М.В. Ломоносов и его вклад в естествознание. В.А. Перцов. Одиночество гения (о Ломоносове). Юрий Ключников. Добровольное пожертвование. Знамя Мира – красный крест Культуры. М.П. Куцарова. Звездное небо Михайлы Ломоносова. К 300- летию со дня рождения. Разрушение музея Рериха: игра по-крупному. Елена Кузнецова. Добровольное пожертвование. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Отвергнутый Вестник. Л.В. Шапошникова.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Почему мы принадлежим теософскому обществу. Линда Оливейра


Доклад на Всемирном Конгрессе, Рим, июль 2010

 

«Я чувствую себя настолько солидарным
со всем живущим, что для меня
безразлично, где начинается и где
кончается отдельное
».

А. Эйнштейн

 

Может быть интересно, полезно и возможно даже познавательно поразмышлять о том, почему мы изначально присоединились к Теософскому Обществу. Осознавали ли мы на самом деле причину, по которой присоединились в своё время? Чем именно Общество особенно привлекло нас? На Конгрессе присутствуют несколько сотен членов Теософского Общества, очень отличающиеся по своему происхождению. Ответы на предоставленный вопрос могут отличаться так же, как и сами члены.

Дело в том, что индивидуумы привлекаются к Обществу по многим причинам: возможно, потому что они находятся в дружеских отношениях с некоторыми членами Ложи, или из-за возможности постигать учения Мудрости, возможно благодаря притягательности целей Общества, специфическому интересу к одному из учений, или из-за гарантии свободы мысли, и так далее. Был интересный случай, когда один член объяснил, что он присоединился к ТО, потому что ему было чему научить членов Общества. Он считал, несмотря на относительно небольшой срок членства, что он знает, что лучше для TО. Существенно, что он не проявлял умения работать в кооперации с другими и прислушиваться к другим точкам зрения. И что самое интересное, он недолго продолжал своё членство!

 

Общество Чудес

 

До образования Теософского Общества делалась попытка сформировать организацию, названную «Клуб чудес», частный исследовательский комитет, члены которого свидетельствовали различные манифестации и материализации. Клуб Чудес потерпел неудачу. С другой стороны, в определенном смысле это действительно чудо, что наше Общество все еще существует. Мы можем в шутку тоже назвать его «Общество Чудес».

Почему же ТО выдержало свыше сто тридцать лет? Во-первых, учения Мудрости обладают сильной и вневременной привлекательностью для тех индивидуумов, которые хотят познать более глубоко жизнь и её ценности. Величайшие учения вошли в жизнь этой организации от самого её начала. Во-вторых, ранняя история TО сопровождалась острыми событиями и трудностями, что основательно встряхивало большую часть, но не сломило её. Эти было хорошей закалкой Общества на продолжительный срок, точно так же, как напасти могут сделать человеческое существо сильнее. И в-третьих, среди множества духовных организаций сегодня, Общество выполняет уникальную функцию, имея возможность свободного и неограниченного исследования.

Различные ответы на вопрос о том, почему мы изначально присоединились к TО, могут отображать как минимум одну из начальных причин образования Общества. Фактически, может быть полезно обратить своё внимание на три основные элемента этого учреждения, которые присутствовали со времени его зарождения – два близких и ясных элемента, с третьим элементом, вытекающим из первых двух – как минимум частично.

 

Изначальная Программа

 

«Errare humanum est», написала Мадам Блаватская в 1875. Перевод с латинского языка на русский может быть более знаком – «человеку свойственно ошибаться».

В связи с чем ЕПБ записала эту латинскую фразу? Она написала: «Никто не сможет отрицать, что Организация TО была очень несовершенна. Errare humanum est. ...От основателей и до скромнейшего члена, Общество составлено из несовершенных смертных людей – не богов». С этим трудно не согласиться. Например, не все члены присоединились к TО из-за искреннего отклика на благородный идеал первой Цели, что послужила темой данного Конгресса. Присоединение к Теософского Обществу не даёт нам немедленного иммунитета против небратского поведение и не воспламеняет в нас сострадание и универсальное понимание, которые сделали бы нас совершенными.

В «Изначальной Программе Теософского общества», мадам Блаватской упоминается, что: Для того чтобы избежать забывчивости, членам ТО придется напоминать, что Общество было основано в 1875г. …автор получила поручение от своего Мастера и Учителя образовать ядро регулярного Общества, чьи публично заявленные цели были следующие:

(1) Универсальное Братство.

(2) Нет различия, которое делается между членами по расам, вере или общественному положению.

(3) Изучать философии Востока – главным образом Индии, подавая их постепенно на рассмотрение общественность в различных работах, которые интерпретировали бы экзотерические религии в свете эзотерических учений.

(4) Оппонировать материализму и богословскому догматизму любыми возможными путями.

Эти четыре пункта были сокращены для пользы дела. Изменения к Целям документировались с того времени, но можно уверенно сказать, что общая цель Общества не изменилась существенно. ЕПБ продолжала: Такой была программа в своём широком понимании. Двум главным Основателям не говорили, что им следует делать, как им воплощать её и оживить прирост Общества и достижение желаемых результатов. Но если двум Основателям не говорили, что им следует делать, то они были чётко инструктированы о том, что они должны никогда не делать, чего им следует избегать, и чем Общество никогда не должно стать.

 

Чем ТО никогда не должно стать

 

Это как раз то, что вызывает особый интерес, потому что в следующих двух пунктах Махатмы ясно указывают то, чем, как они считают, после своего образования ТО никогда не должно стать, и в чём его специфическая природа проявляется наиболее ярко. В первом месте, ЕПБ писала:

(1) Основателям пришлось использовать все своё влияние, чтобы противостоять эгоизму любого вида, с помощью настойчивого утверждения искренних, братских чувств среди членов – как минимум внешне; работая для того, чтобы принести дух единения и гармонии, несмотря на большое разнообразие верований; ожидая и требуя от соратников большой взаимной терпимости и снисходительности по отношению к недостаткам друг друга; взаимопомощь в поиске истины в каждом проявлении – моральном или физическом – и даже в ежедневной жизни. Мы можем отметить здесь акцент на бескорыстии, братских чувствах и воодушевляющий дух единства и гармонии. Второе утверждение ЕПБ касается того, чего следует избегать при чтении. В сокращенном изложении:

(2) Им [двум главным Основателям] пришлось противостоять в строгой форме любым возможным попыткам догматической веры и фанатизма – веры в непогрешимость Мастеров, или даже в само существование наших невидимых Учителей, что проверяется с самого начала. …Пришлось стимулироваться величайший дух свободного беспрепятственного исследования всех и всего.

Таким образом, второй пункт включал противодействие догматической вере и фанатизму – так же как и веры в безошибочности Мастеров – с одной стороны, и поощрение свободного и беспрепятственного исследования – с другой.

Очень чётко, от самого своего происхождения, наше любимое Общество воплощало два могучих и благородных идеала – бескорыстное братство с одной стороны, и безграничную ментальную свободу с другой. Если бы TО охватывало только один из этих двух, то наша задача была бы легче. Давайте обдумаем это. Если бы TО было Обществом ментальных конформистов, то братство могло бы быть значительно более простой задачей, потому что было бы меньше потенциальных разногласий об учениях и точках зрения, на которых мы должны делать ударение, и так далее. С другой стороны, если бы нас встретило с самого начала Общество свободных мыслителей без любых ограничений на отношения к другим членам, то мы несомненно имели бы значительно более пёструю и скандальную историю, и получили бы возможно чрезвычайно интеллектуальное Общество, лишенное духовной целостности и сердечности.

Так что дух братского единства с одной стороны, и сопутствующий дух свободы веры с другой были двойной составной частью ТО с самого начала. Однако, их сосуществование требовало индивидуальной и коллективной бдительности, поскольку они легко и быстро могли проявить свой потенциальный конфликт.

 

Чем не является Братство

 

Мы можем часто повторять слово «Братство» и при этом иметь совершенно различные понимания его значении.

Чтобы приобрести некоторое представление об этом понятии, давайте сначала рассмотрим, чем Братство не является. Оно не предполагает сентиментального отношения к другим, непостоянного и поверхностного. Не есть это и синонимом экспансивности, которая не может быть подлинна. Братство конечно же отсутствует, когда мы говорим или пишем негативно или агрессивно против других; такая деятельность только создает и, более того, увековечивает разделённость. Это составляет самое сердце нашей организационной матрицы. Если мы представим себе на мгновение идеальное Теософского Общество, то его идеальные члены могли бы служить ежедневным примером миру. Они могли бы фактически служить эталоном Братства. Хотя о нём иногда упоминают свысока, а то и просто игнорируют, когда индивидуум чрезмерно очаровывается своей свободой мысли.

Братство не означает, что мы должны компрометировать наши принципы ради поддержания покоя, когда нечто происходит против нашей совести. Иногда молчание есть более мудрым решением. В другие времена просто невозможно спокойно реагировать на некоторые вещи. И здесь лежит большой вызов, ведь так много зависит от того, как мы преодолевает обстоятельства. Возможно два самых важных, но нечасто употребляемых слова о Свободе мысли – это «внимание» и «уважение». Почему? Потому что они напоминают нам о необходимости относиться с достоинством к другим. Они напоминают нам, что мы должны стремиться к целостности и культивировать благородство характера; они напоминают нам о наших возможностях. Есть возможность (и это задача нашего Общества, если мы должны сформировать ядро) выразить нашу ментальную свободу в братской форме. Некоторые простые по смыслу, но тяжелые для исполнения указания даются в книге «У ног Учителя». Можно ли их действительно применить?

 

Чем является Братство

 

Братство может проявить себя в самой совершенной форме в индивидууме, который ощущает Божественность во всём. Ученик спросил однажды: «Почему все здесь так счастливы кроме меня?»

«Потому что они учились видеть красоту и доброту везде», – сказал, что Учитель.

«Почему я не вижу доброту и красоту везде?»

«Потому что ты не можешь видеть за пределами себя того, что не в состоянии увидеть внутри», ответил Учитель.

Когда мы знаем себя, мы можем узнать других. Когда мы ощущаем Доброту, Красоту, Божественность в себе, мы можем различить это в другом.

Так чем же является Братство? Это подразумевает «взаимосвязь между братьями, чувство родства и близости»; и также, «ассоциацию или сообщество людей с общими интересами». Так что, в контексте TО, мы можем испытывать чувства близости как с братьями так и с сёстрами.

Кроме того, Общество в целом можно рассматривать как Братство, в смысле существования ассоциации людей с общим интересом. Что же это за общий интерес? Не является ли им поиск Истины?

В теософской литературе есть определенное различие между «я» и «Я». Первое имеет отношение к личности, в то время как последнее касается нашей более глубокой природы. Почему мы затрагиваем эту тему здесь? Потому что имеется интересная параллель. Слово «Братство» связывается первой целью Общества. Различия между «я» и «Я» могут перенесены на различия между братством и Братством. В его более обиходном смысле, братство может быть лёгким делом, просто терпимость к другим, это братство с малым «б». Но наше Общество имеет благородный идеал формирования общности исключительного порядка – ядра Универсального Братства Человечества. Для того, чтобы стать действительностью, этот идеал требует от каждого из нас значительно более чем просто толерантность. Он требует настоящей попытки понять себя и свою связь с другими; базовое единство, чувство глубокой взаимозависимости, которое ничто не может поколебать, – и солидарности, которая достаточно сильна, чтобы поглотить и преобразовать неизбежные споры, которые время от времени происходят в TО.

К тому же, как написал один из Старших Братьев в Письмах Махатм к А.П.Синнету: Слова «Универсальное Братство» это не пустая фраза… Это – единственная незыблемая основа универсальной этики. И если это мечта, то по крайней мере благородная мечта человечества; и это устремление истинного адепта.

Фактически, чем рассматривать братство как имя существительное, давайте относиться к нему как к глаголу и, таким образом, побуждению к действию. Братство должно стать нашим действием, а не названием. В своих различных проявлениях оно фактически становится жизненной силой.

 

Свобода мысли

 

Когда есть братская атмосфера, нам становится легче принять, что наша собственный точка зрения по некоторому вопросу не является обязательно единственной и окончательной. Таким образом есть взаимосвязь между Братством и свободой мысли, вторым основным элементом TО. Братские отношения создают такую атмосферу.

Давайте кратко рассмотрим второй пункт из тех, чем, по словам мадам Блаватской, Теософское Общество не должно становиться, – а именно, оплотом догматической веры и фанатизма. Оба они душат свободу мысли. Это основополагающее положение было принято Генеральным Советом в 1924 г. в нашей известной резолюции о Свободе Мысли, гарантирующей всем членам свободу мысли. Были также исторические причины для создания этой Резолюции в то особое время.

Если бы Общество выродилось в рассадник догматизма и фанатизма, оно быстро остановилось бы в росте. Возможно его бы не существовало сегодня. И вероятнее всего, оно бы поменяло свой характер. Свобода мысли, хотя и несёт в себе опасность злоупотребления, имеет также свои сильные стороны. Она допускает большое разнообразие в пределах Общества, и уникальную осведомлённость каждого индивидуума.

 

Буддийская перспектива

 

Два принципа – Братства и свободы мысли – также широко отображаются в традиции Буддизма. Например, paramita известна как sila в Буддизме – это другой путь понимания гармоничного, и таким образом братского ума. Sila упоминается в Голосе Безмолвия как ‘ключ гармонии слова и дела, ключ, который уравновешивает причину и следствие, и не влечёт за собой кармического воздействия’. Чистая гармония не оставляет следа; она создает баланс и добрую волю в человеческой жизни.

Совершенное человеческое существо, согласно Walpola Rahula, должно развивать одинаково сострадание или karuna с одной стороны, и мудрость или panna с другой. Он комментировал, что сострадание или karuna представляет любовь, доброту, благожелательность, толерантность и так далее – качества сердца, Братства. С другой стороны, мудрость поддерживает определенные качества ума. Автор придерживался мнения, что если человек развивается только эмоционально, пренебрегая умом, то он может стать добросердечным чудаком. С другой стороны, пренебрежение нашей эмоциональной природой может привести к жестокосердному интеллекту без сочувствия к другим.

Сострадательный ум, которому хватает мужества раскрыться и понять свои границы, может прийти к новым степеням постижения – и в итоге, к новому состоянию сознания.

 

Новое сознание

 

Мы рассмотрели ранее Братство и свободу мысли как два основополагающих элемента, которые отличали Общество с самого его начала, каждый с его собственными правами. Индивидуум с панорамным умом и братским сердцем обладает возможностью измениться коренным образом. Таким образом предполагается, что есть третий непременный элемент TО, который вытекает из Братства и свободы мысли, как минимум потенциально, – то есть, играет роль агента, который может помочь пробуждению нового сознания. Общество было сформировано, чтобы помочь человечеству осуществить эволюционный толчок, толчок, который мог бы привести к вполне реальному индивидуальному изменению, – пусть хотя бы для малого числа индивидуумов.

Одной из изначальных задач ТО, как уже упоминалось, есть противостояние материализму. Если материализм волновал Основателей Общества в конце девятнадцатого столетия, то как они посмотрели бы на это в нашем мире начала двадцать первого столетия? Не далее как в 1880г., М-р Хьюм, в письме к одному из Махатм, описал материализм как буйный. Сегодня, он подобен приливной волне эгоизма, угрожающей поглотить нас. Возможно, в этом отношении, роль Теософского Общества даже более важна сегодня, чем во время его образования. Осознаём ли мы это?

Материализм есть симптом эгоистической и лишенной восприимчивости натуры. Действительно, центрирование на себе формирует барьер для восприятия.

Ученик спросил Учителя: «Как мне испытать единство с творением?» «Прислушивайся», сказал Учитель.

«Но как мне услышать?»

Ответил Учитель: «Стань ухом, которое обращает внимание на каждый звук, который издаёт вселенная. И ты сам почувствуешь тот миг, когда услышишь.»

Этот относительно благородный путь сопровождается необходимостью покорить себя. Один из Старших Братьев высказался очень определённо, когда написал: «Самость/эгоизм и желание самопожертвования – это самые большие преграды на пути адептства». Трудно выразиться яснее.

Это наше «я» подобно связывающей вибрации энергии, которая чрезвычайно упруга и тяжела, чтобы её превозмочь. Личный интерес управляет материализмом, который является возможно самой большой отличительной особенностью человечества в этом веке.

Что может предпринять TО, чтобы помочь появлению нового сознания? Это задача, которая стоит перед всеми и каждым членом. Мы можем начать прямо сейчас с попытки понять человеческий мир сегодня, особенно этот феномен материализма. Например, какой способ мышления увековечивает материализм? Исключительно материалистический ум видит и знает только этот физический мир. Он не допускает возможность сверхфизических существований. Таким образом он рассматривает вещи и людей в терминах физических свойств и денежной стоимости, а не внутренней ценности. Это – лишенный глубины ум. Чистый материалист исходит с точки зрения части – его или её, – а не целого. И тем самым отделяется от Реальности, приходя к ущербному мышлению и действиям, центрированным на личном материальном продвижении – и часто за счет других.

 

Теософы ли мы?

 

Многие начинают постигать несоответствие материализма и испытывают потребность в более универсальных нравственных принципах, которые могут принести пользу большему целому. Они проявляют интерес к духовному. И могут даже считать себя теософами. Являемся ли мы теософами? Если мы честны с собой, мы можем открыть, что мы – только отчасти теософы, – то есть еще не полностью способны к самоотверженным действиям на благо других.

В противоположность банальному материалисту, истинный теософ относительно редок. Такой индивидуум имеет непоколебимое чувство единства, видя жизнь с точки зрения единой Реальности, и может ощущать связывающую энергию жизни во все времена. С помощью внутренней чувствительности теософ может распознать Дух за множественностью форм. Ответы, решения и действия таким образом приобретают другое качество. Как заметил Шри Шанкарачарья: «какую бы форму мы ни придавали глине, она всегда останется глиной, её название и форма есть лишь преходящие явления.» Таким образом, можно уделить внимание глине, и не явлению.

Пробуждая новое сознание, мы становимся теософом в полнейшем смысле, а не отчасти теософом. Наш ум, закаленный долгим странствованием, требует очищения и распутывания.

 

Связывающая энергия личного Эго

 

Многие ученые несомненно также обладают чувством единства жизни. Профессор Рении Вебер фактически выдвинула гипотезу, что поиск единства в пределах научной дисциплины – это само по себе духовный путь. Конечно, не все ученые согласились бы с этим. Но она описала в своей книге Диалоги с Учеными и Мудрецами: Поиск Единства замечательное сходство между работой мистика и физика: Эго, подобно атому, согласуется во времени через свою «связующую силу», которую Будда назвал «сканды (skandhas)», что определяют нашу личность. Когда связующая сила физического атома выпущена в атомном реакторе, получающаяся в результате энергия – колоссальная по мощи – становится освобождённой. Аналогично, огромное количество связывающей энергии нужно, чтобы создать и подтвердить эго и его иллюзию своей независимости и самодостаточности.

И далее: Мудрец, который видит сквозь этот принцип, и понимает это, больше не разделяет себя на части и не пытается удерживать себя связанным, но позволяет эго действовать и выпускает его энергию, открывая канал к безграничной универсальной энергии.

Этот принцип подобен прекрасным словам в Голосе Безмолвия, увещевающим стремящегося отказаться от ложного и несуществующего я для того, чтобы отдохнуть на крыльях Великой Птицы, AUM всех времён. По мере того, как asmita или эгоизм уменьшается, происходит обновление. Мы потратили громадное количество энергии, поддерживающей и охраняющей наш смысл себя. Неся в уме связывающую мощность единого атома, может ли мы представить себе, как много энергии буквально освободилось бы для помощи миру, если бы связывающая мощь нашей личности была выпущена? Великие Духовные Учителя уже освободились от этого груза; они работают исключительно для человечества, не для себя.

 

Один дальнейший вопрос

 

Вернёмся к теме лекции, мы начали с вопроса о том, почему мы присоединились к Теософскому Обществу. Некоторые ответы на этот вопрос могут совпасть с четырьмя ранними Целями TО, которые были упомянуты. Мы также привели Изначальную Программу ТО Мадам Блаватской, и на этой основе исследовали два постоянных и ясных положения Общества, которые присутствовали от самого его начала – во-первых, Братство и, во-вторых, свободу мысли. Любое из них может вдохновить людей, чтобы присоединиться к Обществу.

Третий элемент о TО, который обсуждался, – это его роль как агента, помогающего пробуждению нового сознания. Это было исследовано с помощью акцентирования абсолютного контраста между чистым материалистом и чистым теософом. Разница между ними в конечном счёте заключена в ореховой скорлупе: «я». Когда наше я вырывается из заточения, высвобождается колоссальная энергия, позволяя проявиться новому, оживлённому и очищенному сознанию. Братство и свобода мысли, вместе с глубоким размышлением над учениями Мудрости, помогают сделать это возможным. Замечание Блаватской, что errare humanum est означает «человеку свойственно ошибаться». Но когда это случается с чистым теософом, эти слова могут заменяться на «жизнь в истине есть полнота человека» («to live in Truth is fully human»).

Действительно ли мы изменились в некотором смысле со времени вступления в ТО? Стали ли мы немного больше осознавать жизненные потребностей вокруг себя, поменьше погружаться в себя? Позволили мы учению Мудрости коснуться нас глубже?

С мыслью об этом давайте отвлечёмся сейчас от годов членства в TО на текущий момент и спросим себя: Почему мы принадлежим Теософского Обществу сегодня?

01.11.2010 03:00АВТОР: Линда Оливейра | ПРОСМОТРОВ: 1407


ИСТОЧНИК: Электронный журнал Свиточ №5, Ноябрь 2010



КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «История мировой теософии »