"Сознание красоты спасет мир". (Р.Я. Рудзитис). Симфония красок и идей. Рихард Рудзитис. 24 февраля 2019 г. в 16:00 в Москве состоится лекция: «Музыка в жизни и духовном наследии Е.И.Рерих» (140-летию со дня рождения посвящается).(МЦР). В Ярославле отметили юбилей Елены Ивановны Рерих. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Владимирские школьники знакомятся с Пактом Рериха. Вышла в свет аудиокнига Л.В.Шапошниковой «Мастер» (ч. 1). Выставка фоторабот Л.В. Шапошниковой «По маршруту Мастера» в Армянске (Республика Крым). Цикл лекций «АКАДЕМИК Н.К.РЕРИХ - ХУДОЖНИК, УЧЕНЫЙ, МЫСЛИТЕЛЬ» 145 лет со дня рождения. Выставка фоторабот Л.В. Шапошниковой «По маршруту Мастера» в Армянске (Республика Крым). «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Духовность - жизнь по совести. Евгений Шеффнер


К 140-летию В.И.Ленина

"Волнует меня вопрос о духовности. Сейчас сводят понятие духовности к религиозности. Я - атеист и недоумеваю: а что же советская культура - искусство, литература, наука - она бездуховна что ли? Что же такое духовность? Непонятно..." (Из письма Надежды Алексеевны Князевой, г.Выкса Нижегородской обл.)

 

Что такое духовность? Почему понятие духовности сводят к религиозности? Ведь церковь одобряет и поддерживает капитализм, систему, убивающую душу и душе в корне враждебную. При социализме советские люди жили в атмосфере вдохновения. Но именно советский период церковь рисует как особенно трагический, большевиков именует "извергами", а Ленина - "исчадием ада".

Отношение к Ленину - это вообще выбор жизненного пути. В 1917 году, поверив Ленину, народ выбрал путь развития страны и встал под знамёна большевиков. И это был, заметьте, крещёный народ.

В. И. Ленин.Каждый русский человек в то время крещен и миропомазан. Иконы висели в каждом доме, церковные праздники отмечались всем населением. Любое важное событие сопровождалось богослужением. В России жестоко каралась всякая критика религиозного учения. 5 марта 1892 г. Ленин, будучи помощником присяжного поверенного, выступил в Самарском суде в качестве защитника по делу "о крестьянине Василии Муленкове, судимом за богохуление". Крестьянина обвиняли в том, что, войдя нетрезвым в бакалейную лавочку, "матерно обругал Богородицу и Святую Троицу". Обвиняемому грозила ссылка на каторжные работы до 8 лет с лишением всех прав состояния. Ленин добился сравнительно мягкого приговора - год тюрьмы. Позже он напишет, что в России "...существовали и применялись средневековые, инквизиторские законы, преследовавшие за веру или неверие, насиловавшие совесть человека...". Ленин отмечал, что как только христианство стало государственной религией, его служители "забыли" о "наивностях" первоначального христианства с его "демократически-революционным духом". Никогда прежде престиж православной церкви и, особенно, духовенства не падал так низко, как накануне революционных событий 1917 года. Шла неудачная кровавая война, народ оставался в неведении относительно смысла войны и колоссальных жертв, и не понимал, почему духовенство поддерживает бойню. Поэтому вместе с антивоенными росли и антицерковные настроения. Отречение Николая II от престола обезглавило церковь, поскольку с 1721 года монарх являлся ее главой. Церковные иерархи восторженно приняли Февральскую революцию, забросав приветственными телеграммами новую власть. Но уже Временное правительство заявило, что "основное начало, которое должно определить отношение государственного строя к православной церкви, есть отделение церкви от государства". С лета 1917 г. начался повсеместный захват крестьянами монастырских земель, церковные школы передавались в Министерство народного просвещения, из обязательных школьных предметов изъяли закон божий. Это были первые шаги к светскому государству.

28 августа 1917 года открылся Поместный Собор, который должен был определить дальнейший путь церкви. 5 ноября 1918 г. Собор избрал патриарха: им стал Тихон (Василий Белавин, митрополит Московский и Коломенский). Советская власть разрешила отметить это событие в Кремле.

Советское правительство смотрело на религию и церковь, как на "орудие буржуазии, служащее защите эксплуатации и одурманиванию трудящихся масс". Первые же декреты Советской власти были ударом по господству РПЦ. 26 октября 1917 г. - "Декрет о земле", который национализировал церковные и монастырские земли. 2 ноября - "Декларация прав народов России", отменившая все национально-религиозные привилегии и ограничения. 11 ноября 1917 г. - "Декрет об уничтожении сословий и гражданских чинов", лишивший духовенство сословных преимуществ. 11 декабря 1917 г. следует постановление СНК о передаче Народному комиссариату по просвещению всех учебных заведений. 16 и 18 декабря - Декреты "О расторжении брака" и "О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния" с признанием юридической силы лишь за гражданским браком.

20 января 1918 г. был принят Декрет СНК "О свободе совести, церковных и религиозных обществах", осуществивший отделение церкви от государства и национализацию церковного имущества. Церковь лишалась собственности и права приобретать её. Значение декрета широко разъяснялось массам. Ленин говорил: "Религия - частное дело. Пусть каждый верует во что хочет или ни во что не верит. Советская республика не знает никаких религиозных различий. Она находится вне всякой религии, отделила религию от советского государства".
10 июля 1918 г. на V Всероссийском Съезде Советов была принята Конституция РСФСР, 13 статья которой гласит: "В целях обеспечения за трудящимися действительной свободы совести церковь отделяется от государства и школа от церкви, а свобода религиозной и антирелигиозной пропаганды признаётся за всеми гражданами".

Православная церковь яростно сопротивлялась лишению ее прав на души людей. В ответ на декрет Советской власти по городам и сёлам России прокатилась волна крестных ходов. Не везде дело заканчивалось мирно - в ряде городов крестные ходы, устроенные без разрешения местных властей, сопровождались столкновениями и жертвами. Церковь была с теми, кого переполняла ненависть к Советской власти. При Деникине действовало "Временное высшее церковное управление на юго-востоке России", объединившее около 1000 священников. В армии Врангеля находилось 500 священников. При Колчаке действовало "Сибирское церковное управление".

Отстранив церковь от воспитательного и образовательного процесса, государство устанавливает новые обряды, обычаи, праздники. Формы антирелигиозной пропаганды поражают своим разнообразием: диспуты, семинары, спектакли, карнавалы, концерты, публичные чтения, издание брошюр и плакатов. В отчётах антирелигиозной комиссии (АРК) говорится не только о достижениях, но и о явных перегибах, осуждаются "шумные демонстрации антирелигиозных чувств" и "нетактичность". Ленин писал Молотову: "т. Молотову. Если память мне не изменяет, в газетах напечатано письмо или циркуляр ЦК насчёт 1 мая, и там сказано: разоблачать ложь религии или нечто подобное. Это нельзя. Это нетактично. Именно по случаю Пасхи надо рекомендовать иное: не разоблачать ложь, а избегать, безусловно, всякое оскорбление религии".

Американский исследователь по вопросам "психологии религии" Джемс Б.Пратт в лекции "Почему религии умирают?" не смог объяснить, отчего после Великой Октябрьской социалистической революции русский народ, который он считал "народом-богоносцем", стал "народом-атеистом": "Мы считали русское население глубоко религиозным. Но вот правительство было сброшено, и на другой день газеты, на другой месяц журналы, и на другой год книги информировали нас с поразительным единодушием, что почти все русские, за исключением стариков, покинули свои храмы и стали атеистами... Духовная перемена, которая там произошла, - наиболее изумляющее событие в истории религии".

Причину этой перемены понял другой американец - Джон Рид, написавший "Десять дней, которые потрясли мир". Рассказывая о похоронах в Москве в ноябре 1917 г. павших в боях за революцию, он писал: "Через Иверские ворота уже потекла людская река, и народ тысячами запрудил Красную площадь. Я заметил, что проходя мимо Иверской, никто не крестился как это делалось раньше. И вдруг я понял, что набожному русскому народу уже не нужны больше священники, которые помогли бы ему вымаливать царство небесное. Этот народ строил на земле такое светлое царство, какое не найдешь ни на каком небе".
Ленин говорил, что "единство революционной борьбы рабочего класса за создание рая на земле важнее для нас, чем единство мнений пролетариев о рае на небе". В записках комсомольца А.Мильчакова "Первое десятилетие" приводится протокол одной комсомольской ячейки, где есть такие строки: "Слушали мысли Ленина о религии. Постановили: не признавать царства божия на небе, а организовать его на земле
".

Летом 1921 г. начался страшный голод. Причины были не только в засухе, сказалась разруха, связанная с мировой войной, революцией и гражданской войной. Голод охватил 34 губернии с населением более 33 млн человек.

23 февраля 1922 г. ВЦИК издал декрет об изъятии церковных ценностей на нужды голодающих, в котором постановлял местным Советам "изъять из церковных имуществ, переданных в пользование групп верующих всех религий, по описям и договорам все драгоценные предметы из золота, серебра и камней, изъятие коих не может существенно затронуть интересы самого культа, и передать в органы Народного Комиссариата Финансов для помощи голодающим".

Церковь не хотела отдавать накопленные ею за века ценности. В народе распространяли слухи, что драгоценности пойдут "на золотые зубы коммунистам", и изымаются, чтобы обеспечить правительству бегство за границу. Вокруг храмов собирались толпы народа, происходили столкновения. Дело дошло до демонстраций. В связи с этим в Москве, Петрограде, Шуе, Иваново-Вознесенске, Смоленске, Старой Русе, Ростове-на-Дону состоялись судебные процессы над духовенством, которое обвиняли в подстрекательстве беспорядков. После кровопролитных событий в Шуе Ленин 19 марта 1922 г. в своём письме Молотову для членов Политбюро ЦК РКП(б) даёт жёсткие и решительные указания: "...Происшествие в Шуе должно быть поставлено в связь с тем сообщением, которое недавно РОСТА переслало в газеты не для печати, а именно, сообщение о подготовляющемся черносотенцами в Питере сопротивлении декрету об изъятии церковных ценностей. Если сопоставить с этим фактом то, что сообщают газеты об отношении духовенства к декрету об изъятии церковных ценностей, а затем то, что нам известно о нелегальном воззвании патриарха Тихона, то станет совершенно ясно, что черносотенное духовенство во главе со своим вождем совершенно обдуманно проводит план дать нам решающее сражение именно в данный момент... Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей, и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией и не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления... Чем большее число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше, надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать".

Приведённое письмо красноречиво. Оно дышит напряжением героических усилий выполнить первостепенную задачу того времени: сохранить человеческие жизни и советскую республику. Московский процесс проходил в Политехническом музее с 26 апреля до 8 мая 1922 г. Из 154 обвиняемых - 11 приговорены к расстрелу. На процесс был вызван патриарх Тихон, и трибунал вынес постановление о привлечении его и архиепископа Крутицкого к суду в качестве обвиняемых. В упомянутом письме Молотову Ленин писал: "Самого патриарха Тихона, я думаю, целесообразно нам не трогать, хотя он несомненно стоит во главе всего этого мятежа рабовладельцев". Но патриарх всё же был заключён под домашний арест в Донском монастыре, а в начале 1923 г. переведён в тюрьму на Лубянке.

Столкновения из-за изъятия церковных ценностей имели последствия и внутри самой церкви. Часть духовенства - обновленцы, ещё в 1917 году принявшие большевиков, как продолжателей дела Христа, воспользовались моментом для отделения, считая, что "обращение церковных ценностей в хлеб для голодных должно было быть радостным подвигом любви к погибающему брату, а превратилось в организованное выступление против государственной власти". В мае 1922 г. обновленцы созвали Учредительное собрание своих сторонников и провозгласили образование "Живой церкви". В своей газете они писали: "Жизнь требует реформы. Церковь удалилась от истинной и святой идеи первохристианской церкви". 29 апреля 1923 г. открылся обновленческий Собор. Провозгласив Ленина освободителем человечества, Собор признал:
1. Богоустановленность Советской власти.
2. Правильность принципа отделения церкви от государства.
3. Полную согласованность коммунистического идеала с истинным христианством.

Позднее в своей книге "Церковь и революция" Александр Введенский, духовный лидер обновленцев, напишет: "Расшифруйте современный экономический термин "капиталист", передайте его евангельским речением. Это будет тот богач, который, по Христу, не наследует вечной жизни. Переведите слово "пролетариат" на евангельский язык, и это будут те меньшие, обойдённые Лазари, спасти которых и пришёл Господь. И Церковь теперь определённо должна стать на путь спасения этих обойдённых меньших братий. Она должна осудить неправду капитализма с религиозной (неполитической) точки зрения, вот почему наше обновленческое движение принимает религиозно-нравственную правду октябрьского социального переворота... Мы всем открыто говорим: "Нельзя идти против власти трудового народа". А.Введенский считал, что марксизм - это "Евангелие, изложенное атеистическим языком".

Ленин имел огромную популярность среди верующего народа, который связывал лучшие свои надежды с его именем. Ульяновские историки утверждают: "Немало можно назвать примеров, когда религиозные деятели обращались к Владимиру Ильичу за помощью и получали поддержку. Когда в правительство обратился председатель казанской общины евангельских христиан с жалобой на советские организации, препятствующие собранию общины, Ленин пишет Курскому: "Прошу проверить, назначив строгое расследование, и наказать виновных" (6.05.1919). Не встречали у Ленина поддержки попытки передачи храмов под другие учреждения. В ответ на жалобу прихожан 27 января 1921 года Ленин пишет: "т. Красин! Эту просьбу передал мне А.М.Горький. Удобно ли, даже при особых условиях, превращать церковь в клуб? Есть ли налицо какие-либо условия? Не лучше ли отменить и вернуть церковь? "Факты свидетельствуют, что при Ленине храмы строились и достраивались".

16 июня 1923 г. патриарх Тихон обратился в Верховный суд РСФСР с заявлением, в котором просил освободить его из-под стражи. "Я окончательно отмежёвываюсь, - писал он, - как от зарубежной, так и от внутренней монархически-белогвардейской контрреволюции". 27 июня патриарх Тихон уже смог вернуться к исполнению своих обязанностей. В августе 1923 г. следует его заявление: "Возврат к прежнему строю невозможен. Церковь не служанка тех ничтожных групп русских людей, где бы они ни жили - дома или за границей, которые вспомнили о ней только тогда, когда были обижены русской революцией, и которые хотели бы ею воспользоваться для своих личных целей. Церковь признаёт и поддерживает Советскую власть, ибо нет власти не от Бога".

     А после смерти Ленина патриарх Тихон заявил в печати: "Ленин не был отлучён от православной церкви, поэтому всякий верующий имеет право и возможность его поминать... Я считал бы оскорблением памяти Ленина, его близких и семьи, если бы православное духовенство участвовало в похоронах, ибо Ленин никогда не выражал желания, чтобы православное духовенство провожало его тело... Хотя мы идейно и расходились с Лениным, я имею сведения о нём, как о человеке добрейшей и поистине христианской души".

     В январе 1924 г. патриарх издал указ о молитвенном поминовении государственной власти за богослужением "О стране Российской и властях её". Окончательно позицию церкви к новому государству выразил митрополит Сергий в своей декларации 27 июля 1927 г.: "Мы хотим быть православными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской родиной. Учреждение советской власти многим представлялось каким-то недоразумением, случайным и потому недолговечным. Забыли люди, что случайностей для христианина нет, и что в совершившемся у нас, как везде и всегда, действует та же Десница Божия, неуклонно ведущая каждый народ к предназначенной ему цели".

Сегодня же РПЦ поддерживает капитализацию страны и проклинает советское прошлое. Священники в массовом порядке освящают офисы частных фирм и банки. Многие "слуги божьи" сами занимаются бизнесом, забыв, что Христос изгнал торгующих из храма. РПЦ обожествляет частную собственность, считая, что отторжение и передел собственности с попранием прав её законных владельцев не могут быть одобрены церковью. Отсюда оголтелый антисоветизм.

Если задача церкви, как она провозглашает, - нравственность и духовность, то и сомнений нет, что в советский период условий для осуществления этой задачи было неизмеримо больше. Вся страна, подобно огромному храму, настраивалась на чистую жизнь по совести. Церковь, по идее, должна бы превозносить первую Конституцию Советской республики от 1918 года, где сказано: "Кто не работает, тот не ест". Ведь это одно из главных наставлений апостола Павла из Второго Послания к Фессалоникийцам - "если кто не хочет трудиться, тот и не ешь!" Но мы видим другое - жгучую злобу на советских "безбожников", что посмели посягнуть на обширную церковную собственность.

Если задача церкви иная, а именно материальное благосостояние, увеличение количества храмов и экспансия в общественную жизнь, то для такого "процветания", естественно, куда больше подходит капитализм. Но может ли человек идти в такую церковь за разъяснением вопросов о душе и духовности?
Советский Союз являлся атеистическим государством, поскольку русла религий слишком мелки для полноты духовной жизни. Люди не по вере шли к высшему в своей природе, а практически, через сюжеты своей жизни переживали высокие состояния. Задача воспитания духовного, гармонично развитого человека была прописана в Программе коммунистической партии. А экономически справедливое устройство общества должно было служить условием для "стяжания Духа Святого", выражаясь церковным языком. Природа души развивается, "наращивается" от постоянных усилий в этом направлении. И причём здесь церковники? Кто поверит человеку, говорящему о боге, а живущему по логике частного собственника? А вот список духовно развитых атеистов будет огромен.

Так что же такое духовность? Ответить на этот вопрос самому себе - задача каждого человека. <…>  Думаю, логическим продолжением советского опыта должно стать научное определение души, материалистическое разрешение проблемы сознания. Читая рассуждения Эпикура о душе как о более тонких атомах, о более быстром движении их, о связи их с телом и т.д., Ленин писал: "...это гениальные догадки и указания пути науке, а не поповщине". Продолжим наш путь!

 

Источник: Евгения Шеффер, Горки Ленинские

 

Печатается в сокращении

23.04.2010 03:00АВТОР: Евгений Шеффнер | ПРОСМОТРОВ: 1211




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Православие и Религии в России »