"Сознание красоты спасет мир". (Р.Я. Рудзитис). Симфония красок и идей. Рихард Рудзитис. 24 февраля 2019 г. в 16:00 в Москве состоится лекция: «Музыка в жизни и духовном наследии Е.И.Рерих» (140-летию со дня рождения посвящается).(МЦР). В Ярославле отметили юбилей Елены Ивановны Рерих. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Владимирские школьники знакомятся с Пактом Рериха. Вышла в свет аудиокнига Л.В.Шапошниковой «Мастер» (ч. 1). Выставка фоторабот Л.В. Шапошниковой «По маршруту Мастера» в Армянске (Республика Крым). Цикл лекций «АКАДЕМИК Н.К.РЕРИХ - ХУДОЖНИК, УЧЕНЫЙ, МЫСЛИТЕЛЬ» 145 лет со дня рождения. Выставка фоторабот Л.В. Шапошниковой «По маршруту Мастера» в Армянске (Республика Крым). «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Русские сказания о сокровенных местах. Тюриков А.Д.


 

Есть среди грёз одиноких одна
Больше всех на земле одинокая…
Есть среди стран заповедных страна
Больше всех для стремленья далёкая…

                                  Ю.Балтрушайтис.

 

 

Н.К.Рерих. Песнь о Шамбале. Тангл-ла. 1943

 

 

 

Земной рай, государство пресвитера Иоанна, Братство Святого Грааля, Беловодье, Град Китеж, Шамбала – так у разных народов именовалась Заповедная страна, которая в их представлении была связана с особым местом на Земле, где жили великие мудрецы. В сознании русского народа мы также можем найти сказания, легенды, предания об Обители блаженства и Общине святых.

 

Об этом говорят в первую очередь «райские» тексты – видения или поиски земного рая. «…Народные сказания повествуют, – пишет известный латышский поэт и философ Р.Рудзитис, – что где-то, по большей части на Востоке, на краю света, в недоступном месте – на острове в океане, или посреди пустыни, или на вершинах высоких гор – находится желанный земной рай. Там небо сходится с землей, там царит вечная весна и непреходящая молодость, там вода бела как молоко, там храмы из кристаллов и драгоценных каменьев, там священный родник бессмертия, там люди не знают чувственных страстей и физических страданий, там – община святых и мудрецов, там вся природа объединена в дружеском согласии» [1, с. 15]. Там – центр, ядро мироздания.

 

О путешествии в земной рай рассказывает известное на Руси с XII века «Сказание отца нашего Агапия». Монах Агапий попадает в незнакомое место за морем. Там предстают перед ним необыкновенные деревья, цветы, плоды, птицы – «и всё великолепие такое было, какого никто не слыхивал и не видывал на этом свете» [2, с. 157]. Узрел монах Христа и апостолов, херувимов и серафимов, которые направляют его в центр рая, где сияние было в семь раз светлее света. Этот свет исходил от ангелов и праведных душ. Агапий испивает от источника, из которого пьют ангелы и праведники, и ум его просветляется. Перед возращением в мир пророк Илия дает монаху кусок небесного хлеба, который никогда не иссякает и может творить чудеса.

 

В «Видении апостола Павла» (XIV в.) описывается целая райская иерархия: два небесных рая и земной. В высшем пребывает сама Пресвятая Троица; другой рай представляет из себя чудную страну, по которой текут молочно-медовые реки, усаженные по берегам деревьями со сладкими плодами, а на озере посреди рая находится град Христов, в центре которого у алтаря воспевает псалмы царь Давид. Земной рай – сад, в центре его древо, на котором почиет Дух Божий. Здесь также находится охраняемое ангелами с огненными мечами древо жизни, а к нему приходят Богоматерь, праотцы и пророки [3].

 

«Сказание о Макарии Римском» (XIV в.) рассказывает о странствиях трех иноков в поисках места, где небо сходится с землею. И где-то в земле Индийской (или за ней) они попадают в удивительное место с неземным благоуханием. В земле той была церковь с алтарём, из которого вытекал источник, бел словно молоко. Муж, прекрасный видом, сказал, что это источник бессмертия. И был там свет в семь раз светлее дневного света и солнце теплее нашего в семь раз. Наверное, это и был рай Божий, где небо сходится с землёю. Рай и древо жизни охраняют херувимы и серафимы с оружием огненным в руках. «…И сонмы ангелов тут пребывают, и поясы небесные тут, где покоится небо» [4, с. 186].

 

Сказывает о рае и одно из самых любимых народом в Древней Руси произведений «Житие Андрея Юродивого» [5].

 

Рай.

Рукопись XΙX века. Северная Двина

 

 

 

Один из самых интересных древнерусских «райских» текстов – «Послание Василия Новгородского Феодору Тверскому о рае» (XIV в.). Архиепископ новгородский Василий Калика пишет, что рай находится на Востоке, среди гор, которые «возвысились от земли и до неба, и место это недоступно для людей, и на самом верху его рахманы живут» и «Пречистая Богородица находится и множество святых». Рахманы, или брамины, – это мудрецы, жители Заповедной страны. Василий утверждал, что рай увидели Моислав-новгородец и его сын Иаков, которых долго носило по морю и прибило к высоким горам. «И свет был в том месте самосветящийся», сияющий ярче солнца. «А на горах тех слышали они пение, ликованья и веселья исполненное». Но внутрь гор они не попали. «И ты, брат Феодор, – обращался архиепископ Василий к тверскому владыке, – не испытывай сомнения в этом утверждении: рай на Востоке, созданный Адама ради, не погиб. И ты сам уверуй в эти слова, брат, и весь священный собор этому научи и укрепи его в этом рассуждении…» [6, 45–49]. Удивляет, конечно, с каким напором убеждает Василий Феодора в существовании земного рая.

 

Из таких источников, как «Ответы Афанасия Антиоху» и «Деяния апостолов в стране варваров», древнерусский человек мог также узнать о земном рае [7].

С XIV столетия существовал на Руси апокриф «Хождение Зосимы к рахманам». Отшельник Зосима просит Бога позволить ему увидеть жизнь «блаженных людей-рахман». После долгого путешествия он оказывается в месте, «исполненном благоухания», увенчанном и украшенном цветами, и встречает человека с лицом ангела и в одежде, «как молния». Это и был один из блаженных людей, приведший его к старцам Заповедной обители, которые были похожи «на сына Божьего». Зосима остаётся там семь дней, чтобы описать жизнь блаженных рахман. Они избраны Богом, без грехов, живут многие сотни лет и умирают без болезней и без страха. Ангелы пребывают с ними и извещают «о делах праведников», а о грешных они «печалятся и молятся со слезами Господу Богу, дабы умерил гнев Свой и простил грехи их» [8, с. 107–111].

 

По мнению Р.Рудзитиса, на легенду о жизни Святого Зосимы оказало влияние описание путешествия великого греческого мудреца Аполлония Тианского, сделанное в III веке софистом Флавием Филостратом [9].

В Древней Руси широкое распространение с XV века имела «Александрия» – сочинение об Александре Великом. В этом довольно большом труде описывается, как македонский царь совершает свой завоевательный поход и, в конце концов, приходит к земному раю, который находится за Индией на Макаринских, то есть Блаженных, островах в Океане-море. Там «люди блаженные живут, что нагомудрецами называются, так как они от всех страстей свободны». На Макаринских островах растут красивые деревья и на них птицы райские песни поют, «под листвой же тех деревьев люди лежат, и сладкие источники из-под корней тех деревьев текут». «Когда же Александр шёл внутрь, множество людей тех встречали его и целовали и всё прорицали о походе. Видя это, полководец удивлялся, думая, что это боги, а не люди». Встретился он с царем этой страны мудрецов, Иовантом, который много удивительного ему рассказал. Александр изумлялся увиденному и со слезами говорил: «Поистине эти люди божественной жизнью живут» [10, с. 107–109].

 

Сохранилось отдельное описание встречи Александра Македонского с рахманами. Это – «Слово о рахманах и о весьма удивительной их жизни»: «Когда царь Александр дошёл до внутренней Индии и обошёл землю, он достиг великой реки Океан и рахманского острова. Александр, увидев их чудесную и недоступную другим людям жизнь, их благочестивую службу Богу, Творцу всего сущего, дивился таинственной премудрости этих людей. <…> У рахман же народ благочестив, и живут они совершенно без стяжания и, увидав жребий, посланный им Божьей судьбой, обитают нагие у реки и всегда восхваляют Бога. У них же нет ни четвероногих, ни земледелия, ни железа, ни храмов, ни риз, ни огня, ни золота, ни серебра, ни вина, ни едения мяса, ни соли, ни царя, ни купли, ни продажи, ни распрей, ни драк, ни зависти, ни вельмож, ни воровства, ни разбоя, ни игр, они не стремятся к пресыщению, но насыщаются сладкой дождевой влагой и свободны от всяких болезней и тления, довольствуются небольшим количеством плодов и сладкой воды, и веруют искренно в Бога, и беспрестанно молятся» [11, с. 175].

 

Автор записи «Слова о рахманах» – монах Кирилло-Белозерского монастыря Ефросин (конец XV в.) – в одном из рукописных сборников дал такое определение легендарного народа рахманов: «Рахмане, Сифово племя, не согрешили Богу, близ рая живут». (Сиф – сын Адама, в нём было положено основание новому благочестивому племени).

 

Источником сведений о рахманах служил Египетский патерик – переведенный с греческого языка сборник нравственно-назидательных произведений аскетического характера. Патерик получил распространение в древнерусской культуре с XI столетия. В состав этого патерика входило сочинение Палладия о рахманах (IIΙ в.), написанное в форме диалога Александра Македонского и брахманов. Также сочинение Палладия появлялось в составе древнерусских хронографов – трудов по всемирной истории с XIII–XIV веков. В древнерусских космографиях – трактатах по географии – рассказывалось об устройстве частей света, и в них почти всегда фигурировало упоминание находящегося на востоке Азии земного рая и окружающих его праведных земель – Макаринских островов. То, что страна блаженных, рай, в древнерусской традиции находится где-то на Востоке, не кажется случайным. В средние века и в Европу, и на Русь проникли известия о таинственном властителе, обитавшем на краю земли, где-то в Индии. Он был известен как пресвитер или священник Иоанн в Европе или как поп Иван на Руси. «Сама личность его была окружена ореолом фантастичности. Средневековому христианскому сознанию он представлялся идеалом правителя, соединившего в себе и духовные, и физические достоинства, который, подобно давно жданному Христу, может принести на землю мир и благодать. И хотя личность пресвитера Иоанна предстаёт ещё в сказочном свете, всё-таки здесь мы от персонажа легендарного переходим к явлению историческому, ибо этот восточный властелин был связан со многими известными лицами и конкретными фактами. В исторических текстах личность пресвитера Иоанна впервые упоминается в XII веке, и слухи о нём не умолкают вплоть до конца XVΙΙ столетия» [1, с. 27]. На Руси о нём узнали в XIII веке.

 

В ряде европейских хроник (например, в хронике монаха Альбрика от 1165 года) упоминается об удивительных письмах индийского царя Иоанна, которые тот посылал на латинском языке целому ряду христианских правителей Европы: императору Византии Мануилу Комнину, римскому императору Фридриху, королю Франции Людовику VII, папе Александру III, одному из португальских королей. В письмах государство пресвитера Иоанна изображено как страна высших ценностей: «Среди нас никто не лжет и лгать не может… Все мы следуем истине и любим друг друга. <…> Ни один порок у нас не правит. <…> Брахманам в наших землях нет числа, и они – простые люди, ведущие праведную жизнь. Они не желают иметь ничего более, кроме того, что даёт природа. Они всем сочувствуют и всему служат опорой. Они считают излишним всё, что не является необходимым. Это святые, живущие во плоти. Их святость и справедливость – опора всего христианства, и мы считаем, что оно не может быть повержено дьяволом, покуда поддерживается их молитвами» [12, с. 30, 32].

 

Философ Е.И.Рерих в одном из своих писем сообщала: «И западная христианская церковь в лице своих Пап в двенадцатом и тринадцатом столетиях знала о существовании таинственного Духовного Убежища и Братства в Сердце Азии, во главе которого стоял тогда знаменитый Пресвитер Иоанн, как именовал себя этот Великий Дух. Этот Пресвит[ер] Иоанн от времени до времени посылал Папам обличительные грамоты. Из истории мы знаем, что один из Пап (Александр III) снарядил Посольство в Среднюю Азию к Пресвитеру Иоанну. Но можно себе представить, с какой целью отправилось подобное Посольство, и, конечно, после многих невзгод и мытарств Посольство это вернулось восвояси, не найдя Духовной Цитадели. А Пресвитер Иоанн продолжал посылать свои грамоты» [13, с. 117].

 

Легенда о восточном царе Иоанне со временем в русском сознании тесно сплелась с представлениями об Индии и претворилась в «Сказание об Индийском царстве». В этой стране, которая имеет непознаваемое положение, «небо с землёй встречается» и «течёт из рая река Эдем». В царстве живут «люди, у которых очи во лбу», нет в нём «ни вора, ни разбойника, ни завистливого человека» и есть множество чудес: волшебное, «правдивое» зеркало; камень кармакаул, который «господин всем драгоценным камням, ночью он светится, как огонь горит», и др. [14, с. 467–473].

 

Ещё одной русской легендой, повествующей о Заповедной стране, была легенда о Граде Китеже. В XIII веке монголо-татарское войско, разбив русские полки, подошло к Китежу, стоявшему на берегу озера Светлояр. Чтобы не попасть в руки врагов, город ушёл под землю и стал невидим. «Град Китеж очистился и стал белым от слёз, пролитых в страданиях войны. В народе живёт молва об активной духовной деятельности, не прекращающейся в городе: о колокольном звоне, время от времени раздающемся из подземных храмов; о благозвучном пении невидимого хора набожных старцев; о горящих свечах, которые отражаются в водах вечно волнующегося чудесного озера. Вот почему в стародавние времена народ ходил к Светлоярскому озеру молиться Богу, с искренней верой, что чистым и праведным когда-нибудь удастся лицезреть этот невидимый Град. В нём грезился мир высшей действительности, тогда как этот мир наполнен заблуждениями и иллюзиями. <...> В русском народе также жило тайное поверье, что некоторым людям, добродетельным и святым, удалось посетить благочестивых старцев Китежа. Они принимают в своё братство только тех, кто заслужил на это право своими духовными достижениями, – тех, кто с несокрушимым геройством сердца выдержал огненное испытание жизни» [1, с. 16]. В ночь с 5 на 6 июля не одно столетие тысячи паломников сходились к Светлоярскому озеру в надежде приобщиться к сокровенной мудрости китежских старцев. В начале XX века там побывали известные писатели Д.Мережковский, З.Гиппиус, М.Пришвин, В.Короленко, С.Дурылин.

 

Лола Лонли. Скрытый Град Китеж. 2000

 

 

Михаил Пришвин в очерке «У стен невидимого града. Светлое озеро» описал свои впечатления от пребывания на озере Светлояр и привёл один характерный крестьянский рассказ: «Пришла [Татьянушка] к озеру к полночи. Дожидается, как вода-то всколыбается. Зачерпнула ведро и пошла в гору. И вот-то звону! <…> И вот-то звону! Волосы вянут. У них-то заутреню служат. У них правильно. <…> Идет Татьяна, молитву творит. А где большой-то холмик, стоит белый старик, вроде Николая Угодника, рукой машет. <…> И ворота открыли. Колокола гудят. Праведники встречают: иди к нам, иди к нам, Татьянушка. <…> Она тут и вспомни про внучку: вот бы мне сюда Машеньку. <…> И только помянула, опять озеро и на горах сосны стоят. <…> Ничего нету. Как был лес, так и есть. Дикое место, пустое» [15, с. 444–445].

 

Легенда о Граде Китеже пронизывает весь роман-эпопею П.И.Мельникова-Печерского «В лесах» и «На горах». В «Очерках поповщины» писатель приводит письмо одного отрока, достигшего подземной обители и пишущего оттуда родителям. «Я живу в земном царствии, – сообщается в «Послании к отцу от сына из оного сокровенного монастыря», – с отцами святыми, в месте покойном. Поистине, родители мои, [это] царство земное. И покой, и тишина, и веселье, и радость духовная, а не телесная. Святые отцы, с которыми я живу, процветают как лилии полевые, и как финики, и как кипарисы, и как камение драгое и многоценный бисер, и как древа не стареющиеся, и как звёзды небесные. И от уст их непрестанная молитва к Отцу Небесному, как фимиам благоуханный, и как кадило избранное, и как миро добровольное. И едва нощь приидет, тогда от уст их молитва видима, как столпы пламенные с искрами огненными, и как от месяца и звёзд не только месту оному свет, но и всей стране оной свет, как молния. В то время книги честь или писать можно без свечного сияния. Возлюбили они Бога всем сердцем и всею душою и всем помышлением своим, тем и Бог их возлюбил и преклонил ухо своё с высоты святой своей, и возлюбил их, как мать любимое своё чадо, и что просят в молитве своей от Бога, всё подаст. Возлюбили они безмолвие и все добродетели исправляют всем сердцем, и Бог их возлюбил и хранит их, как зеницу ока, и покрыл их невидимо дланию своею, которые достойны и праведны» [16, с. 218–219].

 

Б.А.Смирнов-Русецкий.
Град нетонущий (Китеж). 1977

 

 

 

Вспомним здесь и величественную оперу Н.Римского-Корсакова «Сказание о невидимом Граде Китеже и деве Февронии», в «которой Град Китеж, сокрытый от нашествия татар и ушедший под землю, изображён как “страна неизреченного Света”» [1, с. 17]. В опере, когда татары подошли к Граду Китежу, то «светлый с золотистым блеском туман тихо сошёл с тёмного неба» и покрыл город, «колокола все сами загудели» и «град облёкся в светлую одежду». В городе всё чудесным образом меняется и преображается. Успенский собор украшается жемчугом, роспись на нём становится удивительных, неземных – пепельного и сине-алого – цветов. Свет стал в граде яркий, голубовато-белый и ровный со всех сторон, как бы не дающий тени. Княжьи хоромы сторожат лев и фантастический единорог с серебристой шерстью. Сирин и Алконост – райские птицы с женскими лицами – поют жителям:

 

Двери райские вам открылися,
Время кончилось, – вечный миг настал. <…>
И сбылось небывалое,
Красотою всё разукрасилось
Словно дивный сад, процвела земля,
И распустились лилии райские,
Прилетели сюда птицы чудные –
Птицы радости, птицы милости,
Воспели в древах гласом ангельским;
А с небес святых звон малиновый,
Из-за облаков несказанный свет.
[17, с. 18, 79]

 

 

Необходимо сказать, что в народе Град Китеж мыслился как некий духовный центр мира. Особенность и значительность этого места отметил и писатель В.Короленко: «…Над озером Светлояром стоят два мира: один настоящий, но невидимый, другой видимый, но ненастоящий. И сплетаются друг с другом, покрывают и проникают друг в друга» [18, с. 131].

 

Находим в славянском мире сказания и о других невидимых подземных городах и монастырях, колокольный звон которых будто бы можно иногда услышать. Таковы сказания о Млевских монастырях в Тверской губернии, которые ушли под землю и в которых до сих пор живут монахи и монахини, и о старцах «древнего благочестия» Архангельских, или Кирилловых, гор Малого Китежа (поволжское село Городец-Радилов Балахнинского уезда Нижегородской губернии) [16, с. 217]. На Волынщине находится Почаевское озеро, где, по народным сказаниям, было некогда село Почаево, которое провалилось под землю. В ночь на Светлое Воскресенье из глубины озера несётся звон колокольный. Вблизи Харькова в Донецком городище был город, который пропал. Кто плывет по реке Удам и всматривается в воду, тот видит на дне остатки домов. Иногда лодка зацепляется за кресты церквей. Такое предание можно было слышать в конце XIX века в тех местах [19]. Подобные легенды обнаружил известный этнолог С.В.Максимов в литовских и белорусских местностях [20].

 

Легендой, в которой выразились самые сокровенные мечты русской народа о Заповедной Земле и Мудрецах, её населяющих, была легенда о Беловодье. Это было «заветное предчувствие о некоем чудесном крае далеко на Востоке (но где именно – никто не мог сказать), среди высоких гор, где сохранно сияет в первозданном величии данная Христом Благая Весть, где строго и неуклонно претворяется в жизни истинная, правая вера. В этой благословенной сказочной земле живут апостолы Христа и святые. Это сокровенное, Богом хранимое место благоговейно именовалось Белыми Горами, Белым Островом или, чаще, Белым Источником – Беловодьем. О Белой Горе говорил иногда великий русский Святитель Сергий Радонежский – строитель русской духовной культуры, тем возжигая луч мечты в верующем сердце; однако местонахождение этой чудесной горы он никогда не указывал» [1, с. 19].

 

О Беловодье писал художник и мыслитель Николай Рерих: «В далёких странах, за великими озёрами, за горами высокими находится священное место, где процветает справедливость. Там живёт высшее знание и высшая мудрость на спасение всего будущего человечества» [21, с. 236].

 

Русский народ не просто мечтал о Прекрасном Крае, но и искал его. В поисках заветной земли устремлялись тысячи паломников на Восток, сначала в Алтайские горы, затем в Тибет и Индию. «С каких же пор пошла весть о Беловодье?» – спрашивал Н.Рерих во время путешествия по Алтаю в 1926 году у староверов и получал от них ответ: «А пошла весть от калмыков да от монголов. Первоначально они сообщили нашим дедам, которые по старой вере, по благочестию». «Значит, – делает вывод художник, – в основе сведений о Беловодье лежит сообщение из буддийского мира. Тот же центр учения жизни перетолкован староверами. Путь между Аргунью и Иртышом ведёт к тому же Тибету» [22, с. 281–282].

 

Именно среди старообрядцев в XVII веке распространились известия, что где-то на Востоке есть «места сокровенные, Богом спасаемые грады и обители, где твёрдо и нерушимо соблюдается “древнее благочестие”» [16, с. 212]. Поэтому не случайно в начале XVIII века в старообрядческом мире широко имела хождение фантастическая рукопись некоего инока Марка из монастыря Топозерского. Ходил этот старец в Сибирь, Китай и через пустыню Гоби добрался до Японии, «Опоньского царства», который посчитал Беловодьем. «Бог наполняет сие место, – писалось в рукописи. – В тамошних местах татьбы и воровства и прочих противных закону не бывает. Светского суда не имеют; управляют народы и всех людей духовные власти» [16, с. 214–215]. Можно заметить, что описание «Опоньского царства» сходно с обстановкой государства пресвитера Иоанна.

 

«Уверенность в действительности этой легенды [о Беловодье] доходила до того, – свидетельствовал В.Короленко, – что <…> в 1807 г. один поселянин Томской губ[ернии] подал правительству о “Беловодских епископах” особую записку. В 1839 году о том же заявлял Семёновскому исправнику один старообрядец-бродяга, а в сороковых и потом в 60-х годах были известны случаи, когда из деревень Алтайского округа (Бухтарминской волости) люди уходили за китайскую границу для отыскания “Беловодья”. Надо думать, что это тихое, малозаметное просачивание русского населения в китайские и тибетские пределы не прекращалось. Некоторые из статистиков, исследовавших Алтайский округ, уже в последние годы сообщали пишущему эти строки, что и в настоящее время известны ещё случаи этих попыток проникнуть в Беловодье через таинственные хребты и пустыни Средней Азии. Некоторые из этих искателей возвращаются обратно, претерпев всякие бедствия, другие не возвращаются совсем. Нет сомнения, что эти “другие” погибают где-нибудь в Китае и в суровом, негостеприимном и недоступном для европейца Тибете. Но наивная молва объясняет это исчезновение иначе... По её мнению, эти пропавшие без вести остаются в счастливом Беловодском царстве. И это обстоятельство манит новых и новых мечтателей на опасности и на гибель» [23, с. 7–8].

 

В начале XX века на Алтае можно было ещё встретить стариков, которые, свято веря, рассказывали, что на Беловодье, на море, на островах живут святые люди, что если попасть туда, то можно живьём сделаться святым и взойти на небо. И ходившие на Беловодье якобы видели святых людей, которые верхом на конях по водам подъезжали к ним и звали, но кони ходивших тонули и святые уезжали обратно. «Коли душа твоя готова достичь это место через все погибельные опасности, – рассказывал Николаю Рериху один старовер, – тогда примут тебя жители Беловодья. А коли найдут тебя годным, может быть, даже позволят тебе с ними остаться. Но это редко случается. Много народу шло в Беловодье. Наши деды <…> тоже ходили. Пропадали три года и дошли до святого места. Только не было им позволено остаться там, и пришлось вернуться. Много чудес говорили они об этом месте. А ещё больше чудес не позволено им было сказать» [21, с. 236–237].

 

В 1898 году трое уральских казаков-старообрядцев отправились на поиски Беловодья. Объехав кругом Азии, казаки через Японию и Сибирь вернулись домой, так и не найдя ни Беловодья, ни истинной веры. Об этом странствии в 1903 году была издана книга участника необычного похода Г.Т.Хохлова «Путешествие уральских казаков в “Беловодское царство”» [23].

 

В конце XIX века было записано «Сокровенное сказание о Беловодье», имевшее самое широкое хождение в народе. В нём говорилось, что при киевском князе Владимире в X столетии монах Сергий совершил путешествие в Беловодье. После многих трудностей он попал в эту страну. И вот что Сергий рассказал: «Страна Беловодье не сказка, но явь. В сказаниях народов она зовется всюду по-иному. В дивных обителях там пребывают лучезарные, кроткие, смиренные, долготерпеливые, сострадательные, милосердные и прозорливые Великие Мудрецы – Сотрудники Мира Высшего, в котором Дух Божий живёт, как в Храме Своём. Эти Великие Святые Подвижники, соединяющиеся с Господом, и составляют один Дух с Ним, неустанно трудятся, в поте лица своего, совместно со всеми небесными Светлыми Силами, на благо и пользу всех народов земли.

 

Там Царство Духа Чистого, красоты, чудных огней, возвышенных чарующих тайн, радости, света, любви, своего рода покоя и непостижимых величий... Много людей отовсюду стремится в Страну Заповедную, но за каждые сто лет проникает туда лишь семь позванных, из них шесть возвращаются, унося с собою сокровенные знания, развитие новых чувств, сияние души и сердца, как я, – и только один остаётся» [24, с. 6–7].

 

В начале XX века в России многие писатели, поэты, художники, философы на основе народных преданий в своих художественных произведениях изображали Центр Мудрости и Света и его Мудрецов. О сокровенной Белой Индии, с которой сакральными нитями связана Россия, писал поэт Н.Клюев. Граду Китежу посвящали свои произведения писатели и поэты М.Волошин, М.Пришвин, В.Короленко, С.Дурылин, С.Городецкий, З.Гиппиус, Д.Мережковский, М.Горький, композитор Н.Римский-Корсаков. О благословенном крае – стране берендеев – рассказывает пьеса А.Островского «Снегурочка» и созданная по ней одноименная опера Н.Римского-Корсакова. В это время на картинах К.Кустодиева возникает идеальная, счастливая Русь, а на полотнах Н.Рериха появляются таинственный Камень и Мудрецы. Представляет немалый интерес задуманная в 1892 году и написанная в 1920–40-е годы поэтом и философом Вячеславом Ивановым «Повесть о Светомире-царевиче», одним из героев которой является пресвитер Иоанн.

 

Н.К.Рерих. Сокровище Ангелов. 1905

 

 

Легенды о Заповедной стране продолжают жить в народе. Фольклорные записи о Граде Китеже были собраны на Светлояре в 1925–1926, 1931, 1959, 1968–1970 годах [25]. Легенду о Беловодье продолжают передавать на Алтае [26, 27], в Восточном Казахстане и долинах верхнего Енисея [28]. К примеру, в 1976 году в алтайском селе Верхний Уймон побывала историк и философ Л.В.Шапошникова. Одна жительница этого села из большой староверческой семьи рассказала ей о «чудесной стране Беловодье, которая упрятана где-то за белыми снегами Белухи» и куда ходили местные жители [29, с. 33]. Многие учёные задавались вопросом об источнике общемировых сказаний о Заповедной стране и населяющих её мудрецах. И только с конца XIX века человечество начало узнавать, что за понятиями Шамбалы, царства Пресвитера Иоанна, Беловодья стоит великая реальность существования на нашей планете Высшего Братства Мудрецов и Учителей. Новые знания в мир принесли Е.П.Блаватская и Н.К. и Е.И. Рерихи [30].

 

Лола Лонли. Карта Шамбалы. 2005

 

 

 

Список использованных источников и литературы

 

1. Рудзитис Р.Я. Братство Грааля. – Рига: Угунс, 1994.

2. Сказание отца нашего Агапия // Памятники литературы Древней Руси: XII век. – М.: Худож. лит., 1980.

3. Видение апостола Павла // Мильков В.В. Древнерусские апокрифы. – СПб.: Издательство РХГИ, 1999. С. 528–581.

4. Сказание о Макарии Римском // Апокрифы Древней Руси. – СПб.: Амфора, 2002.

5. Житие Андрея Юродивого. – СПб.: Алетейя, 2000.

6. Послание Василия Новгородского Феодору Тверскому о рае // Памятники литературы Древней Руси: XIV – середина XV века. – М.: Худож. лит., 1981.

7. Мильков В.В. Концепция земного рая в древнерусских апокрифах // Апокрифы Древней Руси: Тексты и исследования. – М.: Наука, 1997. С. 229–254.

8. Хождение Зосимы к рахманам // Апокрифы Древней Руси: Тексты и исследования. – М.: Наука, 1997.

9. Флавий Филострат. Жизнь Аполлония Тианского. – М.: Наука, 1989.

10. Александрия // Памятники литературы Древней Руси: Вторая половина XV века. – М.: Худож. лит., 1981.

11. Слово о рахманах // Памятники литературы Древней Руси: Вторая половина XV века. – М.: Худож. лит., 1981.

12. Послание пресвитера Иоанна // Послания из вымышленного царства. – СПб: Азбука-классика, 2004.

13. Рерих Е.И. Письма: в 9 т. Т. 4 (1936). – М.: Международный Центр Рерихов, 2002.

14. Сказание об Индийском царстве // Памятники литературы Древней Руси: XIII век. – М.: Худож. лит., 1981.

15. Пришвин М.М. У стен града невидимого (Светлое озеро) // Собр. соч.: в 8 т. Т. 1. – М.: Художественная литература, 1982.

16. Мельников-Печерский П.И. Очерки поповщины // Собрание сочинений в восьми томах. Т. 7. – М.: Издательство «Правда», 1976.

17. «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии» Н.А.Римского-Корсакова / Либретто В.И.Бельского. – М.: Музыка, 1967.

18. Короленко В.Г. В пустынных местах // Собрание сочинений в десяти томах. Т. 3. – М.: Государственное издательство художественной литературы, 1954.

19. Сумцов Н.Ф. Сказания о провалившихся городах // Сборник Харьковского историко-филологического общества. Том 8. – Харьков: Типография губернского правления, 1896.

20. Максимов С.В. Подземные города и подводные церкви // Новое время. 1886. № 3672, 3679.

21. Рерих Н.К. Цветы Мории. Пути благословения. Сердце Азии. – Рига: Виеда, 1992.

22. Рерих Н.К. Алтай-Гималаи: Путевой дневник. – Рига: Виеда, 1992.

23. Короленко В.Г. Предисловие // Хохлов Г.Т. Путешествие уральских казаков в «Беловодское царство». – СПб., Типолитография «Герольд», 1903.

24. Сокровенное сказание о Беловодье. – Новосибирск: Тип. «Сов. воин», 1992.

25. Савушкина Н.И. Легенда о граде Китеже в старых и новых записях // Русский фольклор: Русская народная проза. Т. XIII. – Л.: Наука, 1972.

26. Савоскул С.С. Н.К.Рерих и легенда о Беловодье // Советская этнография. 1983. № 6.

27. Цесюлевич Л.Р. На Алтае // Н.К.Рерих. Жизнь и творчество. Сборник статей. – М.: Изобразительное искусство, 1978.

28. Покровский Н.Н. К постановке вопроса о беловодской легенде и бухтарминских «каменщиках» в литературе последних лет // Общественное сознание и классовые отношения в Сибири в XIX–XX вв. – Новосибирск: Наука, 1980.

29. Шапошникова Л.В. Великое путешествие. Книга вторая. По маршруту Мастера. I. – М.: Международный Центр Рерихов, 1999.

30. Шапошникова Л.В. Шамбала – миф и реальность // Шапошникова Л.В. Великое путешествие. Книга третья. Вселенная Мастера. – М.: Международный Центр Рерихов, 2005. С. 118–168.

 

Публикуется по:

Экология и Культура: от прошлого к будущему. Материалы VI Всероссийской научно-практической конференции, 27–28 июня 2013 года / 2-е изд., доп. Ярославль, 2017.

 

24.08.2018 09:24АВТОР: Тюриков А.Д. | ПРОСМОТРОВ: 376




КОММЕНТАРИИ (2)
  • Ксения24-08-2018 12:18:01

    Великая радость, надежда и милость, что есть на земле такое место, куда устремлены лучшие думы и чаяния человечества. Это тот якорь, который держит Землю на плаву и не даёт ей утонуть в невежестве, злобе, лжи и алчности, раствориться в Беспредельности, так и не достигнув сужденного ей развития. Надо всеми силами помогать нашим Ведущим.

  • Герман28-08-2018 23:38:01

    Очень интересно. Спасибо автору за статью. Тоже начинал писать про Китеж-град, но отложил и так и осталось пока недописанным. Описание легенды брал у Ильина, а само описание паломничества и того, что там происходит на месте очень хорошо дано у Зинаиды Гиппиус. Вот отрывок из недописанной статьи.

    Приведём пересказ этой легенды сделанный известным русским философом Иваном Александровичем Ильиным (1883-1954):
    «Где-то в северных дебрях, на берегу лесного озера стоял город, жители которого были отважны: услышав о готовящемся татарском нашествии, ревностно молились Богу (к тому же они уповали и на покровительство лесной чащи). Затем вооружились и вышли в поход. Произошла кровавая битва, татары одолели маленькую армию. Но тут нашелся предатель, который указал им путь в город, где только и были что женщины, дети да дряхлые старцы. Однако когда татары приблизились к городу, собрались отважные жители в кафедральном соборе (представьте себе, например, Дмитриевский собор, который я вам только что показывал) и стали взывать к Господу о спасении. И представьте себе — город был спасен: со всеми домами своими, с жителями и церквами погрузился он в озеро и до сих пор живёт своей жизнью на святой глубине водной стихии.
    Когда подошли монголы, они не нашли ничего и в разочаровании повернули назад. И до сих пор все идут и идут паломники к этому лесному озеру в определённые дни праздников, остаются на ночь на берегу и слушают святой колокол святого города, посылающий звоны свои со дна озера.
    Особо следует подчеркнуть, что последние известия о паломниках к Китежу-озеру помечены нами 1932 годом...»1
    Паломники действительно в массе шли к озеру. В этом нет никакого преувеличения. Наличие под водой святого, сакрального города, который при определённых условиях — в день летнего солнцестояния, можно было по рассказам даже увидеть — будоражило воображение множества жителей России из крестьян и простого народа. Простая народная вера допускает существование подобных чудес. А посещение «святого» озера в том числе и представителями разных сект обычно превращалось в массовые и широкие диспуты о вере.
    О паломничестве к Китеж-граду, и другом варианте легенды, вспоминает русская писательница Зинаида Николаевна Гиппиус (1869-1945) побывавшая у озера Светлояр в 1902 году:
    «После первой зимы петербургских Религиозно-Философских Собраний, сблизивших нас с тогдашним духовным миром, у нас явилось желание проехаться в глубь России, побывать за Волгой, в раскольничьих скитах, на Керженце, у «невидимого града Китежа».
    Совершить это путешествие, — не зря, конечно, а чтобы хоть что-нибудь увидеть, — вовсе не так было легко для петербургского интеллигента, как с первого взгляда кажется. Первое: без друзей из петербургского духовенства, связанных знакомством, иногда родством, со священниками тех краев, мы не знали бы, как собственно и куда важнее проехать; не знали бы, например, что в далёкое Заволжье, за Керженец, к «невидимому граду Китежу» надо поспешать не позже Аграфенина дня, 23 июня. Там, в ночь с 22-го на 23-е, каждый год бывает великое собрание всех староверческих и иных толков. Целую ночь, до рассвета, происходят молебствия и собеседования — на холмах лесистых, по берегу озера Светлояра. Народу собирается тысячи. Ездят и православные миссионеры — священники из Нижнего, из других окрестных городов.
    Тогда-то, по старинному преданию, и видят «достойные» таинственный город отражённым в озере, и слышен бывает по воде тихий звон колоколов.
    Град Китеж ведь не скрылся под волнами Светлояра, как Атлантида. По древнему поверью, он лишь скрылся от глаз людских, когда подошли к нему полчища татар. Золотоглавые соборы и церкви превратились в холмы. И не город, а лишь отражение города в тихих водах озера могут увидать «достойные» ...»2
    После долгого путешествия повстречав и познакомившись в пути со служившим в Нижнем Новгороде сыном писателя Мельникова-Печёрского Зинаида Гиппиус с друзьями наконец добралась до озера:
    «Озеро длиннее, чем казалось. От левого края едва можно рассмотреть противоположный конец. Самые берега — топкие; но у воды, под холмами, вьётся кружная тропа, вёрст на пять. И хоть ещё совсем светло — уже замелькали по ней движущиеся огоньки: если этой ночью обойти озеро, со свечёй, 10 раз — зачтётся, как путешествие на Афон; 20 раз — в Иерусалим».3
    Ближе к вечеру количество паломников увеличивается, начинаются религиозные споры:
    «Темнело. Ярче замелькали огни у воды, — озеро было теперь опоясано двигающейся, сверкающей цепочкой.
    Странный лес, странные холмы, странные люди, странный вечер! Как будто иной мир какой-то, иная земля. Пришли тысячи народа, из дальних мест, пешком, только для того, чтобы говорить «о вере». Это для них серьёзное, важное, — может быть, самое важное. Как надо верить? Где правда? Как молиться?
    Слышно: «лжеученье!». «А преподобный говорит...» Кто-то надрывается: «Сердце-то! Про сердце забыли! Бог любы есть!». «В рассейскую? Нет, слышь, в рассейскую не заманишь!».
    И ещё одна была странность в этом вечере, на этом месте; такая непривычная из непривычностей, что сразу и понять было трудно: полная «свобода совести», или, как говорит народ, «свобода веры» (что, может быть, точнее). Эта свобода и, сопутствующее ей, равенство ощущались всеми, вплоть до православных священников, представителей «господствующей» церкви. Если бы дело было только в староверах, — понятно, пожалуй, раскол — «заблуждение», но всё-таки признанная церковь, худо ли, хорошо ли — дозволенная. Однако мы уже видели, что здесь, на озере, собрались и сектанты, и те, кажется, «толки», о преследовании которых немало говорилось. Мы приблизительно знали, как вели себя посылаемые к ним из Петербурга духовные и «светские» (без ряс) миссионеры — если, впрочем, удавалось им собрать заведомо «заблудших» для увещания.
    Здесь же, на озере, как будто никакой «господствующей» церкви не было: были всякие «веры», между ними православная, каждый о своей свободно говорил, её проповедовал, и кто кого хотел — того и слушал».4
    Наступает ночь:
    «Народ всё прибывал, теснился, сжимал круг. Ветер стих, тёмное&#8232; озеро с движущимся поясом огней, лежало покойное; тёмное — и светлое, как чёрный бриллиант. Ещё немного, казалось, — и услышим мы, — все мы вместе, — тихие звоны храмов святого града, скользящие по воде. Увидим в зеркале озера вместо чёрных холмов — отражение золотых глав...»5
    Но нет... Увидеть ушедший под воду или скрытый город Зинаиде Николаевне к сожалению, так и не удалось. Уже в наше время тайну озера Светлояр пытались раскрыть российские исследовали ...

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Мифология, сказки »