М.В. Ломоносов и его вклад в естествознание. В.А. Перцов. Одиночество гения (о Ломоносове). Юрий Ключников. Добровольное пожертвование. Знамя Мира – красный крест Культуры. М.П. Куцарова. Звездное небо Михайлы Ломоносова. К 300- летию со дня рождения. Разрушение музея Рериха: игра по-крупному. Елена Кузнецова. Добровольное пожертвование. Чудеса и не только. Следы Ангелов. Отвергнутый Вестник. Л.В. Шапошникова.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Социальный идеал рериховской философии. Н.П. Баранов


Сохранить, и строить, и складывать Светлое Завтра.
Н. К. Рерих

Обращенное в будущее, творчески глубокое и уникальное по своему содержанию, принадлежащее всему человечеству, философское наследие Рерихов вызывает все более возрастающий научный интерес и живейшее внимание всего просвещенного и читающего мира.

Представленное обширным сводом трудов философское наследие семьи Рерих — мыслителей мирового масштаба и видных общественных деятелей — является бесценным сокровищем мировой философской мысли, активно осмысливаемым современной культурой.

Проблема перспектив социального процесса, формирования человечеством Новых Социальных Идеалов является, на наш взгляд, одной из центральных в спектре фундаментальных проблем, разрабатываемых Рерихами. Хотя, безусловно, известная специфичность философского построения книг-размышлений Живой Этики (заключающаяся в цельно-органичном, одновременном раскрытии — параллельно друг другу — всего комплекса исследуемых в них тем по так называемому «спиральному принципу» [6: 7]) и не позволяет — на первый, поверхностный, взгляд — обнаружить явственный ключевой характер данной проблемы. Указанное обстоятельство равным образом существенно осложняет возможность последовательного прослеживания самостоятельного развития любой из рассматриваемых в учении Живой Этики фундаментальных проблем. Учитывая это, мы попытаемся акцентировать и хотя бы в самых общих чертах осветить принципиальные идеи социально-философской концепции семьи Рерих, не претендуя в ограниченных рамках научной статьи на системно полное, исчерпывающее раскрытие данной весьма сложной темы.

Заметим, что проблема общественного идеала интересовала Рерихов на протяжении всей их жизни, насыщенной активной культурно-гуманистической и научной деятельностью.

По свидетельству К. Н. Рябинина, «...с юношеских лет Н. К. Рерих глубоко задумывался над истоками и общими культурными корнями народов и цивилизаций, над закономерностями и природой социогенеза и этногенеза в различных частях ойкумены, почти одновременного ренессанса народов. Почему даже на самых ранних стадиях становления цивилизации в ее разных ареалах и Старого и Нового света рождались схожие формы материальной и духовной культуры? Как шел процесс взаимодействия и взаимообогащения культур и каковы перспективы этого процесса?..» [5: 7].

Естественно, проблема социального идеала осмысливалась и сущностно-со-держательно разрабатывалась во все века, находя отражение во всех известных философских традициях. Особенно в переломные периоды исторического развития, когда она во всей своей фундаментальности, масштабности и сложности вставала перед народами и человечеством и объективно требовала поистине подвижнического решения.

Малые и великие, полисные и космополитические, этнические и межнациональные, утопические и реалистические, религиозные и научно обоснованные, содержательно многообразные и, неизменно, захватывающие общественный дух, социальные идеалы всегда включаются активно-действенным компонентом в историческую динамику. Причем отнюдь не как случайный фантом, а в качестве объективно необходимого регулятива общественного развития.

В ту переломную эпоху, современниками которой являлись Рерихи, пролетарскими революциями была наглядно продемонстрирована историческая исчерпанность старого — основанного на узком частно-собственническом эгоизме — социального строя, были провозглашены идеалы и программы отвержения-переустройства старого и создания нового социума, который в качестве своего высочайшего идеала должен был осуществить великую коммуну трудящихся всего мира — Коммуну Общего Блага.

«Сложное время, но великое время!..» — с глубочайшим волнением воспринимая противоречивые реалии свершившейся революции, замечает Н. К. Рерих [3:759].

Квинтэссенция социальной концепции рериховской философии состоит в том, что впервые социальная, культурная, духовная эволюция человечества рассматривается в единстве с Космической Эволюцией.

В формировании этих новых идеалов Рерихи осуществляют поистине небывалый философский прорыв.

Подчеркивая, что «будущее превыше мечты» и что «истина превышает фантазию», в час, когда «рушатся старые основы», Рерихи предлагают человечеству глубоко осмыслить и суметь принять «Понятия Новой Эпохи».

Человечество должно осмыслить, что ему «...суждено великое, прекрасное будущее. Но состоится ли оно — это зависит от человечества. Самые великие возможности стучатся к человечеству, но выбор всегда свободен. Выбор в руках человечества. Свет или тьма, строительство или разрушение — это решит само человечество...» [3: 749].

В нарастающем гуле пролетарской революции, призывавшей разрушить «до основанья» весь старый «мир насилья», предостерегающе прозвучала рериховс-кая мысль о том, что «...свободная воля в безумии своем может отринуть сужден-ное счастье...» [3: 749].

Новый социальный идеал человечества, согласно рериховской философии, космичен и планетарен, глубоко историчен и наполнен священным светом разума человечества.

Рерихи утверждают, что «...человечество не любит смотреть в даль будущего. Сознание копошится в пыли непосредственной близости... но пока человечество не научится смотреть вдаль, невозможно сократить страдания человеческие...» [3: 749]. Человечество само должно сообща сформировать новые социальные идеалы своего будущего. Лишь когда его «...свободная воля изберет путь Общего Блага...», тогда человечество обретет соприкосновение с высшей Реальностью и «...смысл его существования примет утвержденное значение...» [3: 749].

«Только слепой может думать, — подчеркивается в Живой Этике, — что завтра походит на вчера. Смятение Мира требует искания новых путей...». Но «...при необычайности условий будущего невозможно пройти старыми путями. Самое ужасное, когда люди подходят к новым условиям со старыми привычками...». Хотя совершенно очевидно, что «...невозможно средневековым ключом открыть дверь в будущее» [3: 749].

Естественно, новые социальные идеалы человечества должны быть сформированы и представлены в принципиально новых понятиях. Но в глубинной своей сущности они должны закономерно наследовать все богатство мировой культуры.

Потому фундаментальной основой совершающегося преображения мира философия Рерихов видит не сокрушающий (и тем опасный для созидательных цивилизационных и культурных усилий) меч революции пролетариев, а прежде всего высокоразвитую созидающую духовность всего человечества.

В философии Живой Этики акцентируется, что именно духовность как высшая форма объективации трансцендентной реальности представляет собой единственное обладающее непреходящим значением сокровище человеческой культуры. Именно духовность преображает народы и лик земной; и только она — духовность — может и должна стать ведущей активной преобразующей силой дальнейшей человеческой истории.

В грядущем великом творении Нового Мира, как подлинный демиург, созидающая духовность человечества должна «... опираться на все эволюционирующее, на то, что несет в себе будущее, и не отвергать того прошлого, на котором основывалось это будущее» [4: 13].

В связи с этим все светлое, ценное, жизнеутверждающее должно быть бережно сохранено и приумножено.

Как известно, во имя сохранения высших сокровищ человеческого духа Н. К. Рерихом был разработан и провозглашен в тридцатые годы прошедшего столетия «Пакт Рериха», в соответствии с которым все культурные учреждения объявлялись во время военных действий нейтральными и требующими особого покровительства всех правительств. Отличительным знаком таких учреждений должно было стать Знамя Мира, представляющее собой белое полотнище, на котором помещена большая пурпурная окружность с тремя пурпурными кругами посередине — символ прошлого, настоящего и будущего в кольце вечности и единения.

Концепция единства прошлого, настоящего и будущего в процессе культурной преемственности и духовной эволюции человечества являлась для Рерихов тем исходным фактором, без которого поиск социальных идеалов был бы просто невозможен.

В рериховской философии вся человеческая история — в контексте космической эволюции — наполнена сложнейшими процессами духовно-культурного взаимодействия, которое и ведет к синтезу нового — включая новые социальные формы жизни.

«Поэтому, — подчеркивается в философии Живой Этики,— всякое увещание по сохранению всего самого и самого лучшего... своевременно и облегчает пути кратчайшие. Пусть благие символы, пусть самые благожелательные знамена развеваются над всем, чем жив дух человеческий» [3: 863]. Темное же, опасное и нежизнеспособное должно быть критически отвергнуто как в материальных, так и в духовных основаниях развития. Ибо «...хороша старина, пока не мешает будущему» [4: 5].

Революция 1917 г. в России, ее идеалы и перспективы осмысливаются Рерихами не в ситуативной их значимости, не с узкоэтнических позиций, а широко и масштабно — действительно, с позиций общечеловеческой истории, общецивилизационной и даже космической их значимости.

Один их сотрудников Н. К. Рериха, писатель А. Хейдок в связи с ситуацией в России отмечал, что «...на арене мировой истории выступил новый мир, не игравший доселе руководящей роли. И богиня Культуры, чей шатер столько веков был раскинут среди долин и холмов Запада, ушла на Восток... ушла к голодным, холодным и страждущим...». Как писал А. Хейдок, «в безмерных страданиях и лишениях, среди голода, в крови и поте, Россия приняла на себя бремя искания истины за всех и для всех... Ценою ужасных страданий достигнута новая ступень, которая поможет человечеству...» [цит. по 2: 95]. Такая ступень эволюции не случайна, Россия в определенном смысле стала духовным средоточием мира, подчеркивала Е. И. Рерих.

Так вдохновенно была оценена Рерихами и их ближайшими сотрудниками цивилизационная миссия России в период Октябрьской революции. «...Велики последствия грандиозного взрыва в России, всколыхнувшего все ее глубины! Очищенная и возрожденная, на новых началах широкого народного сотрудничества и свободного культурного строительства, Россия станет оплотом истинного мира...», — писала Е. И. Рерих [2: 95].

Еще не закончилась страшная и кровопролитная первая мировая война, в которую властелин капитал, перекраивая по своему усмотрению земной шар, вверг многие народы, в том числе и Россию. Одна из животрепещущих рериховских мыслей в связи с этим — мысль «О Мире всего мира!».

Как писал Н. К. Рерих, «...каждому из нас приходилось много раз слышать всякие нарекания и предостережения против утопий... приходилось слышать житейские советы не увлекаться „пустым идеализмом", а быть ближе к „практической жизни". Некоторые молодые сердца не соглашались на ту „практическую жизнь", к которой их уговаривали „житейские мудрецы". Некоторым юношам сердце их подсказывало, что путь идеализма, против которого остерегали старшие, есть наиболее жизненный и заповеданный. Но спрашивается, кто же повел молодежь на кулачный бой, на скачки, на развратные фильмы? Не сами ли „житейские мудрецы", со вздохом повторяя: „Не обманешь — не продашь", — усердно создавали разлагающие условия жизни?..».

Н. К. Рерих утверждал, что «...мир всего мира не только возможен, но и есть тот великий спасительный магнит, к которому рано или поздно пристанут корабли путников. На разных языках, в разных концах Земли повторяется и будет повторяться это священное моление...» [3: 862]. «О мире... следует твердить — само слово пусть следует за людьми на всех путях» [3: 751].

Размышление «О Мире всего мира» как составляющей нового социального идеала заканчивается следующим образом: «...именно злосердечие будет нашептывать о том, что всякое благоволение не действительно и не своевременно. Но будем твердо знать, что... Мир всего мира не есть отвлеченность, но зависит лишь от доброжелательства и благоволения человечества» [3: 863].

Созданное Н. К. Рерихом в 1933 г. художественное произведение «Sancta Protectrix» сопровождают выдающиеся слова: «Пора понять, что разворачивается Знамя, величайшее в истории. Никогда Знамя Мира не выявлялось как Знак Нового Мира. Пусть поймут люди Знак Спасения».

Мысль об установлении доверия народов друг к другу выражена в Живой Этике ярко и рельефно. «Если... в различных государствах оно, это доверие, прозвучало, значит, установилась еще одна ценность общенародная, всемирная...» [3: 865].

Каковыми видятся им основные пути к доверию, братству и великому единению народов?

Прежде всего «...из всенародного сотрудничества вырастает доверие. Оно будет прекрасным» [3: 866] Пока же еще «...без снисхождения делит себя мир на наших глазах» [3: 750].

Поэтому Рерихи, уточняя понятие сотрудничества, полагают необходимым осмыслить его фундаментальную суть и значение как «дара эволюции». Ибо «сотрудничество есть гармония человечества», и этот дар эволюции, взаимного доверия и творческих усилий людей должен быть принят в полном размере и не отвлеченно.

Сотрудничество возникает и укрепляется там, «...где понимают значение Общего Блага», «...где создаются ступени во имя Общего Блага». И там, «...где почва насыщена эманациями труда, там можно ожидать урожая» [3: 756].

Согласно Живой Этике, «...сотрудничество есть вместилище всех возможностей и всех накоплений. Каждый, умаляющий границы и мощь сотрудничества, становится предателем. Сотрудничество — чаша солнечной радости!» [Община: 62].

Важнейшим понятием, выражающим социальный идеал Рерихов, является понятие общины, отражающее, в отличие от насильственности и обезличенности советской коммуны, идею добровольного и сознательного творческого сотрудничества людей на Общее Благо.

«...Учите понять общину как кипящий источник возможностей! — дополняются мысли об общине. — Грубое „я" уже сменилось творящим „мы"... Утверждающий общину способствует ускорению эволюции планеты...» [Община: 179].

Согласно Живой Этике, «единение указано во всех верованиях как единственный оплот преуспеяния... Пусть люди от очага до пространственных предопределений помнят о ценности сотрудничества... Путь жизни есть взаимная помощь... Участники великого труда не могут быть человеконенавистниками» [Община: 10].

Именно творческое сотрудничество, реализованное в его полноте, позволяет, по мнению Рерихов, выявить истинное, сокровенное значение труда. Согласно видению Живой Этики, сущность труда священна, труд на Общее Благо, лишенный эгоистической мотивации, есть «подлинная молитва человеческого духа».

Труд, таким образом, извечная основа человеческой жизни и творческого преобразования действительности.

В рериховской концепции социальных идеалов преображения мира с новой силой «ценность труда возвещена» [4: 6]. При этом особое внимание акцентировано на понимание труда в качестве основы духовного самосовершенствования.

«Около понятия труда накопилось много наветов. Еще недавно труд презирался и считался вредным для здоровья. Какое оскорбление заключается в признании труда вредным! Не труд вреден, но невежественные условия труда. Только сознательное сотрудничество может оздоровить священный труд» [Община: 12].

В нравственной концепции Живой Этики творческий созидательный труд, духовный и материальный — по-новому засиявший идеал грядущего социума.

Живая Этика еще раз обращает внимание на то, что «...роскошь разрушения отошла на страницы истории... И путь нового озарен не заревом пожаров, но искрами вновь привлеченной энергии» [Напутствие Вождю: 54].

При этом актуальна также следующая рериховская мысль о том, что «...и другое непременное условие должно быть выполнено. Труд должен быть добровольным. Сотрудничество должно быть добровольным. Община должна быть добровольной. Никакое насилие не должно порабощать труд. Условие добровольного согласия должно лечь в основание преуспеяния» [Община: 11].

Органичным продолжением данной мысли является мысль о том, что «...сотрудничество прежде всего предусматривает равенство. Допустите ошибку против равенства, и сразу натолкнетесь на губительное преимущество. <...> Самый экономный принцип — равенство, оно уничтожает преимущество и своекорыстие» [Община: 43].

Справедливо замечается, что «...не хулители от малого сознания будут строить новую страну, но здравый рассудок стотысячных. <...> Квасной патриотизм, квасная религия уходят, и на смену этим отживающим пугалам приходит эра нового радостного строительства, основанного на великом сотрудничестве народов...». При этом «...там, где все было отнято, где всякое творчество было задушено, где было забыто человеческое достоинство, — там особенно мощно проснется жажда к... истинной свободе» [3: 757].

В рериховской концепции новых социальных идеалов человечества последовательно анализируется также судьба такого исторического феномена, как собственность.

Трактовка собственности в Живой Этике опирается на общефилософскую идею космичности материи, которая, будучи объективацией, выражением Бытия, целокупно ему и принадлежит и не может быть фрагментирована как собственность отдельных индивидов.

Кроме того, частная собственность является препятствием для творческого сотрудничества людей и противоречит их духовной сущности. Как сказано в Живой Этике, «эгоистическая собственность не отвечает природе человека» [Напутствие Вождю: 51].

Однако социальная концепция Живой Этики протестует не против собственности как творений рук человеческих, необходимых для обеспечения жизнедеятельности людей. Она говорит об исторических бедах, которые принесла человечеству собственность как корыстолюбие, несправедливое владение вещами, насильственное их обретение, безмерная страсть к ним. Все это еще продолжает отравлять жизнь человечества, культивировать социальное неравенство людей, препятствовать формированию гармонии социальной жизни. «...И как явление заразы производит язвы духовные и телесные, так и появление сумасшествия корыстолюбия приносит вред духу и телу» [Община: 18]. Очевидно также, что «...современная индустрия и вся вещественная продукция настолько не уравновешены количественно и качественно, что пока исключают возможность правильного распределения вещей» [Напутствие Вождю: 58]. «Насильственное же и неосознанное распределение порождает лукавство и ложь» [Напутствие Вождю: 50].

Вместе с тем философия Живой Этики отвергает насильственные пути ликвидации собственности (аналогичные экспроприации): «...нечего насильственно пытаться отнимать вещи и тем создавать страсть к рухляди... необходимо углублять сознание, по существу... разумно провести образовательную задачу унизительного, эгоистического значения собственности... показать противозаконность и тщету собственности... необходимо, чтобы это сознание явилось не отказом, но свободным завоеванием. Когда без лукавства люди узнают о непрактичности собственности, тогда вырастет коллектив сотрудников» [Напутствие Вождю: 51].

Одним из важнейших содержательных компонентов социального идеала Рерихов является всемирное расширение границ познания, открытие наукой новых путей человечеству и открытие новых путей развития самой науки.

«Знание, знание, знание — если бы люди больше задумывались над тем, что знание есть спасение, то не было бы доли того страдания. Все человеческое горе происходит от невежества. Знание, будем твердить, явит конец страданию человечества. Широкое распространение знаний может переродить мир. Знание может делать чудеса. Потому скажем, знание выше всего» [3: 751].

«До сих пор знание разграничивалось, и целые области его оказывались под запретом, под сомнением и в небрежении... Люди не имели мужества превозмочь предрассудки... Люди должны стремиться к неограниченному знанию... Освобожденность мышления будет украшением истинного знания» [3: 752].

Речь при этом идет не только и не столько о количественном, сугубо экстенсивном накоплении информации, сколько о новом уровне развития познания, предполагающем формирование целостного понимания мироздания, основанного на интегральном научном подходе.

«Надо понять, — подчеркивается мыслителями, — что в основании расширения наук лежит явление постоянного расширения сознания» [3: 753]. которое имеет прямое отношение к важнейшему планетарному процессу — формированию нового эволюционного мировоззрения, связанного с познанием космических энергий.

Движение нашей планеты и населяющего ее человечества к своему новому эволюционному витку, как известно, стоит в центре внимания философии XX в. в целом. П. Тейяр де Шарден представил миру новейшую модель развития планетарного бытия с феноменом сверхчеловечества, В. И. Вернадский создавал теорию ноосферы, Э. К. Циолковский писал о космическом сознании человечества, А. Л. Чижевский изучал влияние космоса на историю человечества. Все они, без сомнения, участвовали в формировании этого нового эволюционно-космического мировоззрения, согласно которому энергетика жизни в ее высшем человеческом проявлении приобретает исключительно важное измерение. Осознав себя в качестве космопланетарного феномена, человечество приближается к ступени космического творчества.

С этой точки зрения, планетарное человечество во всей своей энергетической материальности и духовности глубинно взаимодействует со сложнейшими энергетическими процессами Вселенной. Поэтому для вступающего в новую космическую эру развития человечества отныне является актуальным выход на совершенно новый уровень научного знания — необходимым становится знание великих законов космоса, понимание их значения и умение ими пользоваться в дальнейшем эволюционном восхождении. Незнание этих законов, их нарушение неминуемо приведут человеческую цивилизацию к деградации.

К числу важнейших аспектов социальной концепции Живой Этики принадлежит идея равенства и сотрудничества мужского и женского Начал как космических принципов Бытия. На основании этой общефилософской идеи формируются новые представления о роли женщины в социуме и, соответственно, выстраивается программа восстановления социальной справедливости по отношению к женщине.

Великая наступающая эпоха органично связана с возрождением женщины как Матери Мира. Согласно философии Живой Этики, грядущее время снова должно, как в лучшие времена человечества, предоставить женщине место у руля жизни, рядом с мужчиной, ее вечным спутником и сотрудником.

«Все переживаемые и грядущие бедствия и космические катаклизмы в значительной мере являются следствием порабощения и унижения женщины. Страшное падение нравственности, болезни и деградация некоторых народностей имеют в своем основании рабскую зависимость женщины. Но женщина-раба может дать миру только рабов. Велика справедливость космическая! Унижая женщину, мужчина унизил себя! В этом нужно искать также объяснения скудости проявления мужского гения в наши дни. По нравственному своему невежеству, человечеством был попран Великий Космический закон равновесия двух Начал. Ведь все величие Космоса слагается двумя Началами. Основа Бытия зиждется на равноценности двух Начал» [2: 42].

Поэтому необходимо пробуждение женского самосознания, которое должно состоять не в состязании с мужчиной по разнузданности нравов, не в ложной идее эмансипации, а в осознании женщиной своей высокой миссии — хранительницы священного огня любви и духовности, Матери Мира, несущей ответственность за судьбу человечества. Только это позволит сохранить и развить человечество.

«На всем Востоке и на всем Западе, — подчеркивает Н. К. Рерих, — живет образ Матери Мира, и глубокозначительные обращения посвящены этому Великому Облику... Не кажется ли, что это тот же Единый Лик общей всем Матери Сущего!» [4: 178].

Социальную концепцию Рерихов как бы венчают их размышления о спасительной и преображающей миссии Культуры.

Какое же еще великое понятие, наряду с рассмотренными, видится в основе очищения и преображения жизни?..

«Конечно, это будет то понятие, которое человечество определяет словом Культура... Истинная эволюция совершается лишь на основах Знания и Красоты... Никакая эволюция невозможна без накопления Культуры. Не может человечество процветать без знания величия Культуры. Не может быть международного соглашения и взаимного понимания без Культуры... Выше панацеи Культуры не знало человечество — да и не будет знать, ибо в Культуре сумма всех достижений огненного творчества... Культура будет произнесена как единственная самозащита от разложения. Именно теперь человечество должно спешно обратиться к познанию Культуры» [3: 751].

Рерихи отмечают: «Неверно сказать: „Красота спасет мир". Правильнее сказать: „Сознание красоты спасет мир"» [3: 21].

Красота спасительна и животворяща. «Знак Красоты должен освятить каждый очаг» [4: 98].

Взор мыслителей обращен при этом не к условной и фальшивой красивости; действительный идеал — Красота Духа Истины, отбросившая все предрассудки. «Красота, озаренная истинной свободой и подвигом, в сиянии чуда цветов и звуков» [4: 99].

«Без Красоты невозможно никакое строительство новой жизни. Невозможно обновление религии, политики, науки, переоценки труда. Живая ткань Красоты должна пронизывать творение и создание человеком Нового, Преображение Человечеством Мира. Без Красоты, как сухие опавшие листья, будут унесены вихрем жизни исписанные листы бумаги, и вопль духовного голода по-прежнему будет потрясать пустынные в своем многолюдстве города» [4: 99].

Международный Центр Искусства «Corona Mundi», созданный Н. К. Рерихом в Нью-Йорке, имеет на щите своем широко известные утверждения: «Искусство объединит человечество. Искусство едино и нераздельно. Искусство имеет много ветвей, но корень един. Искусство есть знамя грядущего синтеза. Искусство — для всех. Каждый чувствует истину Красоты. Для всех должны быть открыты врата „священного источника". Свет искусства озарит бесчисленные сердца новой любовью. Сперва бессознательно придет это чувство, но после оно очистит все человеческое сознание. И сколько молодых сердец ищут что-то истинное и прекрасное. Дайте же им это. Дайте искусство народу, которому оно принадлежит. Должны быть украшены не только музеи, театры, школы, библиотеки, здания станций и больницы, но и тюрьмы должны быть прекрасны. Тогда больше не будет тюрем...».

«Во имя этого великого идеала, — как утверждала Л. Живкова*, — во имя будущего человечества и наших детей мы самоотверженно трудимся, творим и стремимся к красоте» [1: 4].

«Время создания культуры духа приблизилось, — писал Н. К. Рерих. — Перед нашими глазами произошла переоценка ценностей. Среди груд обесцененных денег человечество нашло сокровище мирового значения. Ценности великого искусства победоносно проходят через все бури земных потрясений. Даже „земные" люди поняли действенное значение Красоты. И когда утверждаем: Любовь, Красота и Действие, — мы знаем, что произносим формулу международного языка. Эта формула, ныне принадлежащая музею и сцене, должна войти в жизнь каждого дня. Знак Красоты откроет все „священные врата". Под знаком Красоты мы идем радостно. Красотой побеждаем. Красотой молимся. Красотой объединяемся... И, чуя путь истинный, мы с улыбкой встречаем грядущее» [4: 100].

Значительное место в размышлениях Рерихов занимает идеал культурного сотрудничества народов и плодотворного единения всего человечества в закономерно нарастающем ойкуменическом процессе единения Востока и Запада.

Действительно, сложилось так, что невидимая культурно-историческая граница разделила планету на две части — Восток и Запад, каждая из которых несет свою уникальную эволюционную нагрузку, время от времени показывая, что культурный синтез и взаимодействие ведут к расцвету, отсутствие таковых приводит к упадку. Выражаясь метафорически, Восток и Запад представляют собой два мозговых полушария планеты — правое, несущее в себе образность мышления, левое — генератор абстрактных представлений. Человеческий мозг, действующий естественным образом, работает полноценно, если включены оба полушария, дополняющие друг друга. Если нарушается это гармоническое взаимодействие в пользу кого-либо из них или, хуже того, происходит разъединение, изоляция, то работа мозга перестает быть полноценной, способной к истинному творчеству. И поэтому сама проблема Восток — Запад, задача их синтеза, несомненно, является эволюционной по своему характеру.

Когда Н. К. Рерих писал статьи, затрагивающие эту проблему, на Земле было очень мало мыслителей, которые понимали истинное значение необходимости взаимодействия Востока и Запада. Большинству были более близки известные слова Р. Киплинга: «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись». Тогда как Н. К. Рерих писал: «Идея Востока и Запада как идея близнецов, которые никогда не встретятся, — для нашего ума уже закостеневшая идея». И далее: «Запад может легко понять основные принципиальные идеи Востока и хранить вечную мудрость, которая исходит из той части мира, откуда фактически произошли все религии и все вероучения. А великий Восток следует открытиям Запада и ценит достижения этих творческих умов» [4: 178-179]. Еще и еще раз напоминает Н. К. Рерих, что «...Восток может быть близким другом, самым искусным сотрудником, но этот миллиард людей также легко может стать врагом из-за непонимания. Разве не прекрасная задача для нашего поколения решить проблему непонимания, если мы чувствуем всеединство великой энергии? Импульс улучшения, духовного подъема, творчества является одним и тем же для всего человечества» [4:179].

Таким образом, Живая Этика учит нас пониманию единства законов жизни человечества, общечеловеческим принципам нравственности — одинаковым и единым для всех народов Земли, независимо от нации, расы, религии. Учит признанию высокой значимости многообразия людей, идей, образов жизни, то есть разумному признанию того, что мир многомерен и иным быть не может.

Каждый из нас, современников, должен по-рериховски вдумчиво и глубоко осмыслить свою причастность к Творению Будущего, ибо «пафос истории почиет не на тех, кто спокоен, самодоволен и сыт. Пламенные языки вдохновения нисходят на тревожных духом... Не квиетизмом, но подвигом совершенствования созидается история... Только путем напряженного творчества... только ценой непрерывных усилий — возможное станет действительностью» [3: 757-758].

 

Авторские сноски

* Людмила Живкова (дочь руководителя социалистической Болгарии Тодора Живкова) — первый государственный деятель (министр культуры), которая пыталась, насколько это было возможно в современных ей условиях, осуществить в своей стране социальные идеалы философии Живой Этики на основе, прежде всего, эстетического воспитания молодежи.

 

Литература

1. Живкова Л. По законам красоты. М., 1979.
2. Письма Елены Рерих, 1929-1939: В 2 т. Мн., 1999. Т. I.
3. Рерих Н. К. Семь великих тайн Космоса. М., 2002.
4. Рерих Н. К. Шамбала. М., 1994.
5. Рябинин К. Н. Развенчанный Тибет. Екатеринбург, 1996.
6. Спирали оповещения. Учение Живой Этики. М., 1997.

Тексты, относящиеся к традиции Живой Этики
Напутствие Вождю — Напутствие Вождю. Мн., 2003.
Община — Община. Рига, 1995.

______________________________

Дата публикации 02.01.07


по материалам сборника "Творческое наследие семьи Рерих в диалоге культур", Минск, 2005.

02.01.2007 03:00АВТОР: Н.П. Баранов | ПРОСМОТРОВ: 1538




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Осмысление Рериховского наследия »