Международный Центр Рерихов выпустил книгу Учения Живой Этики «Беспредельность. Часть первая». Информационное письмо. II Международные научные чтения, посвященные Л.В. Шапошниковой. Космический язык. Часть 1. Хазрат Инайат Хан. Мистицизм звука. Хазрат Инайят Хан. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Размышления о статье А. Пузикова «Спор вокруг наследия Рерихов или: точка не поставлена». Нина Ивахненко


 

Андрей Пузиков пишет о наболевших вопросах тревожащих души всех кто, так или иначе, прикоснулся к наследию семьи Рерихов (как к духовному, так и к материальному).

 

В его статье сделана попытка проанализировать историю возникновения и развития существующих проблем. Надо отметить, что мы впервые видим достаточно объективную и корректную оценку этой истории. Ни для кого не секрет, что обычно при обсуждении подобных проблем в ход идут не просто резкие недоброжелательные слова, но и злобные оскорбления.

 

В связи с этим уместно будет упомянуть недавно присланную на наш сайт рецензию на статью Анны Войнаровской, написанную Юрием Кирвес из Эстонского общества Рериха. Указанная рецензия составляет 6 страниц. Из них: 1,5 страницы посвящены личным качествам Анны Войнаровской — бессовестного человека с «болезненным воображением», горе–журналиста и т.п., почти столько же занимают цитаты из Учения и Н.К.Р. А если еще убрать обширное название, список примечаний, занимающий половину страницы, (кстати, вернее его назвать ссылками) и цитаты из других различных источников, то, что же остается от предлагаемой рецензии? Правильно сказал Тертычиный А.А. (канд. филолог. наук, член Союза журналистов России): «…в последнее время критики не пишут ничего, что рождало бы новые идеи, рецензии часто облечены в жесткую ироничную форму, являются скорее личными опусами, нежели профессиональными публикациями. В то же время авторитет критики достигается, прежде всего, принципиальным отношением к рецензируемому труду, стремлением к объективному, аргументированному анализу, о чем необходимо помнить...» ("Аналитическая журналистика"). И главной причиной того, что наша редакция единодушно приняла решение не публиковать вышеназванную работу, явился ее враждебный, ехидный и язвительный тон. Используя цитаты из Учения, за которыми (или перед которыми) следуют ядовитые слова — неужели автор не понимает, что может произвести в пространстве подобная смесь? И это публиковать?

 

В отличие от упомянутого автора, А. Пузиков характеризует состояние современной рериховской среды и вскрывает причины проблем без враждебности и колкостей. И, не смотря на это, читатель чувствует его озабоченность и душевную боль за происходящее.

 

Если говорить о моем мнении, то я разделяю точку зрения Андрея.

Я участвую в рериховском движении уже четверть века и начинала свой путь с Ленинградского отделения СФР. Многое происходило на моих глазах. Хорошо помню бурные собрания во времена преобразования СФР в МЦР. С тех пор у меня осталось удостоверение члена петербуржского отделения МЦР, правда, без печати. Печать куда-то пропала вместе с директором. Затем выбирали нового директора, и про удостоверения все забыли. Вместе с удостоверением нам вручили значок. Значок был маленький, но очень красивый: рубиновая чаша с трехъязычным огнем такого же цвета, а в центре пламени в белом круге Знак. Раньше я всегда его носила с левой стороны у сердца. Интересно, если сейчас меня увидят  в МЦР с таким значком, то привлекут к ответственности?

 

Помню, как стали образовываться самостоятельные общества Рерихов. Но единение все-таки было. Мы проводили общие мероприятия, активисты этих различных обществ состояли в и активе Санкт-Петербургского отделения МЦР. Мы очень надеялись, что МЦР станет объединяющим Фокусом. Но стали происходить непонятные вещи. Не только на учредительную конференцию, как пишет А. Пузиков, но и на другие конференции и мероприятия в МЦР многие рериховские организации не только не приглашались, но и не допускались. Чем в то время занималось отделение МЦР в СПб трудно сказать. Никто ничего толком не знал. Хотя во времена СФР была хорошо налажена система оповещения и координации. Говорю об этом, т.к. сама этим занималась. А что происходило в самом МЦР и вовсе узнать было трудно. Петербургское отделение постепенно приходило в упадок. Вскоре мне были переданы на хранение списки членов отделения и библиотека. Подумайте только библиотека! Это в начале 90-х, когда еще так трудно было найти подобную литературу! Все это оказалось петербуржскому отделению не нужным. Библиотека была передана по описи в «Рериховский клуб», председателем которого я в то время была. Клуб был организован обществом «Знамя Культуры» (сейчас «Зов к Культуре») под руководством Олега Николаевича Чеглакова.

 

Петербуржское отделение МЦР бездействовало. Помню как я полгода, если не больше ходила за председателем отделения М. Чирятьевым с предложением собрать ревизионную комиссию, членом которой я была, но, увы… Помню, как мы пытались создать координационный совет или нечто подобное, организовать и улучшить сотрудничество между разными организациями. Если не ошибаюсь инициатором было отделение МЦР. Было организовано собрание активов рериховских обществ СПб. Прозвучало много интересных предложений, многое было принято и решено. Но… Вспоминаю все это с болью – тогда еще наверно что-то можно было сделать для объединения. Но Фокуса не было и время упущено…

 

Конечно, кое-какие сведения о том, что происходит в МЦР, в том числе и о Л. В. Шапошниковой, до нас доходили и не редко довольно неприятные. Рассказывали уважаемые люди побывавшие там. Но не хотелось верить в плохое, еще жила в душе надежда. И мы искренне радовались всем хорошим новостям о деятельности и успехах МЦР.

Но, опять, НО… Разъединение в РД с каждым годом только усиливалось.

 

Андрей Пузиков все правильно описал, так все и было.

Верно и то, что Л. Шапошникова ограничивала доступ к общению со С. Н. Рерихом не только своим оппонентам, но и близким родственникам. Каждый раз приезжая в Россию Рерихи встречались почти ежедневно с членами семьи Митусовых и проводили с ними довольно много времени. Это были не просто любимые родственники, но и единомышленники, ученики, сотрудники. Однако в последний свой приезд Святослав Николаевич был ограничен и в этих встречах. Об этом и о семье Митусовых можно прочитать в книге Людмилы Степановны Митусовой «О прожитом и судьбах близких», на нашем сайте, или на сайте Санкт-Петербургского Музея-института семьи Рерихов.

Мы же, бывавшие в доме Людмилы Степановны и близко ее знавшие, слышали ее рассказы о тех событиях более подробно. И неудивительно, что после выхода указанной выше книги на сайте МЦР появилась статьи, искажающие светлый облик и смысл воспоминаний Л.С. Митусовой.

 

Андрей Пузиков озвучил вопросы, которые волнуют очень многих. Но удовлетворительных ответов за столько лет никто получить не может. Почему? Почему всех, кто задает эти вопросы, МЦР сразу зачисляет в стан врагов. Может, Л. В. Шапошниковой нужны слепые, фанатичные последователи? Но это будет уже секта.

Возможно, мы заблуждаемся и не знаем всей правды, всех документов. Так ответьте на наши вопросы, убедите нас в своей правоте (но без оскорблений), проведите независимую экспертизу.

 

Когда же последователи Рерихов вспомнят о Каноне «Господом Твоим»? Даже врага можно сделать другом, а мы не враги, мы стремимся к одной цели. У каждого человека свои особенности, свой взгляд, свое мнение. Так же и организации все разные - и это хорошо. Меня всегда удивляло, почему столько энергии тратится на борьбу с возможными соратниками (пусть даже и ошибающимися в чем-то), когда под самым носом МЦР твориться столько безобразий. И самое важное упущено – квартира Юрия Николаевича. А ведь один из главных лозунгов МЦР – «Защитим Наследие Рерихов». С их-то возможностями и ничего не сделано. А ЧТО они могут мы знаем хотя бы на примере «Сферы», да и других примеров достаточно.

Или все же у МЦР другие цели?

22.09.2012 17:38АВТОР: Нина Ивахненко | ПРОСМОТРОВ: 1778




КОММЕНТАРИИ (1)
  • Татьяна Бойкова.18-09-2012 18:16:01

    К этим размышлениям могу добавить, что также была свидетелем многих событий, описанных Ниной Ивахненко. Я подошла немного позже ее, и попала именно на эти бурные собрания, о которых она пишет. Несмотря на то, что это происходило в Ленинграде, уже тогда просвечивался стиль теперешнего МЦР. И если бы я не имела жизненного опыта работы с людьми, то подобное сообщество могло только оттолкнуть. И многих подобное отношение к людям отталкивало раньше и отталкивает сейчас потому, что рериховские общества имеющие отношение к МЦР, в большинстве своем, точно копируют политику поведения руководителей “сверху”. Пишу о последнем на основании писем, получаемых редакцией, в которых люди с огромным сожалением пишут о том, что МЦР так и не стал настоящим объединяющим Фокусом, даже в своей стране. Тех, кто в Движении достаточно давно и в курсе деяний МЦР в поэтапном расколе и разъединении РД, уже почти ничто не удивляет. Остается только сожалеть о тех, кого оттолкнула и отталкивает подобная политика, и они вынуждены искать понимания и более бережного к себе отношения в разных “левых“ сообществах и сектах. Нас уже не удивляют рецензии и статьи подобные той, что была прислана Юрием Кирвес, т.к. это уже давно сложившийся стиль написания работ при МЦР. После нашего отказа он написал, что иного от нас и не ожидал, и выставил нам минусовую оценку, обвинив попутно в однобокости суждения, поставив незачет редакции сайта. Уверяю читающих эти строки, что пишу о последнем с улыбкой, потому что обижаться здесь не на что. Мы получаем столько добрых слов в адрес редакции от читателей нашего сайта, что минус, выставленный нам Юрием, может вызвать только сожаление о нем и улыбку. К тому же в конце марта этого года, после публикации статьи Войнаровской, нами была выложена рецензия Игоря Кокарева (сторонника МЦР). Но когда через некоторое время он предложил нам новый, “доработанный вариант”, в котором ничего существенного, именно по делу, добавлено не было, а в основном шло перечисление регалий и званий их лидера Л. Шапошниковой, и в примечаниях вместо 6 ссылок стояло уже 19 – мы, конечно, отказались выкладывать это. Помните, в детском фильме «Золушка», король восклицает: «… А зачем мне туфелька, когда я и так вижу, что это не она!». Вот так и здесь: а зачем нам все эти регалии и звания, мы всё и так хорошо видим. Если кто помнит, у Брежнева тоже было много наград…. Так, что уважаемый Юрий Кирверс не должен бы был обвинять нас в однобокости. Помнится, когда я, в 2010 году, послала нашу статью, не относящуюся к разногласиям с МЦР, на сайт Николаю Атаманенко, то он поставил перед нами столько условий (нам нужно было убрать все “негативные” публикации, касавшиеся МЦР), что мы, конечно, отказались сделать, т.к. это было совершенно нереально, несерьезно и даже смешно. Вот именно это и можно назвать однобокостью суждений. Плохо, когда глаз так засоряется, что в чужом глазу видишь даже соринку, а в своем и бревна не замечаешь.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Точка зрения »