III Всероссийский фестиваль «Архитектурное наследие 2020» в Санкт-Петербурге. Конференция «Философия космической реальности и новое научное мышление. К 100-летию создания Живой Этики». Регистрация. Помощь Международному Центру Рерихов можно оказать переводом средств на наши счета. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Путешествие из Петербурга в Москву


Заметки с выставки Рерихов в Музее Востока (2006 г.)

 

Ольга Румянцева Как и всегда в российском купе, было душно и тесно. Всего ночь отделяет сегодня от завтра, Петербург — от Москвы, а нас — от открытия выставки картин Рерихов из собрания Музея Востока. И душную ночь в тесном купе вагона можно вытерпеть ради такого редкого события.

Приехав в Москву, остановились у знакомых. Бросив сумки и немного передохнув, отправились на пресс-конференцию, которая была заявлена на 14:00. В ожидании сотрудников музея, которые могли бы безболезненно провести нас мимо охраны, пришлось зарегистрироваться: «Журнал “Адамант”, Санкт-Петербург». Даже как-то приятно было, когда рядом с твоим изданием стоит другая надпись типа «Радио России» или «Телеканал “Культура”».

На конференции собралась масса журналистов, хотя по камуфляжу и взятому с собой оборудованию было видно, что большинство из них относятся к таким мероприятиям не так трепетно, как мы, и вся эта пишущая братия действительно будет «писать»: камера была только одна — у канала «Культура».Пресс-конференция

По ходу событий выяснилось, что Гунта Рихардовна по определенным причинам не смогла приехать на конференцию. Жаль, а так хотелось повидать эту интересную женщину и выразить ей нашу признательность за ее труды.

Тому, кто хоть раз побывал на официальных презентациях под артобстрелом щелкающих фотоаппаратов и прицелом кинокамер, легко представить себе состояние Д. Энтина: на его приятном лице явно читалась утомленность уже с самого начала мероприятия. Он приехал в столицу на несколько дней раньше нас. Один в малознакомой стране, в не очень дружелюбном к нему городе, без знания русского языка, он сдержанно выступил в отведенное ему время и оставался таким же скованным почти все время, оживляясь только тогда, когда общался с директором галереи в Атланте Ллойдом по-английски. Пресс-конференция

Нельзя не отметить, что в целом тон выступлений был официально сдержанным, но ровным и лояльным к семье Рерихов. Он может быть выражен емко словами Эдуарда Сагалаева, выступавшего одним из последних: «По отношению к Рериху можно ясно разделить людей на две группы… и судить об их понимании русской и общемировой культуры». Выступали также представители от самого Музея Востока и приглашенная по случаю редактор журнала «Вокруг света». Их слова запомнились мало.

Пресс-конференция закончилась, и все обратились к жанру персонального интервью: начались мучения ответственных за подготовку выставки лиц, но больше всего Д. Энтина, которого журналисты буквально осаждали со всех сторон. До конца конференции нас не покидало чувство жалости к этому по-домашнему приятному человеку в коричневом, видавшем виды, костюме, и между собой мы не раз замечали, что он был просто растерзан своим московским окружением. Ни в первый, ни в последующий день к нему почти нельзя было приблизиться. Вы только начинали свое обращение к нему на вашем ломаном английском, как кто-то из администрации уже звал его к себе.

Росов, Новосельский Оформленного открытия выставки так и не случилось, что немало нас разочаровало, ибо мы имели свой богатый опыт проведения подобных мероприятий на региональном уровне. Не было ни акцентирования внимания на уникальной петербургской части экспозиции, представлявшей собой “довоенную” часть чуть ли не самого крупного в СНГ собрания открыток по Н. Рериху (Исследовательский Фонд Рерихов), не была достойно освещена тематика самой экспозиции, не проводилась даже беглая экскурсия по залам. Отчасти это соответствовало настроению уже подоспевших гостей, наполнявших собой залы с картинами С. и Н. Рерихов и начинавших живо общаться друг с другом, отчасти давало возможность расслабиться самими организаторам. Уже позже сотрудница Музея обмолвилась мне о том, с какими препятствиями пришлось столкнуться в процессе подготовки мероприятия, что планировалось вынуть из запасников не менее 170 картин, а позволили лишь половину, и проч., и проч. Развеска в части залов, особенно в залах «со Святославом», получилась редкой.

Второй день. ВыступленияМеня удивила слабая освещенность помещений с картинами. Музей МЦР, а также Русский музей, залы в Горно-Алтайском Музее и в Барнауле в этом плане смотрятся явно выгоднее. На наш взгляд, та пианистка, что разыгрывалась в холле перед входом в залы, явно не могла обеспечить достойного музыкального сопровождения открытию.

Позже, во второй день конференции, люди удивленно спрашивали, где же можно посмотреть выставку открыток Исследовательского Фонда Рерихов, о которой так интересно рассказывали А. Соболев и В. Росов, хотя она была размещена в соседнем зале, где они «вальсировали» вчера. Этот неуместный вопрос ясно показывал, что наши замечания не лишены смысла, и люди ходили рядом с удивительным, но им надо было показать на него отдельно. Хотя…

Двор Музея Н. Рериха Фотографирование следующего дня пришлось совершать при максимальной светочувствительности фотоаппарата и в режиме ночной съемки, что полностью себя оправдало.

У нас было немного времени, и мы заехали в Музей Н. К. Рериха в Москве. Я не был в нем уже 5 лет, а мой спутник вообще был с ним не знаком, поэтому мы оба с интересом смотрели каждую мелочь. Я даже потрогал траву на газоне, до того она показалась мне аккуратной и похожей на синтетическую. Это тут же вызвало подозрительные комментарии шепотом у сидевшей на скамейке пары.Двор Музея Н. Рериха. Памятники

Для начала прикупили литературы. Киоск для вновь приезжего в МузееН. К. Рериха в Москве замечательный. Даже есть DVD с фильмами о Рерихах, правда, цена в 240 рублей за диск в формате DivX с записью нехорошего качества нам показалась странной. Но на безрыбье и рак — рыба, ведь в других рериховских центрах такого ультра-“писка” цивилизации просто нет. Делать фото- и видео-съемку категорически запретили, несмотря ни на какие просьбы, и даже ссылка на официальную табличку на стене с надписью «видеосъемка — 200 руб.» — не помогла. Просмотреть покупаемые диски тут же тоже неДвор Музея Н. Рериха. Памятники получилось: отсутствовал проигрыватель. Хотя без него вполне можно было бы обойтись доверием к симпатичным девушкам-продавщицам, однако они не могли ответить на простейшие вопросы о продаваемых ими фильмах, и это меня раззадорило. Масла в огонь подливали на каждом шагу: 1) заставили отключить мобильный телефон; 2) смотритель не знала, в котором году в зале к потолку подвесили «Челленджер» с «Миром» и глобус; 3) на вопрос: «а рама на портрете Рериха в китайском кафтане на шелке — рериховская или позднего происхождения» последовал ответ: «а какая разница»!!! Дальше — больше. Вопрос о том, насколько активно посещается выставка, посвященная Л. Шапошниковой, мне не просто не ответили, но я почувствовал, что еще немного — и… Хотя, что тут такого? Мне, к примеру, выставка очень даже понравилась. Книга отзывов полна благодарностями. Жаль, что зал Живой Этики был закрыт на смену экспонатов, нам заявили, что не позволено туда даже смотреть, т. к. «всё строго, как на войне». Эти слова произносила очень приятная женщина со светом энтузиазма в глазах. Когда наши попытки хотя бы приоткрыть полог целлофана и окинуть взором интерьер зала стали настойчивей, она задорноЭкспозиция картин Рериха заметила: «Вы такие наглые потому, что вы “свои”? “Свои” приезжают на конференцию и говорят, что они “свои”, и значит, им все можно!» Пришлось ее огорчить: «Мы наглые потому, что мы — “чужие”!» Хотя, она особо не расстроилась, и ее добродушное лицо очень даже поспособствовало нашему расположению душой к Музею. Залы внизу, на первом этаже, были совсем пустые, увешанные экспедиционными фотографиями Л. Шапошниковой. Все ожидало предстоящей конференции…

Музей Востока. В перерывах между заседаниями, как и в первый день открытия, замечательно кормили разными вкусными пирожками, пирожными и палочками в восточном духе, что нас немало радовало и позволяло практически не задумываться о хлебе насущном, переключившись на сферы общения с коллегами. Высокие стройные блондинки с голубыми глазами, обряженные в голубые сари, едва справлялись с насыщением потока счастливых посетителей, и, на удивление, никто не оставался голодным, даже при трафике в 100 едоков за перерыв на столах оставались нетронутые блюда.

Экспозиция открыток Исследовательского Фонда РериховВыступали наши с вами старые знакомые: Наталия Тоотс из «Дельфиса», Ключников-сын, Дмитрий Попов, Кирилл Новосельский… Все традиционно (?) затягивали свои выступления. Рекордный рубеж в 50 минут преодолел Кирилл, но его выступление было составлено грамотно и ориентировано на аудиторию, а не себе под нос, и все с интересом внимали словам о Харбине и его легенде... В итоге мы не смогли вовремя услышать выступление Андрея Соболева из Санкт-Петербурга, прозвучавшее уже в наше отсутствие.

Попов, Энтин, переводчицаМы искренне благодарны за гостеприимство «подмосковным» москвичам, которые повезли нас к себе за город. Было сумрачно, свежо, ночное небо нежно серебрилось по-северному маленькими звездочками, а мы жали теплые руки близких по духу людей. «Интернет имеет свои ограничения» — в такие моменты понимаешь, почему кто-то заговорил о границах всемирной паутины. Личное общение не заменит ничто. И, несмотря на то, что с москвичами мне не везет всю жизнь, от первой поездки в Москву, в данном случае духовное единение было безусловным. Мы сожалели только о том, как мало времени нам отведено, и вспоминали о тех друзьях, кто по каким-то причинам не смог приехать и разделить с нами радость сердечного общения.

Голенищева-Кутузова с цветами«Ну, что было интересного?» — самый распространенный вопрос последних дней. Все оживлялись, когда им отвечали: «А ничего!» — «Как ничего?!» — «Ну… хорошо кормили!» И затем шел непоследовательный и эмоциональный рассказ о событиях, связанных с конференцией лишь косвенно. Как в бусах ценность определяют жемчужины, а не нить, на которую они нанизаны, так в конференции в Музее Востока ценность представляли не сами доклады, а живые встречи между людьми, съехавшимися сюда из разных уголков России и из зарубежья. Неорганизованные и мало предусмотренные администрацией конференции, эти встречи происходили случайно, стихийно, спонтанно. Но за одно могу ручаться: их все хотели, их искали. По-видимому, когда к вечеру второго дня все поняли, наконец, ху-из-ху, можно было наблюдать апогей взаимоотношений. Если у Вас есть вопрос, что такое «Рериховское Движение», один из способов понять это опытным путем — приехать на конференцию в Музей Востока в Москве. Здесь москвичи остаются москвичами, питерцы — питерцами, новосибирцы — самими собой, да и о Росове с Энтиным можно сложить вполне определенное впечатление!

Мифы, что развеяла конференция в Музее искусств народов Востока:

  • что нас мало
  • что мы все пожилые
  • что мы кислые
  • что авторитеты всегда сохраняют достоинство
  • что старый деятель Движения означает, что он далеко продвинулся в Живой Этике
  • что все умнее тебя
  • что всё так, как в Интернете

Обычно в прошлом продажа книг занимала центральное место в перерывах рериховских мероприятий. Пример конференции еще раз показал, что в последние годы это не так. Люди покупают книги и быстрее прячут их в сумки для того, чтобы позже, когда-нибудь, бегло посмотреть их страницы опытным взглядом. Перегруженные информацией, они стремятся вынырнуть на поверхность и подышать воздухом перемен, услышать живые голоса современников, примерить к себе их мышление и понять, что жизнь — продолжается.

К чести организаторов, все острые моменты в дискуссиях и выступлениях были обойдены. Не случилось ни одного конфликта, который был бы заметен. Никого не осуждали.Вход в Музей Востока на выставку Рериха

Последний день конференции был посвящен выступлению Дэниэла Энтина. Его переводчиком был молодой человек по фамилии Фалёв, замечательно справлявшийся с этой ролью, хотя мой вопрос о Рериховском Движении был переведен с листа неверно. Тот факт, что послушать мистера Дэниэла пришел почти полный зал, говорил, что это не просто суббота-выходной, но больше о том интересе и уважении к его персоне, что была в нас. Дэниэл вошел без церемоний, без свиты, что выгодно отличает тех, кто достоин представлять Рериховское Движение перед людьми, от тех, кто играет в Учителей. Он был все в том же костюме. В своем выступлении он приятно обошелся без нравоучений, достаточно лаконично отвечая на вопросы, поступавшие из зала в устной и письменной форме, размеренно и спокойно произнося каждое слово. Часть его рассказа уже публиковалась в «Вестнике “Ариаварты”, что касается его сотрудничества с З. Фосдик. Дэниэл рассказал нам о современной работе Музея, о встречах с людьми. Его слова о роли Интернета в современной деятельности Музея Рериха в Нью-Йорке, какМемориальный кабинет Ю. Рериха показалось мне, падали на мало подготовленную к ним почву. «Сегодня информация становится доступной и свободной, как воздух, во многом благодаря Интернету… Раньше, когда Музей посещала группа из 50 человек, пришедших посмотреть на картины, я очень радовался. Но теперь мне сообщают, что наш сайт в Интернете за неделю посетили 5000 человек! Однажды к нам приехал человек из Филиппин, чтобы купить репродукции картин Рериха. Мы спросили, как он нас нашел? Он ответил, что по Интернету. Из этого мы сделали вывод, что, если есть способ рассказать о Рерихе большему количеству людей с помощью Интернета, то это надо сделать. Мы готовим в настоящее время массу документов из нашего архива для публикации на нашем сайте, таким образом, перемещая музейную деятельность в Интернет»…

Интересная подробность из рассказа м-ра Дэниэла: Музей Рериха в Нью-Йорке имеет в своем штате всего 5 сотрудников, из коих только он трудится на полной занятности и лишь недавно получает более-менее сносную зарплату из Фонда К. Кэмпбелл, созданного ею в последние годы ее жизни специально для финансирования работы Музея. М-р Дэниэл упомянул также о существенной поддержке, оказываемой Музею со стороны общественности.

Величко, Дроздова-Черноволенко, ЭнтинДэниэл напомнил собравшимся, что Рерихи оставили нам инструкции о том, что деятельность их культурных учреждений должна развиваться отдельно от внутренней, эзотерической деятельности, связанной с Учением Живой Этики. Эти два потока должны быть как бы параллельны. Но в России они смешиваются повсеместно; Рерих не хотел, чтобы его представляли Гуру, пишущим картины, но хотел, чтобы его видели художником, создающим прекрасные полотна, тем не менее, в России есть масса попыток найти мистическое в его живописных произведениях. «Хотя», — добавил Дэниэл, — «возможно, к России эти инструкции и не относились»...

Мы уезжали домой с массой впечатлений, которые будут осознаваться еще некоторое время. Все тот же душный вагон, теснота, не замечавшиеся теперь уже по другим причинам: мы ехали обновленными, неся в себе множество новых энергий, найдя и увидя в других, с помощью других — частичку самих себя.

__________________________

Дата публикации 11.10.06

09.07.2006 22:56АВТОР: | ПРОСМОТРОВ: 2015




КОММЕНТАРИИ (0)

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Опросы, интервью, комментарии »