III Всероссийский фестиваль «Архитектурное наследие 2020» в Санкт-Петербурге. Конференция «Философия космической реальности и новое научное мышление. К 100-летию создания Живой Этики». Регистрация. Помощь Международному Центру Рерихов можно оказать переводом средств на наши счета. Новости буддизма в Санкт-Петербурге. «Музей, который потеряла Россия». Виртуальный тур по залам Общественного музея им. Н.К. Рериха. Вся правда о Международном Центре Рерихов, его культурно-просветительской деятельности и достижениях. Фотохроника погрома общественного Музея имени Н.К. Рериха.

Начинающим Галереи Информация Авторам Контакты

Реклама



«Освенцимы» маршала Маннергейма. Андрей Савин


А. Гитлер и К.Густав Маннергейм

 

 

03.02.2020 

 

27 января 2020 года в Санкт-Петербурге отпраздновали 76-летнюю годовщину снятия блокады Ленинграда. В связи с этим Германия вновь выделила 12 млн евро на помощь ленинградским блокадникам – основная часть средств пойдёт на модернизацию петербургского госпиталя для ветеранов войн. Однако если немцы про участие своих предков в блокаде Ленинграда помнят и пытаются хотя бы отчасти искупить вину, то в соседней Финляндии другие настроения. При том, что именно финские войска замыкали блокадное кольцо с севера.

 

В финском общественном сознании тема блокады Ленинграда вообще не стоит. Историей войны занимаются только профессиональные историки, рядовой же гражданин знает лишь о том, что финнов вынудили занять сторону гитлеровской Германии и ни в каких серьёзных преступлениях маленькая северная страна, по сути, не запачкалась. Во многих городках стоят мемориалы участникам Второй мировой войны, в газетах к памятным датам публикуются рассказы о ветеранах. Всё как в России. И как совершенно невозможно в той же Германии, где тема Второй мировой фактически стала табу. Отчего такая разница? Почему потомки немецких солдат, участвовавших в блокаде Ленинграда с юга и запада, стыдятся деяний своих предков, а правнуки финских солдат, замыкавших блокаду с севера, наоборот, относятся к ним с максимальным почтением?

 

Изображая жертву

 

Прежде всего финны помнят о том, как в 1939 году Советский Союз напал на их страну, стремясь аннексировать граничившие с Ленинградом территории на Карельском перешейке. В результате Финляндия, которая долгие годы стремилась взаимодействовать с демократическими Англией и Францией, пошла на сближение с фашисткой Германией. 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война, а 26 июня войну СССР объявила и Финляндия. В финской историографии она официально называется «Война-продолжение», и трактуются эти события примерно так: Финляндия, ставшая безвинной жертвой агрессии, отстояла свою независимость и свободу, была вынуждена стать союзником Германии и попробовала вернуть свои потерянные территории. Потому финны считают, что у них нет никаких причин стыдиться своих предков.

 

На самом-то деле, конечно, не всё так гладко. Накануне начала боевых действий маршал Маннергейм выпустил приказ, в котором провозглашались цели войны. Ограничиваться лишь возвращением потерянных в результате агрессии СССР территорий финны отнюдь не собирались:

 

«Во время освободительной войны в 1918 году я заявил, что не вложу своего меча в ножны до тех пор, пока Финляндия и Восточная Карелия не станут свободными... 23 года Беломорье и Олонец ждали исполнения этого обета… Бойцы освободительной войны! Новый день настал: Карелия поднимается в наши ряды», – провозглашал маршал.

 

Финская верхушка вообще грезила планами создания «Великой Финляндии» – кроме российской Карелии, «освобождать» которую намеревался Маннергейм, в состав нового государства должны были войти все земли, населённые финно-угорскими народами, вплоть до Урала! И если боевые действия в приграничных районах ещё можно было воспринимать как своего рода справедливую войну за возвращение потерянной земли, то, к примеру, оккупация Петрозаводска или выход на берега Свири, замкнувший кольцо ленинградской блокады, никак в концепцию «борьбы за своё» не укладываются.

 

Дойти до Урала

 

Любопытно, что это понимали и многие финны. Как отмечал доктор исторических наук Михаил Фролов, в финских частях начало развиваться дезертирство, а многие солдаты отказывались переходить рубеж старой государственной границы на Карельском перешейке, а также форсировать реку Свирь для дальнейшего наступления в глубь советской территории. В результате за три месяца из частей Карельской армии дезертировали почти 800 человек. А впереди ещё был Карельский укрепрайон РККА, который пришлось бы прорывать. В общем, Маннергейм сообщил своим немецким союзникам, что финны выдохлись и далее наступать не собираются. И хотя весь 1942 год финская армия стояла на Карельском перешейке и активного наступления не вела, она всё равно сковывала силы защитников Ленинграда. Так что отрицать участие Финляндии в блокаде города бессмысленно. В связи с этим вполне понятно возмущение, вызванное установкой в Петербурге памятной доски маршалу Маннергейму. А слова бывшего министра обороны, а ныне спецпредставителя президента по вопросам экологии Сергея Иванова о том, что «против установления памятного знака Маннергейму протестовала очень узкая, маргинальная часть населения», иначе как цинизмом не назовёшь…

 

«Неучастие финнов в блокаде – это национальный миф, который некоторые стороны всё ещё лелеют», – цитирует финское Yle доктора общественно-политических наук Пекка Висури.  По его мнению, войска Финляндии с самого начала являлись важной составляющей блокадного кольца.  «То, что вопрос оспаривается, свидетельствует лишь о том, что люди не хотят признавать факты», – говорит он.  

 

Почётный профессор Охто Маннинен также считает, что финские войска были неотъемлемой частью блокадного кольца. Причём ни белыми, ни пушистыми финны точно не были. Например, все знают о немецких концлагерях. Но гораздо меньше известно о лагерях финских. А ведь они тоже существовали.

 

Хотя еврейских погромов оккупанты в Карелии не устраивали, но представителей «неродственных народов» – русских, белорусов, украинцев и др. – они массово отправляли в трудовые лагеря. Впрочем, этнические карелы и финны, которые не слишком радовались появлению «родственников», тоже пополняли число заключённых. При общей численности оставшегося на оккупированной территории населения Карелии 86 тыс. человек к апрелю 1942 года в лагерях оказался каждый четвёртый – 23 984. Только на территории Петрозаводска действовало шесть таких лагерей. Из-за плохого питания в финских концентрационных лагерях уровень смертности был крайне высок: в 1942 году он превысил уровень смертности в немецких концлагерях. Всего, по данным историка Константина Морозова, за 1941–1944 годы в Карелии погибли около 14 тыс. мирных жителей.

 

Политическая целесообразность

 

При общей численности оставшегося на оккупированной территории населения Карелии 86 тыс. человек к апрелю 1942 года в лагерях оказался каждый четвёртый – 23 984

 

 

Так всё-таки почему же в Германии помнят про преступления прошлого, тогда как в Финляндии предпочитают не вспоминать про содеянное? Дело в том, что Финляндии помог «образ жертвы», который образовался у страны после войны 1939– 1940 годов, а также политический нюх финской верхушки. В 1944 году, окончательно поняв, что немецким союзникам приходит кирдык, финны начали отступать с захваченных территорий, заключив в конце концов сепаратный мир с СССР. А вскоре они и вовсе вступили в боевые действия с немецкими войсками, которые находились на территории Суоми. Таким образом, к маю 1945 года Финляндия подошла в роли если не союзника антигитлеровской коалиции, то по крайней мере не её поверженного противника.

 

Выучили финны и ещё один урок: с большим соседом нужно жить дружно. Поэтому в 1948 году между СССР и Финляндией был заключён Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, согласно которому стороны даже договорились о сотрудничестве на случай агрессии против них некоей третьей стороны. Финляндия не вступила в Варшавский договор, но и по сей день отказывается от членства в НАТО, сохраняя верность если не духу, то по крайней мере букве этого соглашения. Взамен финны стали своего рода окном СССР на Запад, что принесло и Финляндии, и Советскому Союзу немалую экономическую пользу. В результате СССР удовлетворился тем, что в Хельсинки прошёл суд над восемью руководителями Финляндии, которых признали военными преступниками. Самое суровое наказание получил Ристо Рюти, занимавший пост президента страны. Ему дали 10 лет тюрьмы, однако спустя три с половиной года выпустили по амнистии. Москва же сделала вид, что ничего не заметила. Что касается Маннергейма, то к нему СССР даже не стал предъявлять претензии. В итоге в Финляндии он считается национальным героем.

 

Кстати

 

В СССР и в современной России участие Финляндии в войне на стороне гитлеровской Германии не особенно акцентировалось. К примеру, выпущенная в 1946 году брошюра о зверствах оккупационной армии на территории Карелии, в которую вошёл перечень всех совершённых и задокументированных по горячим следам преступлений, позже более не переиздавалась. Боле того, получить к ней доступ можно было лишь по специальному запросу в Госархив. А 75-летие освобождения Карелии, которое отмечалось в сентябре прошлого года, прошло под официальным девизом освобождения от неназванных «фашистских оккупантов». Возможно, с политико-дипломатической точки зрения такое поведение и оправданно, но не пора ли начинать говорить о реальных исторических фактах?

 

 

01.05.2020 13:35АВТОР: Андрей Савин | ПРОСМОТРОВ: 244


ИСТОЧНИК: Версия



КОММЕНТАРИИ (3)
  • Алексей02-05-2020 01:53:01

    Говоря о специфических "подвигах" маршала Маннергейма, стоит упомянуть и более ранний период, чем Великая Отечественная. Так во время Финской гражданской войны 1918 года да и после нее, он повел себя как отпетый русофоб. В частности, в то время в Тампере стоял еще с царских времен русский пехотный полк. Этот полк не хотел участвовать в гражданской войне ни на одной из сторон. Но после того, как Тампере взяла белая армия Маннергейма, солдаты и офицеры русского полка были разоружены и ... расстреляны только потому, что они были русскими. Когда же Маннергейм взял Хельсинки, он приказал депортировать из страны все русское население финской столицы. Депортировать тоже по национальному признаку. Лишь в Карелии, где русское население преобладало, он вынужден был смягчить свою русофобию. А во время зимней войны 1939-1940 годов вообще сменил гнев на милость, позволив, например, монахам знаменитого Валаама эвакуироваться вглубь Финляндии (что интересно, позднее большинство этих монахов вернулось в СССР. Они жили последние годы в Псково-Печерском монастыре). А во время Великой Отечественной, маршал вновь проявил себя как монстр, что очень хорошо описано в статье.

  • Светлана02-05-2020 09:33:01

    Маннергейм - фашист в крови, зато Мединский хотел в России увековечить его, как героя. Уму непостижимо - министр культуры! Если бы не простые люди, так бы и висела сейчас доска памяти этого садиста в Питере. Это говорит о многом, кто у власти в стране.

  • ксения03-05-2020 13:29:01

    Очень нужная статья. Предателей надо разоблачать и отводить им нужное место в истории. Это касается и государств, и отдельных личностей. Маннергейм ли это, либо его почитатель. История, как наука, тоже нуждается в очищении от излишней политизированности.

ВНИМАНИЕ:

В связи с тем, что увеличилось количество спама, мы изменили проверку. Для отправки комментария, необходимо после его написания:

1. Поставить галочку напротив слов "Я НЕ РОБОТ".

2. Откроется окно с заданием. Например: "Выберите все изображения, где есть дорожные знаки". Щелкаем мышкой по картинкам с дорожными знаками, не меньше трех картинок.

3. Когда выбрали все картинки. Нажимаем "Подтвердить".

4. Если после этого от вас требуют выбрать что-то на другой картинке, значит, вы не до конца все выбрали на первой.

5. Если все правильно сделали. Нажимаем кнопку "Отправить".



Оставить комментарий

<< Вернуться к «История России, Руси »