его участии готовилась первая монография о творчестве Н.К. Рериха, вышедшая в 1963 году. По предложению писателя Панфёрова, Юрий Николаевич решил напечатать в журнале «Октябрь» первую публикацию «Листов дневника» Н.К. Рериха. (Он привёз из Индии два машинописных экземпляра «Листов дневника»). Ю.Н. Рерих неутомимо выступал с лекциями и докладами в музеях и галереях, участвовал в передачах радио и телевидения. Часто приезжал в Ленинград, где встречался с ленинградскими учёными В.С. Люблинским, Л.Н. Гумилёвым, И.В. Сахаровым.

Но главной его целью был Музей Н.К. Рериха в его родном городе, о создании которого Юрий Николаевич вёл продолжительные и ответственные переговоры с высокопоставленными чиновниками советского правительства. Основу экспозиции должны были составить художественные произведения, вещи и документы из огромного собрания, привезённого Ю.Н. Рерихом в Советский Союз, а также документы, мемориальные предметы, вещи и мебель из их бывшей квартиры на Мойке, 83, сохранённые в Ленинграде семьёй Митусовых. Часть художественных произведений предназначалась для музеев Москвы и Сибири. Такова была воля Н.К. и Е.И. Рерихов. Кроме того, Юрий Николаевич вёл переговоры с директором Русского музея В.А. Пушкарёвым, который обещал ему выделить отдельный зал для постоянной экспозиции картин Рериха.

«Будет по-нашему», - говорил Л.С. Митусовой в 1960 году о Музее в Ленинграде Юрий Николаевич, который к этому времени уже добился согласия Министерства культуры СССР на его создание. Активное участие в подготовке Музея принимало Русское Географическое общество, другие организации, уже подключились ленинградские власти. Однако внезапная кончина Ю.Н. Рериха помешала осуществлению планов.

11 мая 1960 года при содействии Ю.Н. Рериха в Государственном музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина открылась выставка произведений его младшего брата, выдающегося художника Святослава Николаевича Рериха. Она пользовалась колоссальным успехом и собирала несчётное количество посетителей. Спустя десять дней после открытия выставки, 21 мая 1960 года, Ю.Н.Рериха не стало. Он ушёл из жизни на взлёте творческих сил и возможностей.

В 2001 году в Санкт-Петербурге при поддержке культурных и научные организаций Людмилой Степановной Митусовой, страстно стремившейся воплотить в жизнь проект троюродного брата, был, наконец, основан Музей. Сегодня Санкт-Петербургский государственный Музей-институт семьи Рерихов прилагает все усилия к тому, чтобы наследие Рерихов стало достоянием соотечественников и заняло подобающее ему место в отечественной культуре.

Ю.Ю. Будникова, заведующая научно-методическим отделом Санкт-Петербургского государственного Музея-института семьи Рерихов.

11.06.2007 03:00АВТОР: Юлия Будникова | ПРОСМОТРОВ: 2011


ИСТОЧНИК: «Ю.Н. Рерих. К 50-летию возвращения на Родину». 2007г.



КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Юрий Николаевич Рерих. Биография. Жизнь и творчество. »