Некоторые особенности современного Рериховского движения. Л.В. Шапошникова. Мы выживем только вместе. Л.В. Шапошникова. Международный конкурс социально значимых плакатов 2019/2020 годов «Люблю тебя, мой край родной!» 32-я Московская международная книжная ярмарка. Выставка фотографий Л.В.Шапошниковой «По маршруту Мастера» во Владивостоке. Вышла в свет работа Т. Книжник «Американская трагедия. Уроки, выводы, предостережения». Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Становление Музея


Письмо С.Н.Рериха «Медлить нельзя!», опубликованное
в газете «Советская Россия» от 29 июля 1989 г.

 

 

Летом 1989 года в Москву из Индии привезли письмо известного художника и общественного деятеля Святослава Николаевича Рериха, опубликованное вскоре в газете «Советская культура» под названием «Медлить нельзя!». Святослав Николаевич предлагал создать в столице общественный центр­-музей имени Николая Константиновича Рериха.

 

В письме излагались основополагающие принципы организации и концепция нового музея. Отмечая, что «центр – это порождение нового времени, новых задач», Святослав Рерих писал: «Центр должен, по-моему, обладать значительной независимостью, гибкостью, возможностью функционировать поверх ведомственных барьеров, используя новые, нетрадиционные подходы, напрямую выходя на международное сообщество. <…> Суть концепции центра-музея в том, что наиболее оптимальное его функционирование может быть в статусе общественной организации. <…> Подчинение центра Министерству культуры, а тем более Музею искусств народов Востока повело бы к неоправданному, на мой взгляд, заведомому сужению задач и возможностей».

 

По убеждению Святослава Николаевича, музей должен был стать «живым Центром», занимающимся многогранной деятельностью: «Не просто музейная экспозиция, а постоянно сменяющие друг друга выставки – картин, ремесел, детских работ, причем не только с разных концов Советского Союза, но и интернационального характера. Конечно, наряду с этим работы Николая Константиновича должны быть представлены постоянно. При Центре может быть и лекционный концертный зал, и студии для молодых художников, и мастерские по возрождению и сохранению народных ремесел. <…> Несомненно, при Центре должна работать большая библиотека, где будут собраны книги по истории культуры, по искусству, философии России, Востока и Запада, в том числе, конечно, и работы Николая Константиновича и Елены Ивановны. <…> Центр видится мне и как научное учреждение. Задачей его, как представляется, может стать не только систематизация и изучение многогранного наследия Н.К. и Е.И. Рерихов, но и дальнейшее развитие заложенных в этом наследии идей».

 

Для содержания музея Святослав Рерих предлагал создать специальный фонд: «Мне весьма импонирует идея создания общественного Фонда имени Рериха, который взял бы на себя финансовое обеспечение и общее руководство Центра. Средства Фонда (который в перспективе мог бы стать международным) на начальном этапе могли бы быть составлены из отчислений организаций-­учредителей, а также из членских взносов членов обществ Рериха <…> из добровольных пожертвований граждан <…> Таким образом, Фонд имени Рериха и обеспечиваемый им Центр-Музей смогли бы содействовать решению важнейших задач как внутри страны, так и в международном плане. Это явилось бы толчком для других стран и закрепило бы за Советским Союзом роль первооткрывателя нового вселенского мышления».

 

Слева направо: Д.Р. Рерих, Р.М. и М.С. Горбачевы,
С.Н. Рерих. Кремль. 1987

 

 

Совет Министров СССР поддержал инициативу Святослава Николаевича. В октябре 1989 года был организован Советский Фонд Рерихов, председателем которого стал Б.С. Угаров, президент Академии художеств СССР. В ноябре того же года Святослав Николаевич встречался в Кремле с Генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Сергеевичем Горбачевым и его супругой Раисой Максимовной. В этом же месяце вышло Постановление Совета Министров СССР по общественному Музею имени Н.К. Рериха и Советскому Фонду Рерихов (СФР), а месяцем позже Мосгорисполком своим решением передал в распоряжение СФР старинную усадьбу Лопухиных, выбранную для музея самим Святославом Николаевичем. Главное здание усадьбы, предназначенной для Музея имени Н.К. Рериха, пребывало в аварийном состоянии, и Министерству тяжелого машиностроения, один из трестов которого в нем размещался, вменялось в обязанность его отремонтировать. Права заказчика были отданы Управлению охраны памятников истории и культуры.

 

По поводу кандидатуры директора музея позиция Святослава Николаевича была однозначной. Он писал: «Я со своей стороны не вижу лучшей кандидатуры, чем Людмила Васильевна Шапошникова, индолог и писатель, человек деловой, давно занимающийся этими проблемами и мне лично давно и хорошо известный».

 

Л.В. Шапошникова и С.Н. Рерих. Москва. 1990

 

 

В 1990 году Святослав Николаевич передал Советскому Фонду Рерихов, через свое доверенное лицо Людмилу Васильевну Шапошникову, художественно­-культурное наследие своих родителей – Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерихов. В Москву из Индии специальным авиарейсом были отправлены картины, архив, личные вещи, реликвии, семейная библиотека. Все это, по мысли Святослава Николаевича, должно было стать содержанием будущего музея. Начало деятельности Советского Фонда Рерихов было довольно драматичным. За финансовые злоупотребления и грубые нарушения Устава был освобожден от должности один из трех заместителей председателя СФР – С.Ю. Житенев. Второй заместитель, Р.Б. Рыбаков, потребовал, чтобы культурными программами занимался собственно Фонд, а не музей, и поддержал тех членов правления, которые отказали музею в его уставном праве быть юридическим лицом. Однако через какое-­то время такое право все­-таки было оформлено, несмотря на активное противостояние председателя ревизионной комиссии А. Юферовой и члена правления М. Егоровой. Правление выразило Юферовой недоверие, а Рыбаков покинул СФР.

 

Несмотря на все эти трудности, были сформированы музейные отделы, начала работу библиотека, велась подготовка к открытию Оптического театра, было положено начало издательской деятельности.

 

Весной 1991 года представители Государственного музея искусств народов Востока (В.А. Набатчиков и О.В. Румянцева), С.Ю. Житенев, а также амбициозные и плохо информированные председатели некоторых рериховских обществ предприняли безуспешную попытку сменить руководство СФР. Тогда же, в марте 1991-го, сложились и организовались те силы, которые и по сей день продолжают выступать против Музея имени Н.К. Рериха и самой идеи общественного культурного центра. По рериховским обществам начали распространяться письма с клеветническими обвинениями в адрес директора музея и даже самого С.Н. Рериха. Узнав об этом, Святослав Николаевич в 1992 году обратился к рериховским организациям, пытаясь дать им представление о реальном положении дел. Это обращение и ряд других документов были объявлены фальшивками, а в высокие инстанции, включая и Президента России, полетела очередная порция писем против организации, созданной непосредственно под водительством Святослава Николаевича Рериха.

 

В 1991 году в связи с распадом СССР Советский Фонд Рерихов по личной инициативе Святослава Николаевича был переименован в Международный Центр Рерихов (МЦР). В конце того же года Министерством юстиции Российской Федерации был зарегистрирован Устав МЦР.

 

Центральная часть фасада
главного здания усадьбы Лопухиных. 1970-е  

 

 

1993 год оказался судьбоносным и в плохом, и в хорошем смысле. В начале года в Бангалоре (Индия) скончался Святослав Николаевич, последний представитель великой семьи Рерихов. Его смерть окончательно развязала руки тем, кто действовал против МЦР, то есть против воли самого Святослава Николаевича.

 

Ремонт главного здания усадьбы Лопухиных задерживался. Министерство тяжелого машиностроения, реорганизованное и измененное, отказалось от своих обязательств. Заказчик прекратил финансирование работ и грозил передать здание другому арендатору. Возникла опасность потерять усадьбу.

 

Первая экспозиция Музея.
Заслуженный работник культуры РСФСР
Т.Г. Роттерт. 1993

 

 

На этом фоне произошли два события, определившие путь дальнейшего развития музея. МЦР добился прав заказчика (это дало ему возможность непосредственно влиять на ход ремонта и реставрации усадьбы) и заключил арендный договор на главное здание. И уже в феврале 1993 года, в день рождения Елены Ивановны Рерих, открылась первая экспозиция Музея имени Н.К. Рериха. Она разместилась в пяти небольших комнатах флигеля и представляла собой прообраз будущего Большого Музея. Многое, в том числе ремонт комнат и изготовление витрин, было сделано руками самих музейных работников. В том, первом, музее разместилась незначительная часть экспонатов. Картины Н.К. Рериха придали необычный и привлекательный вид экспозиции, где впервые обрел свое постоянное место его триптих «Fiat Rex» («Да здравствует Король»). В трех витринах были представлены архивные документы, реликвии, личные вещи Рерихов, книги из семейной библиотеки и фотографии. Музей получился небольшой, но интересный. Популярность его быстро росла. О нем писали и говорили.

 

Следующий период (зима 1993 – осень 1994) вместил в себя ряд событий, которые можно назвать испытанием на прочность и преданность общему делу для всех, кто собрался под крышей МЦР. События эти развивались стремительно, и вихрь, который они создали, мог смести с лица земли и музей, и МЦР.

 

Через некоторое время стало известно, что ведомая Музеем Востока и поддерживаемая Министерством культуры оппозиция решила «огосударствить» общественный Музей имени Н.К. Рериха вместе с наследием, переданным МЦР. Из далекого города Кемерово на имя Председателя Верховного Совета РСФСР Р.И. Хасбулатова пришло письмо за подписью некоего Кувшинова, числившегося председателем рериховского общества. Это был один из тех, кто еще в марте 1991 года требовал немедленно сменить руководство Советского Фонда Рерихов и допустить в еще не описанный архив Рерихов всех, кто этого пожелает. «В настоящее время, – сообщал он в своем письме, – наследие оказалось в руках группы лиц, не имеющих на это юридического права. Наследие представляет не только российскую, но и мировую ценность. В связи с этим мы обращаемся к Вам с предложением о немедленном создании Государственного музея семьи Рерихов».

 

24 апреля 1993 года директор Музея Востока В.А. Набатчиков отправил на имя вице-премьера О.И. Лобова письмо, которое заканчивалось следующей просьбой: «Изложенное позволяет просить Вас, Олег Иванович, помочь в передаче наследия Рерихов и усадьбы ­Лопухиных Государственному музею Востока в бессрочное и безвозмездное пользование, что явится поистине бесценным подарком Правительства России к 75-летию музея, которое отмечается в этом году».

 

В средствах массовой информации была развернута кампания клеветы против МЦР и директора общественного Музея имени Н.К. Рериха. Немало потрудились на этой ниве бывший заместитель председателя Советского Фонда Рерихов Р.Б. Рыбаков, а также О.В. Румянцева (Музей Востока) и Н.М. Сазанова (Институт стран Азии и Африки при МГУ).

 

В это же время в Индии бывший секретарь Святослава Николаевича Мэри Джойс Пунача направила свои действия на прямое присвоение его наследия. Издеваясь над престарелой вдовой Святослава Николаевича Девикой Рани, она довела 94-летнюю женщину до состояния невменяемости, а потом и недееспособности, которая проявилась в июне 1993 года. К этому времени наметилось явное индийско-российское «сотрудничество» по части «спасения» наследия Рерихов. 25 июня 1993 года по факсу из Бангалора, с припиской от Мэри Пунача, пришел текст «телеграммы Девики Рани» на имя Президента России. Под телеграммой стояло имя вдовы Святослава Николаевича, но отсутствовала ее подпись. Чеканные фразы, так не свойственные Девике Рани, выдавали некоего «соавтора» текста: «Прошу Вас взять под Вашу личную защиту все наследие, переданное российскому народу моим покойным мужем Святославом Николаевичем Рерихом, и передать это наследие полностью под контроль государства, желательно в лице Министерства культуры Вашей страны».

 

Последнее письмо «Девики Рани», решавшее судьбу МЦР, было помечено 3 октября 1993 года. «...Узнав, что ваше Министерство культуры планирует создать в Москве государственный музей Рерихов, я приняла следующее решение. Я хочу, чтобы все картины, архивы и личные вещи, переданные Святославом Н.Рерихом бывшему Советскому Фонду Рерихов, были на тех же условиях переданы Государственному музею Рерихов и оставались там. <…> Я готова прибыть в Москву сама или направить своего специального представителя...».

 

О судьбе этого письма сообщает начальник отдела культуры при Правительстве РФ И.В. Шабдурасулов в своей записке на имя В.Ф. Шумейко: «В переданной заместителем директора Института востоковедения РАН Р.Б. Рыбаковым в Отдел культуры Аппарата Совета Министров – Правительства РФ копии (выделено нами. – Ред.) телеграммы Д.Р. Рерих на имя Президента РФ Б.Н. Ельцина от 3 октября 1993 г. вдова С.Н. Рериха обратилась с просьбой передать все наследие С.Н. Рериха создаваемому Государственному музею Рерихов. Учитывая создавшееся положение, а также необходимость сохранения для России творческого наследия семьи Рерихов, Министерство культуры России предложило взять его под защиту государства, создав государственный музей с соответствующим бюджетным финансированием. Только в этом случае, по мнению Министерства, могут быть гарантированы необходимые условия сохранности коллекций, их экспонирования, введение в научный оборот, доступность для специалистов».

 

Доставленная высокому чиновнику частным лицом копия (!) послужила основным документом для выхода в ноябре 1993 года правительственного Постановления № 1121 «О Государственном музее Н.К. Рериха». В нем усадьба Лопухиных у МЦР отнималась и передавалась Музею искусств народов Востока.

 

Так на пути к Большому Музею возникло новое препятствие, которое необходимо было преодолеть. Обращения к президенту Б.Н. Ельцину и премьер­-министру В.С. Черномырдину остались без ответа. Но в поддержку МЦР выступили такие крупнейшие деятели науки и культуры, как академики Д.С. Лихачев и А.Л. Яншин, министры культуры некоторых стран СНГ, рериховские общества, различные творческие союзы, простые люди – все, кто понимал значение рериховского наследия и ценил волю покойного дарителя. Правительственный же аппарат, поправший эту волю, не реагировал ни на письма, ни на выступления, ни на личные просьбы известнейших людей страны.

 

Чтобы спасти успешно действовавший культурный центр, в конце 1993 года МЦР был вынужден подать иск в Высший арбитражный суд об отмене правительственного постановления. Судебный процесс длился полтора года. За это время умерла Девика Рани. Была арестована, а затем выпущена под залог Мэри Пунача, началось расследование ее деятельности. Индийские газеты писали о сокрытии ею настоящего завещания С.Н. Рериха, о фабрикации фальшивых завещаний и писем, о похищении ею денег и ценностей семьи Рерихов. Но Министерство культуры продолжало упорно доказывать правовую полноценность постановления о Государственном музее Н.К. Рериха, в основу которого было положено сфальсифицированное письмо.

 

Но, несмотря ни на что, общественный музей, созданный по инициативе Святослава Николаевича Рериха, продолжал жить и развиваться. В октябре 1994 года, в дни проведения очередной Международной научно-общественной конференции, состоялось второе открытие музея. Новая экспозиция разместилась в пяти больших отремонтированных комнатах на первом этаже главного здания усадьбы. Экспозицию расширили, увеличили количество представленных картин и экспонатов. Был открыт зал, посвященный Святославу Николаевичу Рериху, где разместились отреставрированные полотна художника. В самом большом зале стали проводить лекции, семинары, концерты, отмечать торжественные даты, связанные с жизнью семьи Рерихов. К тому времени развернулась и публикаторская деятельность, поэтому в специальной витрине были выставлены изданные МЦР книги, репродукции и брошюры.

 

Фрагмент экспозиции Музея. 1994 – 1997

 

 

 

В марте 1995 года Высший арбитражный суд вынес решение в пользу МЦР. Усадьба полностью сохранялась за ним, а само решение обжалованию не подлежало. На его основе за подписью Ю.М. Лужкова было издано постановление Правительства Москвы, по которому усадьба Лопухиных передавалась МЦР в аренду сроком на 49 лет. Был оформлен новый договор и получена возможность, теперь уже на законных основаниях, продолжать капитальный ремонт и реставрацию. Весьма символично, что общественный музей не получил для этого ни копейки государственных денег. Средства для его создания были заработаны сотрудниками самостоятельно, а также получены от рериховских обществ, отдельных граждан, проживающих в России и за рубежом, и, наконец, от меценатов, взявших на себя значительную часть расходов. То, что происходило в усадьбе Лопухиных, где рождался уникальный музей, не устраивало двух людей, которые называли себя деятелями культуры. Один из них – министр культуры Е.Ю. Сидоров, другой – директор Музея Востока В.А. Набатчиков. Парадоксальность ситуации заключалась в том, что на фоне упадка, а иногда и гибели государственных учреждений культуры именно «деятели культуры» стремились не допустить создания нового музея. Всем известны случаи, когда учреждения культуры лишались помещений в результате происков коммерческих структур, притязаний на такие помещения Церкви или еще кого-либо. Но чтобы этим занимались министр культуры и директор музея!.. Используя административный нажим, они добились пересмотра в надзорной инстанции «не подлежащего обжалованию» решения Высшего арбитражного суда. Но попытка добиться отмены постановления московского правительства не увенчалась успехом.

 

«Третье открытие» Музея имени Н.К. Рериха состоялось 9 октября 1997 года – в день рождения великого художника. В девяти отреставрированных залах второго этажа главного здания усадьбы ныне размещаются уникальные картины Н.К. и С.Н. Рерихов, личные вещи, реликвии, книги, фотографии, документы, принадлежавшие членам семьи Рерихов, и другие не менее интересные экспонаты. Концепция новой экспозиции дает представление о личности и наследии наших выдающихся соотечественников и охватывает основные периоды их жизни и творчества.

 

Открытие экспозиции музея. 1997

 

 

Международному Центру Рерихов пришлось немало пройти и многое преодолеть на пути к Большому Музею. Но остался один долг, без исполнения которого трижды открытый музей не может считаться полноценным. 288 полотен Н.К. и С.Н. Рерихов, которые завещал МЦР С.Н. Рерих, до сих пор находятся в стенах Музея Востока. Их так и не вернули МЦР. Когда в 1990 году Святослав Николаевич Рерих в Бангалоре передавал России бесценное наследие своих родителей, он внес в дарственную картины, привезенные им ранее в Советский Союз для временного экспонирования и оставленные на попечение Министерству культуры СССР. «Обязательно заберите их, – сказал Святослав Николаевич Людмиле Васильевне, подписывая дарственную. – Они составят основу нашего Музея».

 

В 1992 году Святослав Рерих предпринял попытку вернуть предназначенные музею картины. Художник направил Президенту Российской Федерации Б.Н. Ельцину письменное обращение: «Теперь эту выставку незаконно удерживает Музей искусств народов Востока. Очень прошу Вас содействовать передаче ее Международному Центру Рерихов».

 

Зал Центрально-Азиатской экспедиции

 

 

Святослав Николаевич никогда не отделял себя от музея в Москве. Он был его инициатором, его основателем, его радетелем. Это он наполнил его залы уникальными и интереснейшими экспонатами. Но для таких, как В.А. Набатчиков и Е.Ю. Сидоров, не существовало ни права, ни воли художника. Через некоторое время Е.Ю. Сидоров был освобожден от должности министра культуры. Его место заняла Н.Л. Дементьева, затем ее сменил В.К. Егоров, последнего – М.Е. Швыдкой. Но никто из этих деятелей так и не подумал об исполнении воли Святослава Николаевича.

 

За это время было отремонтировано и отреставрировано здание старинной усадьбы Лопухиных, на втором этаже которой теперь открыт второй в мире, после нью-йоркского, музей, созданный членами семьи Рерихов. МЦР как неправительственная организация получил за свою активную деятельность статус ассоциированного члена Департамента общественной информации ООН.

 

Международная научно-общественная конференция
в залах Музея. 2005 г.

 

 

С 1992 года здесь проводятся ежегодные международные научно-общественные конференции, которые собирают крупных ученых не только из России и СНГ, но и из Германии, США, Италии, Испании, Франции, Канады, Мексики и других стран мира.

 

В стенах музея ведущими специалистами РАЕН, МГУ и научными сотрудниками Центра¬-Музея читаются лекции, посвященные рериховскому наследию, вопросам мировой культуры, проводятся научные семинары, где поднимаются проблемы развития современной философии, науки, искусства.

 

Из фондов музея организуются передвижные выставки картин Николая Константиновича и Святослава Николаевича Рерихов. Они побывали почти в трехстах городах России, стран СНГ и Балтии – от Мурманска до Бишкека и от Таллинна до Петропавловска­-Камчатского.

 

В выставочных залах регулярно демонстрируются картины современных художников, чье творчество созвучно философским идеям семьи Рерихов.

 

Благодаря деятельности сотрудников публикаторского отдела и отдела рукописей с 1991 года осуществляется переиздание трудов членов семьи Рерихов, а также публикация неизвестных ранее архивных материалов, которыми располагает Центр-Музей. За время существования МЦР выпущено свыше двухсот наименований книг, альбомов, каталогов, репродукций, открыток, буклетов, календарей. Центр выпускает два периодических издания – журнал «Культура и время» и газету «Содружество». Все это дает возможность широкому читателю познакомиться с духовно­-философским, художественным, научным и эпистолярным наследием Рерихов. Постоянно пополняется фонд публичной библиотеки МЦР, открывшей двери читателям. Продолжается кропотливая работа над систематизацией фонда Мемориальной библиотеки, где хранятся книги из семейной библиотеки Рерихов.

 

На базе МЦР создан Объединенный Научный Центр проблем космического мышления (ОНЦ КМ), основной целью которого является проведение научных исследований, связанных с проблемами космического мышления.

 

При МЦР создан возглавляемый академиком РАО Ш.А. Амонашвили Центр гуманной педагогики,  под эгидой которого проходят педагогические семинары и ежегодные международные педагогические чтения.

 

Еженедельно музей приглашает своих посетителей на концерты классической и современной музыки.

 

Сотрудники музея участвуют во многих конференциях, симпозиумах, конгрессах, посвященных проблемам духовно­-культурного развития России. Налажен обмен опытом и плодотворное сотрудничество со многими музеями, культурными и научными центрами.

 

Отделения МЦР организованы в Санкт-Петербурге и ряде других городов России, а также в странах ближнего зарубежья – Латвии, Украине, Белоруссии. МЦР поддерживает связи с рериховскими обществами и организациями Эстонии, Финляндии, Болгарии, Италии, Израиля, Франции, Великобритании, США, Канады, Мексики, Испании и других стран.

 

При музее сформирован Попечительский совет, состоящий из выдающихся деятелей культуры, науки и политики.

 

Этот краткий перечень того, что сделано Международным Центром Рерихов и Музеем имени Н.К. Рериха на ниве просветительства за годы их существования, говорит сам за себя. За сухими строчками – напряженный труд сотрудников. Начатый практически с нуля Центр-Музей имени Н.К. Рериха стал сегодня одним из значимых музеев Москвы и занял достойное место в культурной жизни России.


 

10.08.2019 09:49АВТОР: | ПРОСМОТРОВ: 85


ИСТОЧНИК: МЦР



КОММЕНТАРИИ (1)
  • Лидия20-08-2019 20:45:01

    Летопись создания и деятельности общественного Музея имени Н.К.Рериха МЦР неотделима от новейшей истории России, венчает многострадальный XX век и открывает XXI столетие.
    В 2019 году исполняется:
    145 лет со дня рождения Николая Константиновича Рериха;
    140 лет со дня рождения Елены Ивановны Рерих;
    117 лет со дня рождения Юрия Николаевича Рериха;
    115 лет со дня рождения Святослава Николаевича Рериха;
    93 года со дня рождения Людмилы Васильевны Шапошниковой, ставшей руководителем Международного Центра Рерихов и создателем общественного Музея имени Н.К.Рериха, основоположником современной научной школы рериховедения, разработчиком фундаментальных трудов по изучению философии космической реальности – Живой Этики, давших мощный импульс для современных исследователей и ученых будущего;
    90 лет со дня рождения Юлия Михайловича Воронцова, выдающегося советского и российского дипломата, благодаря помощи которого культурное наследие Рерихов мирового значения было доставлено Л.В.Шапошниковой в Москву;
    90 лет со дня рождения Евгения Максимовича Примакова, выдающегося государственного и общественного деятеля, дипломата, председателя Правительства РФ, министра иностранных дел РФ, члена Совета попечителей Центра-Музея имени Н.К.Рериха.
    Спасибо всем, кто создавал Музей и сотрудничал с ним, боролся за его существование и внес свою лепту на пути к великому Будущему.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «История РД »