Первые в Индии памятники Николаю Рериху и его жене открылись в долине Кулу // TACC. Письмо Круга друзей Международного Центра-Музея имени Н.К.Рериха (Австрия). Знамя Мира над Москвой. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. Рерих и культурное наследие Азии. Часть I. Нина Василькова. Акбар - великий собиратель и просветитель Индии. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Рериха. МЦР. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Помощь Международному Комитету по сохранению наследия Рерихов. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



Протест мадам Блаватской.


Герман Шмихен. Портрет Е. П. Блаватской. 1884

 

 

«Общество психических исследований» опубликовало в настоящее время Отчет, представленный одному из своих Комитетов г-ном Ходжсоном, агентом, посланным в Индию для расследования природы некоторых феноменов, которые, как писалось, имели место в штаб-квартире Теософского общества в Индии и в других местах, и с производством некоторых из коих я была прямо или косвенно связана. Этот Отчет приписывает мне сговор с Куломбами и несколькими индусами с целью обмануть доверие у различных лиц из моего окружения путем использования мошеннических механизмов, и объявляет подлинными ряд писем, якобы написанных мною г-же Куломб в связи с мнимым заговором, то есть те письма, которые я уже объявила в большей части сфабрикованными. Странно сказать, но с того момента, как четырнадцать месяцев назад началось расследование, вплоть до сегодняшнего дня, когда мои самозваные судьи признали меня виновной, мне ни разу не позволили увидеть эти компрометирующие письма. Я обращаю внимание каждого честного и порядочного англичанина на этот факт.

 

Не вдаваясь сейчас в детальное рассмотрение ошибок, несоответствий и неверных рассуждений этого Отчета, я хочу, как можно более публично, выразить свое возмущение и решительный протест против вопиющей клеветы, возведенный на меня подобным образом Комитетом Общества психических исследований по подстрекательству единственного, некомпетентного и недобросовестного исследователя, выводы которого они приняли. Во всем представленном Отчете нет ни одного выдвинутого против меня обвинения, которое смогло бы выдержать проверку беспристрастным расследованием на месте, где мои собственные объяснения могли бы быть проверены опросом свидетелей. Они были созданы в сознании самого г-на Ходжсона и скрывались от моих друзей и коллег, пока он находился в Мадрасе, злоупотребляя гостеприимством и неограниченным содействием в своих исследованиях, предоставленными ему в штаб-квартире Общества в Адьяре, где он принял личину друга, хотя он и пытается выставить сейчас лиц, с которыми он тогда общался, за обманщиков и лжецов. Эти обвинения теперь выдвигаются в поддержку собранных им односторонних свидетельств, и по прошествии значительного времени. Однако при этом, если бы он ранее и смог бы получить противоположные доказательства и аргументы, то его очень ограниченное знание предмета, с которым он пытался иметь дело, не дало бы ему возможности понять их. Г-н Ходжсон, таким образом, назначив себя прокурором и адвокатом в последней инстанции и обходясь без защиты в сложных случаях, которые он расследовал, признает меня виновной во всех преступлениях, которые он вменяет мне в качестве судьи, и объявляет доказанным, что я являюсь архиобманщицей.

 

Комитет ОПИ, не колеблясь, согласился с содержанием приговора, который вынес г-н Ходжсон, и таким образом, публично оскорбил меня, высказав свое мнение в пользу выводов своего агента — мнение, целиком и полностью основанного на Отчете их единственного представителя.

 

Я думаю, что там, где уяснены принципы справедливости и честной заботы о репутации оклеветанных лиц, поведение Комитета будет рассматриваться с чувством, похожим на глубокое возмущение, которое я ощущаю. Я не сомневаюсь, что продуманные, но направленные по ложному пути расследования г-на Ходжсона, его напускная точность, которая проявляет бесконечное терпение к мелочам, но слепа к важным фактам, его противоречивые рассуждения и его удивительная некомпетентность в вопросах, подобных тем, которые он пытается решить, будут в свое время разоблачены другими авторами. Множество друзей, знающих меня лучше, чем Комитет ОПИ, останутся равнодушными к мнению этого органа, и в их руки я должна буду передать свою сильно пострадавшую репутацию. Но, в любом случае, на один пассаж в этом безобразном Отчете я должна ответить от своего имени.

 

Ясно сознавая всю абсурдность своих же собственных выводов обо мне до тех пор, пока они оставались полностью неподтвержденными какой-либо теорией мотива, который мог бы объяснить мою пожизненную преданность теософской работе приносимую в жертву моему естественному месту в Обществе в моей собственной стране, г-н Ходжсон оказался достаточно низок, чтобы состряпать предположение, будто я русский политический агент, выдумавший фальшивое религиозное движение ради подрыва влияния британского правительства в Индии! Пользуясь для придания яркого колорита своей гипотезе старым отрывком из моей работы, по-видимому, предоставленным ему г-жой Куломб, но, не зная, что это был фрагмент старого перевода, сделанный мною для газеты «Пионер» из описаний некоторых русских путешествий по Центральной Азии, г-н Ходжсон обнародовал эту теорию обо мне в Отчете, который господа из ОПИ не постыдились опубликовать. Если учесть, что я натурализовалась почти восемь лет назад как гражданка Соединенных Штатов, что привело к потере мною всех прав на пенсию в 5000 рублей в год как вдовы высокопоставленного чиновника в России; что я неоднократно поднимала свой голос в Индии для ответа всем туземным друзьям, что, по моему мнению, несмотря на плохое в некоторых вопросах мнение об английском правительстве (из-за его бессердечного характера), российское было бы в тысячу раз хуже; что я писала письма на этот счет индийским друзьям еще до того, как уехала из Америки в Индию в 1879 году; что каждый, кто знаком с моими занятиями и привычками и слишком открытой жизнью в Индии, знает, что у меня нет ни вкуса, ни тяги к политике, но зато есть сильная неприязнь к ним; что правительство Индии, которое подозревало меня в шпионаже, потому что я русская, когда я впервые отправилась в Индию, вскоре отказалось от своей бесполезной слежки, и никогда, по моей информации не имело больше ни малейшего желания подозревать меня в шпионаже в пользу России, — то теория, которую г-н Ходжсон, таким образом, воскресил из могилы, где она была похоронена с насмешками в течении долгих лет, только поможет показать насколько его экстравагантные выводы обо мне еще более глупы, чем они были бы в противном случае оценены моими друзьями и всеми, кто действительно меня знает. Но, взирая на роль шпиона с отвращением, которое может испытывать только русский человек, который им не является, я вынуждена решительно отвергнуть беспочвенную и гнусную клевету г-на Ходжсона, и отнестись со всем презрением, которое, как я считаю, заслуживает как его метод ведения этого расследования, так в равной степени и Комитет Общества, которому он служит. Приняв все его ошибки, они показали себя сборищем лиц, гораздо менее приспособленных к изучению тайн психических феноменов (в наши-то дни, после всего, что было написано и опубликовано по этому вопросу в последние годы), чем я предполагаю можно было бы найти среди образованных людей в Англии.

 

Г-н Ходжсон знает, и Комитет, несомненно, разделяет с ним это знание, что он защищен от ответственности за свою клевету из-за того, что у меня нет денег (отдав все, что я когда-либо имела, делу, которому я служу) для проведения дорогостоящего судебного разбирательства, а также потому, что мое оправдание включало бы исследование психических тайн, которые не могут быть беспристрастно рассмотрены в суде; и еще раз потому, что есть вопросы, на которые я давала обещание никогда не отвечать, но которые судебное расследование этих клеветнических измышлений неизбежно выведет на передний план, а мое молчание и отказ отвечать на некоторые вопросы будут неправильно истолкованы как «неуважение к суду». Такое положение вещей объясняет бесстыдное нападение, совершенное на почти беззащитную женщину, и бездействие перед лицом этого, к которому я так сурово приговорена.

 

14 января 1886.
Блаватская Е.П.

 

Источник: Протест Блаватской против действий ОПИ (Общества психических исследований). Из книги Алфреда П.Синнетта.

 

Перевод с английского Германа Косырева

 

 

 

13.08.2019 12:30АВТОР: первод с англ. Г. Косыреа | ПРОСМОТРОВ: 430


ИСТОЧНИК: книга А.П.Синнетта



КОММЕНТАРИИ (8)
  • Сергей Целух13-08-2019 15:21:01

    Какое благородное дело сделал портал "Адамант", опубликовав Заявление Елены Блаватской на свою защиту Обществу Психических исследований. Теперь каждому здравомыслящему человеку понятно, как намеренно, с каким цинизмом и жестокостью создавался этим молодым экстремистом Ходжсоном клеветнический обвинительный документ против гениальной личности - философа, теософа, писателя и ученного с мировым именем Елены Петровны Блаватской. Было бы очень уместным опубликовать также заявление Верона Харисона "Показания под присягой. Этот документ даст ответ на большинство поставленных вопросов Блаватской. Поскольку в последнее время несколько поутих интерес к этой замечательной личности и посыпалось много статей атеистического и агрессивного содержания на эту светлую личность, считаю необходимым сказать, что бы администрация портала "Адамант" опубликовала серию статей на защиту Блаватской от клеветы и наветов свирепых ее противников и недоброжелателей. Надо обновить человеческую память такими материалами и засвидетельствовать, что труды Блаватской как никогда актуальны и в наши дни, эти чванливые критики не доросли еще до их понимания и верного истолкования.

  • Татьяна Бойкова13-08-2019 17:21:01

    Сергей Тимофеевич, то что это письмо Елены Петровны опубликовано на портале нужно благодарить нашего друга Германа Косырева, который сделал его перевод с английского из книги А.Синнетта. Будем надеяться, что это не последний его труд в этом плане.

  • Сергей Целух13-08-2019 17:40:01

    Татьяна Николаевна, спасибо за разъяснение. Вот если бы наш дорогой переводчик перевел все книгу А. Синнета о Блаватской и представил их нам на обозрение. Для нас радости было бы много. Надеемся, что так и будет. А за этот материал, ему большое спасибо!

  • Герман13-08-2019 19:09:01

    Существует целое множество непереведенных документов имеющих отношение к отчету Ходжсона (в том числе спору о письмах махатм). Это и труд Харрисона, и материалы теософского общества, и статьи самого Ходжсона обвиняющие Е.П.Блаватскую в шпионаже, написанные еще до отчета. Это и в том числе работа Синнетта А.П. "Феномены оккультного мира и общество психических исследований с протестом мадам Блаватской" ("The occult world phenomena and the Society for Psychical Research") откуда и взят настоящий протест. Надеюсь, что эту книгу Синнетта (она небольшая) удастся перевести и написанные в ней дополнительные детали позволят пролить дополнительный свет на личность самого Ходсона и на его пресловутый отчет.

  • Светлана14-08-2019 08:42:01

    Спасибо, Герман.

  • Сергей Целух14-08-2019 09:31:01

    Информация Германа, профессионального специалиста, радует и обнадеживает. Он более шире посмотрел на эту проблему и порекомендовал как ее разрешить, за что ему премного благодарен. Возможно после перевода работы Синнетта о Обществе психических исследований и ее обнародования у нас выработается окончательное мнение об этой проблеме. Хотя и так понятно, что проверку проводил не профессионал, а дилетант, даже не прочитавший ни единой книги или статьи Елены Блаватской. Всё ярлыки, фальшивые лозунги, ученная тарабарщина, агрессия и ложные выводы. Огорчает одно, что к этому пасквилю приложил свою барскую руку Всеволод Соловьев, знаменитый сыщик по развалу Теософского общества во Франции и компрометации самой Е.П.Блаватской. Смыть такой позор с его аристократической личности ни одному пожарному шлангу пока не под силу.

  • Ирина15-08-2019 11:18:01

    Большое спасибо, Герман. И вопрос к Вам: "Пользуясь для придания яркого колорита своей гипотезе старым отрывком из моей работы, по-видимому, предоставленным ему г-жой Куломб, но, не зная, что это был фрагмент старого перевода, сделанный мною для газеты «Пионер» из описаний некоторых русских путешествий по Центральной Азии..." - не знаете ли Вы о каком отрывке идет речь?

  • Герман16-08-2019 12:08:01

    Здравствуйте Ирина!
    Точно не известно. Но известно, что Блаватская была знакома с работами Пржевальского и даже ссылалась на него и давала выдержку из его лекции, например в "Тайной Доктрине". То есть, это могли быть выдержки из Пржевальского, который примерно в то же время много путешествовал по Центральной Азии. "Путешествия в Центральной Азии" - такое название носит одна из книг Пржевальского. Конечно это только предположение, хотя и весьма вероятное.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «Елена Петровна Блаватская. Биография. Книги. Статьи. »